Читать онлайн Тайный любовник, автора - Стюард Салли, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайный любовник - Стюард Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайный любовник - Стюард Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайный любовник - Стюард Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стюард Салли

Тайный любовник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

– Мам, – возразил Брэд, – это же не светский прием. Совсем не надо подавать этой женщине кофе. Она всего лишь осведомитель в моем последнем деле. Мне лишь надо поговорить с ней минут десять.
– Никогда не слышала, что для общения с осведомителями требуются другие манеры, – ответила Мэгги, отмеряя кофе.
Геральд оттащил сына в сторону.
– Ты уверен, что эта миссис Прескотт не опасна? Может, стоит отправить мать в магазин или еще куда-нибудь?
Брэд улыбнулся при мысли о том, что Алли-сон может быть опасной.
– Уверен. Поверь мне, она тебе понравится. Очень даже приятная дама. Извини, что пришлось воспользоваться твоим домом, но я не хочу тащить ее к себе, и нам нельзя встречаться в общественном месте.
Геральд отмахнулся от извинения.
– Твоя мать ждет не дождется встречи с настоящим осведомителем. Когда твое прикрытие кончится, она будет рассказывать об этом в своем бридж-клубе следующие двадцать лет.
Зазвенел дверной звонок, и все трое бросились открывать. Брэд первым добрался до двери.
Аллис его не разочаровала. Если и были у его родителей какие-то опасения насчет осведомителей, ее красивый синий костюм с белой блузкой, блестящие волосы, обрамляющие идеальное лицо, и гордая осанка их немедленно развеют.
Она выглядела чересчур элегантно, чтобы чувствовать себя комфортно в таком простом доме. Что ж, он всегда это знал, но лишний раз убедиться не повредит, скорее выбросит из головы настойчивые мысли о ней. Почему же он так расстроился? Почему ему все еще приходится бороться с желанием взять ее за руку, погладить по волосам, вообще коснуться?
– Входи, Аллисон, – пригласил он, делая шаг назад, чтобы держаться от нее подальше.
– Аллисон Прескотт! – воскликнула Мэгги за его спиной. – Я смотрю вашу передачу каждый вечер! – Она протиснулась мимо Брэда и пожала Аллисон руку. – Я – Мэгги Мэлоун, мама Брэда. А это Геральд, его отец. Брэд, ты не сказал нам, что работаешь с Аллисон Прескотт. Входите, дорогая, садитесь. Я только что сварила кофе. Вам со сливками и сахаром?
Брэда, но он только пожал плечами, предоставляя ее себе.
Он как-то не учел, что псевдознаменитость, раздражавшая его, может произвести впечатление на мать. Ему даже не пришло в голову, что они могут ее узнать. Он смотрел на мать, провожающую Аллис к дивану как почетного гостя.
– Я сейчас принесу кофе. – Мэгги исчезла в кухне.
Брэд взглянул на отца. Геральд двинулся к уже сидящей Аллисон с протянутой для пожатия рукой.
– Мне так приятно с вами познакомиться, мисс Прескотт. Ваши передачи производят впечатление.
– Большое спасибо, мистер Мэлоун. – Аллисон пожала руку Геральда, улыбнулась и мило покраснела.
– Зовите меня Геральдом. – Он уселся напротив.
– А вы, пожалуйста, зовите меня Аллисон. Появилась Мэгги с подносом, на котором стояли четыре чашки с кофе. Она явно не намеревалась быстро отпустить Аллисон.
– Мам, может, Аллисон торопится. Мы договорились о короткой встрече.
Аллисон взяла дымящуюся чашку.
– Нет, я не спешу.
Брэд сердито взглянул на нее, но она смотрела на Мэгги, так что взгляд пропал зря. Черт побери, что с ней такое? Это же не светский визит! Она пришла, чтобы поговорить по делу, а не развлекаться с его родителями.
– Брэд? – Мать протянула ему чашку. Он со вздохом сел рядом с Аллисон, больше было некуда, родители заняли оба кресла.
– Какой милый у вас дом, – услышал он слова Аллис.
– Благодарю вас, милочка. Мы здесь давным-давно живем.
Аллис говорила так искренне, что Брэд с недоумением начал оглядываться – не упустил ли он чего. Нет. В доме побольше вещей, а так он мало чем отличается от дома, где жила и который так ненавидела Аллисон Прескотт.
На всех плоских поверхностях, начиная с кофейного столика и кончая пианино, – семейные фотографии в рамках, в том числе его в разные годы. Ковер в розах, еще ярко-розовых под столиками и совсем выцветшими перед диваном. Он вдруг удивился: почему его родители не купят новый ковер? Деньги у них есть. Возможно, они, как и он до сегодняшнего дня, не замечают его постепенного умирания. Сегодня же он взглянул на него глазами Аллисон.
Ладно, он знал, что она дама воспитанная. Будет вежливой. Он готов был поклясться, что ее туалет стоит больше, чем диван, на котором она сидит. Как он и думал, она не вписывалась в обстановку. И тем не менее он все еще хотел ее. Верно – ему ничего не светит, но все равно он о ней мечтал.
– Это случайно не ручной работы ковер? – спросила она, и он внутренне съежился, зная, что мать представления не имеет, о чем говорит Аллисон, и может смутиться. Зря он ее сюда пригласил.
– Да, именно так, – просияла Мэгги. – Мы его купили, когда мальчики были совсем маленькими. Ему здорово досталось.
Аллисон понимающе улыбнулась, поставила чашку на столик и взяла в руки одну из фотографий.
– Это ваши мальчики? По фото видно, что коврам действительно не повезло. Отпетые шалуны.
– Верно. Брэд справа, в драных джинсах, он не слишком изменился, а рядом с ним его брат Деннис, он на четырнадцать месяцев моложе. Ничего странного, что у них проказливый вид. Их сфотографировали сразу же после того, как они залезли на большой дуб на улице и оттуда поливали водой машины. – Она сделала паузу и сердито взглянула на Брэда. – Даже кабриолеты.
– Мама! – возмутился Брэд. Он догадывался, что она сейчас начнет вытаскивать его детские фотографии и демонстрировать его голую попку. Ища поддержки, он оглянулся на отца, но тот наклонился вперед и казался полностью поглощенным разговором с Аллисон.
– Девочки ненамного лучше, – заметила Аллисон. – Когда моей дочери было семь лет, она устроила соревнование с соседской девочкой – кто спустит в унитаз больший рулон туалетной бумаги. В выигрыше оказался один сантехник.
– У вас есть дочь? Сколько ей?
– Двенадцать, но иногда кажется, что все двадцать.
– Мам, Аллисон, не могли бы мы заняться делом?
Все повернулись к нему, и он понял, что говорил раздраженно. Ну и пусть, черт возьми, он пригласил ее не для болтовни с матерью. Ему надо поговорить с ней о такой мелочи, как убийство.
Но, если честно, не это выводило его из себя. Он хотел сегодня что-то доказать себе, однако только лишний раз убедился в ее идеальных манерах. Это вряд ли поможет выбросить ее из головы.
– Ну, Мэгги, пойдем закончим на кухне и дадим молодым людям поговорить, – сказал Геральд вставая. – Аллисон, очень было приятно с вами познакомиться.
– Да, очень, – подтвердила Мэгги. – У нас жаркое в горшочке на ужин, мы бы были очень рады, если бы вы к нам присоединились.
На мгновение на лице Аллис появилось странное выражение, Брэду даже показалось, что она согласится. Ему этого хотелось, можно будет забыть все, кроме уютной семейной сцены, куда она так легко вписалась. Нет, зря он ее привел. Результат получился прямо противоположным.
– Большое спасибо, – сказала она. – Я бы с радостью, но мне надо домой, готовить дочери ужин.
Мэгги взглянула на Брэда, будто понимала, что отказ Аллисон – его вина.
– Конечно. Тогда в другой раз.
Родители скрылись в кухне, закрыв за собой дверь, а Брэд остался сидеть на диване, отделенный от Аллисон одной подушкой. Одна маленькая подушка шириной в океан.
– Брэд, что происходит? – спросила она, глядя на него печальными и слегка испуганными глазами.
Он чувствовал себя последним подонком. Он не хотел честно отвечать на ее вопрос. Разумеется, он может увильнуть. Скажи лишь, приказал он себе, что Дили не был пьян. Слова уже едва не слетели с его языка. Отвлеки ее от того, о чем она на самом деле спрашивает.
Но даже он не мог быть таким бесчувственным. Он влип в эту историю, теперь должен выпутываться.
– Ты понравилась моим родителям, – сказал он.
– Такие милые люди. Они мне тоже понравились. Но мы говорим не об этом. Почему ты так странно себя ведешь?
Он допил кофе, стараясь выиграть время, хоть несколько секунд. Аллисон видела, как он ежится. Понимала, что начальство приказало ему пока держаться от нее подальше, но это не объясняло, почему он сегодня так странно и грубо себя ведет. Ей казалось, ему не нравится, что она нашла общий язык с его родителями. Ему что, хотелось, чтобы они ее невзлюбили?
Она пыталась уверить себя, что это не имеет значения. Она, так же как и он, не может позволить себе влюбиться. Ей надо сначала привести свою жизнь в порядок, а уж потом думать о таких вещах. И все же отрицать невозможно: ей было больно.
Он поставил пустую чашку и откинулся на спинку дивана. Потом заговорил.
– Аллисон, я вырос в этом доме.
– Я так и поняла. – Он что, решил, что у нее частичная потеря памяти?
– Мой собственный дом почти такой же. Побольше, похуже обставлен. – Он слегка улыбнулся. – Особенно кухня. Я там пластинки держу в одном из шкафов.
– И что?
Он глубоко вздохнул и выпрямился, как будто решив поскорее разделаться с неприятной темой. Аллисон отпила глоток кофе и внутренне напряглась. Она подозревала, что ей не понравится то, что он собирался сказать.
– Я – полицейский. По большей части мне моя работа нравится. Мне доставляет радость знать, что я помогаю людям, сажая за решетку преступников, хотя и большая их часть назавтра же оказывается на свободе. Я всегда буду лишь полицейским. И значит, никогда не буду богатым. – Он замолчал, внимательно глядя на нее.
– Прекрасно, – сказала она. – Всем нужна цель в жизни. – Вряд ли ей когда приходилось говорить такие пустые слова, но она не знала, что ему хочется от нее услышать.
Он воспользовался ее замечанием.
– А у тебя цель в жизни – побольше заработать, вернуться к старому образу жизни.
Она чувствовала, как щеки заливает краска гнева.
– Это несправедливо. Ты знаешь, что деньги мне нужны, чтобы Меган осталась у меня, чтобы бороться с Дугласом.
– Верно, – признал он, глядя вниз на темно-синюю обивку дивана. – Я знаю. Но факт остается фактом – мы живем в разных мирах, и так будет всегда.
– В разных мирах… – Она повторила клише, позволяя ему проникнуть в сердце, царапать его острыми краями. Она знала, ее мир ненадежен, дорог, опасен, постоянно меняется, а его… относительно устойчив, хотя он и часто рискует жизнью, такая уж работа. Значит, ему не нужны дополнительные хлопоты. Она всегда это знала, как знала и то, что не следует ей в него влюбляться. Но эти холодные, окончательные слова были равносильны ножу, воткнутому в живот.
Он снова поднял на нее взгляд, и она разглядела в его глазах: усталую печаль.
– Аллисон, я никогда не встречал такой замечательной женщины, как ты. – Внезапно слова полились из него водопадом. – Мне кажется, я могу заниматься с тобой любовью двадцать четыре часа в сутки, ну, двадцать три. Больше того, я восхищаюсь тобой и уважаю. Не знаю, как это случилось, но ты мне дорога. И тем не менее мы оба знаем: когда расследование закончится, мы разбежимся в разные стороны и никогда больше не увидим друг друга.
Аллисон сидела, уставившись на него, и старалась осознать, что он говорит. С одной стороны, он признал, что она ему небезразлична, и от этого признания у ее души выросли крылья. Но это признание оказалось лишь частью прощания. И как бы хорошо она ни понимала реальную ситуацию, прощаться ей не хотелось. Она встала и трясущимися руками взяла сумку.
– Прекрасно, – сказала она, стараясь сдержать дрожь в голосе. – Я неправильно поняла, зачем мы сегодня встретились. Я полагала, что у тебя есть новости относительно убийств. Ты дашь мне знать, когда они появятся? Я считаю, наша сделка еще в силе.
Он вскочил следом за ней и взял ее руки в свои, чтобы помешать уйти. На мгновение, когда они вот так стояли рядом и он смотрел на нее, ей показалось, что возможно… Неожиданно он отпустил ее руки и снова сел.
– У меня есть новости. Именно поэтому я и хотел с тобой сегодня поговорить.
– Так говори, – резко предложила она, решив не дать ему понять, как он ее обидел.
– Прежде всего, вскрытие показало, что в крови Дили нет ни алкоголя, ни наркотиков.
Она снова опустилась на диван. Вот это новости.
– А как же рассказ Генри Даусона?
– Он стоит на своем. Я сам его допрашивал. Значит, можно заключить, что Дили был или без сознания, или мертв, когда Поллак вытаскивал его из приюта в ночь его смерти.
– Поллак все-таки что-то знает! Он спрятал тело! Он скрывает убийцу.
– Возможно. Я уговорил судью выдать ордер на обыск задней комнаты в приюте, раз уж именно оттуда он вытаскивал Дили. Завтра днем и пойдем.
– Брэд, мы можем попасть в точку! – Она так обрадовалась вновь появившейся возможности сделать-таки свою сенсационную передачу, что почти забыла об обиде. Почти, но не совсем. – Я хочу быть там! Я первая разговаривала с Генри. Я имею право. Мы же договорились.
– Я знал, что ты так скажешь, но помни, это всего лишь обыск. Мы можем ничего не найти. Может быть, тебе придется придержать информацию, пока мы не разрешим. Вот тебе и возможность!
– Ладно, – согласилась она. – Ло мы с Риком там будем.
– С Риком?
– Надо все снять на пленку. Забыл? Он коротко кивнул.
– Помню. Хорошо. Значит, так и договоримся. Стив пройдет через входную дверь с парой полицейских в форме. Они займутся Полла-ком, а Стив тем временем впустит меня через заднюю дверь. Если мы что-то найдем, то мне понадобится мое прикрытие, чтобы разговорить Поллака, так что ты ко мне не обращайся. Более того, тебе с Риком придется держаться в сторонке и ни с кем не разговаривать. Вы лишь наблюдатели. Никаких вопросов, никаких комментариев. Даже чихать не смейте. Вы можете помешать. Ты сможешь это сделать?
– Именно это я и делала до сих пор. – Его скрытая критика не улучшила ей настроения.
Они еще немного поговорили, уточняя детали. Потом разговор сошел на нет, и Аллисон снова встала. Брэд за ней.
– Попрощайся за меня с родителями, – попросила она.
– Непременно. Я завтра позвоню и уточню время.
Когда она подошла к двери, он протянул руку мимо нее, чтобы взяться за ручку, и замер, так и не открыв дверь. Его рука ко гнулась ее бедра. Она тоже замерла, не желая лишаться ощущения его прикосновения, каким бы случайным оно ни было и сколько бы слоев одежды ни гасили его. Ощущение было чудесным, ей хотелось насладиться им сполна… Возможно, в последний раз.
Он все не двигался, тогда она повернулась к нему. Едва успела заметить огонек желания в его глазах, но тут он наклонился и поцеловал ее. Она со вздохом покорилась. Борода так знакомо щекотала ей нос. От него пахло кофе, мягкие и теплые губы ласкали ее, будя желание.
Он обнял ее и прижал так близко, будто никуда не собирался отпускать. Она вся отдалась моменту, стараясь не думать о том, что будет потом.
– Брэд… Ох, простите!
Они отскочили друг от друга, услышав голос матери, но Мэгги немедленно вернулась на кухню, закрыв за собой дверь.
– Я буду завтра в конторе наготове ждать твоего звонка. – Аллисон старалась говорить спокойно, отвернулась от Брэда и сама открыла дверь.
– Я позвоню, как только узнаю точное время.
Она поспешила к машине, ей хотелось убежать от Брэда, от того, что он заставил ее чувствовать, поехать домой… В пустой дом. Что же, всегда можно посмотреть телевизор. Или взять напрокат видеокассету с «Дьяволицей».


На следующий день Аллисон больше всего боялась, что будет на задании, когда позвонит Брэд. Хотя утром она и выезжала на съемки, днем она твердо решила находиться поближе к телефону и держать возле себя Рика с видеокамерой. Для нее всегда было важно получить тот материал, но сейчас она стремилась к этому вдвое сильнее, как будто это могло закрыть ту дыру, которую оставил Брэд.
Рик застонал, когда она отказалась от второго задания.
– Что, если твой приятель подведет тебя и не позвонит? – спросил он, ставя на стол камеру и с тревогой наклоняясь к ней. – Вдруг у них поменялись планы и они никуда до завтра не поедут? Отдавать задания людям, так и норовящим пырнуть нас ножом в спину, плохой способ сохранить работу.
– Он позвонит. И они поедут сегодня. Он бы предупредил, если бы планы изменились. – Она была в этом уверена. Брэд не подведет ее. Неважно, что их любовному роману пришел конец, доверяла она ему безоговорочно.
Зазвонил телефон, они оба вздрогнули.
– Выезжаем через тридцать минут. – Брэд говорил сухо, по-деловому. Она догадывалась, что начальству не пришлась по душе его с ней договоренность. Что же, тем хуже. У них своя работа, у нее – своя. Аллисон не могла позволить себе беспокоиться, не раздражает ли она кого-то.
– Мы там будем. И… спасибо.
Когда они с Риком приехали в приют, обыск уже начался. В приюте никого не было, кроме двух полицейских, стоящих по бокам неулыбчивого, но спокойного Поллака. Только отсутствие привычной улыбки говорило, что что-то не так.
– Вам, ребята, сейчас вход сюда запрещен, – сказал один из полицейских.
На короткое мгновение Аллисон охватила паника. Что, если?..
Нет, никаких «если». Она войдет. Она направилась к полицейским и протянула свое удостоверение.
– У нас есть разрешение присутствовать. Полицейский с отвращением взглянул на нее и неохотно кивнул. Рик поднял камеру и начал снимать, а Аллисон поежилась, заметив взгляд Поллака. Он смотрел так, будто его предали. Она попыталась придумать, что бы сказать, но ничего правдивого не приходило в голову. Опустила глаза и села в отдалении.
Время тянулось и тянулось, хотя стрелки часов продвинулись всего на десять минут, когда из дверей задней комнаты появился Стив Рейни.
– Введите его, ребята, – приказал он.
Аллисон и Рик последовали за ними, но один из полицейских загородил им дорогу, вопросительно взглянув на Рейни.
– Пропусти их, – неохотно проворчал Стив. – И еще того парня, что только что появился. Веди его сюда. А ты встань у дверей и никого не пускай.
Аллисон обернулась и удивилась, увидев в дверях Брэда. И сразу же почувствовала себя счастливой.
– Проходи, проходи. – Полицейский направился к Брэду.
– Я ничего не делал, – запротестовал Брэд, и Аллисон поняла, что он играет роль. Видимо, вышел через заднюю дверь, обошел приют и вошел с улицы, чтобы Поллак ничего не заподозрил.
– Никто тебя не обвиняет. Иди туда вместе со всеми.
Аллисон вошла в маленькую комнату, причем по лицу Стива Рейни читалось, что глаза бы его на нее не глядели. Но она ответила ему смелым взглядом. Если бы не она, как раз его бы здесь не было.
Они с Риком встали в углу около старой печки и стола, на котором громоздились кастрюли и всякие кухонные причиндалы. Рейни и второй полицейский стояли в другом конце комнаты с двух сторон старого деревянного кресла. На полке рядом с Рейни стояла тяжелая железная сковорода с длинной ручкой и лежала Библия. Аллисон показалось, что сковороде там явно не место, поскольку остальные стояли на плите или рядом.
– Что вам от меня нужно? – спросил Брэд. – Что здесь происходит, святой отец?
– Не бойся, сын мой. Эти люди не могут причинить нам вред. Чистым сердцам нечего бояться даже во мраке ночи. – Он повернулся к Рейни: – Зачем вы задержали этого человека?
Стив пожал плечами.
– Может, он что-то знает. Он ведь вошел прямо в середине нашего небольшого мероприятия.
– Чисто случайно, – возразил Поллак. – Пожалуйста, отпустите его.
– Когда закончим.
– Все в порядке, святой отец, – сказал Брэд. – Мне не впервой иметь дело с полицейскими.
Поллак печально покачал головой.
– Все скоро кончится. Если вы, господа, скажете мне, что вы ищете, возможно, я смогу вам помочь.
Рейни рукой, обернутой носовым платком, взял лежащую не на месте сковороду, при этом внимательно наблюдая за Поллаком.
– Садитесь, святой отец, – приказал он. Поллак повернулся к Брэду и умудрился ободряюще улыбнуться. Хоть он и послушался Рейни, все равно сохранялось впечатление, что главный здесь он. Ведь он находился на своей территории.
Рейни перевернул сковородку и осторожно посмотрел на дно.
– Ржавчина, – заметил он. – Вы на ней не готовите?
– Благодаря доброте моих друзей, которые следуют завету помогать неимущему, у меня много сковородок.
– Тут царапины. Ею недавно для чего-то пользовались.
Поллак молчал.
Рейни поставил сковороду на полку и наклонился, чтобы осмотреть деревянную спинку кресла, на которую откинулся Поллак.
– На дереве какие-то странные пятна. Еще больше их на сиденье. Эта ткань хорошо впитывает, но отчистить ее сложно. – Он помолчал, обошел кресло и остановился перед Пол-лаком. – Я отвезу сковороду и кресло в лабораторию и, готов поспорить, что мы обнаружим следы крови, кожи и волос. Вы любите спорить, святой отец? Хотите заключить со мной пари?
Аллисон едва не вскрикнула, сообразив, что имеет в виду Рейни. Ее затошнило, когда Рейни снова взял сковороду, которой, возможно, убивали людей. Из-за спины она слышала тихое жужжание камеры Рика, но почему-то ее совсем не радовало, что они наконец сделают свою передачу.
– Берите сковороду, кресло и все, что пожелаете. Земные блага не имеют цены. Важны только духовные ценности.
Рейни стукнул кулаком по полке, заставив всех, кроме Поллака, подскочить.
– Вы знаете, что такое сообщник? Знаете, на сколько вас можно упечь в тюрягу за сообщничество? – Рейни наклонился над сидящим священником, приблизив к нему лицо. – Ничего не хотите мне сказать? Например, кого вы прикрываете. Вас видели, когда вы выходили с телом Дили. Все кончено. У вас нет иного выбора, придется все нам рассказать.
Аллисон не видела выражения лица Поллака, потому что Рейни его загораживал, но святой отец заметно напрягся. Когда он заговорил, в голосе его отозвалось напряжение.
– Сильные должны заботиться о слабых. Пробормотав несколько слов, Рейни выпрямился и зашел за спину Поллака.
– Святой отец, – сказал он, – один из этих людей – убийца. Он отбирает у ваших друзей драгоценный дар – их жизнь. Если вы действительно о них печетесь, скажите нам, кто он, чтобы мы мокни его остановить.
Поллак медленно помотал головой из стороны в сторону. Глаза были полны печали. Аллисон закусила губу, борясь с желанием его утешить. Конечно, он сумасшедший, но он желает всем добра.
– Человек хочет быть добрым, но силы зла постоянно преследуют его, пытаются стянуть с праведного пути. Я здесь для того, чтобы бороться с этим злом, чтобы спасти человека от вечного проклятия.
– Как вы пытались спасти Джин?
– Джин не может бороться с греховностью этого мира. Ей нужен поводырь.
– Да будет вам, Поллак. Мы знаем, она достает наркотики через Дуайта. Она их убила, когда была в улете, или прикончила их, чтобы отнять их жалкие гроши?
Поллак не ответил, только покачал головой. Аллисон показалось, он сейчас расплачется.
– Может, лучше поискать эту Джин и допросить ее? – Стив кивнул полицейскому в форме: – Логан, возьми Коллинза и пошарь в округе, найди мне эту женщину. Потом отвезем ее и Поллака в участок.
– Джин никого не убивала! – вырвалось у Поллака, потерявшего контроль над собой.
– Тогда кто?
Аллисон едва не пропустила еле заметный кивок Стива в сторону Брэда. Но, даже заметив его, она все равно вздрогнула, когда Брэд неожиданно вмешался. Он несколькими длинными шагами подошел к Рейни и схватил его за ворот.
– Оставьте его в покое! Это я вам нужен! – закричал он. – Я их всех замочил!
Логан схватил Брэда за руки, оттащил от Рейни и заставил лечь на пол лицом вниз перед Поллаком, который в ужасе поднялся. Полицейский защелкнул наручники на запястьях Брэда и рывком поднял его на ноги.
– Ты имеешь право молчать… – начал он и продолжил зачитывать ему его права.
– Нет, – возразил святой отец, пытаясь оттолкнуть Логана от Брэда. – Этот человек не сделал ничего дурного. Разве вы не знаете, что вам придется мучиться на раскаленных углях, если вы арестуете невиновного?
– Невиновного? Он же сам признался! – прорычал Рейни. – Мы упечем его в тюрьму до конца жизни, а может, он даже получит вышку.
Поллак повернулся к нему с протянутыми руками:
– Не было никакого убийства. Наши бренные тела пришли из пепла, в пепел и возвращаются. У пепла нет жизни. Он не может умереть. Только душа живет, и ее нельзя уничтожить.
Брэд попытался вырваться из рук Логана.
– Я размозжил им головы! Я их убил! Накажите меня!
Логан снова бросил его на пол, но Поллак тоже упал и закрыл его всем своим телом. По пухлым щекам текли слезы. Он умоляюще смотрел на Рейни. Аллисон и сама вытерла слезу. Ей не хотелось на все это смотреть. Наверняка был другой способ, не такой тяжелый для Поллака.
– Перестаньте, – молил священник. – Разве вы не знаете, что обрекаете себя на геенну огненную, преследуя невиновного?
Рейни наклонился, приблизив свое лицо почти вплотную к лицу Поллака.
– Этот парень – убийца, – проскрипел он. – Он порочен. Заслуживает страданий, и уж я позабочусь, чтобы он от них не отвертелся.
Поллак толкал Логана, тщетно пытаясь освободить Брэда. Аллисон почувствовала сдерживающую руку Рика на своем локте и поняла, что сделала шаг вперед.
– Это не смерть! – воскликнул Поллак. – Я освободил их, когда они увидели свет, прежде чем они снова погрязли в темноте. Я принес им жизнь, а не смерть!
Все замерли. Слышались лишь громкие рыдания Поллака…
Когда до Аллисон дошло, что она только что услышала, она в ужасе зажала рот ладонью. Немыслимо! Ведь этот человек так добр и заботлив.
– Хватит вам. Вы кого-то покрываете, – сказал Рейни, но даже для Аллисон его слова прозвучали неубедительно.
– Я не хотел иметь на своей совести другие погибшие души! – воскликнул Поллак. – Я так часто терпел неудачу. Даже сейчас один человек, которому я должен был помочь, томится в тюрьме и останется там до конца своих дней. – Он внезапно перестал плакать. На лице появилась знакомая улыбка. – Но Дили и другим я смог помочь. Тут я не опоздал. Они спаслись с моей помощью.
– Сними наручники, – приказал Рейни Логану.
Избавившись от наручников, Брэд встал, помог подняться Поллаку и подвел его к креслу.
– Не скажете ли вы мне, как вы смогли помочь этим людям? – тихо и мягко спросил он.
– Когда душа у них успокаивалась, я вел их сюда помолиться. Они садились в это кресло, а я брал сковороду и освобождал их, давая им вечный покой. – Он взглянул на Брэда, в глазах снова появилась печаль. – Я так старался, я всегда старался, но иногда они так быстро ускользали, что я не успевал им помочь. Мне надо еще больше стараться. Поле созрело для жатвы, но слишком мало жнецов.
Значит, это правда. Поллак, с его вечной улыбкой на лице и бесконечными разглагольствованиями о грехе, своими собственными руками убил шесть человек. Значит, у него не просто крыша съехала. Он по-настоящему безумен. За последние минуты он, казалось, потерял остатки здравого смысла. Брэд ободряюще кивнул.
– Боюсь, вам придется поехать с полицейскими. Вы понимаете, почему?
Поллак снова улыбнулся.
– Полиция тоже борется со злом.
Логан сделал шаг, собираясь надеть на Поллака наручники, но Брэд отрицательно покачал головой.
– Не стоит. Он не доставит тебе беспокойства.
Рейни согласно кивнул.
– Офицер Логан, – устало сказал он, – ты встречался с моим напарником детективом Брэдом Мэлоуном?
Логан внимательно присмотрелся к Брэду, потом ухмыльнулся.
– Встречался, вот только выглядел он несколько иначе.
– Он уже недолго будет так выглядеть, – уверил его Стив. – Пошли, Поллак. Прокатимся.
Брэд взял святого отца за руку, и все четверо вышли на улицу. Рик и Аллисон последовали за ними. Когда Поллака усадили в полицейскую машину, Рейни повернулся к Брэду:
– Со мной не хочешь проехаться? За грузовиком потом вернемся.
– Стойте! – воскликнула Аллисон, делая шаг вперед. Она находилась под таким сильным впечатлением от случившегося, что едва не забыла о работе. – Мне нужно интервью.
Рейни сердито посмотрел на Брэда, но тот даже не поморщился.
– Я тебя скоро догоню, – заверил он напарника и вместе с Риком и Аллисон вернулся в приют.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайный любовник - Стюард Салли



КНИГА ХОРОШАЯ, НО СУЖЕТ ПРОСТОЙ
Тайный любовник - Стюард СаллиЮЛИНЬКА( КАК В ФИЛЬМЕ)
26.11.2011, 21.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100