Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В палате было темно и тихо, если не считать тоненько попискивающих и слабо мерцавших мониторов медицинских аппаратов, подсоединенных к распростертому на кровати телу Ника. Рядом с ним неподвижно сидела Лаки. В ее широко распахнутых глазах застыл ужас пережитого, который бесконечно прокручивался в ее голове. Она смотрела в лицо Ника, стараясь не замечать многочисленные трубочки и иглы, которыми было утыкано его безжизненное тело, и не думать о том, насколько сейчас тонка нить, которая связывает его с жизнью.
Глядя на человека, спасшего ей жизнь, она спрашивала себя: почему упорно отказывала ему в том немногом, о чем он ее просил?
— Ник, пожалуйста… только не умирай. Обещаю, все будет совсем иначе… — бормотала она.
Единственным человеком, слышавшим ее мольбу, была склонившаяся над Ником медсестра, снимавшая показания медицинских приборов, бесстрастно фиксировавших состояние пациента.
Чувствуя необходимость прикоснуться к Нику, чтобы убедиться в том что он жив, Лаки нежно накрыла ладонью его холодные пальцы. Ей все время казалось, что произошедшая несколько часов назад трагедия была лишь дурным сном, от которого она очнется вместе со звонком будильника.
Внезапно в палате действительно раздался резкий высокий звук. Только это не был звонок будильника. Кардиомонитор сообщил об остановке сердца.
— Нет, только не это! Боже мой! Нет! — беззвучно зашептала Лаки, безумным взором уставившись на ровную линию, которую писал кардиомонитор.
Уронив свой блокнот, медсестра принялась лихорадочно щупать пульс Ника.
Через несколько секунд в палату вбежала целая бригада медиков. В реанимационном отделении университетского медицинского центра шла обычная работа.
— Вам придется подождать за дверью, — раздался чей-то властный голос, и Лаки буквально выпихнули из палаты в коридор.
Спустя еще несколько секунд мимо Лаки в палату Ника быстрым шагом прошли несколько врачей.
«Ник, не умирай! Не сдавайся, черт возьми!» — хотела закричать она, но вместо этого раздался лишь сиплый отчаянный шепот.
В этот момент она почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, и прислонилась к стене. Закрыв лицо руками. Лаки продолжала отчаянно шептать:
— Не умирай, пожалуйста… Если ты умрешь, то так и не узнаешь, что победил в этой игре… Не умирай, Ник.
Ее рыдания гулким эхом раздавались по всему коридору. Выходя из лифта, Мэнни сразу же услышал плач Лаки. Дурное предчувствие пронзило его сердце, и он побежал на звук ее голоса. Когда он дотронулся до ее плеча, она повернулась к нему, и Мэнни с испугом увидел ее мертвенно бледное лицо. В следующее мгновение она потеряла сознание и безжизненно повалилась ему на руки.
Судьбе было угодно, чтобы Пол Шено впервые увидел покорившую сердце его сына женщину в объятиях другого мужчины. Хотя ему было известно о ее существовании, их первая встреча произошла совсем не так, как ему бы хотелось. Она действительно была поразительно хороша собой, как и говорил Ник, но все платье было залито его кровью, а руки отчаянно цеплялись за шею Мэнни.
Первой мыслью Пола было, что он опоздал. Кьюби вез его коляску с максимально возможной скоростью, но Полу казалось, что он не двигается с места. Когда они с Кьюби добрались наконец до ошарашенного Мэнни, Пол сдавленным голосом задал ему всего лишь один вопрос:
— Мэнни, скажи мне. Ник умер?
Оправившаяся от обморока Лаки испуганно вздрогнула. Голос старика в инвалидной коляске показался ей настолько похожим на голос Ника, что она потеряла дар речи. Вглядевшись в лицо седовласого старика, она поняла, что это отец Ника, Пол Шено.
Она не раз отклоняла предложения Ника познакомить ее с отцом, потому что это казалось ей преждевременным. Теперь же все условности потеряли смысл перед возможной страшной потерей. Внезапно ей стало стыдно: сын этого старика умирает, потому что принял на себя предназначенные ей пули.
Она отвернулась, спрятав лицо на груди у Мэнни, не в силах смотреть в глаза несчастному отцу.
— Нет… Что вы, мистер Шено, нет! Мы пока ничего не знаем. Просто он… Несколько минут назад к нему вошли врачи и… — растерянно пробормотал Мэнни.
Подавленный неизвестностью, Пол в отчаянии ударил себя кулаком по неподвижным, ничего не чувствующим коленям:
— Проклятью паралич! Проклятая коляска! Эти пули были предназначены мне! Это я должен сейчас лежать на месте Ника!
Подчиняясь безотчетному порыву, Лаки бросилась на колени перед коляской Пола Шено. Она много раз слышала от Ника, что отца нужно оберегать от нервных потрясений, которые могут прикончить его. Схватив старика за руки. Лаки постаралась отвлечь его от невыносимо горестных мыслей.
— Мистер Шено, не надо, прошу вас… Выслушайте меня! В том, что случилось с Ником, вашей вины нет! — У нее перехватило горло. — Стреляли не в него, а в меня. Не знаю почему, но убить хотели меня.
Отчаяние сжало горло, и она замолчала. Склонив голову, она уткнулась лицом в его колени.
— Это все из-за меня, — всхлипнула Лаки. — Все из-за меня… Из-за меня он сейчас лежит в реанимации…
Пол медленно разжал кулаки. Постепенно гнев стал уступать место глубокому сочувствию к безутешно рыдавшей девушке. Ее плечи вздрагивали от сотрясавших тело горьких рыданий, и мужчины беспомощно смотрели на нее, не в силах найти слов утешения.
Наконец Пол осторожно положил ладонь на ее голову. Почувствовав его прикосновение, Лаки подняла лицо, и Пол увидел залитые слезами глаза. Бережно, как когда-то утешал в детстве Ника, отведя от ее лица непослушные пряди волос, он вытер ей мокрые от слез щеки носовым платком. Его слова пролились целебным бальзамом на израненное сердце Лаки:
— Нет, это все случилось вовсе не из-за вас, юная леди. Тот, кто это сделал, хотел уничтожить меня и все, что мне особенно дорого. Ему отлично известно: сегодня я живу только ради сына. Причинить боль ему — значит причинить боль и мне. Очевидно, он решил уничтожить вас, чтобы смертельно ранить моего сына, а значит, и меня… — Взяв ее голову в руки, он пристально взглянул ей в глаза и тихо сказал: — Мне очень жаль, что вы тоже оказались втянуты в эту грязную историю… Но, клянусь жизнью сына, до тех пор пока он полностью не оправится от ранения, вы будете находиться под моей защитой точно так же, как были под защитой Ника. Если он настолько любит вас, что был готов умереть ради вашего спасения, то мне ничего не стоит сделать для вас то же самое.
Лаки вздрогнула. Она впервые осознала причину неожиданного покушения на ее жизнь. До этого момента она думала только о том, что Ник принял на себя предназначенную ей пулю. Теперь же она поняла, что это неудавшееся покушение, очевидно, будет не последним. Так или иначе, ее снова постараются лишить жизни.
— О Боже, — простонала она, с помощью Мэнни поднимаясь с колеи. — Но почему? Почему?
Как-то сразу состарившись, Пол негромко произнес с болью в голосе:
— Если бы я знал ответ на этот вопрос, то мог бы предотвратить все это…
Прикрыв глаза, он отвернулся, чтобы никто не увидел его мучительного страха за жизнь сына.
Они остались ждать известий в холле. Все молчали, но каждый мысленно молился высшей силе, обещая все на свете в обмен на то, чтобы сохранить жизнь Ника Шено.
Усевшись в придвинутое Мэнни кресло. Лаки сложила руки на коленях и головой прислонилась к стене.
Прошло уже немало лет с тех пор, как она в последний раз молилась Всевышнему, когда Куини перестала водить сестер в местную церковь. Лаки давно не просила о помощи никого, кроме своих сестер. Но сейчас все обстояло совершенно иначе. Сейчас на карту было поставлено все, чем она дорожила, и исход зависел не от нее.
Либо Ник умрет, либо выживет. Иного исхода не могло быть. Врачи делали все, что было в их силах, но не от них зависел окончательный исход этой трагической ситуации. Лаки захотелось горячо молиться Всевышнему, во власти которого была сейчас жизнь и смерть Ника Шено, но она не знала, как и с чего начать. Закрыв глаза, она попыталась думать только о выздоровлении Ника и больше ни о чем. Из палаты до нее доносились слабые запахи антисептических средств, пугающее позвякивание хирургических инструментов и приглушенные голоса врачей. В ее душе постепенно воцарялось неожиданное спокойствие. Все ее страхи улеглись сами собой, слезы перестали катиться градом по щекам, но мертвенная бледность осталась:
— Лаки… дорогая?
Она повернулась к Мэнни. Он явно был встревожен ее состоянием не меньше, чем состоянием Ника.
— Со мной все в полном порядке, — тихо сказала она. — И с Ником тоже все будет в порядке. Не знаю, как это объяснить… но я в этом твердо уверена.
Спустя несколько минут из дверей палаты показался врач, сообщивший хорошие новости, и все облегченно вздохнули. Лаки сидела молча, дрожа всем телом. Теперь она знала наверняка, что любит Ника Шено.
— Идем, — мягко сказал Мэнни, глядя на ее заплаканное лицо и окровавленную одежду. — Я отвезу тебя домой.
— Нет, — неожиданно возразила она. — Я уйду отсюда только вместе с Ником, и ни днем раньше. Мэнни, если ты действительно хочешь мне помочь, пошли кого-нибудь сообщить моей квартирной хозяйке Люсиль Ламон о том, что произошло. Скажи ей, что мне нужны мои вещи. Она все сделает как нужно.
После ободряющих слов врача Пол Шено, казалось, почувствовал себя немного лучше.
— Я пошлю к ней кого-нибудь из слуг, — сказал он. — Необходимые вам вещи будут доставлены сюда, в больницу, а остальные отвезут к нам домой.
Лаки открыла было рот, чтобы возразить против этого переезда, но Пол, сурово нахмурившись, не дал ей сказать ни слова:
— Даже, не пытайтесь отказываться! Теперь вы будете жить в нашем доме. Это решено! Если с вами что-нибудь случится, Ник сдерет с меня шкуру живьем, и не только с меня.
Лаки сокрушенно пожала плечами. Собственно говоря, сейчас ей было не до споров. Она хотела одного — полного выздоровления Ника. Однако где-то в глубине души шевельнулся страх. А что, если полиция так и не найдет инициатора покушения? Что, если ей придется стать узницей дома Шено ради сохранения собственной жизни?
Тем временем мужчины ушли, оставив ее наедине с целым ворохом проблем, решить которые ей предстояло самостоятельно.


Тем временем в Южной Америке Дитер Марк швырнул телефонный аппарат о стену и бешено заорал от бессильной ярости. Телефон попал в книжный шкаф и на пол с оглушительным звоном посыпалось разбитое стекло вперемешку с книгами. Вскоре по всему дом стали слышны его тяжелые шаги — он метался по своему кабинету, словно зверь в клетке.
Слуги пришли в ужас. Они не знали, чем был вызван безудержный гнев хозяина, но причина наверняка была серьезной.
— Почему они не могут справиться с этим?! — орал Дитер. — Ради простого дела я посылаю одного человека за другим, а враг все жив! Почему эти дураки не могут наконец лишить его жизни?! Какая счастлива звезда светит над ним?!
— Сеньор… пожалуйста…
— Вон!!! Все вон!!! — по-испански заорал Дитер, схватив со стола вазу и швырнув ее вслед испуганно убегавшему слуге. — Вон! — повторил он тише, снова переходя на родной английский. — Все к черту!
Подойдя к окну, он невидящим взглядом уставился на расстилавшийся перед ним великолепный пейзаж его шикарного имения. Огромные листья банановых пальм медленно покачивались под слабым ветерком. Повсюду щедро росли цветы гигантских размеров и разнообразных окрасок.
Однако Дитера не интересовали прихоти природы. Когда-то он и сам был по-мужски красив, но это не принесло ему счастья. У него были деньги, много денег. Столько, сколько всем жителям деревни не заработать и за сто лет! Но и это не принесло ему полного удовлетворения. В его распоряжении были молоденькие красавицы, годившиеся ему в дочери, а то и во внучки. Стоило ему лишь дать знак, и любая из них готова была доставить ему наслаждение. Но и это удовольствие длилось недолго. Черная душа жаждала мести!
Дитер жил и дышал ради того, чтобы иметь возможность отомстить. Многие годы он выжидал подходящий для этого момент, можно сказать, копя месть, пока она не станет наиболее жестокой, настигнув жертву в самый счастливый день.
Когда он узнал, что Пола Шено разбил паралич, навсегда приковавший его, полуживого, к инвалидному креслу, он решил, что, пожалуй, ждал слишком долго. Какой смысл мстить тому, кто и так уже одной ногой в могиле? Но тут его осенила злодейская мысль, в соответствии с которой он стал злорадно строить планы новой мести. Первым делом он внедрил некоего Чарли Сэмза в ближайшее окружение Пола Шено. Однако первоначальный план мести с треском провалился из-за алчности его агента, попавшегося на торговле наркотиками. Дитер платил наемным убийцам огромные деньги, но ни одному из них так и не удалось довести дело до конца.
— Итак, друг мой, остался один выход, — пробормотал Дитер себе под нос, отворачиваясь от окна и направляясь к лестнице. — Если ты хочешь вершить месть, сделай это сам!
Спустя несколько часов, когда настала ночь, Дитер лежал нагим в постели, рассеянно глядя, как лунный свет, освещает красивое тело Амалии. Его мозг был занят планами возвращения в Штаты. Амалия была его последним приобретением среди женщин, которым он платил за умелый секс.
Его совершенно не волновало то, что его член безжизненно обмяк, отказываясь реагировать подобающим образом на соблазнительный пушок между смуглых бедер Амалии. Он хорошо платил ей за искусство доставлять наслаждение мужчине.
Амалия была молода телом, но стара душой. Став проституткой в одиннадцать лет, к двадцати двум годам она превратилась в цветущую женщину, в совершенстве постигшую искусство возбуждать и удовлетворять похоть любого старика.
При помощи нежных пальцев и горячего языка она попыталась разбудить его заснувшую плоть, прилагая к этому все свое умение. Увидев первые результаты своих усилий, она вздохнула с облегчением. Постепенно разбухавший под ее искусными ласками член хозяина говорил о том, что сегодня ей не придется выносить его жестокие побои. Она была искренне рада этому.
По мере того как его возбуждение росло, Дитер начал забывать о долгих годах пожиравшей его черной ненависти. Наконец он забыл о калеке, который жил немыслимо далеко, страшась ожидавшего удара судьбы. Сейчас Дитер чувствовал только жаркую волну, исходившую из самого средоточия его существа. Когда струя горячей спермы ударила в руки Амалии, Дитер застонал от наслаждения и облегчения одновременно. Его стон показался ей лучшей музыкой в мире.
Сегодня ночью Дитер был как никогда доволен собой. Удачно завершенный половой акт был для него несомненным доказательством его мужской силы и способности мстить по-настоящему.


Только через три с половиной недели врач согласился отпустить Ника Шено домой. Ник с нетерпением ждал дня, когда его выпишут из больницы. За эти три с половиной недели он пережил так много волнений и боли, что тревожное ожидание стало его постоянным спутником.
Когда Лаки ненадолго отлучалась от его постели, он не находил себе места, ожидая ее возвращения. Его терзал мучительный страх возможного повторения покушения на ее жизнь, пока он, обессиленный серьезным ранением, лежал на больничной койке и не мог прийти ей на помощь. Ник нанял телохранителей и строго-настрого велел им ни на секунду не выпускать Лаки из поля зрения, постоянно сообщая ему о всех ее передвижениях.
Он плохо помнил свои первые дни на больничной койке. Впрочем, это было только к лучшему. К чему помнить о том, что он перенес клиническую смерть?
Зато он помнил голос Лаки, прикосновение ее рук и ее слезы на своих щеках. Даже теперь, когда она была всего в двух шагах от его постели, Ника постоянно охватывало желание подозвать ее к себе и заключить в объятия, потому что последним зрелищем, запечатлевшимся в его мозгу перед тем, как померк весь белый свет, было нацеленное на нее дуло пистолета и ее помертвевшее от ужаса лицо.
Если бы она тогда погибла… если бы он не успел, ему незачем было бы жить дальше. В этом Ник бы, абсолютно уверен. И подобное открытие свидетельствовало только об одном — он любит ее больше жизни именно это не на шутку пугало его.
Еще одним доказательством его полного выздоровления служило вернувшееся к нему неуемное страстное желание близости с Лаки. Теперь Ник с нетерпением дожидался дня, когда он наденет на палец Лаки обручальное кольцо и овладеет наконец ее девственным телом. Кстати, совсем не обязательно, что это будет происходить именно в таком порядке…


За три с половиной недели, проведенные, у постели Ника, Лаки превратилась в собственную тень. От тревожных дней и бессонных ночей она резко похудела. Голубые джинсы болтались на бедрах и, если бы не поясной ремень, вовсе свалились бы с нее. Любимый розовый свитер казался слишком большим и мешковатым там, где раньше соблазнительно обтягивал ее тело. Зеленые глаза казались теперь еще больше из-за похудевшего лица и темных кругов под нижними веками. Распущенные волосы лежали на плечах и спине, словно траурное вдовье покрывало.
Однако Нику она казалась прекрасной, как никогда. И в день выписки из больницы он любил ее крепче, чем прежде, хотя пока ни разу не говорил ей о своей любви.
— Ты готов? — спросила Лаки, в последний раз осматривая палату и заглядывая во все шкафчики и ящички. — Нам пора домой.
— Ты со мной, значит, я готов, детка. Единственное, что мне нужно, это ты…
Лаки остановилась и обернулась. В который уже раз она смотрела на него и никак не могла насмотреться. Ник выглядел похудевшим и побледневшим, но в его глазах снова зажегся лукавый огонек, а в бархатном баритоне слышалась прежняя страсть. Его чудесное исцеление радовало ее до глубины души. Это было больше, чем она смела надеяться.
— Ах, Ник, — едва слышно прошептала она, сжимая руки, чтобы скрыть нервную дрожь, — ты даже представить не можешь, как много для меня значишь.
Она замолчала, не решаясь продолжать. Но сомнения длились минуту-две. Теперь она на собственном горьком опыте убедилась в том, что иногда слишком долгое ожидание не приводит ни к чему хорошему, если не сказать больше. Один раз она уже совершила эту ошибку и чуть не потеряла человека, которого любила, но так и не успела признаться ему в своих чувствах. Настало время сказать Нику правду. Посмотрев ему в глаза, она заставила себя сделать это.
— Я люблю тебя… — Голос Лаки чуть дрожал.
Ее признание в любви оказалось для Ника настоящим потрясением. Ему казалось, он всю жизнь ждал этих слов, но теперь, когда они были произнесены, он смог только обнять ее.
— Иди сюда, — хрипло произнес он и протянул ей навстречу широко расставленные руки.
В следующую секунду она уткнулась лицом в его грудь и крепко обняла руками за талию. Он понял, что она плачет.
— Я тоже люблю тебя, — хрипловатым от волнения голосом ответил он и в ту же секунду почувствовал, как в нем поднялась волна страстного желания. — Только не плачь, детка… не надо плакать…
— Прости, — всхлипнула Лаки. — Я чуть не потеряла тебя. Я так боюсь, что, когда мы выйдем из больницы, снова произойдет что-нибудь подобное! В следующий раз все может закончиться не так хорошо.
Ник судорожно вздохнул, нежно поглаживая ее волосы. О, как ему хотелось, чтобы в этот момент они оказались где-нибудь в другом месте, только не здесь, в опостылевшей больничной палате, на двери которой не было замка и в которой было невозможно укрыться от вездесущих заботливых медсестер!
— Другого такого раза не будет, — уверенно сказал Ник. — Пока ты, моя Госпожа Удача, рядом, ничего плохого со мной не может случиться.
— Как ты можешь так легкомысленно говорить об этом? — вздохнула Лаки. — Твоя Госпожа Удача принесла тебе столько горя… Кроме того, разве ты не знаешь, что никакой Госпожи Удачи на самом деле не существует?
Ник засмеялся и, неожиданно наклонив голову, страстно поцеловал ее в соленые от слез губы. Горе мгновенно превратилось в жгучее желание.
— Я хочу тебя, — хрипло прошептал он и, застонав, тесно прижал ее бедра к своим, чувствуя сильнейшее возбуждение.
— Может, тебе стоит остаться в больнице еще на пару дней, — притворно озабоченно произнесла Лаки. — Мне кажется, я чувствую какую-то опухоль… Может, ты не совсем здоров?
— Ты слишком долго общалась с Флаффи Ламон, — недовольно проворчал Ник и не удержался от улыбки, когда она ловко выскользнула из его объятий, чтобы закончить сборы.
— Она была послана мне самим провидением, Ник, — серьезно сказала Лаки, застегивая большую дорожную сумку.
— Знаю, знаю, — торопливо произнес Ник. — Я просто хотел тебя немного подразнить. Таких, как она, единицы на миллион. Кстати, какого цвета ее волосы на этой неделе?
Скорчив уморительную гримасу Лаки с улыбкой ответила:
— Кажется, сегодня она жгучая брюнетка. И не надо смеяться! Теперь она ходит красить волосы в салон, а когда мы с ней познакомились, она делала это сама, и надо сказать у нее это получалось отвратительно.
— Эй, Ники, мы за тобой! — громогласно произнес Кьюби, рывком распахивая дверь палаты без предварительного стука.
— Вот и отлично! Я готов к путешествию. Куда прикажете идти?
— Ник, тебе придется спуститься к машине в кресле-каталке, — предупредила его Лаки.
— Милая, я готов ехать хоть на верблюде, только бы поскорее выбраться отсюда!
Через несколько минут медсестра вкатила в палату кресло, и вся компания с легким сердцем двинулась в путь.


Тем временем детектив Уил Арнольд, сидя в полицейском управлении, задумчиво почесывал в затылке, читая рапорт об идентификации очередного неопознанного трупа. У того не оказалось рук, поэтому снять отпечатки пальцев было невозможно. Лицо трупа было изуродовано до неузнаваемости, однако судмедэксперт заметил примечательную особенность: сломанная еще при жизни и зафиксированная медицинскими скобками челюсть. Именно по этой примете найденный обезображенный труп был идентифицирован как Стив Лукас.
Судя по всему, несчастный Лукас кого-то не на шутку рассердил. В прежние времена так мафия расправлялась с ворами. Им отрезали руки и только потом убивали. Однако, как было известно Уилу Арнольду, Стив Лукас не был вором. Он был всего лишь дураком, но за это не отрезают руки. Детектив не мог взять в толк, почему Лукасу отрезали руки, прежде чем убить. Он заметил, что всякий раз, когда срывалось покушение на жизнь Ника Шено или кого-то из его окружения, в полицейских сводках всплывали сообщения о трупах людей, которые при жизни были связаны каким-то образом с семьей Шено. Если бы Уил Арнольд не был абсолютно уверен в обратном, он бы решил, что это сам Шено расправлялся со своими обидчиками.
Устало закрыв глаза, детектив продумывал иные версии. Ему было известно, что Ника Шено должны были на днях выписать из больницы. Интересно, была ли какая-нибудь связь между Лукасом и теми, кто пытался убить Лаки Хьюстон? С точки зрения криминалиста, в этом был свой зловещий смысл.
Стив Лукас был недавно арестован за нападение на Лаки Хьюстон, которая была, как узнал детектив Арнольд, подругой Ника Шено. Возможно, нападение на мисс Хьюстон вовсе не было связано с угрозами в адрес Ника Шено. Но чем больше детектив думал об этом, тем крепче становилась его уверенность в обратном. Совпадение представлялось слишком уж подозрительным. У него в руках были все факты и улики, оставалось лишь найти логические связи между ними.
— Не торопись, Арнольд. Думай как следует, — пробормотал он себе под нос.
Единственным человеком, который остался в живых и мог пролить свет на всю эту историю, был Чарли Сэмз. Возможно, еще один тщательно подготовленный допрос даст необходимый результат? Уил Арнольд слегка присвистнул, продолжая читать рапорт коронера об убитом Стиве Лукасе. Неудивительно, что Чарли Сэмз отказался от освобождения под залог. Очевидно, тюрьма была для него самым безопасным местом.


— Нет, мне это не нравится, — проворчал Ник, когда лимузин повернул к дому Шено.
Ему не надо было оглядываться, чтобы знать, что следовавшая позади лимузина машина, как и та, что ехала впереди него, совершили тот же маневр. Он сам нанял лучших телохранителей, но, оказавшись под их неусыпным оком, понял, что жизнь под прицелом действует ему на нервы.
— Мне тоже, — отозвалась сидевшая рядом с ним, Лаки. — Твой отец сказал, что со временем я привыкну к этому, — выдавила она жалкую улыбку, — но у меня никак не получается… Я все время забываю, что со мной постоянно кто-нибудь из охранников, а когда внезапно ощущаю рядом с собой чье-то присутствие, в первый момент у меня замирает сердце, потому что мне кажется, что это очередной убийца…
У нее задрожал подбородок, и она отвернулась, так и не закончив фразы.
Ник ласково притянул ее к себе. В этот момент лимузин затормозил у входа в дом.
— Все будет хорошо, милая. Несмотря ни на что мы с тобой живы, и с нами теперь ничего плохого не случится.
— Добро пожаловать домой, Ники! Добро пожаловать! — раздался радостный голос Пола Шено, сидевшего в коляске на крыльце дома. На его лице сияла счастливейшая улыбка.
— Мне не хочется выпускать тебя из объятий, — прошептал Ник на ухо Лаки.
Прозвучавшие в его голосе явственные нотки неутоленной мужской страсти заставили ее покраснеть.


Опасения Лаки оправдались. Ник, конечно же, переусердствовал. Он переоценил свои силы, подорванные серьезным ранением. Настояв на том, чтобы обедать вместе со всеми за общим столом, он очень скоро почувствовал нараставшую с каждой секундой слабость. Лаки с тревогой заметила, как он побледнел, как спрятал на коленях сильно дрожавшие руки, и поняла, что пора вмешаться, пока ситуация не вышла из-под контроля.
— Сэр, я приготовила шоколадный мусс на десерт, — сказала Шари, ожидая увидеть ответную улыбку на лице хозяина, ведь это был его любимый десерт!
— Не надо десерта, — решительно отказалась Лаки, вставая из-за стола. — Нику необходимо прилечь, хочет он того или нет.
— Ну и ну, — с притворным недовольством проворчал Ник. — И давно ты стала хозяйкой в этом доме?
— С самого первого дня, — широко улыбнулся Пол Шено.
Лаки слегка покраснела, но ее решимость уложить Ника в постель ничуть не поколебалась. Переехав в дом Шено, она очень быстро поняла, что в нем явно не хватало женского хозяйского глаза.
— Вы прекрасно знаете, я не претендую на роль хозяйки этого дома, — пробормотала она, не глядя на Пола. — Прошу тебя. Ник, не спорь. Ты еще не так силен, как тебе бы этого хотелось. Не хватало, чтобы ты снова слег…
— Она права, отец, — вынужден был признаться Ник. — Пожалуй, мне действительно пора отдохнуть.
Лаки вздохнула с облегчением. По крайней мере Ник не стал спорить с ней. Медленно поднявшись из-за стола, он направился к двери. Уже сделав шаг из гости ной, он остановился и посмотрел через плечо на Лаки.
— А ты… разве ты не хочешь проследить за тем чтобы я перед сном почистил зубы и вымыл шею?
Пол громко расхохотался.
— Пожалуй, мне тоже пора на боковую, — заявил он. — Кьюби, увези меня отсюда, пока не стали бить тарелки.
Спустя минуту в столовой остались только Лаки и Ник.
— Так ты идешь со мной? — повторил он. Она молча двинулась к нему через гостиную. Ее белоснежная туника мягко колыхалась в такт шагам. Выбившиеся из прически шелковистые завитки волос живописно змеились по шее. Из золотистых сандалий выглядывали пальцы, и это неожиданно возбудило в нем острое желание близости. Однако он уже успел получить от жизни жестокий урок — не всегда можно иметь то, что хочется.
Остановившись рядом с Ником, она подняла на него свои зеленые глаза, в которых блестели непрошеные слезы. У нее дрожали руки, когда она несмело обняла его за шею.
— Ты можешь делать все, что хочешь, любимый. Но спать я буду рядом с тобой. Только так я могу быть уверенной, что с тобой все в порядке, — сказала она.
На его глаза тоже навернулись слезы, на мгновение затуманив зрение. Поэтому он не видел выражения глубокой любви на ее лице. Впрочем, он и без этого чувствовал ее любовь. Она была в голосе Лаки, в каждом ее взгляде. Пожалуй, только теперь он в полной мере осознал, сколько страданий пришлось ей вынести, пока он балансировал на грани жизни и смерти.
— О Боже, любимая, — только и смог прошептать Ник, нежно касаясь ее губ.
Потом они направились к лестнице.
— Мы еще поговорим, когда ты окончательно поправишься, — пообещала Лаки,
— Поговорим? О чем? — с притворным недоумением спросил Ник, превосходно понимавший, что она имела в виду.
— Обо всем, — неопределенно ответила Лаки. Закатив глаза. Ник едва сдержал стон. Вот чертовка! Спустя некоторое время Ник вышел из своей ванной, обернув бедра полотенцем. Его влажные волосы блестели после душа. Почти в то же мгновение в его комнату без стука вошла Лаки и закрыла за собой дверь. Она остановилась у порога, похожая на сказочную фею. Тонкая кремовая полупрозрачная ткань ее пеньюара мало что скрывала. Соблазнительные контуры длинных стройных ног и округлых бедер, дерзкие выпуклости упругих грудей и темный треугольник между ног заставили его задрожать, но не от слабости, а от жгучей страсти.
— Иди сюда, — хрипло позвал он.
Она послушно сделала несколько шагов вперед. При этом край пеньюара скользнул в сторону, обнажая колени. У него перехватило дыхание.
Прижавшись к Нику, Лаки почувствовала, как бешено колотится его сердце. Ее тоже начало охватывать возбуждение, но она слишком хорошо помнила о том, что всего несколько часов назад Ник был еще в больнице.
Сдавленно вздохнув, она поцеловала его в грудь и нежно провела ладонями по спине, с ужасом разглядывая красноватый неровный шрам от огнестрельной раны чуть ниже плеча и чуть выше сердца.
— Ты позволишь мне лечь в твою постель, Ник Шено? Я хочу, чтобы ты обнимал меня и давал разные сладкие обещания, которые вовсе не обязательно потом выполнять.
— Лаки, девочка моя, разве ты еще не убедилась, что я всегда выполняю свои обещания?
Она вздохнула и попыталась улыбнуться. На нее неожиданно навалилась страшная усталость от всего пережитого за месяц.
Ника бросало в дрожь от одной мысли, что он будет лежать рядом с ней в одной постели, не смея при этом насладиться любовью. После теплого душа он чувствовал себя гораздо бодрее, чем за столом, но вот Лаки, казалось, готова была упасть от чрезмерной усталости.
— Мне всегда хотелось это сделать, — пробормотал он, с наслаждением запуская руки в ее густую шевелюру. Через мгновение шпильки со звоном полетели на пол, а черные шелковистые кудри волной упали ей на плечи и спину, накрывая своей тяжелой массой руки Ника.
— Боже великий… Лаки… — с восторгом зашептал он, перебирая пальцами пышные пряди. — Я обожаю твои волосы… Они словно шелк…
Усевшись на край его постели, она ловко скользнула под одеяло и слегка отодвинулась, словно приглашая Ника лечь рядом с ней.
Он долгим пристальным взглядом потемневших от страсти глаз смотрел на неподвижно лежавшую в его постели прекрасную молодую женщину. Наконец, издав негромкий стон побежденного, наклонился к ночной лампе и выключил свет. Спальня тотчас погрузилась в темноту.
Закусив губу, Лаки молча ждала развития событий. Потом она услышала, как его полотенце упало на пол, и кровать рядом с ней чуть прогнулась под телом Ника, прежде чем она успела хоть что-то сообразить, он уже вытянулся рядом с ней и властно прижал ее к себе.
— Только так я смогу заснуть, — пробормотал он. — Только когда ты в моих руках, я могу быть спокойным за твою безопасность…
Со слезами на глазах она прижалась к его груд, Лаки в первый раз в жизни легла в постель рядом полностью обнаженным мужчиной. Она должна был почувствовать с непривычки некоторый дискомфорт, но этого не произошло. Наоборот, ей показалось, что он уже давно привыкла спать рядом с Ником. С ним ей было спокойно и очень хорошо. Облегченно вздохнув, она еще теснее и удобнее прижалась к нему.
В темноте Ник почувствовал, как ее рука осторожно заскользила по его широкой груди, остановившись на том месте, где билось сердце. Спустя несколько секунд он почувствовал, как напряжение оставило ее, и вскоре услышал ровное дыхание.
Ник старался не шевелиться, изо всех сил сдерживая подступившие слезы. Ее поступок тронул его до глубины души. Она смогла расслабиться и заснуть только тогда, когда ощутила под рукой ровное биение его сердца.
— Любимая моя, родная моя девочка, — прошептал он, осторожно гладя ее волосы. — Бог даст, мы переживем эту беду, и все у нас будет хорошо…
Там, за стенами дома Шено, на ярко освещенных ночных улицах Лас-Вегаса жизнь шла своим чередом. Но для Ника и Лаки она существовала только в объятиях друг друга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Сэйл Шарон



вначале понравилось, но уже с середины пошла одна тоска... не захватило.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронелена
23.10.2011, 13.49





замечательный роман.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронкатя
13.05.2012, 2.03





захватывающая и интересная история красивые чувства главных героев мне очень понравился этот роман много испытаний пришлось вынести героям ошибки родителей могли сломать их но сила духа мужество прекрасное чувство любовь победило читайте и давайте свою оценку думаю многим понравится этот роман
Ставка на любовь - Сэйл Шароннаталия
13.05.2012, 11.38





а мне как раз показалась середина затянута, а конец написан более динамично, а в целом роман очень даже неплохой, хотя другие романы этого автора лучше
Ставка на любовь - Сэйл Шаронарина
1.09.2012, 20.49





Замечательный автор! Все книги читаются на одном дыхании. А трилогия "Дочери игрока" - великолепны.
Ставка на любовь - Сэйл ШаронМила
30.09.2012, 13.57





хороший роман, без розовых соплей почти))) Только вот героиня раз 10 сказала главному герою почему она не доверяет мужчинам увлекающимся азартными играми, а до него смысл только в конце дошел Странно Наверное главный герой Жираф- тугодум ))))
Ставка на любовь - Сэйл ШаронПупсик
18.02.2013, 13.35





Ф А Н Т А С Т И К А !!!!!!!!! в хорошем смысле . С У П Е Р !!!!!!!!
Ставка на любовь - Сэйл Шаронксю
15.04.2014, 16.51





Не скажу, что было не оторваться...., но не совсем плох. rnНачало бодрое, но вот развязка долго не происходила. Ну и совсем я приуныла, когда на страницах все три сестры появились - нереальные, блистательные, супер- мега красотки.
Ставка на любовь - Сэйл Шароноля-ля
20.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100