Читать онлайн На восходе луны, автора - Стюарт Энн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На восходе луны - Стюарт Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На восходе луны - Стюарт Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На восходе луны - Стюарт Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Энн

На восходе луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Они катили по пустыне. Энни давно потеряла счет времени; она не знала, ни сколько времени они уже едут, ни — где находятся. Плотно зажмурив глаза и прижав колени к бедрам Джеймса, она крепко обнимала его за талию, в то время как мысли её витали где-то вдалеке, там, где не было места ни крови, ни смерти. И зловещая луна не всходила над сумрачным лесом.
Под палящим солнцем, немилосердно припекающим её спину, они неслись по неведомым дорогам навстречу участи, которую избрал для них обоих Джеймс.
Энни смутно сознавала, что, по меньшей мере, однажды они останавливались у придорожной забегаловки, чтобы перекусить и смыть с себя пот и грязь. Время остановило свой бег для нее, смешалось и растворилось. Ей уже казалось, что она несется на этом черном как смоль мотоцикле целую вечность, когда дорога под колесами стала настолько неровной и ухабистой, что Джеймсу пришлось заметно сбросить скорость. И все равно Энни, которая то и дело подскакивала на заднем сиденье, чтобы не свалиться, пришлось цепляться за его талию из последних сил. Почему-то больше всего её страшило не само падение, а то, что Джеймс потом не вернется, чтобы подобрать её.
Наконец мотоцикл все-таки остановил свой бесконечный бег, и Энни с трудом заставила себя разлепить глаза. И тут же недоуменно заморгала. Их окружало отталкивающее подобие автомобильной свалки из фантастического фильма ужасов. С полдюжины покореженных трейлеров, беспорядочное нагромождение проржавевших автомобильных остовов-скелетов, зияющих пустыми окнами-глазницами. Скособоченная будка, отдаленно напоминавшая туалет, одиноко торчала на отшибе свалки. В довершение жуткого впечатления, из-под изломанного кузова допотопного пикапа выползла немощная псина и угрюмо уставилась на Энни немигающим желтым глазом. Второй, похоже, давно вытек. Солнце уже садилось, и вечерняя прохлада насквозь пронизывала тоненькую маечку Энни.
— Ну вот, приехали, — пояснил Джеймс, слезая с мотоцикла.
Энни была все ещё не в силах пошевелиться.
— Куда? — только и выдавила она.
Место выглядело заброшенным, безлюдным и мрачным. Даже пугающим. Как ни мечтала Энни ещё минуту назад, чтобы их отчаянная гонка наконец прекратилась, оставаться здесь её тянуло ещё меньше.
Джеймс не ответил, оглядываясь по сторонам со столь безразличным видом, что у Энни по коже побежали мурашки. Автомобильное кладбище — и это бросалось в глаза — было ему знакомо. И привез сюда её он отнюдь не случайно.
Джеймс оглянулся.
— Ты идешь со мной?
— А разве у меня есть выбор? — переспросила Энни.
— Только в том случае, если ты умеешь управлять «винсентом», в чем я глубоко сомневаюсь. Тем более что в данный миг ты выглядишь так, как будто не способна прокатиться и на трехколесном велосипеде. Ноги, наверное, совсем затекли.
Он протянул ей руку, но за один день Энни уже натерпелась его прикосновений предостаточно. Сидя сзади на мотоцикле, она иного выбора не имела. Сейчас выбор был.
Перекинув ногу через седло, Энни соскочила вниз, но колени её тут же подогнулись, и она очутилась на твердой каменистой почве.
Джеймс, который словно ожидал этого, подал ей руку и помог подняться. Сделал он это как бы машинально, даже отрешенно, и тут же отнял свою руку, словно и сам не хотел к ней притрагиваться.
Это настолько поразило Энни, что она подняла голову и недоуменно воззрилась на него. Похоже, Джеймс вовсе не горел желанием быть к ней поближе. Но почему? И почему мысль эта её волнует?
— Чего ты так уставилась на меня? — раздраженно спросил Джеймс.
Застигнутая врасплох, Энни смущенно пожала плечами.
— Задумалась просто, — пояснила она. — А здесь есть ещё кто-нибудь?
Она осмотрелась по сторонам, разглядывая потрепанные трейлеры.
— Да, но они не суют нос в чужие дела, — сказал Джеймс. — Как и мы.
Он устремился к самому обшарпанному и помятому трейлеру. Стены проржавели, а крохотные оконца настолько заросли грязью и пылью, что Энни усомнилась, просочится ли сквозь них хоть капля света.
Между тем, смеркалось очень быстро. Энни падала с ног от усталости, желудок подводило от голода, и она мечтала о ванне. Еще раз осмотревшись по сторонам, она попыталась определить, проведена ли сюда канализация.
— Неужели мы остановимся здесь? — спросила она, не трогаясь с места.
— Здесь нам ничто не грозит, — ворчливо ответил Джеймс. — Конечно, это не «Ритц», но для наших целей вполне подходит. Если, конечно, ты не придумала ничего лучше.
— Нет, — ответила Энни, чуть помолчав. — Никому на свете не придет в голову искать меня в таком месте.
И она поднялась вслед за Джеймсом по поломанным ступенькам к помятой и исцарапанной металлической двери.
Только тогда одна она впервые заметила могучие замки и запоры. Пусть сам трейлер больше походил на заржавевшую груду металлолома, но замки на металлической двери уберегли бы и сам Форт Нокс. А Джеймс уже достал из кармана связку ключей.
На мгновение в мозгу Энни промелькнула надежда, что и внутри трейлера её поджидает не менее приятный сюрприз, однако в тот же миг, как дверь приоткрылась, и в нос шибануло запахом прокисшего пива, кетчупа и пота, надежда эта развеялась как дым. Энни молча проследовала за Джеймсом в темное чрево трейлера, но в самую последнюю секунду что-то заставило её обернуться.
За окнами трейлера, который стоял напротив, было темно, однако Энни успела заметить, как внутри что-то мелькнуло. Ее охватила дрожь.
— Кто-то следит за нами, — срывающимся голосом сообщила она Джеймсу.
— О нет, — покачал головой он. — Местные обитатели озабочены лишь тем, как уберечь собственную шкуру
Он захлопнул за Энни дверь, и они очутились в душном и темном чреве металлического логова. Хотя различить в кромешном мраке Энни ничего не могла, она почти зримо ощущала, что Джеймс рядом. Настолько рядом, что, когда рука его скользнула мимо её лица, Энни охватил безотчетный ужас.
Но тут же сменился нескрываемым облегчением — щелкнул выключатель, и вспыхнул свет.
Энни глубоко вздохнула, переводя дух. Потом, оглядевшись, сказала:
— Да, в темноте здесь посимпатичнее.
Внутри трейлер и впрямь выглядел ничуть не привлекательнее, чем снаружи. Свет падал от лампочки без абажура, укрепленной под потолком. Справа от двери была разбита кухонька, посередине находилось подобие гостиной, а слева, в небольшом алькове, стояла кровать. Снова — единственная. Застлана она была одним лишь матрасом, в углу которого лежало сложенное в несколько раз тонюсенькое одеяльце.
— Да, уютно, ничего не скажешь, — сухо добавила Энни. — А ванная хоть есть?
— Слева от тебя. Канализация работает.
— Откуда вы знаете?
— Знаю.
«Ванная», размером с собачью конуру, была оборудована проржавевшим душем, раздолбанным унитазом и крохотной раковиной. Но Энни было не до капризов. Она так мечтала смыть с себя дорожную грязь, что готова была принять душ и не в таких условиях.
Отмывая руки под краном, она услышала какие-то голоса. Вода была тоже ржавая, рыжевато-бурого цвета. Но Энни это уже не волновало.
Она осторожно приоткрыла дверь ванной, сама не представляя, что её ждет. Оказалось, однако, что Джеймс, держа в руке жестянку пива, лежал на тахте с продавленными подушками и таращился на экран малюсенького черно-белого телевизора.
У Энни вдруг руки зачесались вкатить ему оплеуху. Ее так и подмывало схватить Джеймса за грудки, прижать к стене и молотить кулаками до тех пор, пока он не ответит на все вопросы, которые так мучили её. Впрочем, она тут же со вздохом отмела прочь эти мысли. А Джеймс снов, в очередной уже раз, казался совершенно другим человеком. Домашним и расслабленным, обычным мужем, который, вернувшись с работы, валяется на диване и смотрит футбольный матч. С той лишь разницей, что смотрел он не футбол, а новости Си-Эн-Эн. Хотя место это, для приема кабельного телевидения, казалось последним в мире.
— В кухне найдешь еду, — отрывисто сказал Джеймс. — Пиво в холодильнике.
— Я же вам говорила — я спиртного в рот не беру.
— Но я беру.
На это возразить ей было нечего. Джеймс лежал, вытянувшись во весь рост, и смотрел на малюсенький экран, где мелькали какие-то тени, но из-за пояса торчала рукоятка пистолета.
Провизии в кухоньке было хоть отбавляй. Минеральная вода в бутылках, кетчуп, говяжья тушенка, сухие супы, макаронные изделия, консервированный тунец. Энни остановила выбор на томатном супе с крекерами, но Джеймсу предлагать разделить с ней трапезу не стала.
А вот сидеть в трейлере, кроме как на тахте, было негде, и Энни пришлось примоститься в её изножии, на самом кончике, как можно дальше от Джеймса, и тоже уткнуться в экран телевизора.
— Есть что-нибудь интересное? — спросила она, чтобы не казаться совсем уж невежливой.
— В Калифорнии лесной пожар, — безмятежно ответил Джеймс. — Похоже, начался в каком-то глухом каньоне. Со старенького горного коттеджа, а оттуда уже распространился дальше.
Энни перестала жевать.
— Это ваших рук дело?
— Что именно?
— Пожар.
— Нет. Думаю, что поджигатели — люди из окружения Кэрью. Пытаются замести следы.
— Следы чего?
— Собственных ошибок.
— Каких ошибок?
— Они позволили нам уйти, — сказал Джеймс, допивая пиво. — Мне нужно прогуляться. Оставайся здесь. Дверь никому не открывай. Не отвечай на телефонные звонки.
— Телефон? — переспросила Энни, не веря собственным ушам. — Откуда здесь телефон?
— Сотовый, — пояснил Джеймс. — В спальне.
— Что же это за место, черт возьми? — спросила Энни в полном недоумении. — Где мы?
— Это временное убежище, где можно пересидеть, — ответил Джеймс. — Больше тебе знать нечего. Пару дней мы здесь будем в безопасности.
— Вы то же самое говорили, когда привезли меня в коттедж Клэнси, — напомнила Энни.
— Да, но про это место, помимо меня, знал лишь один человек — тоже Клэнси. А он мертв.
Ни голос, ни лицо Джеймса не выражали каких-либо чувств. Либо ему и в самом деле было наплевать на смерть друга, либо он умел так ловко прикидываться. Энни даже не знала, что её устроило бы больше.
— А куда вы уходите? — поинтересовалась она, надеясь, что голос не дрогнет и не выдаст её страха. Ох, как не хотелось ей оставаться одной в этом заброшенном месте. Присутствие Джеймса тоже было слабым утешением, но без него ей стало бы совсем жутко.
— За покупками.
— Какими покупками?
— За продуктами. За текилой. И — за информацией.
— Ну хорошо, — кивнула Энни, понимая, что её разрешения никто спрашивать не собирается. — А я, наверное, приму душ, и лягу спать. Где мне можно лечь?
— На кровати, — ответил Джеймс. — Мне для сна достаточно и пары часов.
— Лишней одежды тут, наверное, не найдется?
— Можешь примерить что-нибудь из моего тряпья. В ящиках под кроватью.
— Так это ваш собственный трейлер?
И снова её вопрос остался без ответа.
— Запри за мной дверь, — велел ей Джеймс. С этими словами он, поставив пустую жестянку на полку, соскочил с тахти, в два шага преодолел пространство, отделяющее его от двери, и был таков.
Энни заперла дверь и, снова присев на тахту, уставилась невидящим взором на черно-белый экран. Снаружи зафырчал мотор мотоцикла; мерный стрекот его стал быстро отдаляться и вскоре растворился. Вдруг Энни подумала и ужаснулась: а вдруг Джеймс не вернется?
Тем временем на экране горные склоны в окрестностях Лос-Анджелеса были по-прежнему объяты бушующим пламенем. Энни смотрела на пожар, словно завороженная. В черно-белом варианте зрелище должно было казаться не столь устрашающим, однако в действительности выглядело, напротив, более зловещим.
— Пока жертвами лесного пожара стали шесть человек, — взволнованно говорил диктор, — однако, скорее всего, цифра эта возрастет. Личности четверых людей, останки которых были найдены в сгоревшем коттедже, до сих пор не установлены. По мере поступления дальнейших сведений мы будем сразу знакомить вас с ними «.
Четверых! Энни прекрасно понимала, о каком коттедже идет речь. И знала одного из погибших. Конечно же, это Клэнси — бывший соратник и друг Маккинли; человек, горевать по кончине которого Джеймс упорно отказывался.
Но кто — остальные трое? Как они оказались в коттедже? И — какой смертью погибли?
Впрочем, возможно, ей не следовало этого знать. Энни выключила телевизор и отправилась в ванную. Скинула одежду и встала под душ. Вода была горячая, а из ржавой вскоре сделалась почти совсем прозрачной. Покончив с душем, Энни завернулась в вытертое почти до дыр полотенце и босиком прошлепала в альков.
Кое-что из одежды, хранившейся в ящиках под кроватью, пришлось ей впору. Облачившись в просторную футболку и широченные шорты, Энни улеглась на кровать. Она старательно пыталась не думать о коробках с боеприпасами, которые обнаружила в ящиках под бельем.
На поверку кровать оказалась столь же жесткой и бугристой, как и на первый взгляд. Тонкое, изношенное одеяло тоже не внушало доверия. Но Энни было не до капризов. Ей было наплевать, что после езды по ухабистым дорогам все тело болезненно ныло, что мокрые и нерасчесанные после душа волосы спутались на жесткой подушке. Она даже не думала о четверых мертвецах, обнаруженных в том самом коттедже, который они с Джеймсом покинули лишь этим утром.
Энни волновало лишь то, что она осталась совсем одна. И у неё не было ни малейшей уверенности, что Джеймс вернется за ней.
Она выключила свет и лежала в полной темноте. Луна уже встала, и сквозь грязное запыленное оконце просачивалось мертвенно-серебристон сияние. А вот внутри трейлера было на удивление чисто, и Энни вдруг осенило: окно было испачкано неспроста.
Все, что бы ни делал Джеймс, он делал не без причины, и это тоже мало утешало. Ведь Энни по-прежнему не знала, что он был за человек, и чем занимался на самом деле.
Но в одном она все же была уверена, несмотря на все терзавшие её сомнения: он вернется, не бросит её на произвол судьбы. И ещё Энни знала, что рядом с Джеймсом она находится в безопасности. Он не даст её в обиду.
Энни и сама не заметила, как глаза сомкнулись, и она провалилась в беспробудный сон.
Генерала Дональда Кэрью ненавидел всеми фибрами души, и с нетерпением считал дни, оставшиеся до увольнения. За годы службы под началом Уина Сазерленда, который военных на дух не переносил, Кэрью тоже проникся к ним величайшим презрением. Ко всем. Но даже среди прочих генерал Дональд стоял особняком. Именно он во времена Уина постоянно вставлял ему палки в колеса, а после его смерти отчаянно стремился подмять под себя остатки могущественной некогда организации.
И черт с ним, рассуждал Кэрью, стиснув зубы. Зато, если им удастся замолчать последних оставшихся в живых свидетелей, правда никогда не выплывет наружу. От таких людей, как Маккинли, сейчас все равно проку нет. А потом, когда со всем этим будет покончено, он, Кэрью, перейдет в тихое финансовое управление. Нет, не для него все эти штучки рыцарей плаща и кинжала — он посвятит себя финансам.
А вот генерала Дональда денежные вопросы никогда не волновали. Разве что в тех случаях, когда ему приходилось требовать дополнительное финансирование. И Кэрью с нетерпением мечтал о том дне, когда займет такой пост, который позволит ему с наслаждением сказать ненавистному генералу» нет «.
— Почему, черт побери, вы опять облажались с Маккинли и этой девчонкой? — заорал генерал, не дожидаясь даже, пока Кэрью сядет. — Тебе даже самую простую операцию поручить нельзя! Как они ускользнули от вас? И где они? Не могли же они сквозхь хземлю провалиться!
— Не знаю, — уныло пробормотал Кэрью.
— А кто поджег коттедж, черт побери? Мы не должны допускать потерь среди гражданского населения. Тем более детей. Газетчики просто на уши встали. Журналюги чертовы. Можно подумать, что во время войны дети не гибнут. — Он махнул рукой. — Я всегда говорил, что подобные операции следует поручать военным. Но кто меня слушает?
— Не знаю, — угрюмо повторил Кэрью.
— Что-то, сынок, ты слишком много не знаешь, — процедил генерал. Он встал и, обогнув стол, горой возвышался над Кэрью.
Но тот и глазом не моргнул. Он привык к общению с людьми, подобными генералу. С людьми, которые пользуются своим положением, громким голосом и даже крупным телосложением, чтобы запугивать и унижать подчиненных. Но Кэрью был не из тех, кого легко унизить. В противном случае, он бы здесь столько не продержался. И он не собирался уступать генеральскому рыку.
— Вы правы, сэр, — спокойно ответил он, задирая голову и глядя в глаза своему боссу.
— Может, покурить хочешь? — неожиданно пролаял генерал. Но Кэрью, чуя какой-то подвох, отказался.
— Нет, спасибо, сэр — я не курю.
Буркнув себе под нос нечто невнятное, генерал спросил:
— А что говорят твои люди? Ты с кем-нибудь из них разговаривал? Ведь есть среди них те, кто работал под началом Сазерленда, и должны знать Маккинли. Они могут подсказать, где нам его искать. Как насчет Хэноувер? Клэнси? Паулсена?
— Хэноувер и Клэнси мертвы, — ответил Кэрью, тщательно подбирая слова. — Хэноувер пала от руки самого Маккинли в Мексике, когда пыталась его убить. А вот кто расправился с Клэнси, мне не известно. Не мы, во всяком случае, и не Джеймс. Он дружил с Клэнси.
— Сомневаюсь, чтобы Маккинли страдал от лишней сентиментальности, — сухо произнес генерал. — А как насчет Паулсена?
— Если он что и знает, то нам не говорит.
— Ды ты что, совсем охренел? — взорвался генерал. — И это сходит ему с рук? Да у меня он бы через пять минут раскололся!
— Лично я сомневаюсь, что ему известно, где скрывается Маккинли.
— Сомневаться — мало, Кэрью. Нужно знать! Мне нужен Маккинли, ясно? И ещё мне нужна дочка Сазерленда. Нельзя допустить, чтобы они заговорили. Вы меня поняли?
Кэрью снова задрал голову. Он даже пожалел, что не курит — с каким наслаждением он выпустил бы струю дыма в эту багровую рожу!
— Почему это настолько важно? — спокойно спросил он.
— Потому что они представляют для нас угрозу. И ты знаешь это не хуже меня. Маккинли уже давно следовало ликвидировать. Тогда вы опростоволосились, а теперь уже и Сазерлендское отродье втянуто в эту историю. — Чуть помолчав, генерал продолжил: — Хорошо, решим так: найдите только, где они прячутся, и тогда я уже сам о них позабочусь. Отныне, Кэрью, у нас права на ошибку нет. Если, конечно, ты хочешь сохранить свою должность. И если мы хотим сохранить свою организацию. Понял?
Кэрью встал. В свое время, ещё подростком, он ненавидел собственного отца лютой ненавистью, и успокоился лишь тогда, когда тот погиб в автомобильной аварии. Так вот, его ненависть к отцу была невинной обидой по сравнению с бешеной, иссушающей злобой, которую он питал к генералу Дональду.
— Я поговорю с Паулсеном, — пообещал он с обманчиво покорным видом. — Можете на меня положиться.
— Да уж, сынок, не сядь в лужу на сей раз. В противном случае, я сам возьмусь за это дело.
Уходя, Кэрью — в который уже раз — мысленно оплакивал Мэри Маргарет Хэноувер. Как жаль, что Маккинли её прикончил! Вот уж кто без труда разделался бы с ненавистным генералом. Мэри запросто перерезала бы ему глотку. Представив это, Кэрью с горечью улыбнулся. Впервые за последние дни.
В комнате она была не одна. И не только в комнате, но и на жесткой широкой кровати. Рядом с ней, вытянувшись во весь рост, лежал Маккинли. И, судя по всему, крепко спал.
Энни присела было, но рука Джеймса тут же взлетела, и его пальцы крепко стиснули её запястье.
— Спи, — приказал он, не раскрывая глаз.
— Вы же сказали, что ляжете спать на тахте, — возмутилась Энни.
— Я сказал, что мне для сна достаточно и пары часов, — возразил Джеймс. — Не уточняя — где именно.
Энни хотела выдернуть руку, но с таким же успехом могла попытаться вырваться из наручников. Хватка у Джеймса была стальная. Энни же устала, её мучили гнев и страх. Не думая, что делает, она изо всех сил ударила его свободной рукой по груди.
Ответ Джеймса последовал не только с обескураживающей, но с ужасающей быстротой. В мгновение ока Энни очутилась на спине, а пальцы Джеймса скользнули по её шее. Но прикосновение это не имело ничего общего с лаской. Большой палец Джеймса уперся в ямочку чуть пониже её подбородка, и боль была невыносимой. Оглушающей.
— Не смей, — только и сказал ей Джеймс.
Более действенного внушения нельзя было и измыслить. Энни не лежала, не смея вдохнуть. Она не могла кивнуть, не могла пошевелиться, не могла даже слова вымолвить. Она только смотрела на него расширенными от испуга глазами, моля об одном: чтобы Джеймс не нажал чуть сильнее и не лишил её жизни.
Она боялась даже представить, как поступит Джеймс — убьет её или отпустит. Наверное, он и сам этого не знал.
И вдруг он разжал пальцы и, перекатившись на спину, стал ловить ртом воздух, как будто запыхался после слишком быстрого бега.
Энни пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не дать деру. Она понимала, что Джеймс все равно не позволит ей уйти далеко. А, догнав, убьет. Это она знала уже наверняка. Лежа рядом с ним, она дышала так же тяжело и прерывисто, как и сам Джеймс, и выжидала, что он сделает дальше.
— Ты меня недооцениваешь, — сказал он наконец, когда дыхание восстановилось. — Мной движут инстинкты, а это может быть очень опасно.
— Что случилось с этими людьми?
— Какими людьми?
— В сгоревшем коттедже нашли останки четверых людей. Видимо, один из них — Клэнси. А остальные — кто?
— Не знаю, — без малейшего замешательства ответил Джеймс.
Ах, как хотелось Энни ему поверить! И все же она повторила свой вопрос:
— Что с ними случилось?
— Я убил их.
Три этих слова, одновременно простых и страшных, казалось, повисли в воздухе. Энни, затаив дыхание, ждала, что её охватят ужас, паника. Но прошло несколько секунд, и ничего не случилось. И она поняла — почему.
— Да, так примерно я и думала, — сказала она.
— Ты всегда отличалась умом и сообразительностью, — заметил Джеймс. — И ты не хочешь спросить, за что я расправился с этими людьми?
— Видимо, они хотели убить нас.
Энни метнула на него быстрый взгляд, и, несмотря на темноту, ей показалось, что в глазах Маккинли мелькнуло насмешливое одобрение.
— Да, и в логике тебе тоже не откажешь, — похвалил он. — Еще вопросы есть?
Желая его уязвить, Энни поспешно перебирала в уме вопросы позаковыристее. Однако в итоге изо рта у неё вырвалось такое, что она сама поразилась.
— Сколько тел было вашей жене, когда она погибла?
— Моей жене? — нахмурился Маккинли.
— Когда папа взял вас на работу, — напомнила Энни, — он говорил, что ваши жена и ребенок погибли в автокатастрофе, а вы приехали из восточного Техаса и… — Ее глаза полезли на лоб. — А куда запропастился ваш техасский акцент?
— Неужто, по-твоему, за столько лет я не научился говорить без акцента? — переспросил Джеймс.
— Но вы ещё вчера говорили с акцентом! — вскричала Энни.
— Неужели? Я ведь в Техасе отродясь не бывал.
Энни показалось, что пол под кроватью покачнулся. Она судорожно сглотнула.
— А ваша семья?
— Не более как романтическая сказка, придуманная твоим отцом. Как у тебя с математикой, Энни? На службу к твоему отцу я поступил двадцать лет назад. Сейчас мне тридцать девять. Как, по-твоему, мог ли я иметь семью в девятнадцать лет?
— Нет, — сокрушенно промолвила Энни.
— Вот именно.
— Но где тогда отыскал вас мой отец? Как уговорил вас вступить в свою загадочную организацию?
— Скажем так: он предложил мне работу, когда я в ней отчаянно нуждался, — ответил Джеймс, откидываясь на тощую подушку. — Больше тебе знать не следует.
— Иными словами, больше вы мне ничего не скажете, — поправила его Энни. — Вы — голубой?
— Наконец, похоже, ей все-таки удалось выбить его из колеи. После некоторого замешательства Джеймс улыбнулся. Но улыбка эта вовсе не успокоила Энни.
— Тебе было бы легче, окажись я педиком? — в свою очередь спросил он.
Энни ответила не сразу. Но наконец, пожав плечами, промолвила:
— Нет, по большому счету, мне это безразлично. Для меня вы вообще существо бесполое. Машина, компьютер, боевой робот. А ваши сексуальные предпочтения, если таковые у вас имеются, для меня значения не имеют.
— Сомневаюсь, — прозвучало в ответ.
Слова повисли в воздухе — тяжелые, двусмысленные, с откровенным сексуальным подтекстом. Энни распознала их смысл по дрожи, охватившей, казалось, чуть ли не все её нутро, отозвавшейся из самой глубины её естества. И она тут же поняла: не стоит больше бояться, что Джеймс причинит ей боль. Или даже — убьет её. Главное — вырваться из-под его влияния. Бежать от него как можно дальше. Желательно — на край света. Пока не поздно.
Скатившись с кровати, она бочком, словно краб, прижимаясь к стене, стала продвигаться к двери. Джеймс следил за ней без видимого интереса.
— Бежать отсюда некуда, Энни, — сказал он наконец. — Только со мной ты в безопасности, и ты сама это знаешь.
— Вы уверены? — голос её заметно дрожал, но обуздать страх, захлестнувший её, Энни была не в состоянии.
— Да. Насколько это только возможно.
— И… насколько же?
Джеймс посмотрел на неё в упор, и Энни поняла: сейчас он впервые скажет ей правду.
— Ни насколько.
Энни кивнула. Этим словам она поверила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На восходе луны - Стюарт Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 13

Ваши комментарии
к роману На восходе луны - Стюарт Энн



офигенная книга.перечитываю.те,кому нравится о агентах-крутых парнях-не проходите мимо
На восходе луны - Стюарт Эннвика
6.01.2012, 3.12





одна поправка-он очень плохой мальчик)
На восходе луны - Стюарт Эннвика
6.01.2012, 3.18





Помойму роман не доконцф, странно как то заканчиваеся.
На восходе луны - Стюарт ЭннАлена
20.01.2012, 17.47





Полная версия в романе ЧУЖИЕ ГРЕХИ
На восходе луны - Стюарт ЭннОксана
1.03.2012, 16.50





Чушь.....еще и незаконченная....Зря потраченное время
На восходе луны - Стюарт ЭннНатали
21.07.2013, 19.35





Зачем размещать незаконченный роман? Время жалко и впечатление портится.
На восходе луны - Стюарт ЭннRose
25.07.2013, 14.26





Девушки, не тупим, внимательно читаем предыдущие комменты: ведь написано же ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ РОМАНА - "ЧУЖИЕ ГРЕХИ". Тоже на этом сайте. Если начали читать эту версию, просто перейдите в Чужие Грехи и продолжайте чтение. Роман офигенный, герой мрачный, брутальный, молчаливый и дико сексуальный киллер из ЦРУ.
На восходе луны - Стюарт ЭннДориан
25.07.2013, 20.40





У автора явно проблемы с математикой. Ей 27, ему 39 - разница 12 лет, и тут же ей 7, а ему выпускнику колледжа и вдовцу значит 19. Такие ляпы раздражают... Возможно, только меня...
На восходе луны - Стюарт ЭннЯся
2.08.2013, 16.36





Беееее... Все романы заканчиваются свадьбами счастьем а это вообще ужа ни черта не поняла 0/10
На восходе луны - Стюарт ЭннАлександра
27.10.2013, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100