Читать онлайн Бриллиант, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бриллиант - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бриллиант - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бриллиант - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Бриллиант

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Раннее утреннее солнце прокралось сквозь неплотно прикрытые жалюзи и заглянуло в окно спальни Джесса. Лучи осторожно легли на спину и ноги спящего. Джесс во сне протянул руку, чтобы обнять женщину рядом с собой. Однако его рука натолкнулась на пустоту.
На улице ветер со свистом продирался между ветвями деревьев, напоминая, что за крепкими домашними стенами бушует зимний буран. Но Джесс сейчас не понимал этого, как не понимал и того, что лежит, разбросав руки, на постели. Он спал, и ему снилась женщина с длинными светлыми волосами, с широко расставленными зелеными глазами, которая поет подобно ангелу и любит с непередаваемой страстью.
Неожиданно резкий телефонный звонок у изголовья заставил Джесса покинуть добрый мир сновидений и перейти в явь. Он перевернулся на бок, схватил трубку и чужим со сна голосом произнес:
— Алло?
— Джесс, это я, Томми. У меня тут накопились кое-какие бумаги, надо подписать. Есть также несколько вопросов, которые нам нужно обсудить. Как у тебя со временем? Сможешь подъехать ко мне? Или, может быть, хочешь, чтобы я приехал?
— Лучше ты приезжай.
Томми посмотрел в потолок и беззвучно выругался. Но вслух бесстрастно произнес:
— Так и сделаем. — Хотя в холодный ветреный день выезжать из города и мчаться в такую даль ему совершенно не улыбалось. — Скоро увидимся.
— Дай мне хотя бы час времени, — сердито сказал Джесс. — Ты ведь своим звонком разбудил меня. — И прежде чем Томми успел возразить, Джесс бросил трубку.
Теперь Томми выругался во весь голос. Похлопав себя по карманам, он сообразил, что забыл купить сигареты. При одной только мысли о том, что скоро предстоит разговор с Джессом, он почувствовал легкую тошноту и мысленно приказал себе по дороге обязательно купить сигарет.
Откладывать встречу больше не имело смысла. Хотя одна мысль о предстоящем разговоре с Джессом внушала ему тихий ужас с тех пор, как он в достаточной степени протрезвел и хорошенько вспомнил, что произошло между ними накануне Нового года. С тех пор прошло уже несколько недель, но груз вины от этого не сделался легче.
Томми собрал и сложил все бумаги, которые собрался отвезти Джессу, и направился к выходу. Поскольку у него впереди был еще целый час, не было оснований отказывать себе в обильном завтраке. Ветчина и пирожные великолепно уместились в просторной утробе Томми.


Хенли открыл дверь в комнату Джесса и вкатил столик, на котором стояли горячий кофе и бисквиты, еще теплые после подогревания в микроволновой печи.
— Я так и знал, что вы уже встали, — сказал Хенли. — Услышал телефонный звонок, но вы сняли трубку раньше, чем я успел добежать до аппарата.
Джесс энергично провел ладонью по лицу, затем уселся на постели.
— Что это? — пробурчал он, кивнув в сторону подноса. — Я ведь как будто не болен. С чего это ты решил подать мне завтрак в постель?
— А почему бы и нет? — в свою очередь спросил Хенли и подождал, пока Джесс натянет на себя простыню, чтобы можно было поставить поднос с завтраком на кровать.
Несмотря на отвратительное настроение из-за раннего пробуждения, Джесс улыбнулся. С таким человеком, как Джо Хенли, невозможно было спорить.
— В самом деле, Хенли, почему бы и нет? — на лице Джесса появилась широкая, совсем мальчишеская улыбка. Он потянулся к подносу. — Только не перевернуть бы чего-нибудь на постельное белье.
— Не перевернете, сэр, — уверенно сказал Хенли, позволив себе сопроводить свои слова сдержанной улыбкой. — Может, захотите еще чего-нибудь?
— Томми едет ко мне с какими-то бумагами. Но на обед он здесь не останется. — Джесс усмехнулся. — Потому что я не предложу ему.
— Хорошо, — сказал Хенли и чуть покраснел оттого, что позволил себе такую вольность. — То есть я имел в виду…
Джесс снова усмехнулся.
— Не объясняй и не оправдывайся, не надо, — сказал он. — Поверь, я отлично все понимаю. Не знаю почему, однако было время, когда Томми легко заводил дружбу и вокруг него была масса приятелей. Но сейчас он сильно изменился: только и умеет, что наживать себе врагов.
Хенли поскорее оставил Джесса одного, чтобы тот мог спокойно позавтракать. Меньше всего Хенли хотелось высказать еще какую-нибудь бестактность по отношению к коллегам своего патрона.
Джесс взял в руки увесистую кружку, с наслаждением потянул носом аромат кофе и только потом сделал глоток. Он вспомнил, как в былые времена Даймонд каждое утро первым делом бежала на кухню за кофейником и как она отказывалась о чем-либо говорить до тех пор, пока не выпьет свою первую за день чашку кофе. При этом воспоминании Джесс попытался было улыбнуться, однако улыбки как-то не получилось. Он, сделал большой глоток и только после этого почувствовал некоторое облегчение.


Томми деликатно постучал. Ожидая, что ему откроет Джесс, он инстинктивно отступил на полшага от двери. Но дверь отворилась, и Томми очень обрадовался тому, что перед ним оказался Хенли. Его приветствие прозвучало, пожалуй, излишне радушно:
— Хенли, старина! Очень рад тебя видеть!
По лицу Хенли можно было безошибочно определить, что приятелем Томми он себя не считает и что обращение «старина» кажется ему если не оскорбительным, то определенно лишним.
— Мистер Игл ждет вас в музыкальной комнате, — безукоризненно вежливо произнес Хенли и отошел чуть в сторону, позволяя Томми зайти внутрь. Хенли было противно даже смотреть на человека, которого он втайне считал виновником ухода Даймонд.
Томми, со своей стороны, понимал, что положение так легко не исправить. Поддернув брюки, поплотнее надвинув свой стетсон на лоб, он двинулся по холлу. Каблуки его сапог четко печатали шаг на надраенном до безукоризненной чистоты полу, заранее оповещая о прибытии Томми.
Джесс сидел возле окна, держа на коленях гитару. Он тихонько перебирал струны и что-то напевал себе под нос. Солнечный луч, заглянувший в окно и отразившийся сверкающим бликом на металлических частях гитары, попал в глаза только что вошедшего Томми и на несколько секунд ослепил его. Потому Томми не заметил, что при его появлении в комнате на лице Джесса обозначилась брезгливая гримаса. Когда зрение вернулось к менеджеру, гримаса на лице Джесса испарилась.
— Как я вижу, ты опять работаешь. Что-нибудь выходит? — осторожно спросил Томми. — Может, получится очередной хит, если повезет?
Джесс пожал плечами.
— Я ничего особенного сейчас не сочиняю, — сказал он, — До настоящей песни еще очень далеко.
Начало встречи получилось каким-то напряженным. Оба несколько минут молча разглядывали друг друга, припоминая свою последнюю встречу.
Наконец Томми первым не выдержал и нарушил молчание.
— У меня тут есть кое-что с собой, и я думаю, тебе будет любопытно взглянуть, — сказал он, протягивая Джессу увесистую папку с бумагами.
Джесс отложил в сторону гитару и открыл папку. Из самых первых бумаг стало ясно, что Томми наконец выполнил его поручение насчет Даймонд Хьюстон. Тут был банковский счет, который Джесс открывал на ее имя, а также перечень сумм, которые ей надлежало регулярно переводить.
— Неплохо, как будто? — поинтересовался Томми.
Джесс кивнул.
— Да, Томми, это и вправду неплохо, — признался он. — Но вопрос тем не менее остается: что ты думаешь о том, как она будет получать эти деньги?
Томми вспыхнул.
— Может, нанять частного детектива? Как думаешь?
Джесс нахмурил лоб.
— Если бы ты предложил мне это немного раньше, например, несколько месяцев назад, я еще мог бы подумать над твоим предложением. — Джесс поднялся со своего места и бросил папку в кресло. Затем он шагнул к столу. — Что там, ты говоришь, я должен подписать?
Томми недоуменно уставился на Джесса. Он ожидал с его стороны несколько большей заинтересованности. Интуитивно Томми понял, что Джесс решил не все говорить вслух.
— Ну… всего лишь эти документы, — сказал Томми, ловко раскладывая перед Джессом несколько листов. Пока Джесс изучал содержание документов и подписывал их, Томми нервно прохаживался из угла в угол. Наконец любопытство пересилило.
— Скажи, а как ты думаешь о том, что нам следует предпринять? Я говорю о Даймонд?
Джесс подписал последний документ и протянул всю пачку бумаг Томми.
— Ничего не следует.
Томми никак не ожидал подобного ответа. Но в душе у него внезапно вспыхнула искорка надежды и он спросил:
— Неужели ты все-таки одумался? А то я уж было подумал, что ты вовсе потерял голову.
Джесс улыбнулся, и от этой улыбки волосы на голове у Томми зашевелились.
— Я никогда не терял голову, приятель, — сказал Джесс. — Я просто потерял свою любимую женщину.
Томми начал нервничать. Этот спокойный человек с мужественным выражением лица был совсем не похож на того Джесса, которого раньше знал Томми.
— Да, я, пожалуй, понимаю… И мне очень жаль, что все именно так получилось, — сказал Томми. — Но, знаешь, возможно, в один прекрасный день она сама объявится.
— Может, и объявится, — легко согласился Джесс. — Очень даже возможно. Мы с тобой непременно скоро созвонимся, Томми. Тебя полагаю, не нужно провожать? А я, знаешь, займусь этой мелодией, пока она окончательно не забылась.
— Ну… да, конечно. Что ж это будет, если ты потеряещь способность сочинять музыку?
На этот вопрос Томми так и не получил ответа. Джесс смотрел на него и отстраненно улыбался. Менеджеру стало как-то не по себе. И это чувство не покидало его еще долго после отъезда с ранчо.
Когда Томми уехал, Джесе не вернулся к гитаре. Вместо этого он поднял телефонную трубку и позвонил.
— Здравствуй, приятель, Джесс звонит. Да, действительно, давно не виделись, — слушая, что говорит собеседник, Джесс машинально водил пальцем по рисунку столешницы. Наконец Джесс заговорил сам: — Помнишь, ты как-то говорил, что обязан мне? Так я как раз затем и звоню, чтобы ты вернул должок. Я дам тебе сейчас один номер, ты позвонишь и пригласить выступить Даймонд Хьюстон. Я понимаю, ты никогда прежде не слышал этого имени. Но как она поет, ты слышал, хотя и не знал, что это — именно, она. Не задавай только сейчас никаких вопросов, просто сделай это для меня как одолжение. И ты не пожалеешь, поверь на слово.
Джесс продиктовал своему собеседнику номер Твайлы, повесил трубку и, глядя в окно, долго размышлял о чем-то своем. Он был уверен, что начинает потихоньку восстанавливать то, что было разрушено усилиями Томми. Джесс знал, что приступил наконец к выполнению собственного обещания. Прошло довольно много времени, прежде чем Джесс опять вернулся к гитаре.


— Вы Твайла Харт?
Твайла подняла взгляд с бумаг на своем столе на мужчину. На его лице обозначилась хитроватая улыбка, а волосы были такими, что им позавидовала бы любая женщина.
— Да, Твайла Харт — это я.
— Прекрасно, — сказал молодой человек. — Если вас ну затруднит, подпишите здесь, пожалуйста.
Твайла расписалась над пунктирной чертой, взяла в руки большой коричневый конверт, затем с нескрываемым интересом оглядела мужчину. Ему едва ли было больше двадцати одного года. Потрясающая фигура, голубые проницательные глаза и густая шевелюра вьющихся черных волос.
— А вас как зовут? — спросила она.
— Квинт, мадам, — ответил он и облокотился о стол, словно позволяя Твайле получше разглядеть свои необыкновенные голубые глаза.
«Господи, и ямочки на щеках…»
— Скажи мне, Квинт, чем ты занимаешься, когда не разносишь корреспонденцию? Я полагаю, ты не певец? — Твайла живо представила себе реакцию женщин в зале, если бы на подиуме перед ними появился такой красавчик.
— Нет, мадам, я не певец. Но знаю, как сделать певицами женщин, чтобы те запели от радости. Надеюсь, вы понимаете, о чем я, — улыбка его сделалась еще шире. — Впрочем, не знаю, интересует ли вас все это.
— Едва ли, — сказала Твайла, с трудом подавляя ответную улыбку. — Хотя бы уже потому, что я никогда не ложусь в постель с мужчинами, которые называют меня «мадам». — На лице парня изобразилось такое непосредственное замешательство, что Твайла не удержалась и рассмеялась вслух. — На будущее, деточка, попробуй для разнообразия слово «леди» или даже «дорогая». Это немного замаскирует возраст той дамы, к которой ты обращаешься, причем без всякого ущерба для тебя.
— Да, мадам, — ответил Квинт и вспыхнул, сообразив, что вновь допустил ту же ошибку. — Я имел в виду…
— Не важно, — сказала Твайла и принялась рыться в сумочке, отыскивая мелочь.
— Не надо никаких денег, дорогая, — сказал Квинт, быстро взяв себя в руки. — Ваш совет дороже любых чаевых, так что прошу вас, не беспокойтесь.
Твайла рассмеялась, видя, как поспешно ретировался посыльный. Это было первое забавное происшествие за весь серый сегодняшний день. Вспомнив наконец о конверте, Твайла вскрыла его, рассеянно пробежала взглядом первые строчки и, когда смысл прочитанного дошел до нее, нахмурилась.
— О черт! Будь я!..
В письме говорилось следующее:
«Мисс Харт… Я не знаю вас лично, хотя мне много о вас рассказывали. У Даймонд Хьюстон имеются все основания никому не доверять, но мне доподлинно известно, что Вам она очень доверяет. А это для меня очень важно. Я прошу Вас не обмануть ее надежд. Позднее я все обстоятельно объясню. А пока достаточно и того, что я знаю: есть в мире человек, который заботится о моей леди».
Внизу не было никакой подписи, но она в данном случае и не требовалась. Твайла своим глазам не могла поверить. Сняв телефонную трубку, она набрала номер, дождалась ответа и попросила соединить ее с отделом банковских депозитов. Сообщив собеседнику данные из коричневого конверта, Твайла получила подтверждение своей догадке.
— Ну, Даймонд, ну, девочка… — пробормотала Твайла себе под нос. — Кажется, ты вовсе не такая опытная, какой подчас выглядишь. Я, конечно, не знаю, что там произошло между тобой и Джессом Иглом, но, как видно, он делает для тебя все возможное.
Твайла задумчиво уставилась прямо перед собой. У нее было сильное подозрение, что события начинают раскручиваться сами по себе, без ее участия. Когда зазвонил телефон и звонивший представился, Твайла уже совсем перестала сомневаться.


Даймонд сняла пальто, висевшее в шкафу, стащила передник и бросила его на стойку бара. Через толстое стекло витрины были хорошо видны отблески новой вывески, которую совсем недавно повесил Дули. Стойка, только что вымытая, отражала своей влажной поверхностью красные и оранжевые неоновые блики, отчего старый интерьер бара приобретал какой-то совершенно новый элегантный оттенок…
— Я ухожу, — крикнула она и подождала, пока Дули покажется на пороге складского помещения. Долго ждать, впрочем, ей не пришлось.
— Все сделала? — спросила Дули, продираясь через узкую дверь с коробкой виски в обнимку. Даймонд кивнула.
— Мне нужно торопиться. Твайла звонила. Она подбросит меня.
— Что еще за срочные дела? — поинтересовался Дули.
Она лишь пожала плечами.
— Понятия не имею. Судя по голосу, Твайла была чем-то взволнована. Не знаю, может, и мне нужно волноваться? Все происходит так быстро и так необыкновенно. Я иногда боюсь всему этому верить.
— Непременно верь, — сказал Дули. — Я, например, всегда верил в твой успех.
Даймонд улыбнулась.
— Ну, допустим, не всегда. Помню, как вы однажды сказали, что если я потерплю неудачу на сцене, то мне придется всю жизнь возиться с подносами и бокалами.
— Ну об этом сейчас говорить уже не стоит, — махнул рукой Дули.
Он успел поставить коробку с виски и вытереть испачканные руки о штаны. Затем он потер поясницу и тихо застонал.
— Старею я для такой работы, — пробурчал он. — Мне, наверное, нужно наведаться к врачу, чтобы тот меня обследовал.
Даймонд стряхнула пыль с его рубашки, вытерла пальцем грязь с подбородка.
— Единственное, что вам нужно, Дули Хоппер, так это принять ванну.
Движения Даймонд были исполнены нежности и заботы, и это не укрылось от Дули. Он с трудом сдержался, чтобы не сказать Даймонд: тот человек, которого она так любит, совсем недавно побывал здесь. И также заставил себя промолчать о том, насколько Даймонд небезразлична Джессу Иглу, как ужасно он страдает без нее. Дули дал слово молчать, а он был хозяином своего слова.
Дули взял Даймонд за руку и слегка притянул к себе.
От удивления Даймонд часто заморгала. Его сильные пальцы осторожно взяли ее за подбородок. Руки Дули были очень мягкими, несмотря на свой внушительный размер.
— Ты, надеюсь, понимаешь, что я очень небезразлично отношусь к тебе, девочка, — сказал он. — Я никогда бы не смог причинить тебе боль. Скажу больше, вот уже много лет у меня не было человека ближе, чем ты.
Она смущенно вспыхнула.
— Вы что, Дули, хотите сделать мне предложение? — шутливо поинтересовалась Даймонд. Однако глаза Дули оставались такими серьезными, что девушка сразу притихла.
— Будь я лет на тридцать помоложе, обязательно сделал бы тебе предложение, — согласился он. — А сейчас мои слова — простая констатация факта, не больше.
Удивив и себя, и его, Даймонд неожиданно прижалась к Дули. Они коротко и крепко обнялись. А когда Даймонд на шаг отступила, оба постарались не замечать выступивших на глазах слез.
— Так вот, оказывается, чем вы занимаетесь, когда в баре нет посетителей, — с порога объявила Твайла. — Слушай, Дули, ты ведь уже староват для таких развлечений, а все туда же! Я же сказала тебе, чтобы ты уволил ее.
— Да я и не считаю, что работаю у Дули, — возразила Даймонд. — Я здесь как член его семьи, как родственница. А порядочные люди не выгоняют своих родственников. К тому же официантка предупредила, что она сегодня задержится. Я решила просто немного помочь.
Твайла промолчала. Ей было ясно, что в отношениях с Дули Даймонд вольна поступать так, как захочет. Они стали очень близкими друзьями.
— Ну что ж, — вздохнул Дули, поднимаясь со стоявшего у стойки табурета и направляясь на свое рабочее место. Он и так уже слишком разоткровенничался. Взяв полотенце, он занялся протиркой вымытых бокалов, которые и без того уже сияли чистотой. Слова Даймонд тронули его до глубины души.
— Что-то многовато сегодня у меня женщин, — пробормотал он, не поднимая головы. — Слушайте, может, вы найдете другое местечко, где можно поболтать, а?
— Уже уходим, — сказала, Твайла, — развлекайся тут сам, приятель. А мы пойдем по своим делам.
— Куда же вы собираетесь? — спросил Дули, сразу забыв данное себе обещание не проявлять излишнего любопытства.
— Даймонд пройдется по магазинам, а потом немного порепетирует, потому что сегодня вечером она выступает в «Блюберд». — Твайла, довольная, улыбнулась, заметив, какое впечатление произвело на слушателей ее сообщение.
Дули от удивления, даже перестал вытирать бокалы.
— Вот это да! Как это тебе удалось, Твайла Харт?
— Связи нужно иметь, — выразительно произнесла она, тактично умолчав о том, что использовала не свои собственные связи, а Даймонд. — Правда, выступление будет рано. Но все-таки «Блюберд» для начинающего — это уже-кое-что.
Дули улыбнулся.
— За это следует выпить. — Он поставил на стойку высокий бокал и стал наполнять его.
— Не буду, — предупредила его Твайла. — Я за рулем.
— Я тоже не буду, — эхом отозвалась Даймонд, стараясь не показывать охватившего ее волнения. — У меня и без того голова идет кругом.
Хотя это было небольшим преувеличением, ответ выглядел вполне правдивым. Ведь, по словам Твайлы, Даймонд предстояло петь в одном из наиболее известных заведений Нэшвилла, в котором выступали певцы кантри. Время от времени каждый, кто добился хоть какой-то известности, непременно выступал на сцене «Блюберд», хотя, конечно, там частенько пели и совсем никому не известные певцы.
— И что же мне надеть? — спросила Даймонд.
— Типичный женский вопрос. Убирайтесь лучше отсюда и обсуждайте эту тему где-нибудь еще! — с притворным раздражением распорядился Дули.
За ворчанием он попытался скрыть добродушную улыбку, но его усилия были тщетны. Ему было так необычно видеть Даймонд радостной и откровенно счастливой, что улыбка невольно появилась на его лице. Но как только женщины вышли, Дули перестал улыбаться. Если уж Даймонд станет выступать в таких заведениях, то рано или поздно — тут уж дело случая — их с Джессом дорожки непременно пересекутся. Что получится из встречи — Дули не хотел сейчас даже думать об этом.


Темнота наступила довольно рано, и все люди в Нэшвилле, ведущие ночной образ жизни, почувствовали, что настала их пора. По обилию автомобилей на стоянке можно было безошибочно определить, что многие решили провести вечер в кафе «Блюберд».
— Может, не следовало мне покупать красный костюм, — вслух предположила Твайла, съезжая с Хиллсборо-драйв и заезжая на автомобильную стоянку, расположенную напротив клуба. Она в последний раз придирчиво оглядела туго облегающие фигуру джинсы Даймонд, ее черную с длинным рукавом блузку. Даймонд скорчила смешную гримаску, и Твайла улыбнулась. Наряд девушки прекрасно сочетался со светлыми длинными волосами Даймонд и ее зелеными глазами.
— Что-то он слишком маленький, — заметила Даймонд, имея в виду клуб, где ей предстояло выступать. При входе была какая-то чересчур маленькая вывеска.
Твайла широко улыбнулась.
— Это сейчас он кажется тебе маленьким. Подожди, пока войдешь внутрь. Там в зале могут уместиться человек сто, если сядут поплотнее. Есть там также небольшой бар и кухня. Добавь к этому туалеты, один телефонный автомат у стены, несколько церковных скамеек — вот тебе и «Блюберд».
— Что, считается крутым местом?
Твайла кивнула.
— Особенным местом. Репутация «Блюберд» куда больше его размеров. Но владельцы не желают перебираться в другое помещение. И возможно, они правы, потому что в Теннесси по-настоящему уважают традиции.
Даймонд поежилась в сладком предвкушении и огляделась по сторонам.
— Надеюсь, Дуг не опоздает. Хорошо, если бы он аккомпанировал мне, особенно в двух песнях.
Твайла нахмурилась.
— Я этого Дуга Бентина совершенно не знаю, так что могу полагаться только на твое мнение. Надеюсь, что ты все же не заинтересована в том, чтобы какой-нибудь скрипач-самоучка испортил все твое выступление.
— Поверь мне, — серьезно произнесла Даймонд, — он вовсе не какой-нибудь самоучка, он — настоящий музыкант. Мы уже несколько раз играли с ним вместе.
— Вот как, — равнодушно сказала Твайла. Чем больше она узнавала о Даймонд, тем ближе подходила к выводу, что у этой молодой женщины гораздо больше опыта, чем это кажется сначала.
Даймонд кивнула.
— Однажды мы играли в баре Дули, но это произошло уже после того… — Девушка не смогла внятно закончить предложение. Ей все еще трудно было вспоминать о прежних временах, о Джессе. — Ну ладно, пора нам зайти внутрь. Не хочу, чтобы публике пришлось меня дожидаться.
Твайла последовала за Даймонд. Она ничего не могла рассказать ей о роли, которую сыграл Джесс в устройстве этого выступления Даймонд. Хотя она об этом даже не ведала, Джесс продолжал вторгаться в ее жизнь. И какие у него были на то причины, Твайла могла только догадываться.


— Заходи, заходи, — сказал повар, открывая заднюю дверь клуба «Блюберд» и впуская высокого мужчину в черной шляпе. — Ты ведь уже бывал тут, Джесс. Однако я что-то не припомню, чтобы ты хоть раз проходил через черный ход.
— Убери ее куда-нибудь подальше, — попросил Джесс, поспешно снимая шляпу. Ему вовсе не хотелось быть сразу узнанным. Оглядевшись в тесной кухне, он бросил внимательный взгляд в сторону обеденного зала. Ему хотелось убедиться, что отсюда будут хорошо видны выступающие.
Джесс почти сразу обратил внимание на троих мужчин, сидевших в конце переполненного зала. Он улыбнулся. По его просьбе все пришли сюда. Остальное было за Даймонд; хотя сама она ни о чем не подозревала. От нее требовалось только быть естественной и петь своим ангельским голосом. Если эти парни действительно разбираются в музыке кантри, они сразу поймут, кто перед ними.
— Хочешь выпить? — поинтересовался повар. Джесс отрицательно покачал головой.
— Нет, спасибо. Я хочу только одного — чтобы меня тут никто не заметил. Ты мог бы об этом позаботиться?
— Ну разумеется, — ответил повар. — Кроме меня, тут никого не бывает. Место задумано только для одного человека. Ты просто присядешь где-нибудь в сторонке и отлично сможешь видеть все, что нужно. А тебя при этом никто не увидит. — Повар улыбнулся. — Хотел бы я все-таки знать, что такое необычное сегодня будет.
Джесс в ответ улыбнулся ему.
— В один прекрасный день ты обязательно все узнаешь, поверь. Пока же могу лишь сказать, что ты будешь свидетелем того, как вершится ход истории в Нэшвилле.
— Не понял.
— Догадываюсь, — согласился Джесс. — Но чуть позднее все поймешь.
Только это он и мог сейчас сказать, не опасаясь выдать свой план. Если все пойдет, как он задумал, уже через несколько недель весь мир узнает таинственную женщину с его, последнего альбома. И тогда Даймонд обретет заслуженное признание, а Джесс — утерянную любовь.
— Ого! — протянул, повар, увидев женщину в черном костюме, которая как раз в эту минуту появилась в клубе. — Вот это я понимаю! Настоящая красавица!
Джесс нервно поежился и вытер вспотевшие ладони о свои «левисы». Потом сунул дрожащие руки в карманы. Он попытался сконцентрировать внимание на запахе горячих гамбургеров, вообще на соблазнительных ароматах кухни. Джесс боялся, что сила воли оставит его и он схватит Даймонд в охапку, перебросит ее через плечо и унесет в ночи, никому ничего не объясняя и ни перед кем не оправдываясь.
«Боже, дай мне силы!» — взмолился он про себя, наблюдая, как Даймонд поднялась на крошечную сцену и поудобнее укрепила микрофон.
— Да, заполучить бы такую красотку к себе в постель… — цокая языком и одобрительно качая головой, сказал повар.
Джесс недовольно нахмурился, увидев, как на сцену следом за Даймонд взобрался какой-то мужчина и поцеловал девушку в щеку.
Незнакомец раскрыл футляр и вытащил скрипку. Джесс, конечно, понимал, что поцелуй был сугубо дружеским, но смотреть на это все равно было тяжело. Он задумался о том, сколько других мужчин успели с ней подружиться, и пожелал, чтобы все они как один провалились в преисподнюю.
Публика в зале затихла, как только Даймонд подошла к микрофону.
— Музыканта, который стоит рядом со мной, зовут Дуг Бентин. Он, по-моему, один из лучших скрипачей в Нэшвилле. А меня зовут Даймонд Хьюстон, я с Севера, из местечка, которое называется Крэдл-Крик. Уверена, что вы о таком никогда и не слыхивали. Я даже не знаю, нанесен ли он на карты. Но городок такой все же существует, и когда-то в нем жила я сама.
Джесс медленно вдохнул и прикрыл глаза. Голос Даймонд обтекал его, казалось, со всех сторон, и Джесс искренне надеялся, что от звучания ее мягкого голоса боль в груди может немного утихнуть. Джесс боялся, что, если этого не случится, он умрет от горя и тоски. А ему невыносимо было представить, что его жизнь может оборваться на кухне кафе «Блюберд».
И тут Даймонд наконец запела. Аккомпанирующие звуки скрипки Дуга прекрасно гармонировали с ее сильным и чистым голосом. Когда Джесс понял, что она полностью отдалась своей музыке, забыла о публике, собравшейся ее послушать, он вышел из своего укрытия и посмотрел на Даймонд. Джесс не чувствовал кухонного жара, исходившего от огромного гриля. Он только следил за тем, как шевелились ее губы, произнося слова песни, как пальцы перебирали гитарные струны; Джесс наблюдал, как тело Даймонд покачивалось в такт песне. И вспоминал, как еще совсем недавно ее тело так же плавно двигалось в его объятиях.


— Старик, ты был совершенно прав, — сказал Шорти, усаживаясь вместе с двумя своими коллегами в машину к Джессу. — И знаешь, что я тебе скажу? Странно, но у меня такое ощущение, что я раньше где-то слышал ее голос. Ты ведь знаешь меня. Я иногда не могу вспомнить имени человека, но голос его запоминаю навсегда.
Джесс улыбнулся. Все получалось, так как он и рассчитывал. Три человека, которые пришли послушать Даймонд, имели в своем бизнесе такое огромное влияние, что могли сделать практически все что угодно.
— В таких случаях я никогда не ошибаюсь, — заявил Джесс и даже рассмеялся, увидев, как все трое одновременно кивнули, соглашаясь.
— У тебя просто дар провидца.
— Это не провидческий дар, я бы сказал, что это — позитивное мышление.
Все они так давно работали в этом бизнесе, что отлично понимали: Джесс пригласил их вовсе не для того, чтобы они слушали очередную певицу, какой бы талантливой та ни была.
— И каковы же сейчас твои планы, Джесс? — спросил Шорти.
— О чем сейчас больше всего говорят в Нэшвилле? — вопросом на вопрос ответил Джесс.
— О том, кого Сельма Бенетт на этот раз выберет себе в мужья, — ответил Шорти, и его коллеги громко расхохотались.
— А кроме этого? — не унимался Джесс. Шорти неожиданно перестал смеяться. Он повернулся и посмотрел на заднюю дверь кафе «Блюберд», затем перевел взгляд на Джесса. — Ты что, намекаешь на таинственную женщину, которая поет на твоем последнем альбоме?
Джесс молча улыбнулся.
— Черт, ты ведь именно этого хотел от нас добиться?
— Я тебе ничего такого не говорил, — заметил Джесс. — Но теперь скажу откровенно, ребята, мне бы очень хотелось, чтобы вы пригласили Даймонд Хьюстон выступить на «Гранд Оул Опри». Вот время: день и час. — Джесс протянул Шорти бумажку.
— Черт побери, Джесс, ты ведь отлично знаешь правила. Нельзя, чтобы выступающий не был заявлен заранее, нельзя, чтобы его никто не знал. На этот конкурс берут только тех, кто уже успел получить признание у публики, кто имеет хотя бы один хит. Ты же сам все это прекрасно знаешь.
— Какое еще признание нужно? Подумай, Шорти. Разве недостаточно того, что она выступает со мной, причем записалась в песне, которая сейчас является главным хитом? Эта песня номинирована на премию «Грэмми» в своей категории, эту песню ежедневно исполняют радиостанции по всей стране. Разве всего этого тебе недостаточно?!
Шорти посмотрел на своих друзей, желая узнать их мнение. Те молча кивнули.
— Окончательный выбор, конечно, за вами, — сказал Джесс. — Но мне хотелось, чтобы для всех это стало совершеннейшей неожиданностью. Подумайте о дивидендах, которые вы получите, если объявите о женщине, записавшей со мной «Ложь». Причем сделаете это задолго до того, как все остальные узнают ее имя.
— Будем считать, что мы условились, — сказал Шорти. — Я звякну Томми, как только все детали будут уточнены.
— Ну уж нет! — воскликнул Джесс, удивив своих собеседников. — В данном случае именно его лучше не привлекать к этому делу. Ну так как, договорились?
Трое бизнесменов умели хорошо читать между строк. То, что произошло между Джессом и его менеджером, их не касалось. Им казалось перспективной затеей: выступить и обнародовать имя загадочной женщины.
— Все будет, как ты хочешь. Я скоро свяжусь с тобой, — сказал Шорти.
Джесс наблюдал, как все трое вышли из машины. Затем он скрестил руки на груди и некоторое время неподвижно сидел. Ему все еще казалось невероятным, что удалось провернуть такое непростое дело.
«Я становлюсь не менее хитрым, чем Томми», — мысленно сказал он себе.
С улыбкой на лице Джесс покинул Нэшвилл. Едва ли не впервые с момента исчезновения Даймонд Джесс почувствовал, что его жизнь начинает входить в прежнюю колею.
И тут его вдруг осенило. Он резко развернул машину прямо на середине пустой в этот час дороги и помчался назад в город.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бриллиант - Сэйл Шарон



Красивый роман, без пошлости. Герои очень адекватные, нет и намека на искусственность чувств, как бывает подчас в романах. Правда, нет и сицилийских страстей
Бриллиант - Сэйл ШаронНадежда
17.03.2012, 19.54





близко к реальности, красивые отношения героев,без слащавого секса, мне понравился
Бриллиант - Сэйл Шаронарина
14.08.2012, 18.04





Я в восторге от всех книг Шарон С. Все праздники читаю, ничего не могу делать..rnВсе сюжеты добротные, ГГ адекватные.rnОсталось прочитать 2 произведения.rnЧитайте
Бриллиант - Сэйл ШаронЮла
6.01.2013, 19.18





Отличный роман, читала с огромнейшим удовольствием! 10 из 10!!!
Бриллиант - Сэйл ШаронТатьяна
4.02.2013, 4.00





Очень трогательные американские южане!
Бриллиант - Сэйл ШаронStefa
11.12.2013, 13.40





Чудесный роман
Бриллиант - Сэйл ШаронЛюсьена
12.12.2013, 16.51





немного растянуто,но читала с интересом.
Бриллиант - Сэйл Шаронилона
13.12.2013, 16.36





я долго читала
Бриллиант - Сэйл ШаронTwyla Rose
28.01.2014, 17.25





Чувственная,щемящая,трогательная история красивой любви.
Бриллиант - Сэйл ШаронEdit
6.02.2014, 0.17





Очень хороший.
Бриллиант - Сэйл ШаронЕлена
21.12.2015, 0.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100