Читать онлайн Роза и лев, автора - Стюарт Элизабет, Раздел - 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роза и лев - Стюарт Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роза и лев - Стюарт Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роза и лев - Стюарт Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Элизабет

Роза и лев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

26

Каким-то чудом Джоселин удалось сохранить самообладание, заняться ранами Джеффри и даже выведать у него некоторые подробности об анжуйцах, с которыми ее супруг вел нескончаемую войну. Роберт отказывался говорить с ней на эту тему, и она поняла, что здесь присутствует не только политическая, но и личная вражда. Джеффри, печально кивнув, признал, что дело обстоит именно так.
Ричард де Люси навестил ее и заверил, что сделает все возможное для освобождения де Ленгли из плена… если он жив, разумеется. Затем прибыл посланец Роджера Честера и затеял деликатную беседу о размере выкупа.
Джоселин воспряла духом, однако это были для нее нелегкие дни и часы, ничуть не менее тяжелые, чем время, проведенное в Белавуре в плену у собственного братца. Она с помощью служанки перестирала все белье Роберта, заштопала все его рубашки и носки и при каждом стежке, продевая сквозь ткань иглу, молила всех святых на небесах, чтобы они позаботились о сохранении жизни ее супруга.
Опять явился гонец от Честера. Роберт де Ленгли жив, но о выкупе не может идти и речи. Он останется пленником своих врагов навечно, во всяком случае, до конца дней своих.
Джоселин обрадовалась известию, что Роберт будет жить, но какова цена такому существованию — беспомощный узник, служащий потехой для тюремщиков. Более сладостного способа умертвить де Ленгли для его врагов не было. Им хотелось продлить наслаждение до момента, когда он не выдержит этой пытки и совершит грех самоубийства.
Ее навестил де Люси с постоянной улыбкой на лице, которая служила ему профессиональной маской. Он заронил в ее сердце надежду.
— Робин Лестер всего лишь забавляется, набивая себе цену. Но свинье, как бы она ни веселилась, недолго гулять — ее все равно забьют на мясо. Мы взяли Тетбюри, и вся милая компания изменников укрылась в Уорвике. Мы пошлем туда парламентера.
Гонцы скакали туда-сюда, привозя послания.
Через неделю де Люси явился вновь. Его улыбка потускнела. Он протянул Джоселин пергаментный свиток, печать на нем была ей незнакома, и это повергло ее в трепет.
— Это лично для вас, мадам, от Генри Анжу. Это и есть его дьявольская печать!
Она в бессилии опустилась на походный стул возле столика, где когда-то, в кажущемся ей далеким времени, разделяла трапезу с Робертом. Взломав печать и развернув пергамент, Джоселин прочла:
«Миледи де Ленгли! Нет нужды представляться вам, вы меня знаете».
Строчки, твердые и ровные, изгибались в ее глазах, как змеи.
«Уведомляю, что супруг ваш был тяжело ранен, и я повелел забрать его из-под опеки Честера. Теперь он находится под моим покровительством. Мой личный врач заботится о нем. Сейчас он на пути к выздоровлению. Что за характер у вашего супруга, вы осведомлены не хуже, чем я. Он не передал вам никаких просьб, поэтому к вам обращаюсь я, мадам. Пришлите ему свежее белье и свое послание — я прослежу, чтобы их не увидели досужие или враждебные глаза.
К моему великому сожалению, сообщаю вам, что милорд Роберт останется моим пленником до поры, когда многострадальная, разорванная на части Англия не воссоединится под моим скипетром. Вы можете сказать Стефану, который все еще продолжает называть себя королем, что единственный выкуп за Роберта де Ленгли — это корона Англии».
Прочитав письмо, Джоселин вдруг ощутила, что глаза ее сухи. Время для слез прошло.
— Он пишет, что не отпустит Роберта никогда.
Де Люси выхватил у нее письмо и с жадным любопытством погрузился в чтение. Джоселин наполнила чашу вином и тут же осушила ее до дна.
Генри Анжу держит у себя ее мужа. Тот самый Генри Анжу, который приказал сжечь живьем Роберта и полдюжины его верных соратников. И не может быть речи о выкупе…
Она приняла решение. Она отправит чистые рубашки для Роберта завтра поутру вместе с анжуйским герольдом, но…
— Я поеду вслед за ним… Герцог Анжу не прогонит меня…
— Не очень-то мудрая мысль, мадам, — нахмурился де Люси. — Предсказать, как поступит анжуец, нелегко. Вполне возможно, что из ненависти к вашему супругу он кинет вас в каменный колодец и будет хохотать, наблюдая ваши мучения.
— Он не посмеет. Я отправлюсь с белым флагом. Церковь и любой благородный дворянин отступятся от него, если он жестоко обойдется со мной.
— Сомневаюсь, остались ли в Англии благородные дворяне.
Де Люси горестно покачал головой.
Для путешествия в Уорвик Джоселин отрядила лишь малую свиту — Джеффри и еще трех рыцарей. Она раздумывала, взять ли с собой служанку, но отказалась от этой мысли. Что их ждет впереди — невозможно было предугадать, а иметь рядом склонную к слезам девчонку, да еще заботиться, чтобы ее не изнасиловали вражеские солдаты, — такую роскошь Джоселин не могла себе позволить.
Она провела весь вечер до полуночи за сочинением писем, в которых каждое слово было пронизано гневом, бушевавшим в ее душе. Де Люси, обещавший утром забрать их, наверное, почувствует, как раскалены ее послания. Она хотела поведать всем, чем вызвано ее путешествие в стан врага, и обвиняла бывших друзей в равнодушии.
Первое письмо было адресовано Аделизе. Она умоляла сестру как-то воздействовать на Пелема, чтобы тот повидался с де Ленгли и уговорил его склонить голову перед Анжу.
Для Джоселин это было самое легкое послание. Другим написать было уже сложнее. Она обратилась к отцам церкви, требуя, чтобы они вмешались в судьбу женщины, лишенной мужа из-за гражданской войны.
Настала очередь и членов королевской семьи, и лордов, о которых Роберт ненароком отзывался с уважением. Джоселин даже решилась начеркать пару строк самому Лестеру, тщательно избегая грубых слов, а только взывая к его совести и льстиво подыгрывая его тщеславию.
Последним было письмо к отцу — она все же воспринимала его как родного отца, несмотря на желчное высказывание Брайана.
Она никогда не добивалась от Уильяма Монтегью отцовской любви, не требовала от него побрякушек в подарок. Сейчас Джоселин просила, умоляла, чтобы он сделал все, что в его силах, ради спасения Роберта и своей дочери, верно служившей ему долгие годы.
Закончив эту тяжкую работу, она стала перебирать вещи Роберта, выискивая то, что ему могло понадобиться в заключении. На дне сундука она обнаружила то, что никогда не ожидала увидеть — кольцо, брошенное ею той шлюхе в Лейворсе в припадке ревности. «Он отобрал кольцо у той девчонки, он помнил о нем, он посчитал его святым».
Она поцеловала золотой ободок и вернула его обратно на свой палец, туда, где и было ему место.
— Я смешаю землю и небо, я уничтожу всех Анжу, но я верну тебя, Роберт!
Гонец с поклажей, предназначенной для де Ленгли, ускакал ночью, но его наглый паж, одетый по моде, недавно принятой за Проливом, и щеголяющий своим французским акцентом, гарцевал перед Джоселин на коне, показывая свое могущество. Ей было трудно удерживаться от смеха, весьма для нее опасного.
— Я не ручаюсь за вас и за себя, если отправлюсь с вами в путь, мадам! Ваша слишком малочисленная свита не удержит меня от соблазна.
Джоселин поблагодарила Господа, что Джеффри с воинами держались поодаль и не слышали наглых разглагольствований юнца. Неужели подобная развязность в манерах господствует при дворе анжуйцев? Если эта зараза затронет Англию, то женщин в этой стране ждут не лучшие времена.
Месяц июнь — самый роскошный месяц для цветов и трав, как бы благословлял их путь к замку Уорвик. Но Джоселин пришла в ужас, увидев, что луга вокруг серых замковых стен усеяны воинскими палатками.
Спокойная и кристально чистая, как ей прежде казалось, река Эйвон теперь взбухла от конского навоза и дурно пахнущих нечистот, сбрасываемых туда многочисленным войском.
Прекрасен был город и замок, возвышающийся над ним, но Джоселин не могла не подумать, что позорное пятно предательства его владельца осквернило эту красоту. Их небольшой кортеж пробирался меж солдатских палаток. Юный посланец Генри водил их по лабиринту лагеря, сам не зная, где находится его господин.
В конце концов, уставшая Джоселин приказала своей свите спешиться. Вокруг них собрались любопытные. Один солдат притащил табурет и предложил миледи сесть, за что она была ему благодарна. Кольцо вокруг нее и ее охраны сжималось все теснее, но на лицах солдат не было заметно враждебности.
— Наш принц Генри где-то охотится на цапель. Вот истинно королевская охота, но вряд ли он подстрелит хоть одну птицу. Мы их всех распугали.
Миролюбие этих крестьян, превращенных волей господ в солдат, почти успокоило Джоселин. Ее вывел из задумчивости голос Брайана. Заслышав его, она взвилась, словно подхваченная вихрем.
— Рад снова встретиться с тобой, сестричка. Нам ведь есть о чем побеседовать?
— Нет! Нет! — Она заслонилась от него ладонью, не желая ни видеть его, ни слышать того, что он говорит со злобной усмешкой.
Спутники Джоселин вмиг обнажили мечи, защищая госпожу. Воины Брайана тоже ощетинились оружием. Но Брайан взмахом руки остановил их. Ему доставляло удовольствие показать сестре, что здесь, в лагере Анжу, он всевластен.
Но воля его не распространялась на Джоселин. Она бросила ему под ноги табурет, он споткнулся и повалился наземь. Пользуясь всеобщим замешательством, Джоселин обратилась в бегство. Кого ей искать во вражеском лагере? Кто может помочь ей? Лишь тот самый зловещий Анжу, тюремщик ее супруга и его извечный враг.
Бег ее меж палаток, полных пьяных солдат и не менее пьяных девок, хватающих ее за одежды, под весенней луной, которая всем обещала ночь любви, а ей лишь ночь тревоги, продолжался недолго.
Поскользнувшись, она упала и услышала, как разъяренный Брайан шлет ей вслед проклятия. Удары стали о сталь означали то, что ее малочисленная свита вступила в сражение. Она взмолилась, чтобы кровь Джеффри и воинов не пролилась зря, но остановить вспыхнувшую схватку ей бы все равно не удалось. Грубые солдатские руки помогли ей встать на ноги.
— Где Лестер? Где его лагерь? — твердила она как заклинание, считая, что это имя может послужить ей паролем.
Солдат произнес с сомнением:
— Эрл Лестер далеко. — Он махнул в сторону, где в темноте светились костры. — Лагерь его там, за болотом. Ты промочишь ноги, красотка. Не лучше ли тебе заночевать со мной?
Свора, посланная Брайаном в погоню за ней, шлепая по грязи, приближалась. Они растянулись полукольцом, осматривая все укромные места между палатками. Для них это была увлекательная охота, а для нее любой враг, будь то сам Генри Анжу, был менее опасен, чем братец Брайан.
Утопая в жидкой трясине, Джоселин устремилась к шатру, возле которого в свете костров завидела знамя с гербом Лестера.
Ей все выше приходилось поднимать юбку, колени ее уже погружались в холодную топь, она с усилием выдергивала ноги из болота и шла… медленно, но шла навстречу неизвестности.
Позади нее раздался вопль Брайана:
— Лови ведьму! Лови шпионку Стефана!
Как же подл Брайан, как могло ему прийти на ум выкрикивать подобную омерзительную ложь?
Теряя последние силы, Джоселин выкарабкалась на сухое место, и тут на фоне костра появились черные силуэты воинов. Охранники Лестера преградили ей дорогу. Люди в железных кольчугах наступали, теснили ее, кто-то из них схватил ее за платье.
— Отпустите ее, дурни! Разве не видите, что это леди?
Ее освободили, причем так поспешно, что она опять едва не упала. Небольшого росточка мужчина стоял возле шатра, окруженный свитой роскошно одетых людей, которые были на голову выше его. Джоселин разглядела странный, чересчур короткий плащ, накинутый на его плечи, — такие плащи не носили в Англии, — короткую стрижку, огненно-рыжую бородку. В облике его и в манере держаться ощущалась привычка повелевать, и не просто отдельными людьми, а целыми народами.
Дрожь пробежала у нее по спине. Она не сомневалась, кто перед нею, словно ей шепнули на ухо имя незнакомца.
— Вы Анжу, — произнесла она с придыханием и тут же присела на траву в глубоком почтительном реверансе. — Я прошу у вас защиты, милорд.
Герцог улыбнулся и потрепал бородку. Джоселин не решалась оглянуться, не осмеливалась даже на минуту отвести взгляда от его лица.
— А вы… — заговорил он наконец. В тоне его проявилась неожиданная мягкость. — Вы, должно быть, леди де Ленгли. Несмотря на странные обстоятельства нашей встречи, я говорю совершенно искренне — добро пожаловать в наш лагерь.
Джоселин с ужасом подумала, в каком же виде она предстала перед принцем. Ее платье порвано, подол его покрыт грязью, по лицу струится пот, а волосы темной массой разметались по плечам.
Генри, рассматривая ее, казалось, наслаждался подобным зрелищем, и от этого внутри у нее все похолодело. А ведь ей так необходимо было произвести самое благоприятное впечатление на человека, от которого зависела судьба Роберта.
— Надеюсь, все присутствующие слышали, что сказала леди де Ленгли? Она просит у меня защиты и покровительства. Может ли истинный рыцарь отказать в подобной просьбе очаровательной женщине, да к тому же явно попавшей в беду? Покровительство вам будет оказано, — провозгласил Генри. — Поднимитесь, пожалуйста.
Джоселин колебалась, ее била дрожь, и она опасалась, что, выпрямившись, не устоит и постыдно свалится на траву.
— Боюсь, что ноги не повинуются мне, милорд, — честно призналась она. — Я с рассвета в седле, пытаясь угнаться за вашим курьером. А тут, в лагере, за мной устроили настоящую охоту, и я бежала, как испуганная лань. Если я поднимусь, как вы велели, милорд, мои колени могут подогнуться.
Генри, откинув голову, расхохотался. Затем он приблизился к ней и протянул руку.
— Как могла такая маленькая женщина произвести в военном лагере подобный переполох? Встаньте, леди, и обопритесь на мою руку.
Он поднял ее таким мощным рывком, что она содрогнулась. Только сейчас она увидела вблизи его глаза — серые, будто выточенные из кремня — бездушные, но властные. Глаза человека, который без колебаний посылает людей на смерть.
Герцог, очевидно, вздумал позабавиться по каким-то только ему ведомым причинам, но на его искреннюю помощь вряд ли можно было рассчитывать.
— Я охотно помогу вам. Ваши злоключения вызывают во мне сочувствие. С братьями трудно ладить — мне это хорошо известно. Мой собственный брат пошел на меня войной, и мне придется рано или поздно упрятать его в железную клетку. Несомненно, вы бы со своим братом охотно так поступили.
При столь очевидном намеке Джоселин не могла не оглянуться. Брайан стоял всего в нескольких ярдах и, конечно, слышал все, что сказал герцог. Шрам его мгновенно налился кровью и стал выглядеть, как свежая рана на бледном — белее мела — лице.
— Да! — громко произнесла Джоселин. — Я бы этого очень хотела.
Анжуец оскалился в ухмылке, что придало ему задорный мальчишеский вид. Джоселин вспомнила, что он всего лишь года на два старше ее.
— О, кровные узы! Мы должны за это выпить!
Он приказал, чтобы подали вина, и этот, на секунду проглянувший в принце мальчишка, вдруг, как по волшебству, исчез, а перед взором Джоселин появился суровый повелитель, ибо шестеро взрослых, мощного сложения мужчин кинулись сразу же, сталкиваясь и мешая друг другу, выполнять его распоряжение.
Глаза Генри скользнули по ее фигуре и там, где взгляд его останавливался, мурашки проступали на коже. Точно такой же взгляд был и у Роберта. Генри смотрел на нее с откровенным вожделением.
— Пройдемте в шатер, леди. Вы ведь разыскивали Лестера? Но его сейчас здесь нет. Я отослал его с поручением. Всё же, думаю, он не рассердится, если мы воспользуемся его шатром.
Каким-то образом он угадал, о чем она подумала.
— Как вы проницательны, мадам. — Он одарил ее двусмысленной улыбкой. — Но знайте, что я дал себе зарок» не связываться с замужними женщинами!
Он стремительно увлек ее за собой в шатер, и у Джоселин появилось ощущение, что она подхвачена ураганом и напрочь лишена собственной воли.
Пажи и слуги суетились вокруг них, накрывая на стол. Мгновенно были поданы закуски, вода и полотенце, чтобы смыть дорожную грязь, принесен был и стул для гостьи.
— А вот и наше вино! — воскликнул герцог при виде человека с кувшином. — Оно из Аквитании, из самых лучших виноградников моей супруги. Я привез его оттуда специально для себя и для близких друзей. Надеюсь, оно вам понравится.
Генри опять оглядел ее с ног до головы, и чувство опасности вновь прокралось в душу Джоселин. Она торопливо умылась и утерлась полотенцем. Ей еще хотелось как-то поправить свое платье и причесаться, но герцог уже протянул ей золотой кубок, собственноручно наполнив его.
— Я наслышан о вас, — произнес он резко.
— А я о вас, — ответила она, как бы отбивая его выпад.
Он усмехнулся и выпил. Выпила и Джоселин. Молчание ее тяготило, и она взяла на себя смелость продолжить разговор.
— Меня сопровождали четверо верных слуг. На них напали ваши люди, и меня волнует, есть ли среди моей свиты убитые и раненые. Мы прибыли сюда под белым флагом, — добавила она многозначительно.
Генри тут же распорядился узнать о судьбе людей де Ленгли. Джоселин отпивала по глоточку вино и в молчании ожидала возвращения посыльного. Конечно, она жаждала задать вопросы и о Роберте, ради чего, собственно, и преодолела столько миль по бездорожью. Но что-то в этом человеке, ей непонятное, мешало Джоселин сделать это, хотя он был с ней так любезен.
Генри расхаживал перед ней, словно не находя себе места. Он вел себя как хищное животное, чующее неведомую опасность. Он постоянно брал в руки и тут же отбрасывал различные предметы. Нервничал ли он, или это была его привычка, Джоселин не знала.
— Вы не спрашиваете меня о де Ленгли, — внезапно произнес он и уставился на нее пристальным взглядом.
— Я посчитала, что вам известна цель моего приезда.
— О цели я догадываюсь… Вы будете умолять меня выпустить его. Но не думайте, что я настолько глуп.
Несмотря на тревогу, Джоселин заставила себя улыбнуться.
— Я не считаю вас глупцом, милорд. Все, что я слышала о вас, убеждает в том, что вы умнейший человек на свете. Я приехала лишь для того, чтобы увидеть Роберта. — Она поколебалась. — Ну и, конечно, просить вас сохранить ему жизнь.
— Я не угрожаю его жизни, мадам, — тотчас возразил он.
Джоселин для храбрости глотнула еще вина. Она вспомнила о подожженном аббатстве в Нормандии. Ведь это Генри развел для Роберта погребальный костер. А что сейчас означают его слова? Может быть, он намекает, что Роберту уже ничто не грозит? Что его нет в живых? Генри внезапно рассмеялся.
— А у вас удивительнейшие глаза, мадам. По этим глазам я узнал вас сразу, еще до того, как разглядел вашего брата. Бедняга ловил вас за подол, но ему разве по силам одолеть такую сестрицу? Лестер как-то упомянул, что вы отлично играете в шахматы. Я бы очень хотел поиграть с вами. — Он лукаво приподнял одну бровь. — … Поиграть в шахматы, я имел в виду.
Джоселин даже не моргнула. Пока ей удавалось держать себя в руках.
— Я так и поняла вас, милорд.
— Ах вот как?
К ее удивлению, Генри тут же извлек из какого-то сундука шахматную доску и расчистил место на столе.
— Вы намерены начать прямо сейчас?
— Конечно, зачем откладывать? Впрочем, вы, наверное, голодны. Так перекусите, я подожду.
У Джоселин мелькнуло подозрение, что этот человек явно безумен.
— Да, я голодна… но прежде всего я тревожусь за моих людей… После мы можем и сыграть, если вы желаете.
Генри нетерпеливо взмахнул рукой.
— О них позаботятся. Я пошлю им своего медика.
— Вы очень добры, милорд, но я хочу сама убедиться, что с ними все в порядке.
В глазах Генри появился холодок.
— Я желаю начать партию немедленно. — Тон герцога был мягок, но настойчив.
Джоселин заметила, как побледнели присутствующие при разговоре слуги и люди из его свиты. Если она покорится сейчас, то Генри на этом не остановится и будет гнуть, подавлять ее волю и дальше, и все кончится катастрофой.
— Как я могу заняться с вами игрой, когда не знаю о судьбе моих верных слуг? Они, рискуя жизнью, вступились за меня. Я должна хотя бы знать, живы ли они. Если они пали в бою, я должна отдать им последние почести. — Говоря это, Джоселин горделиво вздернула подбородок. — За мной не стоит могучая армия. За мной нет ничего, кроме чувства долга перед людьми, защищавшими мою честь. Я думаю, вы поймете меня. Ведь люди верят в вас и служат вам…
— Скоро вы их будете лицезреть. В живом или в мертвом виде.
— Я также хотела бы увидеть своего супруга.
— И это произойдет… со временем. А теперь посмотрим на ваших слуг.
Он молниеносно прошагал к выходу из шатра и откинул полог. Сразу же потянуло холодом.
— А вы совсем не похожи на Маргарет. Прежняя жена Роберта вела бы себя иначе.
Его усмешку Джоселин уже не могла разглядеть, он делал такие широкие шаги, так мчался вперед, что ни его свита, ни она не поспевали за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роза и лев - Стюарт Элизабет

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031

Ваши комментарии
к роману Роза и лев - Стюарт Элизабет



Отличный роман
Роза и лев - Стюарт Элизабетнастя
13.12.2012, 18.36





Что-то не фонтан.скууукааа
Роза и лев - Стюарт ЭлизабетОльга
29.12.2013, 20.52





Что-то не фонтан.скууукааа
Роза и лев - Стюарт ЭлизабетОльга
29.12.2013, 20.52





Герои мне понравились, но много войны и политики.
Роза и лев - Стюарт ЭлизабетКэт
19.05.2014, 10.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100