Читать онлайн На восходе луны, автора - Стюарт Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На восходе луны - Стюарт Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На восходе луны - Стюарт Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На восходе луны - Стюарт Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Энн

На восходе луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Как ни старалась Энни, заснуть ей никак не удавалось. Лежа под сводчатой крышей на широкой кровати старинного образца, она разглядывала причудливые тени, которые вырисовывались в лунном свете на полированном паркете, и думала, а удастся ли ей вообще сомкнуть глаза в эту ночь.
Стоило ей хоть на мгновение закрыть глаза, и всякий раз она словно наяву видела перед собой Клэнси; окровавленного, с простреленной головой.
Да и сама её жизнь напоминала ночной кошмар. Начался который в то самое утро, когда она обнаружила своего отца мертвым.
Все, во что она верила, все, что почитала священным и к чему относилась с благоговением, за последние полгода перевернулось с ног на голову, а то и вовсе пошло прахом. Некогда безмерно любимый и обожаемый отец превратился в незнакомца — добродушного, хотя и несколько язвительного джентльмена, который с каждым днем становился все более призрачным и надуманным, наподобие трусливых драконов и благородных рыцарей из детских сказок.
Да и Джеймс оказался оборотнем. Тихий и благородный друг и соратник отца канул в Лету. Она отправилась к нему в поисках совета и поддержки, рассчитывая найти в его лице опору. Вместо этого она нашла нечто совершенно иное…
Что — Энни и сама толком не ведала. Оказалось, что она совершенно не знает человека, которого, как ей прежде казалось, должна знать как облупленного. Впрочем, одно она уяснила твердо — Джеймс смертельно опасен.
Но самым странным, невероятным и обескураживающим было то, что, как оказалось, Энни перестала понимать самую себя. Простые решения вдруг перестали быть простыми. Все чаще и чаще она ловила себя на том, что разрывается между правильным и очевидным, с одной стороны, и между тем, что захотел бы от неё отец — с другой. И уж вконец её выбивало из колеи то, что отец её, скорее всего, был не прав в выборе своих желаний.
Будь в её голове хоть капля здравого смысла, она бы вернулась к прежней тихой и размеренной жизни. Прислушалась бы к совету Мартина, который настойчиво предлагал бывшей супруге оставить все как есть и не забивать мозги всякой ерундой. И уж тем более — не обращаться к Джеймсу.
Вместо всего этого она как ненормальная сорвалась с места, отправилась в Мексику, а теперь ещё и сбежала с человеком, который, как ей казалось, знал ответы на все так мучившие её вопросы. Более того, сама Энни уже больше не была уверена, что хочет их получить.
Вдруг она спохватилась, что даже не знает, где он сейчас. Кровать в маленьком горном коттедже была лишь одна, а софа в гостиной казалась слишком тесной и хрупкой для такого крупного мужчины. Может, он умеет подобно слонам спать стоя? А, может, и вовсе не спит?
Кэрью сказал, что в случае, если она передумает, то может всегда обратиться за помощью к нему. Джеймс же сказал, что помочь сохранить ей жизнь может только он. Энни не знала, кому из них верить. И уж тем более не представляла, может ли хоть кому доверять.
Она кинула взгляд на изящные часы «ролекс» на запястье — подарок отца. Без четверти три ночи. И совсем недалеко, за поворотом проселочной дороги, в салоне старенькой «тойоты» сидит покойник. Кто знает, а вдруг она тоже не доживет до утра?
Когда Энни проснулась, в комнате было темно, хоть глаз выколи. Луна спряталась, поднялся легкий ветерок, и до ушей её долетал лишь слабый шелест листвы. И тем не менее, открыв глаза, Энни вдруг поняла: в спальне кроме неё есть кто-то еще.
— Джеймс? — окликнула она неестественно спокойным голосом.
— Кто же еще? — его голос казался полумертвым от усталости. — Пора уходить отсюда.
Глаза Энни привыкла к темноте, и она различила его силуэт. Совсем рядом. Вдруг ей показалось, что он собирается к ней притронуться. Нет, только не это! Энни поспешно скатилась с кровати и отступила в угол. Джеймс за ней не последовал.
— Но как мы отсюда выберемся? — спросила Энни. В свежем предрассветном воздухе ей — в легкой маечке и джинсах — было довольно зябко. Говорить об этом Джеймсу она, разумеется, не собиралась.
— С помощью Клэнси.
По телу Энни пробежала дрожь.
— Я не поеду в этой ужасной машине…
— Ее уже и след простыл. Порой, когда им это нужно, Кэрью и его люди проявляют завидную оперативность.
— Но что случилось с Клэнси?
На глазах у Энни, Джеймс невозмутимо передернул плечами.
— Его тело никто не найдет. Это не важно — ни семьи, ни близких друзей в мирской жизни у него не было. Таков уж закон одиночного существования. Никто не замечает, что ты уходишь, и уж тем более — никто тебя не оплакивает.
Голос Джеймса едва заметно дрогнул. Впрочем, Энни подловила себя на мысли, что если бы не кромешный мрак, она бы не обратила на это внимания.
— И что, вас тоже ждет подобная участь? — спросила она.
— Если обстоятельства сложатся удачно, то — нет.
— А что будет, если они и в самом деле сложатся удачно? — уточнила Энни.
Джеймс приблизился к ней вплотную; отступать Энни было уже некуда — она и без того прижималась спиной к стене.
Маккинли остановился в считанных дюймах от нее, настолько близко, что она не только слышала его дыхание, но и чувствовала жар, исходящий от его тела.
— Тогда меня встретят с фанфарами, — просто ответил Джеймс.
Энни застыла в неподвижности. Нет, Джеймс не трогал её, но в этом не было необходимости. В самой его близости было нечто столь естественное и властное, что Энни показалось, что она давно уже всецело принадлежит этому человеку.
С превеликим трудом обретя дар речи, она неловко пробормотала:
— Вы уверены, что вам тридцать девять? Последние ваши слова скорее подошли бы юноше.
На мгновение в комнате воцарилась гробовая тишина, но затем Джеймс обеими руками обнял Энни за плечи. Энни вздрогнула, но заставила себя поднять голову и посмотреть в его едва различимые во мраке глаза.
Длинные пальцы Джеймса скользнули по её плечам, поглаживая ключицы.
— Осторожнее со мной, Энни! — прошептал он, склоняя голову ниже.
— Я вовсе не боюсь, что обижу вас, — вызывающе ответила Энни, но голос её едва заметно дрогнул.
— Ты меня вовсе не обижаешь. — Его пальцы скользнули ещё ниже, к её грудям. — Ты…
Он осекся, словно не зная, что сказать. Однако не тот был человек Джеймс Маккинли, чтобы мучиться от нерешительности, и Энни знала, что ответ у него готов.
— Я — что? — спросила она.
Он выпустил её столь резко и неожиданно, что Энни, отшатнувшись, ударилась спиной от стену.
— Поговорим об этом, когда вырвемся отсюда, — ответил Джеймс.
— А как мы это сделаем?
— Я же сказал — с помощью Клэнси. Он наверняка позаботился о том, чтобы у нас было здесь средство для передвижения. Задача лишь в том, чтобы найти его прежде, чем это сделает противник.
— Противник? Мне показалось, что Кэрью пообещал оставить нас в покое на одну неделю.
— Кэрью, как я уже говорил — не единственная наша головная боль, Энни. Возможно, что он и сдержит свое обещание. Возможно — нет. Я не намерен рисковать твоей жизнью, веря ему на слово.
— Почему — моей? А — вашей?
— О, она не в счет. — Джеймс провел рукой по шевелюре. — У нас перед ними есть одно преимущество. Силы их во многом превосходят наши, но зато противнику неизвестно, как мыслил Клэнси.
— А вам известно?
— Я много лет знал его. И доверял ему. Поэтому всегда мог предсказать его действия.
Говорил Джеймс без малейших признаков горечи или сожаления. Спокойно, словно пояснял решение логической задачи. Энни сняла с кровати небольшую дорожную сумку и, перекинув через плечо, спросила:
— Неужели вам это безразлично?
Джеймс, уже в дверях, приостановился.
— Что именно?
— Смерть Клэнси. Вы ведь были с ним друзьями. Близкими друзьями. Неужто вас не потрясла его смерть?
Джеймс устремился вниз по узким ступенькам, и Энни едва расслышала его ответ:
— К смерти мне не привыкать.
Он мог не говорить ей, что нужно ступать как можно тише и вообще вести себя поосторожнее — Энни уже это усвоила. Вслед за ним она растворилась во тьме, спускаясь почти так же беззвучно. Сумрачно-синее небо на востоке начало едва заметно бледнеть, и Энни невольно посмотрела на циферблат наручных часов с фосфоресцирующими стрелками. Без десяти пять.
— Снаружи кто-то есть? — прошептала она.
— Да — двое или трое агентов, — шепнул в ответ Джеймс. — Скорее всего, все они — люди Кэрью, что само по себе не слишком приятно. Если же среди них и тот, который расправился с Клэнси, то мы здорово влипли.
— Можно подумать, что мы и раньше развлекались, — криво усмехнулась Энни.
Джеймс нахмурился. Снова приостановившись, он повернулся к ней.
— Признаться, ты не совсем вовремя обрела свое чувство юмора, — промолвил он. И тут же, не дав ей ответить, добавил: — Оставайся здесь.
В следующее мгновение он растворился во мраке, и Энни поняла, что в кухне осталась одна.
Вдохнув полную грудь воздуха, она вдруг заметила, что ладони её всполтели, а сердце гулко колотится. Да, Энни боялась. И не просто боялась — от страха душа её ушла в пятки.
Стоя неподвижно как соляной столб, она поняла, к чему прислушивается. Каких звуков дожидается. С замершим сердцем она ждала, что вот-вот грянут выстрелы. Выстрелы, знаменующие гибель Джеймса.
Но вокруг по-прежнему было тихо как в склепе.
Все происходящее казалось каким-то жутким, кошмарным сном. Энни мечтала, что проснется, включит свет, радио, запустит громкую музыку… Ей хотелось, чтобы было шумно, чтобы слышались людские голоса. Чтобы кошмарный сон прервался.
Вдруг в памяти вновь всплыл страшный образ мертвого Клэнси. И тогда Энни окончательно уверилась — нет, это не сон.
Она опустилась на выстланный линолеумом пол и, подтянув колени к груди, обняла ноги обеими руками. Холодея от утренней свежести и от страха, она в тысячный раз кляла себя за собственное безрассудство. И черт её дернул пустить в эту безумную авантюру! Так и погибнет она здесь, посреди чужой кухни, и никто так никогда и не придет поплакать на её могилку. Энни прижалась подбородком к коленям и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Снаружи не доносилось ни единого звука — там по-прежнему царило полное безмолвие.
— Энни?
От неожиданности она чуть не вскрикнула, но Джеймс молниеносно зажал ей рот ладонью, так что Энни едва не ударилась головой о стену. В темноте она не могла различить черт его лица, но знала, что это он — по голосу, по ощущениям. Убедившись, что его узнали, Джеймс отнял руку.
— Как вы меня напугали, — прошептала Энни. — Я даже не слышала, как вы вернулись.
— Так и было задумано, — ответил Джеймс.
— Ну что, есть там кто-нибудь?
— Больше — нет, — спокойно сказал он. — И ещё я, кажется, выяснил, где Клэнси оставил для нас автомобиль. Неподалеку отсюда на самом косогоре стоит полуразвалившийся сарай. На мой взгляд, он вполне в стиле Клэнси. Пойдем.
Энни поднялась. Ей вдруг снова расхотелось, чтобы Джеймс к ней прикасался. Она и сама не понимала, почему ей казалось, что ему этого хочется. Ощущение это словно витало в воздухе. И Энни твердо знала: рано или поздно это непременно случится.
Снаружи ноздри Энни сразу уловили едва слышимый и какой-то неожиданный запах. Металлический и вместе с тем серный — его принес мимолетный бриз. Следуя за Джеймсом в предрассветной мгле по тропе, с обеих сторон заросшей кустарником, она отчаянно пыталась не принюхиваться, опасаясь, что различит другой, более страшный запах.
— Джеймс! — еле слышно окликнула она, в глубине души надеясь, что Маккинли её не услышит. Однако тот услышал, и тут же замер как вкопанный. Хотя оборачиваться и не стал.
— Что?
Рассвет с каждой минутой брезжил все отчетливее. Горный склон, покрытый зелеными деревьями и кустами, розовел на глазах.
— А существует ли на самом деле кровавая лилия, или это плод вашего воображения?
Джеймс не ответил, молча устремившись вниз по склону. И Энни не оставалось ничего иного, как, скрепя сердце, последовать за ним. Она лишь отчаянно пыталась отогнать прочь пугающие мысли, от которых на душе лежала невыносимая тяжесть.
Когда до развалюхи, о которой говорил Джеймс, была уже рукой подать, Энни перехватила его красноречивый взгляд, и послушно затаилась в кустах, приготовившись к очередному ожиданию.
Приблизившись к сараю, Маккинли — Энни видела все как на ладони — вынул откуда-то пистолет. Удивительно, но Энни до сих пор так и не сумела привыкнуть к виду огнестрельного оружия. Ее отец всегда отзывался о пистолетах с презрением, и Энни разделяла его убеждения. Однако сейчас она была очень рада, что они существуют.
Вот Джеймс скрылся внутри сарайчика, и Энни затаила дыхание, прислушиваясь. Она и сама не знала, что ожидает услышать — ожесточенную пальбу или шум схватки. Либо оклик Джеймса — свидетельство того, что им ничто не грозит.
Ни звука.
За спиной Энни медленно восходило солнце, и его первые отблески зловеще рябили ветви куста, за которым она укрывалась. Энни сказала себе, что досчитает до ста, а потом выйдет из своего убежища. Правда, тут же поправилась, что считать станет по-французски — так получится медленнее. Досчитав до quatre-vingt dis-huit
type="note" l:href="#FbAutId_6">6
, она поняла, что больше не выдержит, и медленно выпрямилась, опасаясь, что получит пулю в затылок.
В первую секунду, войдя в сарайчик, она не заметила Джеймса. Уж слишком скуден был внутри солнечный свет, просачивавшийся сквозь щели в ветхой крыше.
Джеймс стоял в углу, серьезный и молчаливый. Энни проследила за его взглядом, почти убежденная, что увидит очередное бездыханное тело.
— О, дьявольщина! — выругалась она со смешанным чувством облегчения и разочарования. — Он оставил нам мотоцикл!
— И не просто мотоцикл, — глухо сказал Джеймс. — Это уникальная модель. «Винсент блэк шэдоу». Такие уже лет сорок с лишним не выпускают.
— Понятно, — кивнула Энни. — Он оставил нам допотопный мотоцикл. По-вашему, он ещё функционирует.
— Не сомневаюсь, — ответил Джеймс. Он бросил ей шлем, и Энни, поймав его на лету, краешком глаза заметила, что Джеймс натягивает на голову точно такой же. Высоченный, весь в черном, а теперь ещё и в шлеме, он выглядел очень угрожающе.
— Вот уж не думала, что вы из тех, кто беспокоится об этих приспособлениях, — промолвила она, в свою очередь, нахлобучивая на голову шлемах.
— Я вовсе не о них беспокоюсь, — услышала она в ответ. — Просто в шлемах нас будет труднее узнать.
И он вспрыгнул в седло с грацией человека, которому не привыкать гонять на мотоциклах.
— Похоже, вам не впервой управлять мотоциклом, — заметила Энни.
— Да.
— И Клэнси знал об этом?
— Да.
— Должно быть, с этим мотоциклом связаны какие-нибудь сентиментальные воспоминания…
— Хватит болтать, черт побери! — не выдержал Джеймс. — Полезай позади меня!
Энни робко приблизилась к нему и остановилась в нерешительности. Она понимала, что от неё требуется — седло было разделено надвое, и за спиной Джеймса для неё оставалось достаточно места. Все, что ей оставалось делать, так это перекинуть ногу через седло и взгромоздиться на него. Но она стояла, словно застыв в нерешительности.
— Чего ты ждешь, черт побери?
— Я никогда не каталась на мотоциклах, — призналась Энни, с опаской взирая на огромный черный «винсент».
— Мне следовало и самому догадаться, — кивнул Джеймс. — Уин берег тебя как зеницу ока. Растил как принцессу на горошине. Ну так вот, залезай на мотоцикл и держись крепче!
— Но…
Чтобы избежать дальнейших споров, Джеймс схватил её за руку и резко рванул к себе, так что Энни оставалось, либо сесть позади него, либо врезаться в мотоцикл. Она выбрала первое, и с опаской устроилась на непривычном сиденье.
— Обхвати меня обеими руками за талию и держись, — прорычал Джеймс.
Это ей тоже вовсе не улыбалось.
— А нет здесь какой-нибудь ручки? — робко осведомилась Энни, но в следующее мгновение голос её сорвался на визг — Джеймс схватил её за обе руки и скрестил их на своей пояснице, крепко прижав к себе. Энни почувствовала, как груди её распластались по его широкой спине, но у неё хватило здравого смысла не разжимать рук.
И тут мощный мотор взревел. Услышав этот рев, ровный и могучий, никто не сказал бы, что этому двигателю больше сорока лет — звучал он как новенький. А в следующий миг они вырвались из сарая на свободу. Когда в лицо Энни брызнули слепящие солнечные лучи, она только плотно зажмурилась, отчаянно стараясь не завизжать.
Очень скоро она совершенно утратила ощущение времени. Сидя позади Джеймса, ни жива, ни мертва, она безумно боялась раскрыть глаза.
Вскоре, впрочем, она почувствовала, как бьется его сердце. Их тела разделяли лишь две тонкие майки и, по мере того как мотоцикл уносил их все дальше и дальше от заброшенного в калифорнийских горах коттеджа, воздух которого пропитался едким запахом смерти, Энни все острее и острее ощущала не только биение сердца Джеймса, но и жар, исходивший от его тела, ритм его дыхания.
Прижаться лицом к его спине она не могла — мешал шлем, и Энни оставалось только крепче держаться обеими руками за его поясницу.
Ей было уже все равно, куда везет её Джеймс. Она доверила ему свою жизнь, доверила всецело, окончательно и бесповоротно.
Мощный мотоцикл, прекрасная машина из давно ушедших дней, уверенно мчал вперед по дороге. Время от времени Джеймс посматривал на черный как смоль корпус. Они с этим механизмом были примерно одного возраста. Нет, «винсент» был даже постарше. Достойный прощальный подарок от Клэнси. Старого и преданного друга.
Он пытался уверить себя, что ничего страшного не случилось. Клэнси, как и сам Джеймс, слишком долго существовал в таком мире, где смерть могла настигнуть любого и в любую минуту. И на помощь к ним Клэнси пришел, прекрасно понимая, чем рискует. И тем не менее пришел, без колебания. А рано или поздно счеты с ним все равно свели бы. Уж слишком много врагов он нажил, а Кэрью — или другой мерзавец на месте Кэрью — обладал слишком мощной и разветвленной сетью.
Джеймс давно приучился не горевать по ушедшим друзьям и не оплакивать их. И не вспоминать прошлое. Он обследовал труп Клэнси с методической отрешенностью, подмечая малейшие признаки, которые могли натолкнуть его на след убийцы, ознакомить с особенностями его стиля и так далее.
И в течение всей бесконечной и бессонной ночи, перебирая в уме всевозможные варианты побеги, Джеймс ни разу не испытал ни раскаяния, ни угрызения совести. Потом, когда все останется позади, он непременно вспомнит Клэнси. Дни их молодости. Боевые будни, полные опасностей. Помянет Клэнси добрым словом. И не только словом.
А ведь Клэнси наверняка предчувствовал свою смерть. Лучшие профессионалы отличаются наличием шестого чувства. А лучшие — это те, которым удалось протянуть в их организации столько лет. Джеймс был убежден: оставляя в сарае «винсент», Клэнси уже знал, что мотоцикл понадобится именно Маккинли.
Нет, он думает обо всем этом слишком много, а это уже опасно. Джеймс прекрасно понимал, что, оставь Кэрью в сарайчике засаду, и с ним было бы покончено. И даже представить страшно, какая участь ждала бы в таком случае Энни.
Нет, он должен избавиться от этих мыслей раз и навсегда. Отстричь их и зашить рану хирургическими нитками. А сейчас нужно только планомерно осуществлять задуманное. Неуклонно продвигаться вперед, но постепенно — шаг за шагом.
Энни держалась крепко. В последнее время, по мере того, как суровая реальность все больше и больше открывалась ей, в глазах Энни появилась загнанность. Как у испуганной лани, отметил про себя Джеймс. Нет, такой женщина не под силу примириться с реальностью, которая окружает его. Как и с той, которая окружала её отца. Она скорее погибнет, нежели её воспримет.
Правда, до сих пор Джеймс ещё надеялся, что ему удастся уберечь Энни от этой реальности. Просто ему нужно было сохранить Энни жизнь, пока сам он займется поисками всех ответов.
Он должен выяснить, кто за спиной Уина замыслил и организовал этот дьявольский план, и покарать злодеев. И тогда Энни будет в безопасности.
Хотя бы это он мог сделать для Уина. Для человека, которого любил как собственного отца.
Энни даже не подозревала, что обнимает палача. Не знала она и не могла знать, что он вернулся на кухню, пропитанный запахом смерти. В противном случае, она могла бы постепенно утратить рассудок. Как утрачивал свой рассудок он.
— Извините, сэр. Маккинли удалось ускользнуть вместе с этой женщиной.
— Как, черт побери? Я же отрядил туда лучших своих людей! Ты сам сказал, что ни одна машина не сможет проехать туда или оттуда, и что ни одна мышь не ускользнет из этой ловушки.
— Да, сэр. Видимо, я просчитался.
— Да, сынок, ты сел в лужу. — Генерал откинулся на спинку кресла, вертя в руке рюмку виски. Потребовалось бы слишком много виски, чтобы залить этот страшный провал, а генерал относился к тем людям, который рассчитывает каждый свой глоток. Неумеренное потребление спиртного — признак слабости, а генерал был человеком без слабостей.
Он смерил взглядом самоуверенного хлыща, стоявшего сейчас перед ним. Тот олицетворял новый тип бюрократа — политически грамотный выскочка, безукоризненный яппи, образованный и воспитанный член Лиги плюща. Много таких перевидал генерал за последние несколько лет и, будь на то его воля, сослал бы их всем скопом в Ирак — пусть Саддам Хусейн с ними разбирается.
Правда этот молокосос — и генерал давно это знал — отличался от остальных. По коварству он потягался бы с шакалом, а по части беспощадности дал сто очков вперед тигру-людоеду. И ещё был начисто лишен души и морали. Генералу достаточно было разок заглянуть в его пустые умные глаза, чтобы понять: вот человек, способный на все.
Что ж, такой человек — инструмент в его руках — был ему полезен. А в том, что он был его человеком, сомнений быть не могло. Правда, как любой тонкий инструмент, он требовал тщательного ухода. Тем более такой инструмент — уникальное средство уничтожение.
— И что ты собираешься делать теперь? — спокойно осведомился генерал.
— Я знаю, что делать. Одно меня интересует: насколько быстро необходимо с ними покончить?
— Как можно быстрее, сынок! — выпалил генерал. — Нельзя терять ни минуты. Джеймс Маккинли уже несколько месяцев засел во мне как заноза. С тех самых пор, как вышел в отставку. Он для нас — ходячая бомба, а наша организация слишком ценна и засекречена, чтобы так рисковать. Разумеется, мы тщательно замели все следы, но недооценивать Маккинли может только безумец. Иными словами, если мы рассчитываем и в дальнейшем проводить наши операции, Маккинли должен быть ликвидирован, и как можно скорее. Прежде чем он успеет разболтать, чем мы занимаемся. А уж он мог бы вывести нас на чистую воду, сынок. И — уничтожить. Если только мы не опередим его.
— Вы готовы поручить это мне, сэр?
— Да, черт побери! И я тебе это уже сто раз говорил.
— А если Кэрью заподозрит что-нибудь неладное?
— Тогда придется и его вывести за скобки. Словом, надо кончать их всех. Всегда можно обвинить в этом террористов. Или свалить вину на Маккинли. Как считаешь, Энни Сазерленд знает, кто он такой на самом деле?
— Сомневаюсь. В противном случае, она бы с ним не осталась, а, по словам Кэрью, выбор её был добровольный.
— Что ж, тогда даю тебе карт-бланш. Организуй утечку информации. Она должна знать, чем Маккинли зарабатывал на жизнь. Его подноготную. Это должно напугать её до полусмерти.
— А смогу ли я, по-вашему, сделать это, не объяснив ей всего? Про организацию, про нас всех?
Генерал пристально посмотрел на него. В бездушных умных глазах его молодого подчиненного не должно бы быть и тени сочувствия или сожаления. Не должно бы, но — было! И лучшие из них не лишены недостатков, рассеянно подумал генерал. А вслух сказал:
— Если ты в чем-то сомневаешься, сынок, то я могу поручить это задание другим. Нам совершенно не важно, что она знает, и чем догадывается. Возможности поделиться с кем-нибудь у неё все равно не будет. Главное — разъединить их с Маккинли. И тогда мы позаботимся о ней, а ты позаботишься о нем. Только не мешкай. Ясно?
— Яснее не бывает, генерал.
— Тогда — приступай. Найди их. Прежде чем Маккинли найдет нас.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На восходе луны - Стюарт Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 13

Ваши комментарии
к роману На восходе луны - Стюарт Энн



офигенная книга.перечитываю.те,кому нравится о агентах-крутых парнях-не проходите мимо
На восходе луны - Стюарт Эннвика
6.01.2012, 3.12





одна поправка-он очень плохой мальчик)
На восходе луны - Стюарт Эннвика
6.01.2012, 3.18





Помойму роман не доконцф, странно как то заканчиваеся.
На восходе луны - Стюарт ЭннАлена
20.01.2012, 17.47





Полная версия в романе ЧУЖИЕ ГРЕХИ
На восходе луны - Стюарт ЭннОксана
1.03.2012, 16.50





Чушь.....еще и незаконченная....Зря потраченное время
На восходе луны - Стюарт ЭннНатали
21.07.2013, 19.35





Зачем размещать незаконченный роман? Время жалко и впечатление портится.
На восходе луны - Стюарт ЭннRose
25.07.2013, 14.26





Девушки, не тупим, внимательно читаем предыдущие комменты: ведь написано же ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ РОМАНА - "ЧУЖИЕ ГРЕХИ". Тоже на этом сайте. Если начали читать эту версию, просто перейдите в Чужие Грехи и продолжайте чтение. Роман офигенный, герой мрачный, брутальный, молчаливый и дико сексуальный киллер из ЦРУ.
На восходе луны - Стюарт ЭннДориан
25.07.2013, 20.40





У автора явно проблемы с математикой. Ей 27, ему 39 - разница 12 лет, и тут же ей 7, а ему выпускнику колледжа и вдовцу значит 19. Такие ляпы раздражают... Возможно, только меня...
На восходе луны - Стюарт ЭннЯся
2.08.2013, 16.36





Беееее... Все романы заканчиваются свадьбами счастьем а это вообще ужа ни черта не поняла 0/10
На восходе луны - Стюарт ЭннАлександра
27.10.2013, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100