Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

В комнате Лаки раздался звонкий заразительный смех. Ник прислушался к чудесному голосу любимой и счастливо улыбнулся. С каждым днем он все сильнее подпадал под ее очарование.
Со дня выписки из больницы прошла почти неделя. За это время на его глазах к ней вернулись аппетит, нормальный цвет лица, озорной блеск глаз и душевное равновесие. И всю эту неделю его не покидало желание сделать ее наконец своей.
В комнате наверху снова засмеялась Лаки, и Ник стал гадать, кто или что могло так насмешить ее. Наконец он решил подняться к ней.
У двери ее комнаты он остановился в нерешительности. Возможно, ей не понравится его бесцеремонное вторжение. Но тут он услышал младенческий лепет, и это настолько поразило его, что он тут же, без всякого предупреждения, открыл дверь и шагнул в комнату.
— Ах ты, маленькая… Хорошая девочка… кисонька… — ласково ворковала Лаки и счастливо смеялась, глядя, как крошечная девочка, агукая и пуская пузыри, тянулась ручонками к ее шелковистым волосам, пытаясь засунуть пушистые пряди к себе в маленький беззубый ротик. — А вот этого делать не надо, — ласково улыбнулась Лаки, осторожно отнимая волосы ото рта ребенка. — Их нельзя есть!
Малышка радостно загулила и потянулась к перламутровой пуговице на блузке Лаки.
Нежно прижав младенца к груди, она тихо проговорила, поглаживая темный пушок первых волос, обрамлявших пухленькое детское личико:
— Когда-нибудь у меня будут такие же детки, как ты… Много-много маленьких деток…
Она осторожно поцеловала бархатную щечку ребенка, и ее сердце сжалось от желания материнства. Тем временем малышка, поудобнее устроившись у груди Лаки, засунула в ротик свой крошечный пальчик и… задремала под ее тихий шепот:
— Знаешь, что я тебе еще скажу, маленький ангелочек? Мои дети никогда не узнают, что такое страх и голод. Им никогда не придется мучиться вопросом, где их мать и почему она их совсем не любит… Я буду любить своих детей, еще как буду… Вот увидишь…
Приговаривая что-то ласковое, она принялась укачивать ребенка. Потом тихо запела старую колыбельную песню, которую слышала в далеком детстве. Малышка пару раз попыталась открыть глазки, но они, подчиняясь укачивающим движениям Лаки, снова закрывались. Наконец ребенок сладко засопел под тихую колыбельную песню.
Ник боялся пошевелиться. Волосы ребенка и волосы Лаки были одного цвета, хотя и разной длины. Глубоко тронутый видом Лаки, укачивавшей крошечного ребенка, который вполне мог бы быть ее — их? — собственным, он все же недоумевал, откуда тут взялся ребенок. Поколебавшись, он решительно шагнул к Лаки.
Она подняла голову и улыбнулась ему. Прижав палец к губам, она безмолвно попросила его молчать и задумчиво посмотрела на спавшую у ее груди крошечную девочку.
— Она заснула, — едва слышно прошептала Лаки. — Но я не хочу укладывать ее. Еще ни разу в жизни я не держала на руках такого маленького ребеночка. — Она замолчала, и ее глаза наполнились слезами умиления. — Ник, какая она хорошенькая, правда?
Он был готов упасть перед ней на колени, но вместо этого тихо отозвался слегка задрожавшим голосом:
— Хорошенькая, не то слово…
Ему нестерпимо хотелось обнять Лаки, но он боялся потревожить сон малышки, поэтому осторожно сел на кровать рядом с ней.
— Чей это ребенок? И как она здесь оказалась?
— О, мистер Шено! — воскликнула Шари, вихрем врываясь в комнату и тут же понижая голос до шепота при виде сладко заснувшей внучки. — Прошу прощения! Я просто не знала, к кому обратиться за помощью, и Лаки вызвалась посидеть с моей крошкой…
— А что случилось? — спросил Ник. Шари Гарсиа служила в доме Шено очень давно, с самого раннего детства Ника. Она почти стала членом их семьи, поэтому Ник искренне хотел выяснить причину ее взволнованности и ненужных извинений. Вместо Шари ответила сама Лаки:
— Ее невестка, Ангелина, попала в автомобильную катастрофу…
В этот момент крошечная девочка завозилась во сне, и Лаки инстинктивно похлопала ее по спинке в такт укачивающим движениям.
— Ничего страшного, но сейчас ей накладывают гипс на сломанную ногу. Эта крошка была на заднем сиденье и ничуть не пострадала! Правда, повезло?
Не удержавшись. Ник бережно прикоснулся к мягким пушистым детским волосикам. Глядя на умиленное лицо Лаки, он вдруг почувствовал в своем сердце непонятную тоску.
— Я рад, что она не пострадала, — тихо сказал он. — Но к чему извинения, Шари? В конце концов, зачем нужны друзья, если не затем, чтобы в нужный момент приходить на помощь!
— Благодарю за сочувствие, мистер Шено, — тихо сказала Шари, — но я пришла забрать мою внучку. Приехала мать Ангелины, чтобы позаботиться о крошке. Лаки, дорогая, я так благодарна вам за помощь!
С этими словами она бережно взяла ребенка из рук Лаки, у которой болезненно сжалось сердце от неизбежной разлуки с крошечным существом. Шари поспешно удалилась, и Лаки осталась наедине с Ником, готовым с радостью занять место ребенка в ее объятиях.
— Ах, Ник… она такая милая…
Прежде чем заговорить. Ник сделал глубокий вдох, и в его голосе отчетливо зазвучала ничем не сдерживаемая страсть.
— Лаки, давай займемся любовью… Я не могу больше ждать, я хочу тебя прямо сейчас. Завтра, если ты захочешь, я привезу тебе хоть дюжину младенцев, но сейчас я хочу любить тебя…
У Лаки бешено заколотилось сердце. Огонь страсти, пылавший в глазах Ника, был красноречивее любых слов. И все же не это заставило ее покориться его желанию. В его голосе прозвучала такая отчаянная мольба, что она не могла продолжать ставшее после всего пережитого бессмысленным сопротивление…
— Тогда закрой дверь… И должна тебе сказать, я очень боюсь…
— Черт побери, — застонал Ник, закрывая дверь на замок, — не надо так говорить… От твоих слов я чувствую себя последним негодяем.
— Нет, я боюсь не этого, — пробормотала покрасневшая Лаки. — Я знаю, как ты выглядишь без одежды… Мы же спали в одной постели, помнишь?
— Еще как помню, — пробормотал Ник, одним прыжком покрывая расстояние от двери до Лаки.
Ваяв в ладони ее лицо, он нежно поцеловал ее в губы.
— Извини, сначала, наверное, тебе будет немножко больно, но тут я постараюсь сделать все, что в моих силах…
— Нет, ты опять меня не понял, — возразила она. — Дело в том, что я не знаю, что делать… Чувствую себя последней дурой. То есть я хочу сказать… Ну да, я представляю, что должно произойти сейчас между нами, но понятия не имею, как при этом доставить тебе наибольшее удовольствие. Вот что пугает меня!
Поймав ее руку. Ник прижал ее к своей груди и чуть хрипло проговорил:
— Вот где настоящий страх. Я люблю тебя так сильно, что это невозможно выразить словами. И все же, как бы я ни старался, тебе все равно будет больно. Мысль об этом для меня невыносима…
Оба на мгновение застыли, прижавшись друг к другу.
— Тогда давай займемся любовью, Ник, и преодолеем эти барьеры…
— Но сначала надо позаботиться о твоей безопасности, — улыбнулся он, направляясь к двери.
Догадавшись, что он хочет воспользоваться презервативом, Лаки поспешно остановила его:
— Я уже несколько недель принимаю таблетки для предохранения.
Он застонал, услышав ее бесхитростное признание. Значит, она ждала этого дня и одновременно боялась его.
В комнате царила полутьма. За окнами неистово пекло горячее сентябрьское солнце, а в спальне пылал иной обжигающий огонь — огонь неутоленной, давно сдерживаемой страсти.
Через несколько мгновений их одежда в беспорядке валялась на полу, и Лаки, неподвижно стоя у края постели, завороженно смотрела, как к ней медленно приближался Ник. Его обнаженное стройное тело было покрыто бронзовым загаром, который подарило ему горячее солнце Невады. Многократно увеличивавшийся от крайнего возбуждения член упруго покачивался в такт медленным шагам. Лаки почувствовала, как где-то в самом низу ее живота стало медленно разгораться пламя ответного желания.
— Ник…
В ее голосе прозвучало столько неуверенности, что он поспешил ободрить ее.
— Тс-с-с… — приложил он палец к губам. Потом взял руку Лаки и положил ее на свой возбужденный член. Ему казалось, что она боялась именно этого, и ожидал от нее какой угодно реакции, вплоть до отвращения, но вместо этого чуть не потерял сознание от острого наслаждения, когда ее пальчики осторожно двинулись по бархатистой поверхности горячей головки, исследуя все складочки и извилины.
— Боже мой! — сквозь зубы выдавил Ник и закрыл глаза, изо всех сил сдерживая желание глубоко погрузиться в ее девственное лоно. — Делай что хочешь, только не останавливайся…
У нее бешено колотилось сердце. Ощущения от прикосновения к его члену были одновременно приятными и пугающими. Такой большой, такой сильный… У нее замерло сердце при мысли о том, что вся эта мощь окажется внутри ее.
Руки Ника скользнули вверх по ее плечам, и потом вниз, к груди. Ладони мягко накрыли тугие полушария, а большие пальцы принялись круговыми движениями ласкать темные ореолы сосков, постепенно приближаясь к их розовым вершинам. Спираль за спиралью он постепенно увеличивал силу нажима, и когда пальцы коснулись наконец самых кончиков набухших сосков, Лаки чуть не рухнула на колени от пронзившего ее мучительно-сладкого наслаждения. Однако Ник вовремя подхватил ее.
— Ах… я…
Ее хриплый голос и судорожно вцепившиеся в его плечи пальцы недвусмысленно свидетельствовали о разгоревшейся в ней ответной страсти. Только это и нужно было знать Нику, чтобы продолжать дерзкие ласки. Значит, ей понравились его прикосновения. Он готов был поклясться чем угодно, что она не будет холодной рыбой в постели! И это было для него самой приятной новостью.
— Тебе это нравится, детка? В ответ она смогла лишь слабо застонать. Его руки соскользнули с груди на спину и вниз остановившись на гладких бедрах. Властно прижав ее к своей изнывавшей от вожделения плоти, он осторожно коснулся внутренней поверхности ее бедер. Медленно и осторожно, и только один раз. Пока один. Лаки инстинктивно выгнулась ему навстречу, и по всему ее телу прокатилась волна горячего возбуждения. Ее губы невольно прошептали его имя.
— Еще? — тихо спросил Ник и снова прикоснулся к набухшему бутону между ее ногами, но на этот раз не пенисом, а большими пальцами обеих рук, слегка погрузив их между припухшими складками. И снова она испытала столь острое наслаждение, что чуть не потеряла равновесие. И снова Ник успел удержать ее в своих объятиях.
— Ах… я… Боже мой…
— Постой, это еще не все, — прошептал Ник, едва сдерживая жгучее желание войти в ее девственные глубины.
Одним сильным движением он уложил ее на постель. Ее густые волосы широким веером рассыпались по подушке. Ласковые руки и горячие губы Ника прикасались к самым потаенным местам ее тела, вызывая невероятно сладостные ощущения, о существовании которых Лаки прежде даже не подозревала. Внутри ее нарастало напряжение, и она не знала, как избавиться от этого сладостно-тягостного ощущения, как получить наконец разрядку.
— Ах, Ник, что ты делаешь? — воскликнула она, с удивлением глядя, как его голова опускается ниже ее пупка и продолжает двигаться в том же направлении. — О Боже! — испуганно прошептала она, угадав его намерения, — Нет… не надо… я не могу…
И тут же с невольным стоном выгнулась всем телом, покорно раздвигая ноги и позволяя тем самым Нику удобно устроиться между ее бедрами.
— Хорошая моя… девочка моя любимая… тебе понравится, вот увидишь, — прошептал он, нежно целуя бархатистую кожу на внутренней поверхности бедер.
Найдя крошечный бугорок, прикосновение к которому должно было довести Лаки до экстаза, он не сразу приступил к делу. Наоборот, он, стал медленно ласкать языком средоточие ее женственности. Все его мужское естество жаждало погрузиться в ее тело, но он слишком хорошо понимал, что для этого еще не настало время. Чтобы Лаки не почувствовала боли от дефлорации, ее нужно было довести до высшей точки накала. Ни за что на свете Ник не хотел сделать ей больно.
Лаки стонала и извивалась под его умелыми ласками, от которых чуть не сходила с ума. Внутреннее напряжение бесконечно росло.
— Я больше не могу, — простонала она и уперлась руками в его сильные плечи. — Это слишком сильно…
Рука Ника вновь скользнула в курчавые завитушки между ногами, но на этот раз его ласки были сильнее, настойчивее, и вскоре он почувствовал конвульсивное вздрагивание ее тела, говорившее о приближении оргазма.
Это произошло совершенно неожиданно для нее. Ослепляющая, сокрушительная волна невероятного блаженства накрыла ее с головой, на какое-то время почти лишив сознания.
За первой волной последовала другая, потом третья, постепенно наполняя все ее существо чистой безотчетной радостью.
Не теряя времени, Ник приподнялся на локтях над таявшей в невероятном наслаждении Лаки и осторожными, но настойчивыми толчками стал проникать в нее.
Его вторжение настолько точно совпало с одной из горячих волн блаженства, что Лаки не сразу поняла, что произошло. Постепенно приходя в чувство после пережитого оргазма, она вдруг почувствовала в себе присутствие чего-то сильного, горячего и очень твердого.
Медленно открыв глаза, она посмотрела на грациозно нависавшего над ней сильного широкоплечего мужчину и обеими руками обняла его за шею.
— Ах, Ник… Все кончилось… Это было так чудесно…
— Нет, детка, все только начинается, — хрипло пробормотал Ник и начал ритмично двигаться внутри ее.
Лаки с изумлением ощутила возвращение чувства горячего возбуждения и только тут осознала, что Ник уже вошел в нее, а она даже не заметила этого момента.
Вернувшаяся страсть заставила ее ритмично двигаться навстречу настойчивым толчкам Ника, тем самым удваивая взаимное наслаждение. Предчувствуя неотвратимое наступление оргазма, Ник вздрогнул всем телом.
— Теперь моя очередь, — простонал он и наклонил голову к ее груди, не в силах больше противиться властной неизбежности.
Его руки скользнули под ее ягодицы, приподнимая их так, чтобы контакт двух горячих тел был максимально тесным. Подчиняясь инстинкту. Лаки обвила его тело своими длинными ногами, плотно прижимаясь к его бедрам.
Никак не ожидая такого откровенного проявления страсти с ее стороны. Ник на мгновение забыл, что нужно дышать. Закрыв глаза. Лаки полностью отдалась восхитительным ощущениям, вызванным настойчиво двигавшимся внутри ее твердым горячим стержнем.
Слишком долго сдерживаемый оргазм Ника обрушился теперь с такой сокрушительной силой, что он чуть было не потерял сознание от невыносимо острого наслаждения.
Чувствуя внутри себя пульсирующий поток спермы, Лаки еще теснее прижалась к Нику всем своим разгоряченным телом. Теперь она стала настоящей женщиной и была бесконечно благодарна ему за это, одновременно испытывая безграничное счастливое удовлетворение. Осознав, что Ник полностью доверился ей, показав ее власть над собой, она не могла не ответить ему тем же, отбросив последние сомнения в его искренности.
— Я люблю тебя, Лаки… люблю тебя, — шептал Ник, осыпая нежными поцелуями ее лицо и шею. — Скажи, тебе хорошо?
— Хорошо? Нет! Я чувствую себя на седьмом небе от счастья! — улыбнулась она, осторожно разжимая кольцо объятий и опуская ноги с его спины.
Ник тоже довольно улыбнулся и, сорвав с ее губ последний нежный поцелуй, перекатился на бок. Прежде чем она успела запротестовать, он ловко подсунул руки под ее плечи и одним движением перекатил на себя. Ощутив частое биение ее сердца, он стал нежно гладить ее по спине, по волосам, по плечам…
В полном молчании прошла не одна минута. Прежде чем Лаки начала понемногу остывать.
— Тебе было очень больно? — спросил наконец Ник, одновременно желая узнать правду и боясь ее.
— Не знаю, — вздохнула Лаки. — Мне было слишком хорошо, чтобы я могла это почувствовать…
— Слава Богу! — пробормотал он. — А теперь тебе нужно первым делом принять ванну, а я пойду к себе в комнату, чтобы принять душ.
— А почему мы не можем…
Ник закрыл ей рот нежным поцелуем, а потом сказал:
— Потому что для тебя, детка, это случилось впервые. Хочешь ты того или нет, но после этого тебе все равно будет немного больно. А теплая ванна снимет ощущение дискомфорта, это я тебе обещаю.
— Придется поверить опытному специалисту, — улыбнулась Лаки и, встав с постели, послушно направилась в ванную комнату, совершенно не стесняясь своей наготы, словно они с Ником занимались любовью в тысячный раз.
Перекатившись на спину, Ник уставился в потолок, прислушиваясь к звукам льющейся воды.
— Я думал, что действительно опытен в сексе, — с улыбкой пробормотал он. — Но что-то мне говорит, что мне еще предстоит научиться очень многому кое у кого…
Тихо рассмеявшись, он встал с постели и, собрав свою одежду, направился к двери.
— И я еще на что-то жалуюсь? Должно быть, я и вправду не совсем здоров…




Спустя несколько дней Ник зашел в комнату Лаки и увидел, что она сидит, сложив ноги по-турецки, на постели. Одной рукой она прижимала к уху телефонную трубку, другой же рассеянно перебирала колоду карт.
— Флаффи, ты уверена, что с тобой все в порядке? — произнесла она в телефонную трубку.
— Конечно, милая! — бодро отозвалась Флаффи. — У меня все хорошо, так же хорошо, как и было все восемьдесят четыре года моей жизни до твоего появления. Тот факт, что ты переехала на другую квартиру, еще не значит, что я не могу справиться со своими проблемами.
— Никуда я не переехала! — возразила Лаки. — Я продолжаю платить за аренду, и в квартире остались кое-какие мои вещи. Просто я вынуждена временно жить в другом месте, ради собственного же блага.
Услышав последние слова, Ник нахмурился. Неужели ей не нравится жить в доме Шено?
— Я перекрасила волосы! — сказала Флаффи, чуть картавя, по обыкновению. — Ты просто умрешь, когда увидишь!
— И в какой же цвет? — поинтересовалась Лаки, не сдержав улыбки, которую старушка, слава Богу, не могла увидеть,
— Мигель сказал, что этот цвет называется «черный, как сердце ведьмы».
— Сердце ведьмы? Ты шутишь?
— Ничуть, клянусь Всевышним! С таким цветом волос я немного похожа на Эн Миллер… Ну ты, конечно, помнишь эту роскошную длинноногую танцовщицу?


Разговаривая с Лаки, Флаффи попыталась пнуть ногой проходившего мимо нее кота, но промахнулась. Кот все же зашипел и, выгнув спину дугой, отскочил в сторону, сбив при этом со стола стоявшую на нем вазочку.
— Что там за шум? — поинтересовалась Лаки.
— Опять этот чертов кот! — возмущенно воскликнула Флаффи. — Теперь мне придется подметать осколки. Ладно, поговорим позже. Мне надо идти, — и, помолчав секунду, она добавила: — Если надумаешь прийти в гости, приводи с собой своего красавчика, ладно?
С этими словами она повесила трубку. Не замечая присутствия Ника, Лаки откинулась на спину, задумчиво улыбаясь. Подбросив колоду карт в воздух, она рассеянно наблюдала, как они, покачиваясь словно огромные снежинки, стали падать на пол.
— Тебе плохо в моем доме? — негромко спросил Ник,
От неожиданности Лаки чуть не подпрыгнула.
— О Боже! Ник! Ты напугал меня до полусмерти! Я не заметила, как ты вошел.
— Вот именно, иначе ты бы не стала говорить, что чувствуешь себя в моем доме словно в заточении.
Ее слова обидели его. Это было видно по всему его поведению. Особенно по тому, что руки были засунуты в карманы слаксов. Лаки уже знала, что этот жест выражает его крайнее огорчение.
— Я говорила с Флаффи,
— Это я уже понял, — коротко сказал Ник. — Кому же еще придет в голову покраситься в цвет «черный, как сердце ведьмы»?
— Она сказала, что теперь похожа на Эн Миллер…
Ник улыбнулся против своей воли.
— Ник?
— Что, милая? — отозвался он, шутливо повалив ее на постель и тесно прижимаясь к ней.
— Кто такая эта Эн Миллер?
Ник звонко расхохотался, потом еще раз взглянул на ее озадаченное лицо и снова расхохотался громче прежнего.
— У меня есть отличная идея, — прошептал он, принимаясь осыпать поцелуями ее шею.
Лаки улыбнулась и обеими руками обвила его шею, чувствуя, как напрягся его член.
— Знаю я все твои идеи, — пробормотала она, осторожно лаская его через брюки и с замирающим сердцем чувствуя его немедленную бурную реакцию.
— У меня тоже есть одна идея… — озорно прошептала она. — Если ты покажешь мне свою, я покажу тебе мою…
Через минуту они уже лежали на постели, сбросив с себя всю одежду, и жарко ласкали друг друга.
Нежно касаясь губами атласной кожи ее грудей. Ник слегка покусывал набухшие соски. Лаки стонала и извивалась под ним, изнывая от желания снова ощутить внутри себя его горячую пульсирующую плоть, но Ник не хотел торопиться.
— Еще не время, любимая… позволь мне еще немного насладиться твоим телом…
От его откровенных слов по всему телу Лаки пробежала дрожь. Закинув руки на шею Ника, она конвульсивно выгнулась навстречу его неустанным ласкам.
Они занимались любовью, лежа на рассыпанных картах и даже не замечая этого. В руках Лаки были зажаты несколько карт, но она этого не чувствовала.
Ник отлично знал, как довести ее до оргазма. И когда он подобно лесному пожару опалил сладостным огнем все ее существо, Лаки не чувствовала ничего, кроме нежных рук и губ Ника. Уже потом, переполненная счастливым удовлетворением, она лежала в объятиях Ника и вдруг заметила зажатую в руке карту. Повернув карту лицом вверх, она ахнула:
— Боже мой!
— Что такое, милая? — спросил Ник. — Тебе неудобно лежать?
— Ты только посмотри. Ник! Оказывается, пока мы занимались любовью, я все время держала в руке эту карту!
Ник взглянул на карту и улыбнулся. Это был король червей.
— Все правильно! Это и есть я, твой король! Днем и ночью к твоим услугам!
— Ну вот еще! — фыркнула Лаки, поднимаясь с постели и направляясь в ванную. К ее ягодицам прилипло несколько карт, но она их не заметила.
Ник вошел в ванную вслед за ней. Открывая краны с водой, она капризно пожала плечами:
— Что в этом смешного? Лично мне это показалось очень символичным…
— Ага, как и эти карты, что прилипли к твоей попке, — улыбнулся Ник, снимая с ее ягодиц квадраты плотной глянцевой бумаги.
— Сыграем? — неожиданно лукаво улыбнулась она.
— О Боже, — с притворным отчаянием застонал Ник. — Что я сотворил?
Втащив его вместе с собой под душ, Лаки обняла его за талию, не замечая упавших на кафель карт.
— Я не что, а кто… Жадная и ненасытная…
Со счастливым смехом оба скрылись за завесой водяных струй, а когда вышли, карты превратились в комки размокшей целлюлозы и медленно исчезали в дренажном отверстии.


— Я хочу снова выйти на работу.
От неожиданности Ник замер на месте. Потом, в отчаянии швырнув в сторону ботинок, сказал:
— Черт возьми, Лаки! Ты же знаешь, тебе нельзя! А что, если…
— Нуф-Нуф и Наф-Наф всегда будут рядом со мной! — быстро проговорила Лаки.
Закатив глаза. Ник постарался не рассмеяться, услышав, какие забавные имена дала она двум телохранителям, ни на шаг не отходившим от них, куда бы они ни пошли.
— Ты же сам вчера ездил в казино, — продолжала Лаки. — И ничего с тобой не случилось. Я больше не могу сидеть здесь в четырех стенах и смотреть, как Шари расставляет вазы с букетами и жарит цыплят! Я устала от бесконечной игры с твоим отцом в покер. Я устала намеренно проигрывать ему в карты. А в шашки он и сам жульничает!
— Я знаю, — мягко улыбнулся Ник.
— Ну? И что ты скажешь насчет моего предложения? — настойчиво повторила Лаки.
Тяжело вздохнув, он поднял вверх обе руки в знак своего окончательного поражения.
— Согласен. Но с условием, что ты будешь ездить на работу и возвращаться домой в одно время со мной.
— Договорились! — радостно воскликнула Лаки, протягивая руку Нику.
Его брови чуть приподнялись при виде такого, как ему показалось, слегка неуместного в домашней обстановке жеста, но Лаки тут же предупредила:
— Если мы не пожмем друг другу руки, наш уговор не может считаться действительным.
Скорчив недовольную мину, он пожал протянутую ему руку, понимая, что ему еще не раз придется идти на уступки этой милой чертовке, с каждым днем все больше завоевывавшей его сердце.
— Мартин и Дэвис будут рядом. Тебе придется смириться с их постоянным присутствием или же ты вообще не поедешь в казино, — сказал Ник, называя телохранителей их настоящими именами.
— Я же сказала, что согласна терпеть их. Я согласна на все, лишь бы хоть на несколько часов выйти из этого дома!
Моментально игривое настроение Ника улетучилось. Его глаза потемнели, и на лице появилось суровое выражение. Уже не в первый раз Лаки говорила, что хочет покинуть его дом. Уж не жалеет ли она, что позволила их отношениям зайти слишком далеко и слишком быстро?
— Только не смотри на меня так, — тихо сказала а Лаки, обнимая Ника за шею. — Это вовсе не то, что ты думаешь. Я люблю тебя, Ник Шено, и верю, что ты тоже любишь меня. Но в нашу жизнь вмешалась судьба. Не то чтобы я не хотела остаться жить в твоем доме, но мне не по душе, что это решение было вынужденным… Ты понимаешь меня?
Слегка потрепав губами мочку ее левого уха, он неожиданно страстно поцеловал ее в губы.
— Я знаю, что ты имеешь в виду, — тихо сказал он. — Но это не значит, что мне нравятся твои рассуждения. Когда я слышу, что тебе хочется, вырваться из этого дома, я не могу не подумать о том, что ты не хочешь жить со мной.
— Это неправда? Но пойми меня. Ник, я потеряла собственную свободу. В детстве я любила играть в дремучем лесу, куда не каждый взрослый отважился бы забрести. Я могла уйти из дома куда угодно и при этом не испытывать ни малейшего страха заблудиться. Я боялась только одного — людской неприязни. Приехав в Лас-Вегас, я совершенно спокойно ездила по всему городу на автобусе, не опасаясь стать жертвой преступления. А теперь я не могу даже выйти в ближайший магазин, не могу навестить Флаффи, не могу даже пойти на работу! Я живу за твой счет, и от этого мне не по себе.
— Почему за мой счет? Ты продолжаешь исправно получать зарплату. — Заметив сердитое недоумение Лаки, Ник поспешил объяснить: — Из-за меня ты попала в беду, поэтому я не могу лишить тебя заработка…
— Вот именно, — холодно прервала его Лаки. — Я получаю деньги ни за что, если только ты не платишь мне за…
— Черт побери! Не смей так говорить! — вскричал он, понимая, что она имела в виду. — Я не покупаю любовь и не плачу за секс! Либо я сам дарю любовь, либо вообще ничего не происходит!
На мгновение в комнате воцарилась напряженная тишина. Потом Лаки понуро опустила голову и тяжело уселась в кресло.
— Я стерва…
Несмотря на переполнявший его гнев Ник не смог сдержать улыбку.
— Не совсем, — тихо сказал он, помогая ей подняться.
— Наверное, это предменструальный синдром…
Ник громко расхохотался. В этот момент в комнату на кресле вкатил Пол и остановился в нерешительности.
— Если я не вовремя, могу зайти попозже, — сказал он.
— Ну что ты, папа! Ты очень кстати! — улыбнулся отцу Ник. — Ты услышал наши вопли и поспешил убедиться в том, что мы уже помирились и ты не останешься без внуков. Так?
Покраснев, Лаки нервно заерзала в своем кресле, Мужская прямота смущала ее, она никак не могла привыкнуть к манере Пола и Ника разговаривать друг с другом.
— Я пойду собираться на работу, — сказала она Нику и вышла из комнаты.
Удивленно поглядев ей вслед. Пол перевел взгляд на сына.
— Да, ей удалось выбить из меня согласие, — проворчал Ник. — Ох уж эти женщины…
Оба расхохотались, отлично зная, что ни один мужчина не может жить без женщины.
Поднимаясь по лестнице. Лаки довольно улыбнулась, услышав заразительный мужской смех. Ей удалось настоять на своем, и она была этим довольна.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Сэйл Шарон



вначале понравилось, но уже с середины пошла одна тоска... не захватило.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронелена
23.10.2011, 13.49





замечательный роман.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронкатя
13.05.2012, 2.03





захватывающая и интересная история красивые чувства главных героев мне очень понравился этот роман много испытаний пришлось вынести героям ошибки родителей могли сломать их но сила духа мужество прекрасное чувство любовь победило читайте и давайте свою оценку думаю многим понравится этот роман
Ставка на любовь - Сэйл Шароннаталия
13.05.2012, 11.38





а мне как раз показалась середина затянута, а конец написан более динамично, а в целом роман очень даже неплохой, хотя другие романы этого автора лучше
Ставка на любовь - Сэйл Шаронарина
1.09.2012, 20.49





Замечательный автор! Все книги читаются на одном дыхании. А трилогия "Дочери игрока" - великолепны.
Ставка на любовь - Сэйл ШаронМила
30.09.2012, 13.57





хороший роман, без розовых соплей почти))) Только вот героиня раз 10 сказала главному герою почему она не доверяет мужчинам увлекающимся азартными играми, а до него смысл только в конце дошел Странно Наверное главный герой Жираф- тугодум ))))
Ставка на любовь - Сэйл ШаронПупсик
18.02.2013, 13.35





Ф А Н Т А С Т И К А !!!!!!!!! в хорошем смысле . С У П Е Р !!!!!!!!
Ставка на любовь - Сэйл Шаронксю
15.04.2014, 16.51





Не скажу, что было не оторваться...., но не совсем плох. rnНачало бодрое, но вот развязка долго не происходила. Ну и совсем я приуныла, когда на страницах все три сестры появились - нереальные, блистательные, супер- мега красотки.
Ставка на любовь - Сэйл Шароноля-ля
20.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100