Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Гасси слегка поерзала в узком смотровом кресле, испытывая жуткое унижение. Было что-то на редкость отвратительное в том, что посторонний мужчина грубо вторгался в ее сокровенное естество холодными инструментами.
— Ну все, миссис Чандлер, — сказал доктор Уиттен. — Можете одеваться. Поговорим в моем кабинете через несколько минут.
Гасси смотрела, как он моет руки над раковиной, недоумевая, каким надо быть мужчиной, чтобы выбрать своей специальностью ежедневный осмотр чьих-то влагалищ. Затем, припомнив, почему она лежит в такой непристойной позе на этом кресле, Гасси сжата кулаки. Это не был обычный, регулярный осмотр. С ней что-то случилось.
Тщательно вымывшись, врач заторопился из смотровой комнаты, сестра вышла за ним. Как только он ушел. Гасси слезла с кресла, быстро оделась и почувствовал себя значительно уверенней в элегантном синем костюме, сшитом на заказ. Глубоко вздохнув, она вышла в приемную, и медсестра проводила ее в кабинет Уиттена.
— Садитесь, миссис Чандлер, — сказала она, показывая на вращающееся красное кожаное кресло. — Доктор | сейчас придет.
Медсестра вышла, а Гасси села на краешек кресла и огляделась. Ей не понравился явно мужской интерьер. Тяжелая кожаная мебель, слишком темная на ее вкус, так и подчеркивала мужскую властность. Хотя кто знает может, доктор намеренно хотел создать такой имидж?
Гасси задумалась и вздрогнула, когда открылась дверь. Доктор Уиттен стремительно вошел в кабинет и сел за письменный стол. Он был высоким блондином с тонкими. аристократическими чертами лица, а его официальные манеры и равнодушная улыбка очень напомнили ей Ричарда.
— Могу уверить вас, миссис Чандлер, со здоровьем у вас все отлично, — сказал он. — Я не нашел никаких отклонений.
— Тогда откуда у меня эти проблемы?
— Откровенно говоря, я удивлен, что вы сами не догадались. Вы беременны.
Гасси вдруг захотелось истерически расхохотаться. Беременна! Она уже так давно отказалась от надежды иметь ребенка — а теперь забеременела от любовника. Такое и в дурном сне не приснится!
Когда до Гасси окончательно дошло, что с ней случилось, у нее закружилась голова. Ей с трудом удалось выйти из офиса врача, не шатаясь. Когда она добралась до парковки и села в свою машину, руки у нее тряслись, а сердце бешено колотилось.
Если вдуматься, выход был только один. Как ни противна сама идея аборта, она не могла дать Ричарду такое весомое доказательство своей неверности. Но разве она могла убить своего ребенка, которого ей уже не терпелось прижать к груди? И как она могла предать Тони?
Гасси завела машину и поехала домой. К счастью, Ричард был в отъезде. Если бы ей пришлось сейчас встретиться с ним лицом клипу, она бы, наверное, рассыпалась на мелкие части. Нет. прежде чем разговаривать с |ним. она должна твердо решить, что собирается делать.
В спальне Гасси разделась и встала перед зеркалом, рассматривая свое обнаженное тело. Живот пока еще был плоским, никаких признаков новой жизни, растущей в ней. Но вскоре все станет заметно. Ричард и родители будут знать точно, что она изменяла мужу. А Тони? Милостивый боже, что она скажет Тони?..
Гасси села на кровать и закрыла лицо ладонями. Аборт даст ей возможность продолжать привычную жизнь — сохранить свой брак и, может быть, даже роман с Тони. Но она чувствовала, что просто не сможет убить своего ребенка. Какими бы тяжелыми ни были последствия, она безумно хотела родить этого младенца!
А кроме того, ей страстно хотелось развестись с Ричардом и выйти замуж за Тони. Теперь, когда они вместе сотворили такое чудо, она любила его еще больше. Они принадлежали друг другу, но Гасси знала, что Ричард никогда не пойдет ей навстречу. Даже если он согласится на развод, то найдет способ заставить ее об этом пожалеть.
Гасси так погрузилась в свои мысли, что вскрикнула, когда внезапно открылась дверь и вошла Элизабет, распространяя аромат духов «Джой».
— Господи, Огаста, где твоя одежда?
Гасси обалдело смотрела на нее несколько секунд, потом поспешно натянула на себя простыню, испугавшись, что мать каким-нибудь образом догадается о ее беременности.
— Что ты здесь делаешь, мама? Кто тебя впустил?
— Твоя горничная. Она сказала, что ты прихворнула, ; вот я и пришла, чтобы убедиться, что у тебя все в порядке.
И уж никак не ожидала застать тебя голой. Если твоя прислуга увидит тебя в таком виде, завтра об этом будет говорить весь Вашингтон.
— Но я в своей спальне, мама. Я же не гуляю по Белому дому!
Элизабет фыркнула, отметая, как всегда, любые возражения.
— Я полагала, что в тебе больше скромности. Мы тебя не учили так себя вести.
Гасси пожала плечами, чтобы скрыть раздражение, и подумала, что бы сказала ее мамаша, если бы узнала, что скоро станет бабушкой незаконнорожденного ребенка.
— Ты зачем пришла, мама? Я тебя не ждала.
Все еще раздосадованная, Элизабет села на пуфик и изящно скрестила ноги.
— Ричарда нет, вот я и подумала, не захочешь ли ты с нами поужинать. Твой отец только сегодня утром жаловался, что целую вечность тебя не видел. Гасси передернуло при мысли об ужине с родителями. Она была не в настроении играть роль послушной дочери.
— Не сегодня, мама. У меня весь день болела голова. Элизабет нахмурилась:
— Знаешь, Огаста, эти постоянные ссылки на головную боль всех уже утомили. Тебе будет полезно одеться и выйти из дома на несколько часов.
— Извини. Как-нибудь в другой раз.
Элизабет, не привыкшая к возражениям, поджала губы.
— Иногда я тебя совершенно не понимаю, — сказала она. — Ты прекрасно живешь, а ведешь себя так, будто на тебе воду возят.
— С чего ты взяла, что я прекрасно живу, мама? Элизабет вздохнула и покачала головой:
— Не знаю, зачем я снова тебя уговариваю. В последнее время ты во всем видишь только черную сторону.
Ее властный тон и нескрываемое неодобрение так разозлили Гасси, что она не сумела сдержать годами копившееся недовольство.
— А чего ты ожидала? — огрызнулась она. — Я страшно несчастна, но ведь тебя никогда не волновало, счастлива я или нет, верно?
Элизабет, шокированная и обиженная, выпрямила плечи.
— О чем ты болтаешь?! Мы с отцом сделали все возможное, чтобы ты была счастлива! Как ты можешь быть такой неблагодарной?
Однако Гасси уже не могла остановиться. Теперь, дав волю гневу, она почувствовала нечто похожее на восторг — как будто внутренний гнойник внезапно лопнул, очистив ее тело от скверны.
— Именно из этих соображений вы заставили меня выйти замуж за Ричарда? Потому что очень беспокоились о моем счастье? — Она хрипло рассмеялась. — Ну, мамочка, вы ошиблись. Мой брак — настоящее фиаско. Я с трудом могу находиться с ним в одной комнате. От его прикосновений мурашки ползут у меня по коже!
Элизабет обмахнула платком лицо.
— Немедленно прекрати! Ты ведешь себя как безумная!
Гасси покачала головой:
— Я не безумная. Я всего лишь говорю тебе правду. Элизабет на мгновение потеряла присутствие духа. Рот ее приоткрылся, худенькие руки бессильно упали на колени, но это была лишь временная слабость. Через секунду она снова надела железную маску достоинства.
— Нет смысла продолжать это обсуждение, раз ты не можешь держать себя в руках, — спокойно сказала она. — Но я предупреждаю тебя, Огаста, будь осторожна. Ты должна помнить о своем положении. Даже маленькая глупость с твоей стороны может вызвать скандал.
Гасси показалось, что внутри у нее что-то лопнуло, как туго натянутая резинка. Даже теперь мать не хочет ничего слушать о ее несчастье, не пытается ее утешить.
— Поверить невозможно! — воскликнула она. — Я только что тебе призналась, что несчастлива, а ты беспокоишься только о репутации семьи. Что с тобой? Я же твоя дочь! Разве я тебе совсем безразлична?
Даже под градом таких обвинений Элизабет осталась спокойной и невозмутимой. На лице ее не отразилось никаких чувств. После долгой паузы она встала и разгладила ладонями серую юбку.
— Зря ты устроила эту неприятную сцену, Огаста. Ты должна передо мной извиниться.
Гасси посмотрела на мать и медленно покачала головой:
— Нет… не в этот раз. Я не стану извиняться за то, что сказала правду.
Элизабет побледнела, лицо ее исказилось от ярости, но она быстро взяла себя в руки и величественно направилась к двери.
— Поговорим об этом потом, когда ты будешь в нормальном состоянии, — ледяным тоном произнесла она. — А пока я советую тебе взять себя в руки и хорошенько подумать о тех ужасных вещах, которые ты тут наговорила.
Гасси молча смотрела, как мать, подобно королеве, выплывает из комнаты, и презирала себя. Даже сейчас ей безумно хотелось, чтобы Элизабет посмотрела на нее с любовью и уважением! Господи, ну что в ней не так? Почему она всегда рвется получить хотя бы крохи одобрения?
Проклиная себя за слабость, Гасси вскочила с кровати и с силой хлопнула дверью. Грохот, прокатившийся по всему дому, несколько ее успокоил. Какого бы мнения ни придерживалась ее мать, она имеет право на счастье! На этот раз ничто не помешает ей развестись с Ричардом и провести остаток жизни с Тони и их ребенком.
Через несколько дней Гасси сидела в парадной гостиной и с трепетом ждала Ричарда. От одной только мысли, что она собирается просить у него развода, у нее по спине бежали холодные мурашки. Хотя она была уверена, что Ричард никогда не любил ее, он действительно считал ее частью своего общественного имиджа. И этот имидж будет замаран разводом.
Она сжимала руки на коленях и старалась успокоиться, глядя в окно на алый закат. День выдался на редкость жарким, и теперь небо было расцвечено в яркие красные и оранжевые тона. Но прекрасный вид не оказал на нее успокаивающего действия. Она не могла думать ни о чем, кроме Ричарда и конца их ужасного брака. Тут она услышала шаги в холле и замерла.
— Ну, что ты хотела мне сказать, Огаста? — раздраженно спросил Ричард, входя в гостиную. — Выкладывай, если у тебя что-то важное. У меня выдалась дьявольски тяжелая неделя.
Гасси смотрела, как он подошел к бару и налил себе коньяка. Несмотря на жару, на нем был белый летний костюм и голубой шелковый галстук, как будто он ждал, что его вот-вот начнут фотографировать.
— Ну, ты начнешь говорить или так и будешь сидеть и смотреть на меня? — спросил он, поворачиваясь к ней.
Гасси встретилась с его холодным взглядом и почувствовала, что ее решимость убывает. Она долго придумывала, что ему скажет, но сейчас боялась все перепутать. Однако ей было ясно: если не сказать сегодня, на другой раз у нее уже не хватит смелости.
— Я уже давно очень несчастна, Ричард, — сказала она. — Мы поженились не по тем причинам, по которым люди обычно женятся, и я устала притворяться. Я хочу развестись с тобой.
Вместо того чтобы удивиться и разозлиться, Ричард взглянул на нее как на неразумного ребенка, подошел к дивану и сел.
— Развестись? — повторил он. — Ты совсем сошла с ума, Огаста. Ведь в этом году выборы.
Гасси была слишком потрясена его реакцией, чтобы что-нибудь ответить. Ей казалось, что она пребывает в каком-то странном сумеречном мире, где все искажено. Ричард должен был сейчас кричать и угрожать. Почему же он так спокойно потягивает коньяк?
— Мне жаль, что ты несчастна, — продолжил он. — Но ты знаешь правила не хуже меня. Развод в данной ситуации исключен.
— Плевать мне на правила! Я хочу развода! Ричард вздохнул и покачал головой:
— В этом твоя проблема, Огаста. Ты отказываешься смириться с реальностью. Мы — общественные фигуры и должны жить в соответствии с определенными правилами. У нас с тобой совершенно нормальная договоренность, и я не вижу оснований что-то менять.
Гасси наклонилась вперед, чувствуя, как стучит в голове.
— Ричард, ты меня не слушаешь! Я тебя не люблю. Нашему браку пришел конец.
Его губы изогнулись в злобной усмешке.
— Любовь никогда не входила в наш контракт. Зачем вспоминать об этом сейчас?
— Потому что… я люблю другого человека.
«Ну вот, — с облегчением подумала Гасси, — теперь он знает правду». Но, глядя, как Ричард багровеет от злости, она внезапно ощутила себя маленьким ребенком, играющим со спичками. Она только что разожгла огромный костер и не имела понятия, как его затушить.
— Не хочешь ли ты этим сказать, что изменяла мне? — угрожающе спросил он.
Гасси кивнула. Стук в голове стал таким громким, что она едва слышала Ричарда.
— Я беременна, Ричард.
Тишина, которая последовала за этим признанием, казалось, заполнила всю комнату. Затем Ричард издал странный звук, будто его душат, и грохнул кулаком по столу, разбив дорогую статуэтку.
— Ах ты, сука! Да я тебя убью за это!
За все годы совместной жизни Гасси никогда не видела Ричарда в такой ярости и испугалась. Она инстинктивно обхватила руками живот, пытаясь защитить ребенка, но Ричард не сделал попытки ее ударить.
— Я предупреждал тебя насчет других мужчин! — заорал он. — Я предупреждал тебя, чтобы ты не смела ставить меня в неловкое положение!
Гасси судорожно сглотнула, поморщившись от горького вкуса своего собственного страха.
— Я не хотела этого, Ричард. Но я люблю Тони, люблю очень давно… Поверь, мне никогда не хотелось причинить тебе боль!
Ричард уставился на нее гневным взглядом, он просто трясся от ненависти.
— Боль?! Это не то слово, Огаста! Если бы мне это сошло с рук, я бы с радостью придушил тебя. Ничто в мире не доставило бы мне большего наслаждения!
Он внезапно вскочил на ноги, бросился к ней, и Гасси почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Но Ричард в шаге от нее остановился.
— Как ты думаешь, Огаста, есть у меня шанс убить тебя и выйти сухим из воды?
— Ричард, прекрати! Ты меня пугаешь!
Он хрипло рассмеялся и в этот момент показался ей немного сумасшедшим.
— Это плохо, потому что я только начал, моя дорогая. Ты давно наставляешь мне рога?
Гасси забилась поглубже в кресло. Ей хотелось исчезнуть, оказаться как можно дальше отсюда.
— В чем дело, Огаста? Вдруг застеснялась? — Он наклонился и больно схватил ее за плечи. — Отвечай! Как долго ты трахаешься со своим любовником?
— Несколько месяцев.
— Кто он?
Его лицо было, не расстоянии нескольких дюймов от ее лица. Гасси чувствовала запах алкоголя в его дыхании, видела волоски, растущие в носу. Неужели он в самом деле решил ее убить? Ричард принялся трясти ее, как тряпичную куклу, потом резко толкнул и отошел к окну. Было ясно, что он пытается взять себя в руки, и в конце концов ему это удалось.
— Ты мне отвратительна, — сказал он довольно спокойно. — Но я ни за что не дам тебе развода. Ты поняла. Огаста? Если ты попытаешься добиться развода, я тебя уничтожу.
Гасси покачала головой:
— Почему ты не можешь меня отпустить? Господи, ведь я беременна от другого мужчины!
Он одним глотком допил коньяк.
— Все очень просто, дорогуша. Развод помешает моей избирательной кампании. И что еще важнее — я привык опираться на поддержку твоего отца.
Гасси смотрела на него и была в ужасе от его хладнокровия.
— Ты не можешь заставить меня остаться, Ричард!
— Да что ты? — насмешливо бросил он. — Ну так послушай, что я тебе скажу. Если ты все-таки решишься подать на развод, мне ничего не останется, как раструбить всему белому свету про твой романчик. Все в Вашингтоне будут знать, что ты шлюха. И можешь не сомневаться, твои родители никогда не простят тебе, что ты вываляла имя Тремейнов в грязи. Ты этого хочешь, Огаста? Хочешь жить как пария?
Гасси поежилась, чувствуя, что силы ее иссякают. Она пыталась подбодрить себя, думая о ребенке Тони, представляя себе, как они будут жить вместе и счастье их будет безоблачным. Но все фантазии быстро улетучились, стоило ей представить, как это будет на самом деле. Унизительный, безобразный развод. Ричард представит себя невинной жертвой развратной жены, и от ее репутации ничего не останется. Но больше всего ее пугала мысль, что от нее отвернутся родители. Милостивый боже, ей уже тридцать три года, а она все еще боится перерезать пуповину! Почему она позволяет Ричарду ее шантажировать?..
Гасси едва не стошнило, когда она поняла, что рассматривает возможность остаться с Ричардом. Наконец-то у нее появился шанс стать любимой и счастливой, но она слишком слаба, чтобы протянуть руку и ухватить его. Еще раз ей приходилось выбирать между Тони и всем остальным, что было ей дорого.
— Ну, Огаста, ты изменила свои намерения? — спросил Ричард.
— Пожалуйста… не поступай со мной так! Давай тихо разведемся, и я выйду замуж за Тони. Умоляю тебя, Ричард!
Но в его глазах она видела лишь жестокость.
— Не пройдет. Если ты выйдешь замуж за своего любовника, то заплатишь за это полную цену.
— Но подумай, что за жизнь будет у нас с тобой! Как можешь ты после всего, что было, хотеть меня?
Ричард расхохотался:
— Хотеть тебя?! Ты все перепутала, дорогая. Да я видеть тебя не могу!
— Тогда отпусти меня!
Он вздохнул и с отвращением посмотрел на нее.
— Мне уже надоел этот разговор. Решай, Огаста. Что ты будешь делать?
Гасси показалось, что внутри ее образовалась огромная бездна, куда канули все ее надежды. Бесполезно продолжать врать себе. Она боится уйти от Ричарда, боится последствий своей любви к Тони. Но на этот раз у нее было, за что цепляться.
— А как же мой ребенок? — прошептала она.
— Разумеется, ты сделаешь аборт.
— Нет. Если я останусь, я рожу ребенка, и ты примешь его как своего. Вот мои условия, Ричард.
Он молча смотрел на нее, словно пытаясь оценить, как далеко она пойдет, — и наконец кивнул.
— Хорошо. Но ты должна обещать мне, что немедленно прекратишь свой роман. И если я когда-нибудь узнаю, что ты снова была мне неверна, я уничтожу не только тебя, но и ребенка. Я добьюсь, чтобы тебя признали плохой матерью, и ты никогда не увидишь своего драгоценного младенца.
— Не надо мне угрожать, — тихо сказала Гасси. — Что бы ты ни думал, я не потаскушка. Я люблю Тони. Другого никого не будет.
— Тогда мы договорились. Завтра я перенесу свои вещи в одну из спален, а сейчас поеду в клуб и переночую там.
Гасси обрадовалась, что больше не придется спать с ним водной постели, но эта маленькая радость тут же исчезла перед разрушающим ощущением потери. Она только что приговорила себя к жизни без Тони, к одиночеству до гробовой доски. Даже ребенок не сможет полностью заполнить пустоту в ее сердце…
Гасси остановила машину на парковке у мотеля и положила голову на руль, борясь со слезами. Сегодня она в последний раз увидит Тони, последний раз почувствует себя женщиной, которую любят. Сегодня день траура.
Даже дождь, стекающий по лобовому стеклу, был таким же унылым, как ее настроение. Все утро небо было затянуто огромными пузатыми тучами; полумрак, который они создавали, казался чем-то вроде дурного предзнаменования. Гасси сидела в машине и думала, хватит ли у нее сил уйти от Тони.
После нескольких дней сомнений она решила ничего не говорить ему о беременности. Он никогда ее не отпустит, если хотя бы заподозрит, что она носит его ребенка. Ее мучила вина — ведь она обманывала Тони, лишала его возможности полюбить собственного ребенка. Гасси знала, что это преступление будет терзать ее до конца дней. Но разве у нее был выбор?..
Гасси вышла из машины и быстро прошла мимо старой гостиницы к домику, который, как она считала, принадлежал им. Тони открыл дверь в ту же секунду, как она постучала, и обнял ее.
— Господи, как же я соскучился, — пробормотал он. — Мне показалось, я целую вечность тебя не видел.
Гасси была слишком расстроена, чтобы говорить. Она прижалась лицом к его груди, запоминая аромат его кожи, зная, что эти воспоминания будут поддерживать ее во время долгих бессонных ночей.
— Что такое, сага? — спросил он. — Почему ты дрожишь?
До этого момента Гасси надеялась, что ей удастся в последний раз заняться с ним любовью. Теперь она поняла, что придется сразу сказать правду.
— Кое-что случилось, — сказала она. — Нам надо поговорить.
Они вошли в комнату, Гасси сняла пальто и села на край кровати, бездумно проводя пальцами по знакомому желтому рисунку покрывала.
— Так что ты хотела мне сказать?
— Ричард знает про нас. Тони резко выдохнул воздух.
— Прости, сага, наверное, для тебя это было ужасно, но, возможно, оно и к лучшему. Мы теперь сможем устроить свою жизнь.
— Нет… ты не понимаешь. Мы не сможем больше видеться. Он мне угрожал. У меня… нет выбора.
Темные глаза Тони сверкнули гневом.
— Негодяй! Я убью его за то, что он угрожал тебе! — Он сел рядом с ней на кровать и взял ее за руку. — Забудь про все угрозы. Я не позволю ему тебя обидеть.
Гасси покачала головой:
— Ты ничего не сможешь сделать. Если я с ним разведусь, он меня уничтожит, настроит против меня моих родителей… Мне придется остаться с ним.
Тони не сводил с нее глаз. Она с ужасом видела, как в его глазах отражается осознание происходящего и как все его лицо перекашивается от такого яростного гнева, что у нее сердце замерло.
— Что ты такое говоришь, черт возьми? — закричал он. — Я думал, ты меня любишь. Я думал, ты хочешь выйти за меня замуж.
— Я и в самом деле тебя люблю! — воскликнула она. Он взглянул на нее с отвращением:
— Да ты просто не знаешь, что это такое.
Гасси вздрогнула, когда он отдернул руку и вскочил на ноги. Лицо, которое она так любила, было искажено болью и яростью. Тони считал, что она предала его. Все оказалось куда хуже, чем она себе представляла, значительно хуже.
— Я должен был догадаться, — с горечью сказал он. — Ты все та же избалованная девчонка, какой была десять лет назад. Каким же надо было быть идиотом, чтобы поверить, что ты стала женщиной! Мне жаль тебя, Гасси. Ты всего лишь пустая скорлупа.
Бросив на нее последний презрительный взгляд, он схватил плащ и пошел к двери.
— Тони, подожди! — крикнула она, но он не остановился, оставив ее с разбитым вдребезги сердцем, наедине с воспоминаниями.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100