Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Элизабет Тремейейн сидела на террасе своего элегантного особняка в Джорджтауне с чашкой утреннего кофе. Террасу окружали хризантемы и поздние розы, которые покачивались под легким сентябрьским ветерком, издавая нежный аромат. Но она была слишком погружена в мысли о перевыборной кампании своего мужа, чтобы обращать на это внимание. Она вообще редко замечала такие пустяки, как запах цветов. Элизабет с детства внушали, что единственное предназначение женщины — помогать тщательно выбранному супругу плыть по бурным волнам общественной жизни. И она посвятила всю себя стремлению преуспеть в этой роли.
Элизабет была необыкновенно красивой женщиной, знала это и очень ценила. Она твердо придерживалась строгого режима питания и физических упражнений, чтобы сохранить свое тело стройным как можно дольше. Когда ее натуральные светлые волосы начали тускнеть, она не стала, подобно многим дамам в возрасте, красить их в желтый цвет, а выбрала серебристую седину, которая превосходно оттеняла идеальный цвет ее лица. Гардероб ее был довольно простым, но каждая вещь подбиралась с особой тщательностью. Все в Элизабет говорило о больших деньгах.
Из задумчивости ее вывели легкие шаги. Элизабет подняла голову и удивилась, увидев Гасси, стоящую в дверях дома с чашкой кофе в руках.
— Почему ты так рано встала?
Гасси села рядом с ней за столик из кованого железа.
— Я снова плохо сплю.
Элизабет нахмурилась и постучала карандашом по блюдцу, выдавая свое нетерпение. Хроническое недовольство Гасси стало для нее еще одной заботой, притаившейся где-то в подсознании и всплывающей в самые неподходящие моменты.
— Что с тобой, дорогая?
— Я чувствую себя абсолютно бесполезной. Я не хочу провести всю жизнь между разными ленчами и ужинами. Я хочу работать!
Элизабет подняла брови:
— О какой работе ты говоришь? Надо же найти что то подходящее, как ты понимаешь.
— Я пока ничего не решила, но уверена, что диплом Брентвуда дает мне право рассчитывать на нечто большее, чем работа в твоих скучных комитетах.
Непривычное презрение в голосе дочери рассердило и озадачило Элизабет. Гасси всегда была сговорчивой, послушной, но в последнее время ее выходки грозили внести раскол в их гармоничные отношения.
— Что именно ты имеешь в виду?
— Я думала, может быть… Есть вакансия младшего научного сотрудника на факультете политологии в университете Джорджтауна.
— Это совершенно не годится. Предположим, тебе поручат изучать деятельность собственного отца. Только представь себе, как отреагирует пресса!
Гасси вздохнула:
— Тогда я найду что-то другое, но такую скуку я больше не могу переносить.
— Хочешь, я поговорю с твоим отцом? Я уверена, он может…
— Что? — Роберт Тремейн пересек патио и сел на свободный стул, стараясь не помять свой голубой полотняный костюм. — Что еще вы от меня хотите?
Элизабет улыбнулась мужу, как всегда порадовавшись, насколько привлекательно он выглядит. Высокий, широкоплечий, все еще стройный, в прекрасной форме. Седые волосы искусно подстрижены и уложены так, чтобы скрыть маленькую лысинку на макушке; голубые глаза смотрят прямо и честно. Только она одна знала, как тщательно и долго он работал над этим своим имиджем государственного деятеля.
— Я подумала: ты мог бы помочь Огасте найти подходящую работу.
Роберт повернулся к Гасси с улыбкой, в которой явно не было энтузиазма.
— Разве тебя не устраивает работа с матерью на мою перевыборную кампанию?
Гасси поерзала на стуле, нервно вертя на пальце кольцо с опалом. Пришлось снова подготовиться к обороне.
— Я хочу иметь свою собственную работу.
— Это не так просто, Огаста. Куда бы ты ни устроилась, ты будешь под пристальным наблюдением общественности. Если ты не справишься с работой, мне придется защищать тебя, объяснять, почему ты не преуспела…
Гасси вспыхнула:
— Спасибо за доверие!
— Отец не это имел в виду, — быстро вмешалась Элизабет. — Просто нам следует быть осторожными. Мы ведь знаем, как пресса умеет искажать правду.
— Какое прессе дело до моей работы?!
Роберт хотел было ответить, но Элизабет поспешно положила руку ему на запястье.
— Ты права. Дело тут не в прессе. Меня больше беспокоит твое настроение. Если ты чувствуешь себя несчастной, надо что-то сделать. Что ты предлагаешь, Роберт?
Раздражение сенатора было очевидным.
— Я поспрашиваю, — неохотно пообещал он. — А тем временем ты могла бы найти себе какое-нибудь занятие в штабе перевыборной кампании.
Гасси не посмела возразить, но Элизабет заметила, как вспыхнули ее глаза, и решила найти ей подходящую работу, пока недовольство дочери не достигло угрожающих размеров. В год выборов нельзя было допустить ни малейшего намека на скандал.
Через неделю Гасси уже занималась составлением каталогов в институте «Американа». Работа была невероятно скучной, а ее начальник, человек крайне неприятный, не упускал случая ткнуть ее носом в допущенные ошибки. С мечтой о блестящей карьере пришлось расстаться, но, по крайней мере, ей теперь не нужно было посещать благотворительные завтраки, ужины и показы мод. В институте работало много девушек ее возраста, так что у нее было с кем пообщаться. А главное, она была теперь слишком занята, чтобы размышлять о смерти Рика Конти.
Все лето Гасси то и дело вспоминала об этой трагедии, причем в самые неожиданные моменты, и тогда ей снова начинали сниться кошмары. Но теперь у нее была работа и новые друзья, которые занимали все ее мысли.
Особенно нравилась Гасси одна девушка. Алиса Монро была секретаршей. Ее родители принадлежали к среднему классу и отличались отсутствием претензий, то есть совсем не походили на те семьи, с которыми Гасси обычно общалась. Но что-то в Алисе с ее жаждой приключений завораживало Гасси, и они начали много времени проводить вместе. Алиса часто смеялась, обладала тонким чувством юмора и напоминала Гасси Рейчел Вайс. С ней Гасси отдыхала душой.
Как-то во время короткого перерыва Алиса утащила Гасси в кафетерий.
— Что ты сегодня делаешь? — возбужденно спросила она.
— Ничего особенного. А что?
— Мы с друзьями собираемся в бар «У Харви» после работы. Почему бы тебе не пойти с нами?
Гасси много слышала об этом баре, который являлся скорее клубом для одиноких состоятельных молодых людей. Она несколько раз проезжала мимо, испытывая любопытство, но не решаясь толкнуть тяжелую дубовую дверь и войти.
— Зачем мне идти туда, где люди только и думают о том, чтобы кого-нибудь подцепите? — сказала она, боясь признаться даже самой себе, насколько ей хочется согласиться.
Алиса отпила глоток кока-колы прямо из банки.
— Там интересно… полно красивых мужиков, будущих богачей.
— Ты когда-нибудь там была?
— Конечно. Я там встретила Кипа — парня, с которым жила прошлым летом.
— Ты жила с мужчиной? Алиса рассмеялась:
— Подумаешь, большое дело!
— И что случилось?
— Ничего. Мне просто надоело. Я слишком молода, чтобы привязываться к одному мужику.
— А как же насчет… Я хочу сказать, ты с ним спала? Алиса снова рассмеялась, а Гасси почувствовала себя старомодной наивной дурочкой.
— Разумеется! Я спала со многими мужиками. Проснись, Гасси! На дворе новый мир.
Новый мир… Как часто ей приходилось слышать эти слова от Рейчел! Достаточно часто, чтобы понять, что они выражали лишь часть правды. И теперь далеко не все женщины способны легко отбросить свои страхи. Свобода многих пугает: ведь приходится надеяться только на себя, причем не существует никаких четких правил. Вы можете наделать ошибок, которые изменят всю вашу будущую жизнь. Свобода означает выбор, а это дело рискованное.
Алиса помахала рукой перед лицом Гасси.
— Эй, ты меня слышишь?
Гасси вздрогнула и сообразила, что Алиса уже некоторое время что-то говорит.
— Извини. Что ты сказала?
— Я пыталась убедить тебя перестать жить как монашка. Пойдем сегодня с нами. Тебе понравится.
— А как же твои друзья? Я буду чувствовать себя полной дурой, сидя в одиночестве.
— Обещаю, я тебя не брошу.
— Ладно, — неохотно согласилась Гасси. — Но если ты уйдешь с каким-нибудь мужчиной, я тебя никогда не прощу!
Алиса ухмыльнулась, швырнула пустую банку в урну и встала из-за стола.
— Как знать? Может, ты сама меня бросишь.
— Не говори глупости. Меня знакомство с мужчинами не интересуют. Во всяком случае, в баре.
Бар «У Харви» не мог похвастаться занимательной историей. Многие годы он был неприметной забегаловкой, куда заскакивали после работы уставшие государственные служащие — опрокинуть стаканчик. Правда, там был довольно уютный интерьер с кожаными удобными сиденьями в кабинках и дубовым баром. Потом этот бар внезапно обнаружили несколько юристов, быстро продвигающихся по служебной лестнице, и не прошло и нескольких недель, как туда зачастили молодые, подающие надежды служащие Вашингтона.
Пораженный хозяин по достоинству оценил удачу, выпавшую на его долю и превратившую его скромный бар в сенсацию. Но вместо того, чтобы тратить доходы на всяческие новшества, он оставил все точно так, как было. Медные перила, опоясывающие бар, потемнели от времени, старый алюминиевый потолок слегка провис, а вмятина в центре танцевальной площадки требовала от танцоров определенной ловкости. О возрастном благосостоянии говорил лишь более современный подбор пластинок.
Внутренний интерьер бара сначала разочаровал Гасси, но уже через пять минут она поддалась гипнозу ровного гула ожидания, царящего в баре. Казалось, все подчеркнуто громко перекрикивались со знакомыми, пытаясь обратить на себя внимание, и разглядывали, за кем бы поволочиться. Все мужчины были хорошо одеты, выглядели преуспевающими и были явно не прочь познакомиться с интересной женщиной.
Алиса потащила Гасси мимо кабинок к бару, шепотом объясняя, что легче подцепить мужчину, если до тебя проще добраться. Гасси нахмурилась, но пошла за ней, поскольку боялась остаться одна.
Пока они ждали очереди к бармену, Гасси испытывала лишь незначительную неловкость, но когда в ее руке оказался коктейль с водкой, ей стало казаться, что все на нее смотрят и думают: вот еще одна искательница приключений. Мускулы вокруг ее рта напряглись, придав ей сердитый и недовольный вид.
— Да расслабься же наконец, — сказала Алиса. — Так к тебе никогда никто не подойдет. Вот увидишь: станцуешь пару танцев и почувствуешь себя лучше.
До этого мгновения Гасси не обращала внимания на тесную танцплощадку в конце бара, но теперь заметила несколько пар, двигающихся в такт музыке. Они так тесно прижимались друг к другу, как будто танец был лишь прелюдией к другому, более интимному акту. Это показалось ей абсолютно неприличным, но в то же время она почувствовала, что в ней проснулось какое-то похотливое любопытство, и это ее шокировало. Что чувствует женщина, когда незнакомый мужчина проводит руками по ее бедрам, прижимает ее к своей груди? Она представила себе это ощущение, но тут же, пристыженная такими греховными мыслями, отвела взгляд.
Большинство подруг Алисы уже обзавелись кавалерами. На их лицах играла самодовольная улыбка: еще бы, они наконец покинули ряды нежеланных женщин. Гасси наблюдала, как они заботливо охраняли свои приобретения, и вдруг поняла, что в таком месте, как этот бар, женщина много теряет. Неумение привлечь мужчину оборачивается утратой чувства собственного достоинства?
Нелегко пережить жалость друзей, их лживые уверения, что в следующий раз все будет по-другому, и сознание, что в тебе самой есть какой-то дефект?
Несколько минут в объятиях мужчины вряд ли стоили такого унижения.
— Я ухожу, — заявила она, повернувшись к Алисе, и поставила нетронутый стакан на стойку бара. — Увидимся утром.
Алиса схватила ее за рукав:
— Никуда ты не пойдешь! Все еще только начинается. Выпей сначала.
Но Гасси покачала головой и начала проталкиваться через толпу. Внезапно на ее пути возник какой-то незнакомый мужчина и легонько коснулся ее плеча.
— Пожалуйста, не уходите. Мы еще с вами не танцевали. Возможно, дело было в его легком акценте или низком красивом голосе, но Гасси остановилась и взглянула на него.
— Мне не хочется танцевать.
— Тогда позвольте вас угостить. Пойдемте поищем пустую кабинку. — Он решительно взял ее под руку и, не давая возразить, повел к кабинке. Когда они сели, он улыбнулся и помахал официантке. — Что будете пить?
— Я… водочный коктейль.
Пока он заказывал, Гасси ругала себя за то, что позволила так собой манипулировать. Однако вместо того, чтобы встать и уйти, она сидела и разглядывала его.
Он молчал несколько минут, пока официантка не вернулась с заказом, а Гасси никак не могла перестать на него таращиться. У него было интересное лицо — темная смуглая кожа, резкие черты, которые могли бы показаться грубыми, если бы их не смягчала улыбка, полные губы, зубы невероятной белизны. Он казался таинственным иностранцем, а его черный шелковый костюм помогал создавать иллюзию очень опасного мужчины.
Расплатившись с официанткой, он обратил все свое внимание на Гасси:
— Расскажите, почему вы так торопились уйти?
— Мне здесь не нравится.
В глубине черных глаз мелькнула улыбка.
— Вы здесь в первый раз?
Гасси утвердительно кивнула и отпила глоток коктейля, внезапно обидевшись, — ей показалось, что он над ней подсмеивается.
— У меня есть занятия поинтересней.
— Тогда вам повезло.
Она удивленно взглянула на него.
— Если бы вы не пришли сюда сегодня, мы никогда бы не встретились.
«Уж больно он уверен в себе», — подумала она.
— Вы всем так говорите? Он взял ее руку в свою.
— Вы мне поверите, если я скажу, что я тоже здесь впервые?
— Наверное, нет.
— Тем не менее это правда. Я пришел выпить с деловым партнером и заметил вас у бара. До той минуты я не собирался здесь ни с кем знакомиться.
Гасси пожала плечами:
— Я должна чувствовать себя польщенной?
— Ничего подобного. Я просто пытаюсь вам объяснить, что я не Ромео из бара. Я слишком хорошо отношусь к женщинам, чтобы смотреть, как их здесь унижают.
Гасси почему-то поверила ему, и ее враждебность сразу растаяла.
— И вправду унижают. Именно поэтому мне и захотелось уйти.
— Сейчас вы чувствуете себя комфортнее? Она кивнула и улыбнулась.
— Достаточно комфортно, чтобы назвать мне свое имя?
— Огаста Тремейн. Но чаще меня зовут Гасси.
— Гасси? Мне нравится. А я — Тони Де Коста.
Ее интриговал его акцент — незначительный, но придающий особую музыкальность голосу.
— Откуда вы?
— Я родился в Италии, но провел все детство, путешествуя между Венецией и Нью-Йорком.
— Почему?
— У моего отца обширные деловые связи в этой стране. И он очень рано начал брать меня с собой.
Гасси попыталась представить, чем может заниматься в Нью-Йорке его отец, и сама устыдилась своих мыслей.
— Не хотите потанцевать? — Он встал и протянул руку.
— С удовольствием.
На танцевальной площадке было полутемно, Тони прижал ее к себе, и Гасси вдруг снова стало не по себе. Тони Де Коста — не какой-нибудь прыщавый парнишка из колледжа, который удовольствуется часом обжимания в машине. Он взрослый мужчина, который вполне может предположить, что ее интересуют сексуальные отношения. Эта мысль ужаснула и одновременно возбудила ее.
Казалось, они танцевали несколько часов. Тони время от времени шептал ей что-то на ухо, но по большей части они молчали, и Гасси целиком отдалась во власть завораживающего, необыкновенно эротического ритма. Никогда еще она так явственно не ощущала себя женщиной; ей казалось, что она внутренне расцветает. В конце концов Гасси поймала себя на том, что дышит тяжело и прерывисто, и решила, что ей необходимо поскорее избавиться от Тони Де Коста, пока она не совершила ничего непоправимого.
— Мне пора идти, — сказала она резко, когда кончился очередной танец.
— Поужинайте со мной.
— Нет, спасибо. Меня ждут родители.
— Тогда завтра.
— Не знаю. Может быть.
— Я буду ждать вас «У Антонио».
Гасси понимала, что не должна соглашаться. Ее родители придут в ужас, если узнают, что она встречается с человеком, которого они относят к категории иммигрантов, хуже того — с итальянцем, у которого могут быть весьма сомнительные связи. Но, несмотря на все эти соображения, ей очень хотелось с ним поужинать.
— Хорошо. Когда?
— В семь.
Она высвободилась из его объятий и слабо улыбнулась.
— Тогда увидимся.
Направляясь к дверям, Гасси чувствовала его взгляд, следящий за ней, и снова напомнила себе, что родители сочтут Тони Де Коста совершенно неподходящей кандидатурой.
Прошел месяц. Гасси почти каждый вечер встречалась с Тони Де Коста — они ужинали в роскошных ресторанах, а потом танцевали до утра в каком-нибудь из привилегированных клубов Джорджтауна. Их поцелуи становились все более страстными, Гасси с ужасом чувствовала, что изнывает от желания, но каждый вечер она отказывала себе и возвращалась в свою одинокую спальню. Там она часами лежала без сна, перебирая в голове причины, по которым они не могут быть вместе. Прежде всего родители. Они и представления не имели, что она встречается с Тони, и ее беспокоило, насколько легко и свободно она научилась их обманывать. Для объяснения своих поздних возвращений Гасси изобрела студента юридического факультета, но ей было ясно, что долго врать не удастся. Рано или поздно Элизабет потребует, чтобы она познакомила его с ними: должны же они решить, подходит ли он для их дочери. И тогда Гасси придется признаться, что она их обманывала, или познакомить их с Тони. Но даже от одной мысли, какому гневному неодобрению они ее подвергнут, ей становилось тошно.
Странно, но те самые черты, которые казались ей в Тони такими привлекательными, она одновременно видела глазами родителей и сознавала, что они — следствие его «чужого» и, вероятно, «низкого» происхождения. Гасси знала, например, что смуглый цвет его кожи немедленно вызовет подозрения у родителей, но сама она была им очарована, и эта страстная влюбленность была куда сильнее простого сексуального влечения. Впервые в жизни она начала осторожно называть любовью те чувства, которые были готовы поглотить ее. Она часами искала какого-нибудь компромисса, временного решения, которое удовлетворило бы родителей и позволило бы ей продолжать встречаться с Тони…
Подъехав к аэропорту, Гасси расплатилась с водителем, подняла глаза на серый горизонт и подумала, что и в Нью-Йорке, вероятно, такая же унылая погода. Всю неделю она жила в ожидании, как полетит туда на реактивном самолете компании Де Коста вместе с Тони, но мрачное небо и непрекращающийся дождь слегка поубавили энтузиазма. Даже перспектива ленча с Дианой и Рейчел не подняла настроения.
Тони ждал ее внутри терминала. Его темные волосы растрепал ветер, на щеках блестели капли дождя. Он выглядел невероятно красивым, и Гасси вздрогнула, когда он притянул ее к себе и поцеловал.
— Ты даже под дождем прекрасна, — прошептал он. Гасси никак не могла привыкнуть к подобным словам и густо покраснела. Тони улыбнулся.
— Почему ты краснеешь, когда я делаю тебе комплименты?
— Мне неловко.
Казалось, Тони хотел еще что-то сказать, но после короткой паузы взял ее под руку и повел по длинному коридору, отведенному для пассажиров частных самолетов.
На борту их встретил стюард, обращающийся к Тони с явным почтением. Внутри самолет напомнил Гасси роскошный гостиничный номер — несколько мягких кресел и диванов, обтянутых синей тканью разных оттенков, изящные столики, в конце салона — широкая кровать за ширмой. Все было продумано для максимального комфорта пассажиров, расходы явно во внимание не принимались. Гасси пришла в восторг. Ей до сих пор если и приходилось летать на частных самолетах, то это были государственные машины, которые оборудовались всем необходимым без малейшей роскоши. Ей и в голову не приходило, что бывают такие самолеты, как этот.
Как только они взлетели, стюард подал им напитки и тут же исчез. Тони намазал на тост икру и протянул Гасси, но она отрицательно покачала головой.
— Погода, похоже, становится все хуже, — вздохнула она. — Надеюсь, это не помешает нам вернуться сегодня домой?
— Мы можем остаться на ночь в Нью-Йорке.
— Нет, мне нужно домой. Мои родители представления не имеют, где я.
Тони нахмурился и взглянул ей в глаза:
— Почему ты не расскажешь им про нас? Гасси поежилась:
— Все жду подходящего момента. Пока не получилось. Он нахмурился еще сильнее:
— Ты боишься, что они станут возражать, потому что я итальянец?
— Нет, я… Видишь ли, они сейчас с головой ушли в перевыборную кампанию. Я решила, что скажу им после выборов.
— Мне надоело играть в эти игры, Гасси. Я уже не подросток, чтобы прятаться по углам, и ты мне слишком дорога. Я хочу наконец познакомиться с твоими родителями.
Гасси представила себе встречу своих родителей с Тони, и у нее задрожали коленки. Он все правильно понял: Роберт Тремейн никогда не примет иммигранта-итальянца в качестве потенциального зятя. Его расовая терпимость распространялась только на митинги и собрания. У себя дома он без стеснения употреблял такие слова, как «черномазый» и «макаронник». Тот факт, что Тони управлял огромной компанией по импорту, ничего не значил для Роберта Тремейна.
Не стоило забывать и о матери. Гасси не сомневалась: Элизабет придет в ужас, узнав, что ее дочь встречается с таким неподходящим, с точки зрения общества, человеком. Сначала она сляжет в постель с мигренью на несколько часов, потом появится в комнате Гасси с видом оскорбленного достоинства, испепеляя дочь взглядом.
Ясно, такой встречи надо постараться избежать, но Гасси была еще не готова поставить под удар свои отношения с Тони, честно ему во всем признавшись.
— Пожалуйста, дай мне еще несколько недель, — попросила она. — Родители так трясутся надо мной… Я хочу их подготовить.
Вздохнув, он взял ее руку и провел большим пальцем по запястью.
— Несколько недель, не больше.
Гасси одарила его сияющей улыбкой, потом откинулась в кресле и закрыла глаза. Сердце ее бешено колотилось.
Рейчел и Диана уже сидели за столиком, когда Гасси приехала в Артистическое кафе. Она настояла на том, чтобы их встреча состоялась в дорогом ресторане, надеясь, что роскошная обстановка вынудит Рейчел вести себя более скромно. Однако когда она увидела настенную роспись и интерьер в стиле тридцатых годов, то подумала, что несколько переборщила. Но менять планы было уже поздно. Растянув губы в искусственной улыбке, Гасси последовала за метрдотелем к столику, за которым сидели ее подруги.
— Самое время, — заметила Рейчел. — Ты в курсе, сколько здесь выпивка стоит?
— Вы могли бы подождать меня в фойе.
— Целый час?
— Извините. На дороге из аэропорта страшные пробки. Диана, которая всегда всех мирила, сжала ей руку.
— Я так рада тебя видеть! Я очень соскучилась.
На этом, похоже, темы для разговора были исчерпаны, и они долго сидели молча. Гасси с грустью подумала, что раньше им всегда было о чем поболтать.
Молчание нарушила Рейчел.
— Вы что-нибудь знаете о Хелен? — спросила Диана.
— Я ей писала трижды, но она не ответила, — сообщила Диана.
Гасси сделала вид, что внимательно изучает меню, но Рейчел не оставила ее в покое:
— А ты?
— Я ей звонила один раз, несколько недель назад. Она была…
— Что?
— Какая-то странная. Мне показалось, что она пьяна.
— О господи! — вздохнула Рейчел. — И что она сказала?
— Почти ничего. Бренда все еще в Испании. Связалась с каким-то испанским графом и собирается остаться там на неопределенное время.
— Бедняжка Хелен! — сказала Диана. — Она работает?
— Не знаю. До этого мы не дошли. Она еле говорила хотя было три часа дня.
Рейчел оставила пустой бокал и закурила.
— Жаль, что мы ничего не можем сделать.
— Мы ей не гувернантки, — резко сказала Гасси. — К тому же она за три тысячи миль отсюда.
— Значит, так и позволить ей спиться? Как ты можешь быть такой бессердечной?!
— Я не бессердечная, — обиделась Гасси. — Я просто достаточно взрослая, чтобы понять, что я не могу спасти мир.
Диана громко откашлялась:
— Ваш спор Хелен не поможет. Я ей позвоню. Может быть, мне удастся поговорить с ней по душам.
— Только зря потеряешь время, — заявила Гасси. — Хелен нужен психиатр. Мы всегда знали, что у нее проблемы.
Они снова замолчали, и снова Рейчел прервала паузу:
— С ней было бы все в порядке… но она не смогла справиться с тем, что случилось.
Гасси изо всех сил сжала в руке бокал, пытаясь выбросить из головы воспоминания о Рике Конти.
— Мне кажется, мы договорились не касаться этой темы.
— Ничего не могу поделать, все время об этом думаю, — сказала Рейчел. — Неужели Ральф Эдварде так тебя и не навестил? Скорее всего, он боится твоего отца.
— И слава богу, — заметила Гасси. — А теперь давайте .сменим тему.
Подошел официант, чтобы взять заказ, и после его ухода они принялись говорить о работе и тех переменах, которые произошли в их жизни за последнее время. Постепенно напряжение исчезло не без помощи хорошего вина и вкусной еды.
— Давай теперь признавайся, — сказала Рейчел. — Кто этот парень с собственным самолетом?
— Просто друг.
— Ничего себе друг! У тебя улыбка, как у мартовской кошки.
Гасси опустила глаза, обиженная такой грубостью. Господи, неужели у нее все написано палице?!
— Ты говоришь пошлости.
Рейчел рассмеялась и откинулась в кресле. Официант снова наполнил их бокалы.
— Да будет тебе, Гасси! Расскажи нам о нем.
— Да нечего рассказывать. Он бизнесмен. Мы познакомились месяц назад. Иногда встречаемся, но ничего серьезного, честное слово.
— Ты останешься на ночь в городе? — ухмыльнулась Рейчел.
— Разумеется, нет! У него деловая встреча, вот он и предложил мне поехать с ним и походить по магазинам. После ужина мы летим домой.
— И все-таки что он собой представляет? — спросила Диана. — Нам же интересно!
После недолгого колебания Гасси пробормотала:
— Он иммигрант из Италии. Рейчел мгновенно ощетинилась:
— Ну и что?
— С моими родителями случится припадок, если они узнают, что я с ним встречаюсь. Ситуация безвыходная.
— Ты хочешь сказать, что сенатор Тремейн не любит итальянцев?
Гасси сообразила, что сказала лишнее, и быстро дала задний ход.
— Почему ты меня допрашиваешь? Я же сказала, между нами нет ничего серьезного. — Затем взглянула на часы и взяла свой чек. — Мне пора. Мы встречаемся с Тони у «Блумингдейла».
Пока они ждали официанта, Гасси вдруг захотелось поговорить о Рике Конти. Но вместо того, чтобы признаться, что чувствует вину и страх, она быстро выбросила эти мысли из головы, как будто они были смертельными зарядами, которых нельзя даже касаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100