Читать онлайн Мадам, вы будете говорить?, автора - Стюарт Мэри, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мадам, вы будете говорить? - Стюарт Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мадам, вы будете говорить? - Стюарт Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Мэри

Мадам, вы будете говорить?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

О мой нежнейший демон!
Кто женщину поймет?
Шекспир
Дэвид все еще спал. Я пошла искать его, оставив обоих мужчин смотрящими вниз с утеса. Они перегнали фургон через шоссе на проселочную дорогу, развернули его носом к морю и включили фары. Марсден сказал, что не было и одного шанса из миллиона хоть кому-то из троих остаться в живых, но мы не могли уехать, не убедившись в этом. С содроганием я оставила их и отправилась назад через деревья к Дэвиду. Забравшись на вершину каменной насыпи, я обнаружила, что прекрасно вижу дорогу при лунном свете. Подо мной среди четких мохнатых теней лежала лощина. Под выступом скалы среди листвы шевельнулось что-то темное. Я торопливо сползла вниз и была встречена бесформенной тенью, повизгивающей и извивающейся с приглушенным восторгом.
– Роммель! – Опустившись на колени в пыль, я обняла его. – О, Роммель! Ведь я чуть не убила тебя, бедняжка!
Роммель одарил меня щедрым, хотя и мокрым прощением и побежал, повизгивая от возбуждения, к скале. Я последовала за ним.
Дэвид лежал, свернувшись клубком, накрытый пиджаком. Он выглядел очень юным и трогательным. Его темные ресницы были так похожи на отцовские, что меня охватило какое-то особое чувство, не испытанное ранее. Я снова встала на колени возле него и коснулась его рук. Они были холодные. Я дотронулась до его щеки и ужаснулась, почувствовав влагу под пальцами, но немедленно Роммель, лихорадочно облизывая другую щеку, указал разгадку. Я оттолкнула пса.
– Было очень умно с твоей стороны найти Дэвида, – сказала я ему, – но подожди минутку, ладно?
Я прижала Дэвида к себе и стала растирать его холодны руки. Роммель, прижавшись дрожащим телом, с энтузиазмом наблюдал.
И вскоре темные ресницы дрогнули и поднялись. Он беспомощно уставился на меня, и его руки шевельнулись в моих.
– Привет, Дэвид, – сказала я.
Его расширившиеся глаза моргнули.
– Миссис… Селборн?
– Да. Как ты себя чувствуешь?
– Довольно мерзко. – Он осторожно повернул голову и удивленно посмотрел на залитую лунным светом насыпь с огромными соснами, вздымающимися за ней. – Где я?
– К востоку от Марселя. Но не волнуйся. Теперь все в порядке.
Он перевел взгляд на меня. Выражения в них я не могла понять. Он слегка отодвинулся от меня.
– Я припоминаю теперь… Марсель. Как я сюда попал? Тогда я поняла.
Я взяла его за руку.
– Дэвид, я говорю тебе, что все в порядке. Я не одна из них; ты можешь мне верить. Я последовала за тобой сюда… мы с Роммелем…
– Роммель?
Он повернулся и первый раз заметил пса, который, прижавшись животом к земле, дрожал от восторга каждой шерстинкой, ожидая, когда на него обратят внимание.
– Он нашел тебя сам, – сказала я. – Шел по следу.
– О Роммель! – сказал мальчик, заливаясь слезами, и зарылся головой в собачью шерсть, обняв своего друга за шею.
Я оставила его выплакать испуг, и одиночество, и недоверие, пока Роммель оказывал поддержку и утешал. Но вскоре рыдания сменились икотой, и голос сказал стойко из-за головы пса:
– Меня зверски тошнит.
– Неудивительно, – заметила я. – Тебе это пойдет на пользу. Не обращай на меня внимания.
Спустя короткое время после неприятного антракта он вернулся назад и сел возле меня. Я набросила на него пиджак и прижала к себе. Хотела бы я знать, с чего начать рассказывать ему о Ричарде.
– Глотни-ка вот это.
– Что это?
Это была фляжка Ричарда.
– Бренди.
– О! – Он явно был доволен. – Настоящее бренди? А-а… ужасно!
– Знаю, но оно прекрасно, когда доберется немного глубже. Выпей еще немного.
– Нет, спасибо. Я чувствую себя хорошо, только очень есть хочется.
– Великие небеса!
– Что мы здесь делаем? – спросил он. – Что случилось? Я хочу знать.
– Все по порядку. Мы ждем здесь… транспорт уехал обратно в Марсель.
Он заговорил быстро, с тревогой:
– В Марсель? В тот магазин? Я не хочу!
– Не в тот магазин, – сказала я успокаивающе. – С этим покончено, С хозяином магазина разобрались. Ты можешь мне рассказать, что там случилось, или тебе неприятно об этом вспоминать?
– Я едва помню. Я принес браслет, он посмотрел на него, затем спросил, где я его взял. Он так странно на меня смотрел, что я подумал, уж не догадался ли он, что браслет краденый, и потому насочинял всякой лжи. Он мне вроде бы поверил и пригласил зайти в офис. Он подошел к комоду, я думал, за деньгами. Но когда он повернулся, в руках у него было полотенце или что-то вроде. Я… я не помню, что случилось потом.
– Хлороформ, думаю.
Запах все еще чувствовался, едва уловимый, сладкий и ужасный. Наверное, Крамер сразу узнал Дэвида. Возможно, Лоран позвонила ему, как только заметила отсутствие мальчика, и рассказала о браслете. Мои руки крепче сжались вокруг Дэвида.
– Господи, что заставило тебя выбрать именно этот магазин из всех магазинов Франции?
– У меня не было денег, – сказал Дэвид, – и я смог найти только этот проклятый браслет. Я думал, Марсель – единственное место в окрестностях, где можно продать подобную вещь и тебе не будут задавать вопросов. Поэтому я отправился туда на попутных машинах. Это заняло вечность. Я носил браслет в два или три магазина, но его не хотели покупать. В конце концов один парень посоветовал мне заглянуть в тот магазин. Он сказал, что хозяин специалист по серебру и, возможно, возьмет вещь.
Он слегка вздрогнул и уткнулся головой мне в плечо.
– Что же ты собирался делать, получив деньги?
– Поесть.
Ответ был быстрым и эмоциональным.
Я взглянула на него.
– Бедняжка! Ты хочешь сказать, что ничего не ел весь день?
– У меня был только ленч с водителями грузовиков, и все.
– Боже мой! У меня в сумке был шоколад, но я потеряла ее. Могу утешить тебя только тем, что если бы тебя усыпили хлороформом с полным желудком, то тошнило бы гораздо сильнее. Ничего, скоро перекусишь. – Я подняла голаву, прислушиваясь, но ни один звук, кроме вздохов сосен, не доносился. – А что ты собирался делать после еды, Дэвид?
– Я хотел вернуться в Ним и поискать папу.
Я вздрогнула.
– Поискать твоего отца?
Он стыдливо взглянул на меня.
– Да. Когда вы уехали из отеля, я решил отправиться за ним.
– Не понимаю.
– В тот день в Ниме – помните? – когда мы убежали от моего отца и я сказал, что боюсь его… Это была неправда. Я начала пересматривать свои идеи заново.
– На самом деле ты никогда не считал его сумасшедшим? Ты никогда не боялся его?
Дэвид ответил презрительно:
– Конечно, нет. Бояться его? Никогда, пока жив, не буду его бояться!
Я сказала беспомощно:
– Тогда, ради Бога, объясни! Я не могу разобраться. Ты говорил, что не хочешь встречаться с ним; сказал, что это вопрос жизни и смерти; выглядел перепуганным. И что все это значило?
– Я боялся, – ответил он серьезно, – ужасно боялся, но за него, а не его. Я попробую рассказать… Можно мне начать с начала?
– Конечно.
Он начал рассказывать чистым тихим голосом, лишенным каких-либо эмоций. Странно было слушать ту же самую страшную историю ночного убийства и предательства из уст ребенка. Она отличалась от изложения Ричарда только точкой зрения.
–…И когда я услышал, что его освободили, то понял, что он поедет в Дипинг. Но он не приехал. Я ждал и ждал, а потом из полиции позвонили миссис Хатчинз – нашей экономке – и сообщили, что папа попал в автомобильную аварию и сильно ранен. Они сказали, что его отправили в больницу. Конечно, я хотел поехать навестить его, но мне сказали, он без сознания и надо подождать с визитом. Потом, довольно поздно, приехала она.
Его голос не изменился, но меня вдруг потрясла холодная ненависть, прозвучавшая в нем. Когда Дэвид продолжил, я начала понимать, что его история ужаснее, чем у Ричарда.
– Она вошла ко мне в комнату. Я не спал, конечно. Она сказала, что была в госпитале, а затем очень, очень осторожно сообщила, что папа умер. Что вы на это скажете?
– Ничего. Продолжай. Она сообщила тебе, что твой отец мертв?
– Да. И добавила, что ехать в госпиталь бесполезно, я не смогу его увидеть – он слишком сильно обгорел. Конечно, – сказал Дэвид, уткнувшись лицом куда-то возле правого уха Роммеля, – я тогда еще довольно плохо соображал. Мне не хотелось уезжать с ней, но я не мог и оставаться в Дипинге, и, в любом случае, что я мог сделать? Папа умер, она – моя мачеха, и я верил, что должен подчиняться ей. Немногое можно сделать, если ты только мальчик. Тогда я еще не привык обдумывать происходящее сам. Теперь научился.
– Знаю, – сказала я горько. Дэвид продолжил:
– Она наняла квартиру возле Буа, и мы там поселились. Относилась она ко мне довольно хорошо, но я был так несчастен, что ни на что не обращал внимания. Я просто слонялся по окрестностям. Однажды я нашел в Буа Роммеля с привязанной к хвосту консервной банкой. После этого стало лучше.
Я спросила мрачно:
– Что же случилось потом?
– Примерно три недели назад она сообщила, что папа жив.
– Господи, как ей удалось объяснить ложь о его смерти?
– Она сказала, что сделала это ради меня. – Серые глаза встретились на секунду с моими, их взгляд ничего не выражал. – Она добавила, что, по словам врачей и полиции, папа пытался совершить самоубийство.
– Дэвид!
– Да. Она подозревала, что он совершил это ужасное убийство и оно терзало его. О, – сказал Дэвид с широким жестом, – она щадила меня как могла. Она сказала, что последнее время он вел себя все чуднее и чуднее и что он, наверное, убил дядю Тони и ударил меня – в момент затмения, провала памяти. Она предписала это… есть такое слово?
– Приписала.
– Она приписала это его ужасным испытаниям на войне. Почему вы смеетесь?
– В этом есть своя ирония, – ответила я, – но это не имеет значения.
– Ну, – продолжил Дэвид, – такова была ее история. Он был болен, опасен, потому она удалила меня из беспокойной зоны.
– Ты ей поверил?
– Нет. Я знал, что он не сумасшедший, что он не убивал дядю Тони и что ударил меня точно не он. Я был уверен, что он не собирался разбивать машину и совершать самоубийство, потому что, выйдя из здания суда, он позвонил мне из Лондона и сказал, что едет прямо в Дипинг.
– Ты ей это сообщил?
– Нет. Не могу объяснить, миссис Селборн, но я начал все сильнее чувствовать, что мне следует держать свои мысли при себе. Было что-то такое… ну, что-то странное и неправильное во всем этом деле. То, что она говорила, как иногда на меня смотрела… и то, что она увезла меня с собой, хотя я точно знал, что она меня не любит… О! Многое казалось странным. И теперь все эти разговоры о папе: я уверен, она тоже не думала, что он сошел с ума. И, конечно, ничто не могло извинить ее ложь о его смерти. – Он замолчал.
– Почему же ты не написал отцу?
– Я в первую очередь об этом подумал. Но тут была загвоздка, миссис Селборн. В квартире внизу жили два парня – она сказала, ее кузены, – и они все время проводили с нами. У меня не было ни одной минуты для себя. Я не мог написать письмо без их ведома, и они прочли бы его. Более того, она хотела, чтобы я написал отцу, и это заставило меня задуматься.
– Она хотела, чтобы ты попросил его приехать и встретиться с тобой?
– Точно. – Его голос был приятным эхом голоса Ричарда. – Она сказала, что не может позволить мне вернуться в Англию, пока не увидит, в каком он состоянии, и предложила написать и пригласить его во Францию. Но она прочла бы письмо; мне не удалось бы рассказать ему о положении дел и спросить, что на самом деле с ним случилось. Она снова и снова возвращалась к письму с приглашением от меня, и это было так странно, что я заподозрил неладное и отказался. Я притворился, что поверил ее рассказу о его сумасшествии и боюсь встречаться с ним. – Он издал сухой смешок. – Черт! Она была в ярости, попав в собственную ловушку. Так можно сказать?
– Скорее, подорвавшись на собственной мине. Оставим это. Я поняла. Ты знаешь, в конце концов она написала ему сама.
Он бросил на меня еще один взгляд:
– Да, я знаю. Я позвонил ему однажды вечером.
– Ты звонил? Но…
– Его не было дома. Я… я был очень разочарован. Мне удалось вечером пробраться вниз и позвонить из квартиры кузенов, пока они были с ней. Ответила миссис Хатчинз. Она сказала, что этим утром папа получил письмо с парижским штемпелем и немедленно уехал. Я спросил, как он, и она сказала, что с ним все в порядке, но он ужасно волнуется, и вообще он только что из больницы… Кузены застукали меня по пути наверх от телефона. Я придумал какую-то ложь, но они не поверили, и после этого случая мне уже не удавалось улизнуть одному. На следующее утро мы все отправились в Лион, а потом сюда, на юг. Я ломал над этим голову, пока не решил, что они хотят заманить папу сюда вместо Парижа. И мог только предполагать, что это все, как-то связано с убийством и они замышляют недоброе.
– Ловушка, – сказала я, – с тобой в качестве приманки.
– Точно, – согласился он. – Поэтому я не собирался связываться с папой, чтобы не завлечь его сюда. Сначала я хотел убедиться, что это бесполезно. Как ни странно, в Монтелимаре кузены нас покинули, а когда мы приехали в Авиньон, она разрешила мне гулять одному…
– Нет, ты был не один, – сказала я, вспоминая Пауля Вери. – На пост заступил другой. Тебя все время сопровождали.
– В самом деле? Значит, я был прав, бежав из Нима?
– Скорее всего.
Он медленно заговорил, неосознанно, как эхо, отражая недоумение своего отца:
– Это ужасно, не знать, что делать… не знать, враги вокруг тебя или просто обычные люди. Словно все,—он содрогнулся, – перевернулось с ног на голову. Он снова вздрогнул.
– Теперь все кончилось, – заявила я твердо. – Если тебе холодно, залезай под мой жакет снова.
– Да нет, не холодно. Я только хочу знать, что произошло и откуда вы все это узнали. Послушайте, мы действительно должны здесь оставаться, миссис Селборн? Этот транспорт, о котором вы говорили…
– Он уже здесь, – прервала я его, вставая.
Я расслышала шаги человека, карабкающегося на насыпь с той стороны. Дэвид вскочил, слегка испуганный, а Роммель ощетинился.
– Кто?..
Ричард спустился вниз по склону и стоял, залитый лунным светом, глядя на сына. Поколебавшись секунду, он протянул руку.
Промчавшись мимо меня, Дэвид устремился вперед, как стрела в мишень. Руки отца сомкнулись вокруг него, и темные головы соприкоснулись.
Я быстро прошла мимо них, и Марсден протянул сверху руку, помогая мне взобраться на насыпь.
Я взглянула на него вопросительно.
Он покачал головой.
– Никаких признаков, – сказал он тихо.
Мы пошли через деревья по направлению к дороге, где фургон стоял в ожидании, развернутый носом к Марселю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мадам, вы будете говорить? - Стюарт Мэри



не стоит внимания
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт Мэривика
27.12.2011, 0.22





Я несколько раз читала и перечитывала эту книгу.Приятный роман о настоящих женщинах и мужчинах.Все настоящее и на своих местах.А может это чья-то мечта
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт МэриБабина Людмила Георгиевна
28.02.2013, 17.25





Я несколько раз читала и перечитывала эту книгу.Приятный роман о настоящих женщинах и мужчинах.Все настоящее и на своих местах.А может это чья-то мечта
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт МэриБабина Людмила Георгиевна
28.02.2013, 17.25





Я несколько раз читала и перечитывала эту книгу.Приятный роман о настоящих женщинах и мужчинах.Все настоящее и на своих местах.А может это чья-то мечта
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт МэриБабина Людмила Георгиевна
28.02.2013, 17.25





Хороший роман) Хотелось бы по больше романтики, но тоже ничего!
Мадам, вы будете говорить? - Стюарт МэриАнита
4.12.2013, 18.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100