Читать онлайн Леди и рыцарь, автора - Сэндс Линси, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и рыцарь - Сэндс Линси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и рыцарь - Сэндс Линси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и рыцарь - Сэндс Линси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэндс Линси

Леди и рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– И как?
Эрик вытер капли пота со лба и, повернувшись, взгля-нул на отца, который пришел посмотреть, как продвигается работа по постройке конюшни. И очень вовремя, потому что Эрик как раз в этот момент закончил навешивать двери с помощью Шамбли. Осталось лишь убрать строительный мусор, и конюшня будет готова. Наконец-то.
Он мысленно улыбнулся. Строительство можно было бы закончить и раньше, если бы он торопил людей, как собирался поначалу. Но помешал дождь, а произошедшая три дня назад попытка покушения на Розамунду убедила его не очень торопиться, по крайней мере до тех пор, пока он не найдет замену Блэку для охраны их спальни. И Эрик нашел такую замену утром.
Теперь он с удвоенной энергией принялся за строительство, не жалея людей. Этой ночью Блэк будет отдыхать в новой конюшне, и не потому, что Эрик имел что-то против коня – он любил этого жеребца, как любой мужчина любит своих лошадей, но рана Блэка уже зажила. Розамунда все еще кормила его мягкой пищей. Она утверждала, что такая пища отбирает меньше сил и ускоряет выздоровление. К сожалению, хотя из Блэка и получился хороший сторож, трудно было сказать, была ли это целиком его заслуга или же жуткий запах вокруг сыграл свою роль.
Он отправит Блэка на конюшню, а рядом с Розамундой будет собака, которую он купил. И собака может везде ходить за ней днем, а Блэк этого не мог. Его оставляли в замке у камина, пока она работала на конюшне.
Когда Розамунда отказалась от того, чтобы ее охранял рыцарь, Эрик пытался убедить ее брать с собой коня. Но она посмотрела на него так, словно он лишился рассудка, а потом просто ушла. И чтобы больше не настаивать, Эрик в первый день после нападения сам ходил за ней по пятам. Но это закончилось для него не лучшим образом.
На Розамунде было серо-голубое платье, подчеркивавшее яркость глаз и светлые волосы. Однако оно явно было старое, возможно, подарок отца, когда тот временами навещал Розамунду. Платье было дорогое, но все же тесновато Розамунде, причем везде. Грудь была туго обтянута лифом и слишком приподнята, отчего казалась полнее. И хотя в талии платье было довольно свободно, оно подчеркивало изгибы фигуры, особенно когда Розамунда шла, покачивая бедрами.
Вспомнив, что король велел купить ей новые платья, Эрик рассердился на свою забывчивость. Он должен был позаботиться об этом в первую очередь! Ему следовало приобрести для Розамунды по меньшей мере дюжину платьев, и все большие и свободные, чтобы материя не грозила затрещать по швам каждый раз, когда она двигалась или тянулась к чему-то. И приглушенные, скромные тона вроде коричневого или черного подошли бы лучше всего, решил он, глядя, как она порхает в своем старом платье. Она казалась яркой птичкой во дворе, в конюшне, в замке – повсюду, где он видел ее.
И чем дольше тянулся день, тем мрачнее становился Эрик, наблюдая за ней. Ему казалось, что просто немыслимое число мужчин приходило к ней с больными животными, гораздо больше, чем женщин. Неужели у них нет другой работы? Они должны были послать вместо себя жен или дочерей, возмущенно думал он, окидывая сердитым взглядом любого, кто посмел улыбнуться Розамунде или выразить взглядом свое восхищение. И не важно, что это была скорее благодарность за ее помощь и способности. Нет, Эрик был уверен, что каждый взгляд был похотливым, и с каждым часом становился все более раздражительным.
Розамунда терпела его поведение молча, но он знал, что оба они испытали облегчение, когда настало время ужина и они вернулись в замок. По крайней мере до того момента, пока с ней не заговорил лорд Спенсер.
– Ах, миледи, – ласково сказал слепой старик. – Меня не перестает поражать, что, проработав целый день в жутком запахе конюшни, вы тем не менее умудряетесь в конце дня просто благоухать.
Эрик, не дав себе времени даже задуматься, рявкнул:
– Не суйте свой нос куда не надо!
Едва слова прозвучали, Эрик тут же пожалел, что не прикусил себе язык. Боже милостивый, только что он был невероятно груб со старым слепым человеком! И все из-за ревности, понял он с растерянностью и сожалением. Но прежде чем он успел извиниться и загладить свою вину, Розамунда ударила кружкой по столу и яростно набросилась на него;
– Ну, это уже сверх меры, милорд! С меня довольно вашей глупости на сегодня. Вам следует немедленно извиниться! Что касается меня, я не смогу есть в такой неприветливой компании. Я отправляюсь спать. Одна!
Вскочив, она бросилась наверх, оставив Эрика терзаться угрызениями совести во внезапно наступившей тишине. Остальные смотрели на него в молчаливом осуждении.
Он принес искренние извинения старику, но это не оправдало его в глазах окружающих, и Эрик понимал, что они правы. В последние дни он бывал груб и несдержан почти со всеми; с каждым воином, который посмел улыбнуться Розамунде и пожелать ей хорошего дня; с каждым фермером, который с улыбкой благодарил ее за помощь своему животному; даже с некоторыми слугами, которые застенчиво улыбались, когда она благодарила их за мелкую услугу.
Эрик тоскливо просидел весь ужин, выпив больше, чем съел, и гадал, насколько рассердилась жена. Он узнал это, когда отправился спать. Она молча лежала в постели и, как только он приблизился, тут же отвернулась, явно демонстрируя ему свое недовольство. Она холодно отвечала на все его попытки примириться весь прошедший день. И не оттаяла даже утром. Наверное, он этого заслуживал.
– Розамунда будет довольна,
Отвлекшись от своих мыслей, Эрик взглянул на отца, потом снова посмотрел на новую конюшню.
– Ты так думаешь?
– Да, – улыбнулся лорд Берхарт. – Может, она начнет снова разговаривать с тобой.
Сердито взглянув на подтрунивавшего над ним отца, Эрик взял тунику с лежавших в углу досок. Он работал с раннего утра. Наконец-то наступила настоящая летняя жара, и Эрик давно сбросил тунику. Сейчас он надел ее, взглянув на подходившего Шамбли.
– Доски уже почти убрали. Когда ты собираешься сказать Розамунде, что она может переводить сюда лошадей?
– Сейчас, – решил Эрик и направился к выходу. Его отец и Шамбли последовали за ним, и они втроем вошли в старую конюшню. Оглядев тускло освещенную старую постройку, Эрик скривился. Тут действительно царила водная разруха. Он решил, что прикажет снести старую конюшню, как только переведут лошадей в новую. Не увидев здесь жены, он нахмурился. Смизи тоже куда-то запропастился. В конце конюшни какой-то парнишка стоял к ним спиной и рылся в мусоре.
– О, милорд, – Смизи вышел из ближайшего стойла. – Вы что-то хотели?
– Да. Где моя жена? – прорычал Эрик. Он велел главному конюху присматривать за Розамундой. Если точнее, приказал следить за ней каждую минуту и не спускать глаз, иначе пригрозил свернуть ему голову, как хвостик у яблока. Но Эрик был раздражен, особенно потому, что Розамунда избегала его.
Смизи растерянно посмотрел на него и указал на парнишку в конце конюшни:
– Вот же она, милорд.
Эрик тупо смотрел на обтянутый штанами зад, только теперь узнав знакомый силуэт. Он начал наливаться медленной яростью, но, когда открыл рот, чтобы закричать, у него лишь вырвался возглас удивления, потому что отец и Шамбли внезапно схватили его за руки и потащили из конюшни,
– Только не это! Отпустите меня, черт бы вас побрал! – кричал Эрик, пытаясь освободиться и вернуться в конюшню, когда они остановились подальше от нее.
– Только когда ты успокоишься, – заявил лорд Берхарт.
– Успокоюсь? Ты видел мою жену?
– Конечно. Но она не делала ничего предосудительного. Она…
– Ты что, слепой? Ты разве не видел, что на ней надето?
– Ах, штаны, – вздохнул лорд Берхарт. – Тебе не нравится, когда она надевает их для работы на конюшне, так я понимаю?
– Они…
– Удобны, – подсказал Шамбли Эрику, подыскивавшему подходящее слово. Он кивнул, когда Эрик сердито взглянул на него. – Да, именно так, Эрик. В конюшне гораздо удобнее работать в них, чем в платье.
– Мне плевать, удобны они или нет. Они непристойны для дамы.
– Непристойны? – рассмеялся Шамбли. – Когда это ты успел стать таким праведником?
– Когда увидел жену в обтягивающих кожаных штанах и понял, что и все остальные видят то же самое.
– Ревнуешь?
Эрик замолчал. Одно дело понимать самому, что он слишком ревнив, и совсем иное, когда это понимает лучший друг. Как это унизительно!
– Именно, – сказал его отец. – На твоем месте я бы действовал помягче. Нельзя врываться туда и орать, словно она совершила смертный грех.
Эрик прищурился:
– Нельзя?
– Нет, конечно, – укорил его отец.
Роберт попытался сам убедить друга:
– Эрик, подумай. Она же не специально оделась так, чтобы привлечь внимание мужчин. Мы оба знаем, что она носила такую же одежду и в аббатстве, возможно, каждый день, и никто там не считал это непристойным.
– Но там были одни монахини, – возразил Эрик.
– Да, – неожиданно легко согласился лорд Берхарт. – И именно к этому она привыкла. Ей, наверное, и в голову не приходит, что твои люди – это сборище алчущих кобелей готовых гоняться за любой сучкой.
– Мои люди не… – негодующе начал Эрик, но остановился, когда те усмехнулись. Он попал в ловушку. – А, понятно, – сказал Эрик. Розамунда, одеваясь в удобные для работы штаны, вовсе не стремилась привлечь мужчин. Она даже и не догадывалась, насколько соблазнительна. Но его люди преданы ему и не допустят никаких вольностей. А он вел себя так, словно они именно это и делали.
Вздохнув, он закрыл глаза. Опять эта ревность. Он вел себя так, словно Розамунда была второй Делией, не заслуживала доверия. И это было несправедливо. Розамунда не дала никакого повода подозревать ее в неверности, а он собирался ворваться в конюшню, словно она уже сделала это.
– Я буду говорить с ней спокойно, – наконец сказал он. – И скажу, что я предпочитаю, чтобы в будущем она одевалась, как это принято, чтобы не ставить в неловкое положение себя, меня и окружающих мужчин. Я буду благоразумен.
– Очень хорошо! – Лорд Берхарт с гордостью похлопал сына по плечу.
– Да, очень хорошо, – согласился Шамбли, даже не пытаясь скрыть смех. – Тебе, может, еще удастся победить ревность, это зеленое чудовище. С небольшой помощью.
– Заткнись, Роберт! – рявкнул Эрик и направился обратно в конюшню. Друг расхохотался за его спиной.
Спокойствие Эрика длилось лишь до тех пор, пока он снова не увидел жену. Она все еще стояла на четвереньках, пытаясь вытащить что-то из кучи. И ее туго обтянутая кожаными штанами попка все еще была вызывающе приподнята.
Проклятие, кого он пытается обмануть? Каждый раз, смотря на нее, он думал о том, как бы забраться ей под юбку – или в штаны, – и сейчас был тот самый случай. Более того, Увидев ее в подобной позе, он почувствовал неудержимое желание. Тугие штаны обтягивали ее словно вторая кожа, подчеркивая все изгибы тела. Он мог бы вытерпеть это, не будь совершенно уверен, что подобные мысли возникают и у других мужчин. И в данный момент Смизи стоял позади Эрика и сбоку от Розамунды, наслаждаясь, как был уверен Эрик, картиной, открывшейся его взору.
Прежде чем вспомнить о желании быть благоразумным, Эрик начал рычать, словно цепной пес:
– Жена! Встань с этих чертовых колен и…
Услышав покашливание позади себя, он замолчал и, оглянувшись, увидел отца с приподнятыми бровями и многозначительным выражением лица. Подавив гнев, он увидел, что Розамунда выпрямилась и, усевшись на корточки, с удивлением смотрела на него через плечо.
– Добрый день, жена, – выдавил из себя он, решив не договаривать то, что собирался сказать. И тут же нахмурился, когда услышал собственный голос, потому что, по прав-де говоря, он очень был похож на рык злобного пса.
Глаза Розамунды настороженно прищурились:
– Что-то не так, милорд?
– Да! – Его слова звучали как удар кнута.
Позади раздалось громкое покашливание отца и Шамбли. Скривившись, Эрик выдавил из себя улыбку. – Я… ты… твоя…
– Я полагаю, – прервал лорд Берхарт бормотание сына, – что Эрика беспокоит ваше платье, моя дорогая.
– Мое платье? – Розамунда растерянно посмотрела на свои штаны. – Но на мне нет платья.
– Вот именно! – торжествующе заявил Эрик, но тут же замолчал и сердито посмотрел на Шамбли, больно ткнувшего его локтем в бок. Когда Роберт невинно взглянул на него, Эрик снова повернулся к жене, вздохнул и попытался говорить мягче: – Розамунда, я хочу… Ты должна… Твоя одежда…
Когда он снова начал запинаться и замолчал, Розамунда посмотрела на свою одежду.
– Вам не нравится, что я в штанах, милорд?
– Да! – воскликнул он, довольный тем, что она поняла проблему и ему не нужно говорить об этом вслух.
– Прошу прощения. Я сомневалась, что штаны – уместная одежда теперь, когда я стала леди. Но у меня мало платьев, и я боялась испортить их в этой старой конюшне. И потом, я была уверена, что это не так уж важно, потому что только Смизи видит меня.
– О, – растерянно заморгал Эрик, и его гнев испарился. Оказывается, она и сама думала о неуместности подобной одежды, но надела штаны, чтобы сберечь платья, а вовсе не за тем, чтобы привлечь кого-то и искушать мужчин, как это делала Делия, надевая платья, слишком обнажавшие грудь. И Розамунда не рассчитывала, что кто-нибудь увидит ее в таком виде в конюшне, за исключением беззубого лысого старичка Смизи. Ведь не его же она пыталась завлечь!
– Я велела всем сообщить, что сегодня не смогу принимать больных животных, кроме очень срочных случаев. Вы сказали, что новая конюшня будет готова сегодня, и я хотела проследить за переводом туда лошадей.
– Конечно, тебе хотелось этого, – сказал он и даже сумел улыбнуться. – И ты займешься этим. Конюшня готова.
– Что? – спросила она, широко раскрыв глаза. – Правда? Так скоро?
– Да, – улыбнулся он уже более естественно при виде ее явного восторга. – Пойдем.
Повернувшись, он направился к новой конюшне. Ему и самому не терпелось теперь попасть туда. Он вдруг засомневался, одобрит ли Розамунда конюшню. Она, конечно, видела ее снаружи. За последние четыре дня она несколько раз проходила мимо, но внутри ни разу не была. Наверное, она была слишком сердита на него, чтобы проявить интерес. Сейчас он подвел ее к дверям, которые только что сам навесил, распахнул их и чуть отодвинулся, пропуская ее вперед.
Она неторопливо вошла, оценивающе осматривая многочисленные стойла.
Эрик ждал у дверей, провожая ее беспокойным взглядом. Он сделал новую конюшню в два раза длиннее прежней. В ней было в два раза больше стойл, и каждое просторнее прежних. Он установил полки, навесил крючки для упряжи и предусмотрел место для хранения сена. Он видел, что она заметила все это, но по-прежнему молчала.
Разочарование уже почти охватило его, когда она медленно повернулась.
– Муж?
– Да? – растерянно откликнулся он.
– Она великолепна.
Он с облегчением улыбнулся:
– Подойдет?
– Подойдет? – звонко рассмеялась она, бросаясь ему на шею и целуя. Потом она отстранилась и закружилась, широко раскинув руки. – Она замечательна! Великолепна! Лошади будут в восторге. Я в восторге. И Блэку с Ромашкой понравится. Спасибо вам, милорд! – Она снова восторженно обняла его и поспешила к выходу. – Я приведу их прямо сейчас… и, кстати, переоденусь. – Остановившись у двери, она широко улыбнулась Эрику. – Здесь такая чистота, что штаны мне больше не понадобятся.
Эрик со вздохом проводил ее, и лицо его приняло суровое выражение, когда он увидел насмешливые взгляды отца и Роберта. Сердито посмотрев на них, он сказал:
– Она надела штаны, только чтобы не испачкать платье. Сейчас она переоденется.
Мужчины с трудом сохраняли серьезное выражение на лицах и лишь сдержанно кивнули. От смущения Эрика спасло появление нового человека на пороге конюшни.
– Я привел собаку, милорд.
– А, отлично, Дженсен. – Подойдя, он взглянул на лохматого пса. Казалось, собака улыбалась ему, и вид у нее был не очень умный. Она была такой огромной, что уже один только ее размер мог напугать людей. Эрик очень надеялся, что это остановит того, кто недавно прокрался в их спальню. Дженсен заверил его, что животное воспитано так, что будет защищать кого прикажут, будь это овцы, лошади или люди. Эрику стало легче при мысли, что в течение дня Розамунда постоянно будет под присмотром. Теперь он может не волноваться так за нее.
– А что это за порода? – с любопытством спросил Шамбли, разглядывая собаку.
– Ну… – заколебался хозяин и растерянно почесал голову. – Он хороший пес, здорово выполняет свою работу, – ответил он и добавил: – Да, в нем есть что-то от ирландской борзой.
– А, тогда понятно, почему он такой большой, – заметил лорд Берхарт, наклонился и погладил грязную, свалявшуюся шерсть собаки. Выпрямившись, он вопросительно посмотрел на Эрика; – А как ты собираешься убедить Розамунду водить его с собой?
Эрик нахмурился.
– Я просто прикажу ей, – твердо заявил он, но, увидев выражение лица отца, заволновался. – Ты думаешь, она ослушается меня?
– Кто? Розамунда? – удивленно спросил лорд Берхарт. – Нет-нет, только не она. Ведь женщины – самые покорные создания, разве не так? – Он даже не пытался скрыть насмешку. – Удачи тебе, сынок.
Эрик посмотрел в спину удалявшемуся отцу, потом перевел взгляд на свалявшуюся шерсть пса. Но должна же Розамунда взять с собой собаку, если он прикажет? Или нет? Она должна понимать необходимость этого. Кто-то напал на нее в спальне, и ей необходима защита. Конечно, она не поверила, что кто-то желает ей зла, и считала, что ночной визитер просто ошибся. А когда Эрик захотел, чтобы она днем водила за собой Блэка, Розамунда наотрез отказалась. Вернее, просто посмотрела на него, как на сумасшедшего, и сказала, что это невозможно и что конь может снова простудиться. Нет, она заявила, что Блэку лучше оставаться в замке, и Эрик не стал дальше давить на нее. Забота о животных – единственный вопрос, где она не всегда слушалась его.
– Как жаль, что он не ранен.
– Что такое? – переспросил Эрик, отвлекаясь от своих размышлений.
– Я сказал, очень жаль, что он не ранен, – повторил Роберт. – Если бы пес был болен, она бы нянчилась с ним. И наверняка таскала бы его за собой по всему замку и двору. – Он пожал плечами. – Она явно неравнодушна к больным животным.
– Да, это так, – задумчиво протянул Эрик и, повернувшись, посмотрел на пса. Но даже одного взгляда было достаточно, чтобы сказать, что можно лишь позавидовать его здоровью. Взглянув на хозяина собаки, Эрик спросил: – У вас, случайно, не найдется больной или раненой собаки, такой же большой, как эта?
– Больной? – Мужчина уставился на него так, словно Эрик сошел с ума. – Э… нет, милорд.
– Я так и предполагал, – разочарованно вздохнул Эрик и потянулся к мечу.
– Эрик! Что ты делаешь? – Роберт перехватил его руку, отводя ее от оружия.
– Я только хотел порезать его немного. Знаешь, не очень больно, но так, чтобы Розамунда держала его рядом с собой. Она непременно захочет это сделать, чтобы не было заражения.
Роберт мгновение потрясение смотрел на него и покачал головой.
– Нет? – растерянно спросил Эрик.
– Нет. Давай лучше посмотрим, может, у него уже есть где-нибудь ссадина.
Опустившись на колени, Роберт начал раздвигать грязную шерсть пса на лапах, потом на спине и голове.
–Ага!
Эрик присел рядом с ним:
– Нашел что-то?
– У него царапина на ухе.
Эрик подался вперед, приглядываясь. Увидев крошечную ранку, он скривился:
– Да она даже и снадобья не вытащит из-за такой малости.
– Рана может воспалиться, – возразил Роберт. – И это именно то, что тебе нужно: порез, из-за которого она будет держать собаку рядом с собой. Вот он.
Эрик недовольно посмотрел на ссадину, постукивая по рукоятке меча, и наконец покачал головой:
– Да ее едва видно, Роберт. Розамунда не будет волноваться из-за нее. Просто нужно… – Эрик стал снова вытаскивать меч, но хозяин собаки дернул за веревку, оттаскивая пса от Эрика и Роберта.
– Теперь послушайте меня. Я сказал, что могу одолжить вам собаку, но не для того, чтобы вы ее убили, – сказал он, мрачно глядя на Эрика.
– Оставь эту затею, Эрик, – стал уговаривать друга Роберт. – Ты же знаешь, что не сможешь ранить пса. Просто скажи, что тебя беспокоит эта ссадина, что она может воспалиться. Расскажи ей, что в детстве у тебя была собака с похожей царапиной, которая загноилась, и животное погибло. Что этот пес напоминает тебе ту собаку и ты не хочешь, чтобы с ним случилось то же самое,
Вздохнув, Эрик вложил меч в ножны.
– Ну ладно, – пробормотал он, заметив, что хозяин пса несколько успокоился, однако все еще настороженно поглядывает на него.
– Почему такие вытянутые лица, милорды? Ведь сегодня замечательный день – конюшня закончена и погода чудесная!
Услышав этот веселый голос, Эрик обернулся и увидел, что Розамунда вернулась. Она переоделась в зеленое платье, которое ей очень шло. Блэк покорно следовал за ней, когда она вошла в новую конюшню.
– Видишь, Блэки? Я же говорила тебе, что тут замечательно. Тебе здесь будет удобно, тепло и сухо.
Она прижалась лицом к голове коня, поглаживая его шею, и Эрик с раздражением увидел, что Блэк ведет себя словно влюбленный юнец, издавая тихое ржание и прижимаясь мордой к лицу Розамунды. В этот момент Эрик понял, что она избаловала его боевого коня. Это был уже не тот лихой скакун, который злобно кусал жеребцов противника и топтал мощными копытами упавших воинов. Теперь он годился лишь для парадов. Розамунда усмирила его.
– Пойдем. Можешь сам выбрать себе стойло, – сказала она красивому животному, похлопывая его по спине. – Которое тебе нравится?
Эрик обменялся насмешливым взглядом с Робертом, подумав, что конь не поймет хозяйку, да ему и все равно, где спать. Но оказалось, что они оба ошиблись. Блэк медленно шел по проходу, поглядывая по сторонам, словно оценивая стойла, остановился у последнего в дальнем конце конюшни и спокойно вошел в него.
– Прекрасный выбор, Блэки, – с усмешкой сказала Розамунда, подходя к стойлу. – Ты будешь далеко от двери. Зимой здесь не так дует, а летом прохладнее. И у тебя будет только один сосед, что, конечно, к лучшему. И это, думаю, будет Ромашка.
Эрик в отчаянии покачал головой, пока она устраивала его коня в новом стойле, нетерпеливо ожидая, когда она наконец выйдет и закроет двери.
– Жена!
– Да, милорд? – Улыбнувшись, она поспешила к ним, и взгляд ее с любопытством задержался на собаке, которую Дженсен подталкивал к ней. – О, привет, щенок.
Эрик закатил глаза к небу, когда она присела и погладила собаку.
– Вряд ли его можно назвать щенком. Он весит столько же, сколько и ты.
– Может, и так, но он все еще щенок, – заверила она, поглаживая свалявшуюся шерсть. – Посмотри на его лапы. Они у него еще не выросли. Ему не больше года.
– Она права, милорд. Ему скоро исполнился год. И он еще немного подрастет, – сказал Дженсен, но, увидев нахмурившегося Эрика, быстро добавил: – Он, несмотря на молодость, уже многое умеет,
– Хм… – пробормотал Эрик и вдруг заявил: – Он ранен.
– Что? – К его радости, Розамунда тут же заволновалась и, быстро осмотрев собаку, нахмурилась: – Куда?
– В ухо! – сказал ей Эрик. И когда она начала проверять, он продолжил: – Это небольшая рана, но такие могут нарывать. – Видя, что она так и не заметила рану, Эрик наклонился и указал на царапину. – Вот здесь.
– Но ведь это просто царапина, к тому же она уже почти зажила, – сказала со смехом Розамунда. – Вы заставили меня поволноваться, милорд. – Она взглянула на Дженсена. – С ним все будет хорошо. Нет причин для волнений.
Эрик скривился при этих словах и повернулся к Шамбли. Роберт многозначительно посмотрел на него. Вспомнив историю, предложенную Шамбли, Эрик вздохнул.
– У меня в детстве была собака с очень похожей раной, которая загноилась, – сказал он и решил для пущей верности добавить кое-какие детали. – Его ухо стало гнить и отвалилось.
Розамунда буквально вытаращила на него глаза:
– Стало гнить и…
– Просто отвалилось, – подтвердил Эрик. – И бедняга оглох. – Он горестно вздохнул, радуясь в душе, что завладел ее вниманием. – Нам пришлось убить его. – Когда Розамунда изменилась в лице, он быстро добавил: – Это было быстро. Мы отрубили ему голову.
– Вы убили собаку потому, что она была глухой? – возмутилась Розамунда. Только тут Эрик понял, что допустил ошибку.
– Ну… нет, не потому, что она была глухой, – быстро успокоил он ее. – Нам пришлось сделать это потому, что заражение распространялось и собака умирала долго и мучительно. Голова стала нарывать, и мы ее отрубили. – Он заерзал под ее ошеломленным взглядом, потом нахмурился: – Ну, в общем, я очень любил эту собаку, а этот пес напоминает мне ее, и я не хочу, чтобы с ним случилось то же самое. Я буду считать это большим одолжением, если ты подержишь его рядом собой и проследишь, чтобы ничего подобного не случилось.
– О! – Закрыв наконец рот, Розамунда посмотрела на собаку и кивнула. – Ну конечно, милорд. Я послежу за ним для вас.
– И держи его рядом с собой, – подчеркнул Эрик. – Чтобы у него не началось заражение, пока тебя не будет рядом.
– Если хотите – конечно…
– Хорошо. Ну тогда… – Он кивнул, оглянулся и вздохнул. – Тогда я прикажу людям помочь тебе и Смизи перевести вещи из старой конюшни.
Розамунда проследила, как он вышел из конюшни, потом покачала головой и взглянула на Шамбли.
– Отрубил его гниющую голову? – тихо спросила она.
– Да, он ведь очень любил ту собаку, – заверил ее Шамбли. – Ему было очень тяжело.
Розамунда недоверчиво посмотрела на Роберта.
– Ну… – Она взглянула на Дженсена, который явно очень веселился. – Как его зовут?
– Его светлость? – удивленно спросил он.
– Нет, собаку. Как его зовут?
– О, – пожал плечами хозяин. – Я называю его просто пес.
– Пес, – сухо отметила Розамунда. – Мне следовало догадаться.
Шамбли с любопытством посмотрел на нее:
– Почему?
– Ну, это же понятно. Ведь Томкинс называет своего быка просто бык, и чаще всего мой муж называет меня жена. Как еще может Дженсен звать свою собаку, если не пес? – Покачав головой, она взяла веревку, которую Дженсен обмотал вокруг шеи собаки, и повела беднягу за собой. – Никакого воображения, вот в чем дело. Имена, похоже, совершенно не даются им, правда ведь, пес? Ну, пойдем. Я тебя вымою и обработаю ухо – чтобы оно не отвалилось или не случилось другой глупости. А когда ты будешь чистым и я увижу тебя во всей красе, вот тогда мы, наверное, подберем тебе подходящее имя – например, Руфус или Чамп. Если только ты не девочка. Ты девочка? – спросила она пса, с довольным видом трусившего рядом с ней.
Пес продолжал смотреть на нее, вывалив язык, и Розамунда вздохнула:
– Ну, думаю, я узнаю это, когда буду мыть тебя. Похоже, я поторопилась переодеться в платье. Штаны явно больше подходят для купания таких созданий, как ты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди и рыцарь - Сэндс Линси



да роман замечательный))я вычитала много книг,и с уверенностью могу сказать что этот роман и впрям хорош))советую
Леди и рыцарь - Сэндс Линсилеля
13.07.2012, 17.24





Извините, но более тупого романа я не читала. А постельные сцены это ЧТО-то... фэ-э
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиИнна
16.07.2012, 16.38





Я худею с начала романа...героиня тупая, а герой мямля. Первая постельная сцена вырвала смех до слез...я в шоке...прекратила читать на том месте где она кролика закапывает. Гг поцталом
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиДаша
27.08.2012, 18.54





ЗАБАВНЫЙ
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиОЛЬГА
11.03.2013, 23.11





Не оставил роман никаких позитивных эмоций ...Всё время ждала , что вот ОН наконец то соизволит "опустится со своей колокольни " и обратит внимание на жену ... Гг-й не понравился совсем - ни характером , ни своими повадками ..
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиВиктория
2.04.2013, 9.46





Мне показалось скучновато.
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиКэт
27.04.2013, 10.14





Роман не понравился, неинтересная книга. Главная героиня просто невероятно глупая особа ...
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиNira
2.05.2013, 22.46





Девочки, девочки, не ссорьтесь! Ну как ему в первую постельную сцену героем быть?! За 5 мин, да под присмотром только изнасиловать можно... А девочке где ума набраться - она кроме монастыря средневекового вообще ничего не знала и не видела. Тем не менее, она набралась смелости общаться с людьми, отстаивать свою позицию, бороться за что-то... Многие из нас и по сей день этого не умеют...
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиKotyana
13.01.2014, 10.36





Это самый ужасный роман который мне приходилось читать, она такая тупая аж плакать хочеться ...а что эму оставалось делать как не на лево ходить.
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиВетер
20.06.2014, 18.52





Это самый ужасный роман который мне приходилось читать, она такая тупая аж плакать хочеться ...а что эму оставалось делать как не на лево ходить.
Леди и рыцарь - Сэндс ЛинсиВетер
20.06.2014, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100