Читать онлайн Гончие Гавриила, автора - Стюарт Мэри, Раздел - 8. Ночной визит в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гончие Гавриила - Стюарт Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гончие Гавриила - Стюарт Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гончие Гавриила - Стюарт Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Мэри

Гончие Гавриила

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8. Ночной визит

But who shall teach thee what the night comer is?
The Koran: Sura LXXXVI
Все пошло именно как хотел Чарльз. Даже немного слишком легко. Яссим, должно быть, подумал, что внутрь просится Насирулла, и немедленно открыл ворота. Увидел меня, забормотал непонятно что, и через секунду или две я объяснялась с Джоном Летманом.
Если он и растерялся, то скрыл это очень хорошо.
– Глупо, что я не подумал про реку, особенно, когда не появился Насирулла. Это уже случалось после сильного дождя, когда снега еще не растаяли. Конечно, вы должны остаться. И вы правда поднимались так далеко вдоль реки, чтобы найти переход?
– Да, прямо до истока, по крайней мере я так думаю. Это что-то вроде водопада со скалы. Шофер думал, что можно перебраться на тот берег, если он мне поможет, но я вовсе не скалолаз и не собиралась рисковать. Поэтому мы сдались, и я вернулась.
– Он уехал в Бейрут?
Я кивнула.
– Сказал, нет никакого шанса, что вода спадет до завтра. Поэтому я попросила его передать моему кузену Чарльзу, чтобы он не приезжал, потому что тетя Харриет плохо себя чувствует и не может его видеть. Во всяком случае, я так сказала. Подробнее я ему объясню при встрече. Вы собираетесь ей сказать, что я вернулась?
Он задумался, потом махнул рукой и улыбнулся.
– Не уверен. Отложим решение, пока она не проснулась, ладно?
– Играете на слух, да?
– Именно так. Возвращайтесь в ваш сад, мисс Мэнсел. Вы как раз успели к полднику.
Или Яссим уже сообщил новости Халиде, или обычно она завтракала с Джоном Летманом. Через несколько минут после моего прибытия в сераль девушка появилась с подносом, накрытым на двоих. Она поставила его на стол, а потом, глядя на меня, обрушила на Джона Летмана поток арабского, напоминавший шипение рассерженной кошки. Он воспринимал неожиданный шквал спокойно, только один раз возразил. В конце концов, глядя на часы, Летман сделал какое-то удовлетворившее ее заявление. То есть она замолчала и ушла, еще раз недовольно взглянув на меня и так резко повернувшись, что черная юбка завилась водоворотом.
Этим утром она не оделась в красивый шелк и не накрасилась. Просто черное рабочее и не слишком чистое платье. Я подумала весело-раздраженно, что, если она боится конкуренции с моей стороны, то зря. Я не видела горячей воды и расчески больше двадцати четырех часов, а жаркое путешествие вдоль Нар-Эль-Салька и обратно вряд ли мне пошло на пользу. Но еще труднее было бы объяснить восточной красавице, что я вообще с ней в конкуренцию не вступаю.
Летман выглядел смущенным.
– Извините за сцену. Хотите выпить?
Он принес стакан вина и вручил его мне. Наши руки соприкоснулись. Его – красно-коричневые, мои – бледно-коричневые, но и те и другие называют белыми. Может, у него и была причина смущаться.
– Бедная Халида, – сказала я, отпивая глоток вина. Это был тот же прохладный золотой напиток, что и вчера. – Нечестно, что девушке приходится так много работать. Ее не оскорбит, если я ей что-нибудь оставлю? Я не сделала этого сегодня утром, потому что не была уверена.
– Оскорбит? Невозможно оскорбить араба деньгами.
– Очень разумно, – сказала я и положила себе с блюда кефры – сочных мясных шариков, лежащих на горе риса. – Водопад, который я видела у истоков Нар-Эль-Салька, имеет какое-нибудь отношение к культу Адониса, о котором вы рассказывали?
– Не прямое. Хотя поблизости есть второстепенный храм Венеры Афки, но его невозможно увидеть, пока не вылезешь из ущелья. Но вряд ли он достоин специального путешествия…
Остаток трапезы прошел приятно, к моему облегчению было достаточно легко поддерживать беседу на отвлеченные темы. Я не хотела слишком сильно эксплуатировать свой талант к вранью, а встреча с Чарльзом еще была слишком живой в моем сознании. Любого обсуждения семейных проблем лучше было избежать, и я вовсе не собиралась настаивать на новой встрече с бабушкой Ха. И очень походило на то, что интересы Джона Летмана совпадали с моими.
Как только мы поели, он встал. Если я не возражаю… Он кое-что должен сделать… Если я его извиню… Я быстро его успокоила, почти с явным удовольствием. Сказала, что собираюсь сидеть в саду, он такой сонный от полуденной жары. Почитаю книжку, а потом, если можно, похожу, посмотрю. Не во двор принца, конечно, а в других местах. Так интересно… Такого шанса у меня не будет никогда… И конечно мне и в голову не взбредет беспокоить бабушку Харриет… Нет никакой необходимости, чтобы она даже знала…
Мы расстались с чувством облегчения. Когда он удалился и забрал с собой поднос, я взяла несколько подушек с сиденья у окна, отнесла их в сад и устроилась на краю озера в тени тамариска.
Очень тихо. Оцепеневшие деревья, гладкое зеркало воды, цветы склонили головы от жары. Рядом со мной на камне спала неподвижная ящерица, даже не шевельнулась, когда мимо пролетел перепел и опустился в пыль, расправив крылья. На сломанном мосту павлин вяло кокетничал с подругой, которая не обращала на него никакого внимания. Где-то в цветах бугенвиллии, покрывавших аркаду, пела птица, и я узнала короля прошлой ночи, соловья. Без шторма и звездного света он звучал совсем по-другому. Несколько зябликов и горлица попытались его заглушить, соловей издал трель, похожую на зевок, и замолк. Я его не обвиняла, тоже заснула.
Примерно через час я пробудилась. Сонная жара, казалось, заполнила весь дворец. Теперь не раздавалось вообще ни звука. Когда я поднялась с подушек, ящерица убежала, но перепел даже не вытащил голову из-под крыла. Я отправилась на разведку.
Ни к чему подробно описывать мои блуждания. Нельзя было предположить, что какие-нибудь ворота открываются прямо в помещения для женщин. Но они находились с задней стороны, а огромный сад и многочисленные комнаты сераля занимали всю эту сторону, значит начинать искать нужно было тут. Ворота, очевидно, скрывались среди деревьев в юго-западном углу. Выглянув из окна спальни, я увидела верхушки этих деревьев, они доходили прямо до подоконника. Сераль, в общем-то, находился полутора этажами выше плато. Оставалось предположить, что под ним есть какой-то коридор или лестница, куда и выходят ворота.
Поиски в западной аркаде и ванных комнатах убедили меня, что там нет ни лестницы, ни двери, которая могла бы к ней вести. Поэтому скоро я покинула сераль и отправилась исследовать неприбранные развалины дворца. Уверена, что он был не таким огромным, как мне показалось. Но там имелось безумное количество извивающихся лестниц, узких темных коридоров, анфилад маленьких комнат, многие из них были темными, а пыль в них копилась годами. Я очень скоро полностью потеряла чувство направления и просто блуждала наугад. Каждый раз, как в стене обнаруживалось окно, я в него выглядывала, чтобы определить, где нахожусь, но многие комнаты освещались сверху или узкие окна выходили из них в коридоры. Периодически окна открывались и наружу. В одном маленьком дворе открытая аркада выходила прямо на реку Адонис, восхитительные снежные пики за ней и обрыв. Одно окно на первом этаже в конце темного коридора выходило на север к деревне, но оно было зарешечено, а рядом я обнаружила две тяжелые двери с зарешеченными окошками, но они вели, как я поняла, в темницы.
Пробродив часа два, испачкав руки и туфли, я не обнаружила ни одной двери, хоть отдаленно напоминающей выход к воротам, или лестницы, ведущей к ним. Во время блужданий я, конечно, натыкалась на запертые двери. Самая многообещающая находилась в западной части мидана – высокая дверь с зарешеченным вентиляционным окошком. Казалось, что дворец покинут из-за жары, поэтому я позволила себе подтянуться и заглянуть, но увидела только дворы с грязными полами, уходящие в темноту, причем в неподходящем направлении. Никаких признаков лестницы, да и в любом случае дверь была накрепко закрыта. Огромное количество лестниц по безумному капризу создателя вело с одного уровня на другой, но я не обнаружила ничего подходящего. Самый длинный пролет насчитывал всего двенадцать ступеней. Он вел в галерею вокруг заполненной эхом комнаты, большой как бальный зал, где под потолком жили ласточки, а бугенвиллия проросла через разбитые стекла. Окна расположились с двух сторон комнаты на высоте колен, одни выходили на юг, другие – в темный коридор. Внизу, очень далеко, бормотала вода.
Без пятнадцати пять. Я переместилась на внутреннюю сторону галереи в тень и села отдохнуть. Или ворота – просто мираж, или они спрятаны за одной из запертых дверей. Я, конечно, искала поверхностно, но как-то не хотелось углубляться. Ну не вышло. Чарльзу придется лезть в окно, и хорошо бы ему повезло.
В одном смысле мне повезло, за весь день я никого не встретила, хотя перед окнами старалась изображать из себя невинного путешественника, блуждающего без цели. Несколько раз я задумывалась о гончих и о том, не настроит ли их дружелюбно тот факт, что они видели меня в компании Джона Летмана, но зря беспокоилась. Я их не видела. Может, они были заперты в маленьком дворе, но не подавали признаков жизни. Несомненно заснули от жары.
Меня поднял с места скрип двери в дальнем конце коридора. Сиеста закончилась, дворец пробуждался. Мне лучше вернуться в комнату, на случай если кто-нибудь принесет чай.
Легкие шаги по камню и сияние алого шелка. Халида появилась в дверях, голова повернута назад в комнату, девушка с кем-то нежно разговаривает. Стройные коричневые руки ухватились за позолоченный пояс. Она сбросила рабочую одежду, выбрала алое с зеленым платье и золотые босоножки на высоких каблуках с загнутыми персидскими носками. Птичка привела в порядок перышки и стала краше, чем всегда. Это у нее брачный наряд. Голос Джона Летмана ответил из комнаты, а через секунду он и сам появился в дверях. Длинная арабская одежда из белого шелка, открытая до пояса. Босиком. Похоже, только что проснулся.
Слишком поздно было прятаться, я решила просто не шевелиться.
Девушка сказала что-то еще, засмеялась, он притянул ее к себе, полусонно, и что-то прошептал ей в волосы.
Я задвинулась поглубже в окно, в надежде, что они слишком заняты друг другом и не заметят движения. Но почти немедленно раздался звук, уже знакомый мне, но очень пронзительный. Я примерзла к подоконнику. Колокольчик из дивана принца. И неизбежный лай гончих.
Не знаю, каких событий я ожидала. Какой-то реакции Халиды, может быть, страха, который она демонстрировала вчера, и наверняка ответа на требовательный призыв. Но не случилось ничего подобного. Они подняли головы, но остались на месте. Халида выглядела несколько удивленной, спросила о чем-то Джона Летмана, он коротко ответил, а она рассмеялась. Поток арабского, прерываемый ее хохотом, потом мужчина тоже присоединился, а собаки перестали лаять. Наступила тишина. Потом Летман оттолкнул девушку с жестом, который очевидно обозначал «лучше тебе пойти». Все еще смеясь, она подняла руку, чтобы откинуть волосы с его лба, поцеловала и не спеша удалилась.
Я не пыталась двигаться, оставалась на месте и смотрела ей вслед. Впервые с того момента, как Чарльз сделал свое фантастическое предложение по поводу ночного взлома, я одобрила его всей душой. Не знала, как смогу дождаться момента, когда расскажу ему, что видела.
На руке Халиды было надето рубиновое кольцо бабушки Ха.
Ошибиться я не могла. Когда она подняла руку к волосам Джона Летмана, свет, падающий откуда-то сзади, зажег камень так, что не заметить его было нельзя. И она смеялась, когда звенел звонок. И пошла не торопясь.
Я смотрела девушке вслед и вспоминала освещенную лампой комнату прошлой ночью. Старая женщина, завернутая в шерсть и шелк в углу кровати. Халида рядом, настороженно смотрит. Джон Летман позади меня…
Он вернулся в комнату и закрыл дверь.
Я подождала три минуты, тихо спустилась вниз по галерее и вернулась в сераль.
Сначала я подумала, что альтернативный план Чарльза – «мыльная опера» – тоже обречен на неудачу. В последний час до захода солнца – между шестью и семью часами – я исследовала аркаду с северной стороны озера. Старательно притворяясь, что меня интересует только вид, я шла от окна к окну, исследовала решетки и состояние держащих их камней. Все оказалось достаточно прочным, слишком прочным, чтобы я что-то смогла сделать. А одно окно закрывали тяжелые ставни. Некоторые прутья решетки были, конечно, согнуты или сломаны, а иногда обломок железного прута торчал из осыпавшегося камня, но решетки состояли из квадратов шесть на шесть дюймов, и только дыра в половину окна позволила бы забраться внутрь. Таких проломов не было, как максимум для кошки или маленькой собачки.
А если бы и была, подумала я, удивленная степенью своего разочарования, она была бы как-то заблокирована. Мы с Чарльзом слишком легкомысленны. В конце концов это – одиноко стоящий дворец, а бабушка Ха имеет репутацию богатой женщины. Просто разумно, в каком бы состоянии ни был весь дворец, держать в порядке все возможные пути проникновения. Стыдно сказать, но почти пять минут я глазела на зарешеченные окна и думала, что бы сделать дальше, прежде чем мысль осенила меня во всей своей неимоверной красоте, будто яблоко упало Ньютону на голову. Одно из окон было закрыто. Крайнее. А ставни, приделанные изнутри, и снять изнутри тоже можно.
Я побежала вдоль аркады и остановилась перед этим окном. Уже смеркалось.
На первый взгляд все выглядело очень прочным. Тяжелые добросовестно сколоченные деревянные ставни плотно закрыты, как двойные двери, а поперек тяжелая палка, почти доска, прибита, чтобы держать их закрытыми. Но когда я рассмотрела все это поближе, подергала гвозди, которые держали ее на месте, я с радостью обнаружила, что это не гвозди, а винты, два на каждом конце. Винты с большими головками, которые я, возможно, смогу отвинтить. Наверняка среди мусора, разбросанного вокруг, можно найти что-нибудь подходящее для этой работы.
Искать пришлось недолго. Большинство комнат были пусты, у некоторых даже двери были не заперты или широко распахнуты, но я помнила, что третья комната от угла буквально забита всякими вещами – заброшенный склад. Я еле в нее пролезла, когда искала проход к воротам. Когда-то она была спальней, но не более, чем четвертого класса. Провалившаяся кровать, сломанный стол. Каждый дюйм пыльного пола покрыт россыпью бесполезных объектов. Я перелезла через верблюжье седло, старую швейную машину, несколько мечей. Подошла к шкафу. Рядом со стопкой пыльных книг я видела нож для разрезания бумаги. Он оказался хорошим, тяжелым и очень мне подходил. Около двери я сдула с него пыль и обнаружила, что это совершенно настоящий кинжал с красивой инкрустированной ручкой и стальным лезвием. Я побежала обратно к окну, закрытому ставнями.
Первый попавшийся мне под руку винт оказался ржавым и глубоко ушел в дерево, так что я вскоре оставила его и перешла к другому. Этот, хотя сначала и упрямился, постепенно вылез. Чтобы заняться еще двумя, мне пришлось встать на цыпочки, но их я вывинтила довольно быстро и оставила на месте. Не было смысла открывать ставни, пока меня не посетил и не удалился Джон Летман. Ржавый винт меня больше не огорчал. Я обнаружила, что могу сдвинуть с места эту деревяшку, так что она останется висеть на нем, как на крючке.
Непохоже, чтобы кто-нибудь мог заметить отсутствие кинжала. Я спрятала его под подушки у окна своей спальни, умылась и появилась в комнате одновременно с Яссимом, зажженой лампой, бутылкой арака и запиской от Джона Летмана, что он обедает с леди Харриет, но мне принесут еду в девять, а он зайдет в десять, чтобы увериться в том, что у меня есть все, что нужно на ночь. Записка заканчивалась так:
– Я не сказал ей, что вы вернулись. Это казалось не ко времени. Уверен, что вы поймете.
Я подумала, что прекрасно все понимаю, положила записку в сумку и с отвращением подумала об араке. Чертовски много бы я отдала за хорошую чашку чая.
Летман пришел, как и обещал, проболтал со мной примерно полчаса и удалился вскоре после десяти тридцати, унося с собой поднос. Вскоре после одиннадцати я опять услышала яростный звон колокольчика, где-то вдалеке хлопнула дверь. Потом наступила тишина. Я выключила лампу, немного посидела, чтобы глаза привыкли к темноте, потом вышла в сад.
Жаркую ночь наполняли ароматы, небо было неестественно чисто-черным со звездами, большими, как маргаритки, да еще к тому же и с месяцем. Свет всего этого отражался в озере. Несколько соловьев пели наперебой, устроили дикий ангельский контрапункт, а снизу им вторили грубые лягушки. В тени колонны я чуть не споткнулась о спящую самку павлина, которая умчалась с бурными возражениями, спугнула по дороге выводок скалистых куропаток, а те взорвались и вломились в кусты. Несколько лягушек нырнули с таким шумом, будто открыли шампанское.
Все это создало такую рекламу моему передвижению в пространстве, что, подойдя к ставням, я с трепетом стала дожидаться лая гончих. Но они молчали. Я подождала минуты две и занялась делом.
Винт легко вытащился, и я опустила палку.
Я боялась, что ставни окажутся как-то закрепленными, но правая легко мне поддалась и заполнила ночь скрипом петель. Я быстренько прислонила ее к стене и стала ждать, напрягая уши, но на шум не среагировали даже соловьи, видимо, шокированные до немоты. Ну и прекрасно. Я открыла вторую створку и выглянула.
Я не ошиблась насчет причины установки ставень. Железки в некоторых местах торчали из камней на несколько дюймов, но решетки не было. Я высунулась наружу и присмотрелась.
Окно было примерно в тридцати футах от земли, прямо под ним шла тропинка, огибающая северную стену дворца. Ниже скалистая поверхность опускалась к заросшему кустами и деревьями берегу Нар-Эль-Салька. Слева виднелась большая роща платанов.
Ничего высокого близко не росло, только несколько тощих тополей, на которые невозможно залезть. На стенах никаких выступов, но, возможно, Чарльз и сможет забраться. Тут и там из камней стены торчали чахлые растения, значит, трещины есть. Но это уж дело кузена.
Я думала, что увижу движение или даже мигание фонаря, но ничего не было. Под ближними деревьями – кромешная тьма, только огни деревни вдали да тусклое мерцание снегов у горизонта. Чарльзу придется перелезать по скале над истоком Нар-Эль-Салька при свете луны или фонаря, но это, может быть, даже и легче по сравнению с восхождением на стену дворца, где он вообще не сможет использовать фонарь. Мне неожиданно взбрело в голову поискать веревку в комнате-складе или еще где-нибудь. Один из торчащих кусков металла наверняка достаточно крепок, чтобы ее удержать. Я вывесила на подоконник белое полотенце, как сигнал, что путь свободен, и быстренько пошла вдоль аркады.
Кто-то шевельнулся в кустах у конца сломанного моста. Не павлин – слишком большой и движется целеустремленно. Я стояла тихо, сердце прыгало в груди. Он проламывался сквозь кусты, пробуждал тысячи запахов, вытекающих из помятых листьев будто сок. Вышел под лунный свет и уставился на меня. Одна из гончих. Почти сразу же я услышала плеск, легкий удар лап по камням, и еще одна побежала ко мне от края озера.
Я застыла на месте. Не то, чтобы испугалась самих собак, а предположила, что за ними через сад идет Джон Летман. А я окно сломала и полотенце туда вывесила…
Вторая собака остановилась рядом с первой, они стояли плечом к плечу, высоко подняв головы и насторожив уши. На вид очень большие и напряженные. Отрезали меня от спальни. Чарльз или не Чарльз, в этот момент я бы с удовольствием услышала голос Джона Летмана.
Но никаких больше движений не происходило, они, очевидно, появились сами по себе. Интересно было бы узнать, как они попали в сераль. Должно быть, Летман, уходя, оставил дверь открытой, а я, как дура, не проверила. Конечно, если они залают, Чарльз услышит и будет предупрежден. А если они нападут на меня, я завизжу и позову Джона Летмана…
Оставалось только тихо стоять и смотреть на этих монстров. Лунный свет замечательно отражался в их глазах. Уши высоко подняты, узкие морды делали их похожими на лисиц.
– Хорошие собаки, – сказала я и протянула руку.
Жуткая пауза. Потом одна из них, побольше, коротко проскулила и опустила уши. С облегчением я увидела, что ее хвост зашевелился. Гончая поменьше приняла это за руководство к действию, тоже опустила уши и голову, и пошла ко мне, виляя хвостом. Я даже ослабела в коленках, села на край вазы с цветущим табаком и заговорила задыхаясь:
– Хорошая собака, ой хорошая собака. Идите сюда, ребяточки, только тише, пожалуйста. Как вас зовут-то? Суп? Стек? Сыр? А, вспомнила, Софи и Стар! Идите ко мне. Стар и Софи, мои милые. Тише вы, большие мягкие идиоты. Сторожевые собаки, называется… Ты, балда, ты мокрый!
Гончие были в восторге. Мы почти тихо познакомились, скоро я уверилась, что могу с ними справиться, и нашла у них ошейники, за которые схвачусь, когда появится Чарльз.
– А может, пойдете, ребята? Вернулись бы вы на работу, опасные звери. У нас сейчас грабитель придет, и лучше бы вам уйти.
Именно в этот момент прямо под северной стеной я услышала сигнал Чарльза – двойной лисий лай. Гончие, конечно, тоже услышали, та, которая побольше, напряглась. Но, должно быть, это оказалась неубедительная лиса, иностранка, наверное, так что когда я вцепилась в них и забормотала, они успокоились и разрешили повести себя к воротам.
Они были такими высокими, что даже не приходилось наклоняться. Я спешила с ними по тропинке, зацепившись каждой рукой за ошейник. То есть пыталась спешить, но их так заинтересовали звуки в дальнем конце сада, что они просто повисли на ошейниках, оглядывались и скулили, так что я думала, что вот-вот они вообще завоют. Но в конце концов я добралась до ворот и, к своему удивлению, обнаружила, что они плотно закрыты.
Размышлять, как они вошли, не было времени, наверное, через какие-нибудь дырки в стенах. Я сконцентрировалась на том, чтобы выставить их. Довольно трудно удерживать двух огромных собак и одновременно открывать дверь, но со временем я справилась, погладила их еще раз и выпихнула наружу, а потом опустила крючок на место.
Опять наступила тишина. Звуки в конце сада прекратились, хотя мне показалось, что в тенях кто-то шевелится. Тихие шаги. Он вошел. Я пошла встречать его, когда, к моему ужасу, собаки начали лаять прямо за воротами и скрести когтями по дереву так громко, будто лошади скакали галопом. Все это звучало очень дружелюбно, похоже, они считали, что грабитель тоже заслуживает шумного веселого приема. Его было видно уже четко, он быстро шел перед колоннами западной аркады. Я бросилась его встречать:
– Это собаки, проклятые собаки! Они как-то влезли внутрь, ужасно шумят, и я не знаю, что с ними делать!
Я резко остановилась. Человек подошел ко мне.
– Очень жаль, – сказал он, – они испугали вас? Идиот Яссим оставил открытой дверь, и они прошли.
Вовсе это был не Чарльз. Джон Летман.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гончие Гавриила - Стюарт Мэри



Советую прочитать. Очень оригинарльный сюжет.На фоне большинства муси-пуси этой библиотеки очень выделяется литературным языком, динамичностью повествования и,хоть действие происходит на востоке,никаких тебе гурий и набобов.
Гончие Гавриила - Стюарт МэриТатьяна
9.01.2013, 9.24





А мне показался пресненьким: одни описания, диалогов мало, не прослеживается любовная линия ГГ; вся их любовь как на ладони : она вспоминает как в детстве с кузеном мылась в ванной, затем он ее поцеловал, признался в любви и попросил согласия отца,вот и вся любовь. Не увлекает - оценка 0.
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЛала
12.12.2013, 11.37





Неплохо. Меня увлекло и даже очень. А постельные страсти тоже знаете-ли утомляют. Легко читается .10
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЯна
25.11.2015, 17.52





Неплохо. Меня увлекло и даже очень. А постельные страсти тоже знаете-ли утомляют. Легко читается .10
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЯна
25.11.2015, 18.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100