Читать онлайн Гончие Гавриила, автора - Стюарт Мэри, Раздел - 16. Затраты и результаты в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гончие Гавриила - Стюарт Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гончие Гавриила - Стюарт Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гончие Гавриила - Стюарт Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюарт Мэри

Гончие Гавриила

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16. Затраты и результаты

Truly we have been at coat, yet we are forbidden harvest.
The Koran: Sura LVI
Я назвала это империей, и не так уж была и неправа. Видит Бог, поняла бы все и раньше, если бы задумалась, а теперь все части головоломки встали на место.
Мои часы показывали одиннадцать. Время прошло, как во сне, в прямом смысле, пролетело, как дым от опьянивших меня сигарет. Теперь я твердо встала на ноги, даже слишком твердо. Я лежала на кровати в моей темнице, сложенные одеяла поддерживали больную голову. Я больше не летала и не плевала на все, жуткое похмелье при полном владении всеми чувствами, и очень страшно, а все факты прямо перед глазами.
На этот раз они оставили мне свет. В нише стояла лампа с тремя языками пламени. Рядом с кроватью пристроились кувшин воды и стакан. Я попила, и перестала ощущать, что мой рот чистили шкуркой. Попробовала опустить ноги и поставить ступни на пол. Чувствовать опору я могла, а это уже что-то. Я не пыталась делать ничего кардинального, например, вставать, а сидела, аккуратно установив голову на плечах, и очень осторожно позволила глазам осматривать все окружающее в неспокойном свете.
Комната оказалась намного больше, чем я думала, края ее терялись во тьме. За кучей сломанной мебели и грязных ковров, которые были видны и из коридора, я теперь разглядела, что все забито деревянными и картонными ящиками и маленькими жестянками. В некоторых, наверное, было именно то, что на них написано, чтобы заморочить голову любой проверке – растительное масло, например. Но в остальных содержались гашиш и опиум, и цена всего товара в четыре раза превышала богатства пещеры Алладина. Я вспомнила, как Хамид говорил об овечьем кале, но почему-то больше не было смешно.
На ближайших картонках была четко нарисована бегущая собака со знакомой надписью: Высшее качество, остерегайтесь подделки». Это поставило последний кусочек головоломки на место, и история Генри Графтона, несмотря на пропуски и сокращения, стала очень ясной.
Гашиш растет высоко в горах. Джон Летман наблюдает за урожаем, торгуется с крестьянами и договаривается, чтобы они доставили урожай. Наверное, одного из таких крестьян мы с Чарльзом и видели у задних ворот. Дар Ибрагим какое-то время использовался как центр гнусной торговли, может быть даже задолго до того, как в него въехала старая леди. Это идеальное место для очистки и укрытия любого, попавшего в ситуацию Генри Графтона – одинокая крепость на горе. Тем более, если ее содержит старуха с сильной волей, которая не желает принимать посетителей и (как ее прототип леди Эстер) неоднократно нарушала законы, и готова продолжать это делать ради друга. Я не думала, что бабушка стала бы прикрывать Графтона, пойми она, каким бизнесом он занят, но, несомненно, его история и описание того, что они с Летманом делали в подземной кладовой, были вполне приемлемыми. И роль Летмана в бизнесе стала патетически ясной. Он, очевидно, начал достаточно невинно. Графтон убедил его, что покурить иногда совсем не вредно. Со временем он перешел на более сильные наркотики, что гарантировало его зависимость и постоянную помощь. Не бабушка Ха в этой истории была жертвой, теперь я имела все основания верить, что Графтон берег ее, а Джон Летман.
И я очень боялась, что ожидаются еще две жертвы. Графтон может сколько угодно настаивать, что не желает вреда мне и Чарльзу, но людей убивали и по менее значимым причинам, чем состояние, вложенное в наркотики, и смертный приговор, раз уж Графтон оказался турецким гражданином. Он вряд ли считал, что мы с Чарльзом не сообщим все куда следует, как только освободимся. При этом мне, а скорее всего и кузену, до жути аккуратно выдали всю необходимую для этого информацию. Понял Графтон это сейчас или пока нет, нас все равно придется убить для спасения собственной шкуры.
Дверь, судя по всему, была очень массивной. Я не слышала движения в коридоре, но дверь неожиданно открылась и появилась Халида, как всегда с подносом в руках. Она была одна и удерживала все одной рукой, а другой открывала дверь. Из этого я сделала вывод, что захватчики вполне представляли жалкое состояние, в которое я вошла от их наркотиков. Она остановилась, поддерживая дверь плечом, и уставилась на меня с уже привычными осуждением и враждебностью.
– Значит, вы проснулись. Вот ваша еда. И не думайте, что можете отпихнуть меня и убежать, потому что попадете к запертым задним воротам, ключа нет, Яссим в переднем дворе, а мужчины в комнате леди.
Я скорчила мрачную физиономию.
– Знали бы вы, как смешно это звучит по-английски<По-английски комната леди, lady’s room – это женский туалет. – Прим. пер.>…
– Quoi?
– Не обращайте внимания. – На фоне ее потрясающей грациозности и зеленого шелка я чувствовала себя ужасно. И я не думала, что могу еще раз попроситься в ванную. Я не пыталась встать на ноги, а тихо смотрела, как она идет ко мне с подносом. – Халида…
– Да?
– Полагаю вы знаете, что они – мужчины – делают, зачем они заперли нас, меня и моего кузена.
– О да, Джон, – она произнесла имя явно с хвастовством, – рассказывает мне все.
– Ты везучая девушка. Он тебе рассказывал, как наказывают за торговлю наркотиками?
– Quoi?
– Даже в этом грязном углу грязного мира? Даже в Бейруте? Джон не предупредил тебя, что сделает полиция с тобой и твоим братом, если обнаружит, что происходит в Дар Ибрагиме?
– О да, – она улыбнулась. – Все это знают. Все это делают здесь, в Ливане. За много лет до приезда доктора мой брат привозил гашиш вниз с гор. Только смелые мужчины носят его с гор к морю.
Думаю, бесполезно было надеяться, что это примитивное существо увидит, что происходящее отличается от чего-то вроде историй про храбрость Робин Гуда. Крестьянину гашиш приносил удовольствие и деньги. Если неразумное правительство решило запрещать выращивание конопли для личных целей, остается только это правительство обдурить. Все очень просто. Тот же самый менталитет, который в более развитых обществах утверждает, что хорошо обходить налоговое законодательство и превышать скорость.
– Не надо так бояться, – сказала Халида с осуждением. – Думаю, они не собираются убивать тебя.
– Я не боюсь. Но думаю, что тебе стоит испугаться, Халида. Нет, послушай, не уверена, что ты полностью понимаешь, что здесь происходит, я не совсем уверена, что Джон осознает полностью, во что он впутался. Это вовсе не случай, когда ты и твои друзья тихонечко покуривают, когда хочется, или твой брат перестреливается с местной полицией по дороге к морю. Это намного больше. Это большой бизнес, и правительства очень важных стран горят желанием прекратить все подобное. Надеешься убежать вместе с Джоном, когда весь товар уедет, и вы получите деньги? Куда, по-вашему, вы отправитесь? Не в Сирию, там вас в любой момент поймают. Не в Турцию, там за это приговаривают к смерти. То же относится к Ирану, Египту и много чему еще. Поверь, Халида, это лишает будущего и тебя, и Джона. И не думай, что он сможет взять тебя в Англию, потому что вас возьмут и там, как только мы с кузеном откроем рты.
– Может быть, вы отсюда долго не выберетесь.
– Это глупости. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что в любую минуту полиция Дамаска может начать нас искать и первым делом придет в Дар Ибрагим. Доктору Графтону повезет, если он вообще хоть что-то отсюда увезет.
– Он все увезет. Ты, наверное, не понимаешь, сколько сейчас времени и какой день? Почти полночь, среда. Караван сюда уже идет. К рассвету дворец будет пустым.
– Я… Да, пожалуй. – Я потеряла счет времени. Приложила руку ко лбу, будто пытаясь прояснить свои мысли, и осознала, что головная боль прошла. – Послушай, Халида. И переставь так на меня смотреть, я ни о чем не умоляю. Я предлагаю кое-что тебе и Джону Летману, потому что он не так уж плох, просто слабый и глупый, а лучше ты никого и не могла увидеть. Моя семья, семья моего кузена… Мы богаты, как говорится, важные люди. Не могу обещать тебе такие деньги, как доктор Графтон за участие в операции, но могу предложить помощь, которая тебе очень понадобится. Не знаю ваших законов, но если ты сейчас отпустишь меня и кузена, и вы с Джоном дадите показания против доктора Графтона, а полиция остановит груз наркотиков, думаю, что они не будут преследовать тебя, твоего брата и даже Джона Летмана.
Я смотрела на нее, пока говорила, но она отвернулась от света лампы, и я не видела, имеют ли мои слова какой-нибудь эффект. Определенно бесполезно начинать говорить о том, что такое хорошо и что такое плохо, или о том, почему я вообще не только из личных соображений могу хотеть остановить груз. Поэтому я просто добавила:
– Не знаю, дает ли ваше правительство награду за информацию, но в любом случае я прослежу за тем, чтобы моя семья дала тебе денег.
– Ты! – Она просто взорвалась от возмущения. – Не собираюсь тебя слушать! Всю эту болтовню про правительства, полицию и законы. Ты просто глупая женщина, слишком глупая, чтобы иметь мужчину. Кто ты? – И она плюнула на пол у моих ног.
Мне этого хватило. Голова чудом прояснилась, адреналин понесся по всем сосудам. Я засмеялась.
– Между прочим, у меня есть мужчина. У меня он есть двадцать два года, и он внук старшего брата твоей леди, а поэтому он владелец всего или части этого дворца и его содержимого. Поэтому для начала, мерзкая маленькая арабская девственница, а что бы ты ни говорила, не поверю, что Джон Летман на что-то способен, можешь отдать мне бабушкино кольцо. И предупреждаю, что твой драгоценный доктор Графтон заставит тебя это сделать, если мне не удастся. Давай сюда, кукла.
Очевидно, Графтон уже говорил с ней. Ее лицо потемнело, рука сжалась и спряталась в складке шелкового платья. Потом она резко стащила кольцо.
– Возьми. Просто потому, что я так хочу. Это ерунда. Возьми это, сукина дочка. – И она швырнула его мне жестом императрицы, бросающей мелочь нищему. Оно приземлилось с точностью, которой она не могла бы достичь после двенадцатилетней тренировки – шлепнулось в тарелку с супом.
– Прекрасно, – сказала я жизнерадостно, – это его дезинфицирует. Или нет? Не видела здешних кухонь, приходится принимать их чистоту на веру. Теперь, поскольку я узница, нет необходимости есть всякую гадость, не так ли? – Я наклонилась, взяла вилку с подноса, выловила бабушкин рубин, окунула его в стакан воды и вытерла прилагающейся салфеткой. Неожиданно наступившая тишина заставила меня посмотреть на Халиду.
Когда она заговорила, стало ясно, что что-то ее очень огорчило.
– Вы не хотите есть?
– Нет, хотела бы что-нибудь. Ни одна мудрая заключенная не упустит такой возможности. Съем хлеб и сыр. Спасибо за кольцо. – Я одела его на палец.
– А суп? Кольцо было чистым…
– Не сомневаюсь. Я бы не стала грубить, если бы ты, моя гордая красотка, не обозвала меня сукиной дочкой. Не то, чтобы это было важно, я люблю собак, но маме бы это не понравилось. Нет, Халида, суп я не буду.
Она, судя по всему, поняла только первое и последнее предложения.
– Тогда разрешите принести еще, пожалуйста.
Я посмотрела на нее удивленно и стала внимательно рассматривать. Прежде всего, было достаточно странно, что она вообще решила оказать мне какую-то любезность. А последняя фраза содержала странные умоляющие ноты.
– Конечно, принесу еще. Это совсем не трудно. В любую минуту могут начать грузить ящики, вас заберут отсюда и поместят с мужчиной, поэтому вы должны поесть, пока можно. Пожалуйста, разрешите.
Ее интонации, автоматически склонившиеся плечи, выставленный подбородок, вытянутые вперед руки, умоляющим жестом, ладонями вверх, говорили о поколениях битых кнутом рабов яснее, чем сотни книг.
– Ты очень добра, но в этом нет ни малейшей необходимости. – Я с удовольствием отметила, что мою реакцию тоже можно было запросто предсказать. Пока она грубила, я была сердитой и неприятной, как только она вернулась на положенное ей место, я смогла позволить себе холодную вежливость.
– Не хочу супа, спасибо. Хлеб с сыром вполне меня устроят.
– Тогда я его унесу, просто на случай…
– Нет, не беспокойся. Но буду рада, если ты сразу пойдешь к доктору Графтону…
Я не закончила фразы. В этот момент мы обе шагнули вперед, она попыталась взять тарелку с супом с подноса, а я – остановить ее, и наши глаза встретились. И тут я схватила ее за запястье прежде, чем она успела поднять суп. Выражение ее лица, дыхание сказали мне, что я абсолютно права.
– Что ты туда насыпала?
– Отпустите!
– Что там?
– Ничего! Это хороший суп, я сделала его сама…
– Да, в этом-то я смертельно уверена. Что ты туда положила? Еще наркотика, чтобы я вела себя тихо, иди что-нибудь похуже?
– Не знаю, о чем вы творите. Ничего я туда не положила. Цыпленка, травы и овощи и…
– И пару капель яда сверху? – Она резко дернулась, я отпустила ее и выпрямилась. Мы были примерно одного роста, но я чувствовала себя на ярд выше и просто оледенела от ярости и осуждения. Такое покушение скорее выводит из себя, чем пугает. Тем более, что попытка не удалась, остается только бурно реагировать и находить в этом облегчение.
– Ну? – спросила я мягко.
– Нет, вовсе нет! Нет! Чего ты такая дура и думаешь так? Яд! Где я возьму яд?
Она проглотила все, что хотела сказать, в двери появился Генри Графтон.
– Что такое? Кто говорит про яд?
Она повернулась к нему, вытянула руки, будто пытаясь остановить, тело продолжало изгибаться в поклоне, как резная статуэтка японской леди. Она облизывала приоткрытые губы, но молчала. Он посмотрел мимо нее на меня.
– Я говорила, – сказала я. – Это чудное создание положило что-то в мой суп, но не признается, что. Может, она это сделала по вашему приказу?
– Чушь.
– Наркотики сколько угодно, но никакого яда? Это ваше лицемерие… Может быть, она вам скажет, что она туда засунула и зачем? Или вы это унесете и проведете анализ в лаборатории за соседней дверью?
Он посмотрел на поднос.
– Вы ели хоть немного супа?
– Нет, иначе, не сомневаюсь, я уже бы каталась по полу.
– Тогда откуда вы знаете, что с ним что-то не в порядке?
– Не знаю. Боговдохновенная догадка. Но ей слишком хотелось, чтобы я его съела, а до сих пор она не слишком беспокоилась о моем благе. Она случайно бросила туда кольцо, а когда я сказала, что теперь не хочу его, она расстроилась. И я поняла. Не спрашивайте как, но ставлю двадцать против одного, и не говорите, что вы так не думаете. Посмотрите на нее. А где она его взяла… В ее распоряжении целая комната бабушкиных лекарств. Спросите ее, эту маленькую мисс Борджиа. Может, вам она признается.
Задолго до того, как я закончила свою речь, его внимание переключилось на Халиду, черные убийственные глаза масляно сверкали. Я почувствовала острое облегчение, что среди всей суеты и после ночных проблем он готов так серьезно к этому относиться. Ведь это значит, что он не желает мне и Чарльзу действительного вреда. Но выражение его глаз и очевидный ужас девушки удивили меня. Она сжала руки на груди, мяла красивый шелк, будто чтобы согреться.
– Это правда?
Она отрицательно завертела головой, потом заставила себя заговорить.
– Это все вранье, ложь. Зачем мне ее травить? Ничего в супе нет, только мясо, травы, лук и…
– Тогда ты не будешь спорить и выпьешь из него бульон. – И, прежде чем я поняла, что он собирается делать, он поднял с подноса тарелку и понес ее к девушкиному рту.
Я охнула, потом слабо сказала:
– Ой, нет! – Это уже чересчур, инсценированная ситуация из «Тысячи и одной ночи», восточная мелодрама. – Ради Бога, почему просто не позвать собак и не опробовать суп на них? Это же обычная практика. Смилуйтесь, прекратите эту сцену, я снимаю обвинение.
Я замолчала, когда поняла, что мелодрама отвлекла доктора Графтона от двери, девушка загораживает меня от него, на стене над кроватью принца висит ружье, и если успеть его схватить… Они не обращали на меня ни малейшего внимания. Она отступала, пока не наткнулась спиной на кучу ящиков у кровати, и отпихивала руками тарелку. Он быстро отодвинул ее, чтобы суп не пролился.
– Ну а почему нет? Я что, должен поверить, что весь этот вздор правда?
– Нет, конечно неправда! Она так говорит просто потому, что ненавидит меня! Клянусь. Если хотите, я поклянусь головой своего отца! Где я возьму яд?
– Если учитывать, что комната бабушки вполне сойдет за аптеку, – сказала я холодно, – любой мог бы там найти что угодно.
Графтон не обернулся ко мне, все его внимание было обращено на девушку, которая не отводила от него глаз, как загипнотизированный кролик, но в любую минуту готова была спрятаться за ящики. Я придвинулась поближе к двери.
Халида, очевидно, почувствовала, что ей не отвертеться, поэтому сдалась.
– Ну хорошо, раз вы мне не верите. Я положила туда кое-что и хотела, чтобы она это съела, но это не яд. Это слабительное, у нее просто заболел бы живот. Она сука и сукина дочь, и вы заставили меня отдать ей кольцо, хотя она и так богатая, и я, конечно, не хочу ее убивать, но я ее ненавижу. И я подлила масла в суп, просто чтобы она немножко помучилась, совсем немножко… – Ее голос замер, она выглядела полностью разбитой, наступила тяжелая тишина.
– Очаровательно, Боже мой, очаровательно! – Я была уже в двух прыжках от двери. – А потом ты хотела меня запереть вместе с Чарльзом и оставить в таком состоянии?
Ну совершенно они не обращали на меня внимания. Она закончила свое признание:
– И если вы заставите меня, то я выпью, чтобы доказать, что это правда… Но сегодня я вам нужна, чтобы помогать вам и Джону, поэтому дадим это собаке или Яссиму, или кому-то неважному, так что вы увидите…
Уродливая вена опять билась на виске Графтона. Они больше мной не интересовались, что бы между ними не происходило, я была полностью вычеркнута и могла бы уйти, но стояла, будто приросла.
– Где ты его взяла? – спросил он.
– Забыла. В ее комнате, наверное… Оно у меня уже давно… Все эти бутылки…
– В ее комнате не было слабительного, я это знаю. Не морочь мне голову, там бы ты такого не нашла. Я следил, чтобы там не было ничего вредного, а после того, как у нее начались приступы болезни, я все осмотрел, чтобы выяснить, не травит ли она себя чем-то. Давай, рассказывай. Ты принесла это из деревни или сделала эту мерзость сама?
– Нет… Говорю, это ерунда. Это было у Джона. Я взяла из его комнаты.
– У Джона? Зачем ему такая вещь? Ты сказала «масло». Ты имела в виду касторовое масло?
– Нет, нет, говорю, не знаю, что это. Это была черная бутылка. Спросите у Джона. Он скажет, что это безвредно! Он говорил, что у него сильный привкус, поэтому я добавляла побольше трав и перца…
– Когда ты использовала это первый раз? Когда я уезжал в Чибу?
– Да, да, но почему вы так смотрите? Это чепуха, капля или две, а потом маленькая болезнь, совсем не сильные боли… А потом она всегда была такой тихой и хорошей…
Теперь я бы даже не согласилась уйти, даже начни кто-нибудь меня выталкивать. Тарелка затряслась в его руках, голос звучал напряженно, как готовая лопнуть струна, но девушка, казалось, ничего не понимала. Она почти успокоилась, опустила руки и вертела ими свою юбку. Я уже поняла, что говорят они не обо мне, а о бабушке Ха.
– Тихой и хорошей! – Он повторил ее слова безо всякого выражения. – Понял. Боже мой, а я-то гадал. Теперь начинаю понимать… Это случалось каждый раз, когда я уезжал?
– Не всегда. Иногда, когда с ней было очень трудно. Ну зачем поднимать такой шум, от этого не было никакого вреда! Вы же знаете, как хорошо я за ней ухаживала! Как я работала и заботилась о ней все эти месяцы, как она звонила в колокольчик ночью и днем, и мы не должны были уставать, а всегда бежать, то за тем, то за этим и готовить специальную еду… Но я бы не сделала ей ничего плохого, вы знаете это! Только давала одну или две капли, а потом выхаживала, а потом она всегда была мирная несколько дней.
– И благодарная. Да, конечно. Умная девочка Халида. Это так она и кольцо тебе дала? Да? Что еще она тебе дала?
– Много вещей! И она хотела, чтобы они у меня были! Она так говорила! Она сама мне давала эти вещи, потому что я заботилась о ней! Их нельзя у меня забирать… А вы и не сможете, потому что я отдала их брату и отцу, чтобы они их хранили! А потом я стану английской леди…
Он сказал сквозь зубы:
– Ты убила старую женщину. Ты что, и сейчас этого не понимаешь, ведьма-идиотка?
– Я этого не делала! – Она заговорила пронзительно, разъярилась. – Как вы можете так говорить? Это было только лекарство, я же говорю, и я взяла его из шкафа в комнате Джона. Знаете, там есть старый ящик с лекарствами, который муж леди брал с собой в экспедиции…
– Эта доисторическая коллекция? Бог знает, что там есть! Говоришь, Джон знал об этом?
– Нет, я сама взяла. Но я спросила его, что это такое, прежде чем использовать. Я бы не стала, если бы не знала, что это безопасно! Это не яд! Он сказал, что это слабительное, сделанное из какого-то растения…
Графтон нюхал тарелку. Тут он охнул, будто ему не хватало воздуха.
– Понял! Кротоновое масло, Боже мой! Старый Бойд использовал его, скорее всего, для верблюдов. Тоже мне, одна-две капли! Двадцать капель убивает здоровую лошадь! И ты давала его старой женщине, больной женщине…
– Это не приносило ей вреда! Вы знаете, что это не приносило ей вреда! Три раза я ей это давала, и она делалась лучше…
– А последний раз за три недели до этого у нее был сердечный приступ. И она умерла… А если бы ты держала свои кретинские пальцы подальше от нее, она была бы жива, у нас бы не сидели эти чертовы люди на шее, все дело прошло бы гладко, как поцелуй, мы бы получили одно состояние и готовились получить еще одно после сбора урожая… Но ты, ты… – И он швырнул тарелку с супом ей в лицо.
Суп уже остыл, но он был жирный и залил ей глаза. Тарелка разбилась. Это был хороший китайский фарфор, поэтому разбился не об ящики за ее спиной, а прямо об лицо. Халида закричала не сразу, но крик ее захлебнулся, потому что содержимое тарелки попало в рот и горло, она согнулась, затряслась в кашле, а кровь по щеке текла слабым ручьем и смешивалась с зеленоватым супом. Графтон поднял руку, чтобы ударить ее. Я издала крик протеста, прыгнула вперед и схватила его.
– Этого достаточно! Ради Бога!
Он вырвался, я отлетела от его плеча и качнулась назад, по дороге сбила поднос и почти выпала в дверь. У него было странное густо-красное лицо, дыхание клокотало в его горле. Не знаю, ударил бы он ее еще, но в ее руке вдруг что-то сверкнуло, она вскочила с ящиков, как кошка, с ножом в руке, и бросилась на Графтона. Чисто инстинктивно он отпрыгнул назад от ее когтей и ножа. Она прыгнула на него, сверкая ножом. У него не было оружия, зачем бы оно ему понадобилось? Он схватил первый попавшийся под руку предмет. Мне показалось, что он целился в кнут, который лежал на куче верблюжьей сбруи, но промахнулся на сантиметры и достал не его, а тяжелый жестокий хлыст.
Удар пришелся девушке по виску посередине движения, и в ней будто сломалась пружина. Она продолжала лететь вперед, но руки расслабленно и безвредно опустились на шею Графтона, нож пролетел мимо горла, она столкнулась с ним всем телом и медленно опустилась бесформенной кучей к его ногам. Нож упал на пол прямо перед нею с легким звоном. Потом дернулась верхняя часть ее тела, голова стукнулась о камень с тихим, но страшным треском.
В тишине я услышала, как лампа шумит, будто пойманная бабочка.
Я ослабела в коленях, опять будто плавала в дыму. Помню, что оттолкнулась от двери и направилась к Халиде. Забыла, что он доктор. Намного раньше меня он оказался перед нею на коленях. Я странно каркнула:
– Она умерла?
Через секунду он встал. Молчал. В словах не было нужды. Я до этого никогда не видела трупа, только как люди притворно умирают на сцене или экране, а теперь могу сказать, что смерть ни с чем перепутать невозможно, смерть есть смерть.
Я пыталась что-то сказать, но у меня ничего не вышло. Графтон повернулся ко мне, в руках он все еще держал хлыст.
Конечно, он не собирался ее убивать. Но она была мертва, и я это видела. И до меня кое-что дошло в ужасной маленькой комнате, залитой супом и смертью, я почувствовала это нервами, которые, казалось, все вылезли наружу и разлеглись сетью по поверхности кожи. Он раньше никогда не убивал и, может быть, еще и не совсем поверил, что это так легко. Как бы он себе ни лгал насчет меня и Чарльза, он знал с самого начала, а теперь принял решение. Он сделал маленький первый шаг… и судя по его глазам, сам накурился наркотиков до полного умопомрачения.
Очень может быть, что я совершила самый глупый поступок изо всех возможных. Может быть, нужно было оставаться на месте, тихо говорить, пока темно-красный взгляд не ушел бы с его лица, а глаза бы не прочистились. Но я видела только, что проход свободен, и я ближе к двери, чем он. Я не стала с ним спорить, повернулась и убежала.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гончие Гавриила - Стюарт Мэри



Советую прочитать. Очень оригинарльный сюжет.На фоне большинства муси-пуси этой библиотеки очень выделяется литературным языком, динамичностью повествования и,хоть действие происходит на востоке,никаких тебе гурий и набобов.
Гончие Гавриила - Стюарт МэриТатьяна
9.01.2013, 9.24





А мне показался пресненьким: одни описания, диалогов мало, не прослеживается любовная линия ГГ; вся их любовь как на ладони : она вспоминает как в детстве с кузеном мылась в ванной, затем он ее поцеловал, признался в любви и попросил согласия отца,вот и вся любовь. Не увлекает - оценка 0.
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЛала
12.12.2013, 11.37





Неплохо. Меня увлекло и даже очень. А постельные страсти тоже знаете-ли утомляют. Легко читается .10
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЯна
25.11.2015, 17.52





Неплохо. Меня увлекло и даже очень. А постельные страсти тоже знаете-ли утомляют. Легко читается .10
Гончие Гавриила - Стюарт МэриЯна
25.11.2015, 18.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100