Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Рейчел закрыла кейс и пристегнула ремень — маленький реактивный самолет пошел на посадку в аэропорту Ла Гардия. Она посмотрела в иллюминатор на огни города и порадовалась тому, что наконец вернулась домой.
Ужасно столько ночей проводить в незнакомых номерах мотелей.
Дожидаясь посадки, Рейчел вдруг подумала, как много изменений, которые произошли в ее жизни за последние несколько лет, и пожалела о некоторых из них. До известной степени было приятно считаться одним из лучших специалистов по обучению детей национальных меньшинств, тем более что теперь ей удавалось привлечь к этой проблеме не только внимание общества, но и деньги. Однако за эту привилегию ей приходилось платить высокую цену. На вид незначительные шероховатости в ее браке постепенно становились огромными прорехами. Брайану активно не нравились ее постоянные поездки в Элбани и Вашингтон, ее бесконечные заседания в комитетах и ее тесные отношения с Кэлом и Братством. Но это были лишь поверхностные конфликты, скрывающие более глубокие слои недовольства, внутренние раны, которые разрастутся подобно раку, если их обнажить и вынести на свет.
Сразу же после посадки Рейчел схватила кейс и помчалась в терминал, но, пока она получала багаж и ловила такси, уже наступила ночь. Она бросила взгляд на часы и нахмурилась. Брайан придет в ярость. Они должны присутствовать на деловом ужине в «Плазе», который начнется меньше чем через час, и Рейчел уже предчувствовала его неодобрение, видела плотно сжатые губы — то есть то, к чему она в последнее время почти привыкла.
Вскоре она уже высаживалась у их дома в Вест-Сайде, где они жили последние семь лет. Сквозь высокие окна пробивался свет, она представила себе дочерей, Эми и Джесс, и на душе стало теплее. Она любила их так же отчаянно, как любила Брайана, и иногда это пугало ее саму.
Проглотив комок в горле, Рейчел вошла в дом и направилась на звуки переливчатого смеха, доносившегося с кухни. Джесс и Эми сидели за заставленным посудой столом и усердно поглощали печенье, а Брайан стоял у раковины и мыл стаканы. В аккуратно выглаженном смокинге он выглядел за этим занятием довольно по-дурацки.
Заметив стоящую в дверях Рейчел, он нахмурился, глаза его заледенели.
— Приятно узнать, что ты еще помнишь, что у тебя есть семья.
— Брайан, извини. Собрание затянулось, и я опоздала на самолет.
Ей хотелось сказать что-то еще, проникнуть сквозь холодную стену его неудовольстия, но девочки спрыгнули со стульев и повисли на ней.
— Мамочка! — взвизгнула Джесс. — Ты не доделала мой костюм эльфа, а мне он нужен для школьной пьесы на следующей неделе.
— А Джонни Данкан раздавил мою коробку для бутербродов, — заявила Эми, выпятив нижнюю губу. — Мне сегодня пришлось взять старый коричневый пакет. Такой страшный.
Рейчел опустилась на колени и прижала их к груди, целуя по очереди темные головки. Джесс было почти семь. Высокая и крепкая, с яркими карими глазами, она всегда была готова улыбнуться. Пятилетняя Эми была тише и не так уверена в себе; от Брайана она унаследовала глубоко посаженные синие глаза и типично ирландские черты лица. Прижимая их к груди и вдыхая милый запах, Рейчел ощутила такую чистую и всепоглощающую любовь, что едва не задохнулась.
— Мам! — нетерпеливо напомнила Джесс. — А как же мой костюм?
— Закончу завтра вечером, обещаю. — Она повернулась к Эми и улыбнулась. — И я куплю тебе новую коробку, когда завтра буду возвращаться домой с работы. Годится?
— Ладно, — величественно согласилась Эми. — Мы можем сейчас посмотреть телик?
Рейчел взглянула на часы:
— Пока не придет няня. А тогда — сразу в постель.
Они вывернулись из рук матери и побежали в гостиную, оставив ее наедине с Брайаном. Рейчел молча поднялась, чувствуя себя неуклюжей и нелепой.
— Мне правда очень жаль, — сказала она.
Он вытер руки полотенцем и со злостью бросил его на стол.
— Замечательно! Тебе жаль — значит, теперь все в порядке.
Ее очень задела язвительность в его голосе. Она вгляделась в его лицо, надеясь увидеть хоть намек на нежность, но надежды ее были напрасны.
— Что я могу еще сказать? Я очень торопилась, Брайан, но не успела на самолет.
Он покачал головой, как бы давая понять, что больше не о чем спорить.
— Ладно, нет времени в этом разбираться. Мы уже опоздали.
Почему-то это безразличие уязвило ее больше, чем гнев, но Рейчел не стала на него бросаться, а молча кивнула и кинулась наверх, в спальню. Когда она сбросила с себя одежду, ей пришло в голову, что она боится настоящей ссоры — боится, что скажет слова, которые разрушат их брак. Они так хорошо друг друга знали — каждое слабое место, каждое пятнышко. Так легко нанести смертельный удар…
Рейчел прошла по розовому мягкому ковру к ванной и открыла воду в душе. Она старалась выбросить из головы дурные мысли, но все время возвращалась к ним, словно теребила глубокую занозу, невзирая на боль. Когда-то она была настолько уверена в их любви, что разорвала все нити, связывавшие ее с прошлым. Теперь она поняла, что любовь — скоропортящийся продукт, заложница маленьких разочарований и бессознательной жестокости, которые незаметно перерастают в непрощаемые обиды.
Войдя в душ, Рейчел увидела свое отражение в большом зеркале и помедлила, пораженная загнанным видом женщины, смотрящей на нее. Она никогда особенно не заблуждалась насчет своей внешности, всегда знала, что самая обыкновенная. Но сейчас ее поразила худоба и заострившиеся черты лица. Она даже подумала, что Брайану может и не захотеться спать с такой женщиной…
Когда она вышла из ванной, завернувшись в пушистое полотенце, Брайан стоял около туалетного столика и возился с галстуком. Не обращая на него внимания, она надела свежие хлопчатобумажные трусики и принялась рыться в стенном шкафу в поисках своего вечернего платья. Достав его из полиэтиленового пакета, Рейчел обнаружила на лифе пятно и вполголоса выругалась.
— В чем дело? — спросил Брайан, бросая на нее недовольный взгляд.
— Забыла отдать платье в чистку. Спереди большое пятно.
— Надень что-нибудь другое.
Рейчел покачала головой, почему-то смутившись, будто в чем-то провинилась.
— У меня нет другого вечернего платья. Придется надеть платье для коктейлей.
— Господи, ты что, не знаешь, насколько важен для меня этот вечер? Как ты могла забыть отдать это проклятое платье в чистку?!
Рейчел смотрела, как краснеет его лицо, как в глазах появляется отвращение. Она помнила время, когда эти глаза были полны любви и смеха, но теперь все изменилось.
— Не переживай. Никто и не заметит, — сказала она, ощущая страшную тяжесть в груди.
— Вполне возможно, но я рассчитывал, что ты будешь здесь вовремя и оденешься так, как подобает жене будущего окружного прокурора. Но тебе уже давно плевать на мою карьеру.
Рейчел вздохнула:
— Ты знаешь, что это не так.
Черта с два! Ты очень четко обозначила свои приоритеты. Мне теперь, чтобы с тобой поговорить, нужно заранее время оговаривать.
— Ты несправедлив. У меня есть обязанности, и ты об этом знал, когда женился на мне. А теперь ты вдруг хочешь иметь в женах безмозглую куклу Барби.
Брайан рассмеялся, и Рейчел показалось, что этот язвительный смех царапает ей кожу до крови.
— Я хочу иметь жену! Ты взгляни на этот дом, это же настоящая помойка! Наша уборщица целыми днями сидит на своей толстой заднице и хлещет джин, а ты слишком занята, чтобы хоть раз пораньше прийти домой и взглянуть, что здесь происходит. Мне это все надоело, Рейч! Мне опротивело так жить!
Рейчел посмотрела вокруг и удивилась, как так вышло, что Брайан свел весь их брак к куче грязного белья и неубранной постели. Но она, конечно, понимала, что это только символы его недовольства.
— У нас достаточно чистый дом, Брайан. Скажи, что тебя на самом деле так раздражает.
Сначала ей показалось, что Брайн проигнорирует ее. Он сел на кровать и провел пальцами по светлым волосам, но потом взглянул на нее отчужденным взглядом.
— Какого черта стараться? Все равно ничего не изменится.
— Может, это потому, что мне всякий раз приходится только догадываться, о чем ты думаешь? Ты намеренно выталкиваешь меня из своей жизни.
— Чушь порешь, Рейч! А если и так, то в этом твоя вина. Тебе глубоко наплевать на все, что я могу сказать.
— Нет, Брайан…
Рейчел замолчала. Он обидел ее, и она не могла найти слов, чтобы заставить его услышать. «Когда мы успели стать чужими? — подумала она. — Копили свои обиды, как скупцы…» Напряжение стало невыносимым. Внезапно Рейчел бросилась через комнату, села рядом с ним и схватила его руки, будто они — спасательный круг.
— Зачем мы так мучаем друг друга? — хрипло прошептала она. — Я же люблю тебя, Брайан!
В его глазах промелькнули, сменяя друг друга, самые разные чувства — боль, сомнение, гнев. Но там была и любовь, и Рейчел почувствовала надежду.
— Ведь еще не поздно все поправить?
— Господи, Рейч, ты же знаешь, как я тебя люблю. — Он притянул ее к себе. — Я совсем не хотел сделать тебе больно.
Она попыталась забыться в его объятиях, но настойчивый внутренний голос напоминал ей, что это только перерыв. Их любовь все еще в осаде, ей все еще угрожают глубоко спрятанные обиды и разочарования.
Воскресные утра превратились у них в своего рода ритуал. После пробежки по Центральному парку Брайан принимал душ, одевался и вез девочек в Куинз навестить его родителей. В первое время Рейчел ездила с ними, но за долгие годы она изобрела целую кучу оправданий, помогавших ей избежать встречи с его семьей. Теперь Брайан принимал как должное то, что она остается дома, да и его, если честно, это больше устраивало.
Пока Джесс и Эми болтали на заднем сиденье, Брайан размышлял о натянутых отношениях между Рейчел и его родителями. Джон и Мэри так ее и не приняли, а Рейчел не сделала ничего, чтобы этого добиться. Нет, он ее не винил. Его родители были славными людьми, но жили они в узком мирке, ограниченном семьей и церковью. С их точки зрения, Рейчел была не как все — работающая мать, белая женщина, участвующая в движении за гражданские права негров. Как бы Брайану ни хотелось, чтобы все было иначе, жизнь демонстрировала ему, что его жена и родители — всегда будут на ножах.
Остановившись у одного из стандартных кирпичных домов. Брайан высадил из машины девочек и сам пошел за ними илом, прислушиваясь к детскому смеху, такому звонкому в морозном воздухе. Сейчас им нравилось ездить в гости к бабушке с дедушкой, но Брайан прекрасно понимал, что пройдет совсем немного времени, и они почувствуют скрытую враждебность между взрослыми. Джесс уже начала спрашивать, почему Рейчел никогда не ездит с ними по воскресеньям.
Мэри Макдональд открыла дверь, и на ее пухлых щеках вспыхнул румянец радости. На ней было простое хлопчатобумажное платье и белый фартук, седые волосы забраны в аккуратный узел на затылке. Она выглядела типичной бабушкой, которую не волновали морщинки на лице или слегка сутулые плечи.
Она поцеловала девочек и чмокнула в щеку Брайана.
— Заходите скорее, на улице так холодно! Не стоит простужаться.
Брайан шел за ней по дому и жадно вдыхал знакомый запах булочек с корицей и свежего кофе. Этот запах напоминал ему о бесчисленных утренних воскресных визитах. Мэри всегда подавала булочки с корицей и кофе после мессы в качестве вознаграждения за еще одну неделю праведной жизни.
Джон Макдональд сидел за столом и листал «Дейли ньюс», но сразу же бросил газету и раскрыл объятия девочкам. Его румяное лицо сияло.
— Как сегодня поживают мои красотки? Эми хихикнула:
— Ты глупый, дедуля! Мы же еще маленькие.
— Ах, я глупый? Тогда не получишь булочек с корицей, юная леди.
Джесс тоже требовалась доля его внимания. Она дернула деда за рукав фланелевой рубашки.
— Знаешь, дедуля, я была эльфом в школьной пьесе.
— Готов поспорить, ты была очень славным эльфом. Джесс просияла и перевела взгляд на Мэри:
— Мы можем поиграть наверху?
Мэри кивнула и протянула им по булочке.
— Только осторожнее на лестнице, слышите?
Когда они исчезли, Джон закурил трубку и воинственно посмотрел на Брайана.
— Ну, так как? Когда ты наконец займешься религиозным воспитанием своих детей?
Брайан, раздраженный тем, что отец опять пристает к нему с вопросом, который вот уже несколько лет вызывал споры и ссоры, покачал головой:
— Забудь об этом, папа. Наши дети не будут ходить в церковь.
— Ну, да. Понимаю. Они у вас станут язычниками. — Джон сердито смотрел на сына, его пухлые щеки приняли нездоровый багровый оттенок. — Моих любимых внучек ждет загробная жизнь в аду.
— Хватит, папа! И если ты скажешь что-нибудь в этом роде девочкам, ты их больше никогда не увидишь.
Джон замолчал и сердито сунул в рот трубку. Мэри суетилась около плиты, делая вид, что не слышит их разговора. Брайан подавил желание смягчить свои слова и оглядел уютную кухню. Желтые обои в цветочек, цветы на подоконнике… Он внезапно осознал, что чего-то не хватает в его собственной жизни. Он смотрел на свою мать и вспоминал, каким теплым и защищенным было его детство, какой хорошей матерью и женой она была. Он никогда сознательно не ценил все это, но сейчас почувствовал острую тоску по прошлому, тоску, которая каким-то образом была связана с его собственным браком.
Брайан обычно старательно отметал такие неприятные мысли, но они, как водоросли, иногда пробивались сквозь его оборону. Он очень любил Рейчел, однако у него были потребности, которые она не могла удовлетворить. Ее безразличие к его карьере ранило и раздражало Брайана. Она никогда не пыталась играть в политические игры, не старалась понравиться его соратникам, не скрывала своих либеральных взглядов. Иногда он даже считал ее своим политическим противником, но одна мысль об этом почему-то заставляла его чувствовать себя изменником и подонком. Он понимал, что должен избавиться от сомнений и недовольства, которые грызли его, как ржавчина. Должен помириться с Рейчел, потому что альтернативы просто не существует.
Заря еще только окрашивала розовым небо цвета индиго, а Мик Тревис уже сел в свой «Корветт» и направился к обугленным останкам летнего дома Гэллоуэй. Он был так возбужден, что не замечал холода. После нескольких лет безуспешных поисков он наконец получил возможность осмотреть дом и территорию вокруг и найти доказательства, что Рик Конти был убит этими безжалостными женщинами.
До известной степени ему было приятно, что все эти женщины многого добились в жизни. Тем эффектнее и скандальнее будет их разоблачение. Он чувствовал себя судьей, который произнесет запоздалый приговор.
На горизонте уже поднялось бледное зимнее солнце, когда Мик остановил машину у пепелища. Все эти годы величественный дом стерегла целая армия охранников, но теперь все его бросили, и он стоял в уязвимом одиночестве, подобно старой голой шлюхе, у которой не осталось сил скрывать свои тайны.
Мик немного посидел в машине, вспоминая о своих многочисленных попытках попасть сюда. Каждый раз охрана грубо выдворяла его за ворота, но теперь сама природа дала ему шанс попробовать найти ключ к далекой тайне.
Однако прошла неделя, а Мик все еще безрезультатно копался в мусоре. Он устал, спина и руки болели, но он никак не желал отказаться от мысли, что правда спрятана где-то здесь и ждет, когда ее откроют.
Было уже почти темно, когда Мик опустился на колени там, где когда-то было патио. Направив луч своего фонарика вниз, он отодвинул несколько досок и начал рыться в золе. Внезапно совсем рядом что-то блеснуло, и сердце его забилось сильнее. Он медленно протянул руку к сверкнувшему предмету, поднял его и увидел в свете фонарика, что это золотой медальон, покрытый темными пятнами, напоминающими засохшую кровь.
Мик удовлетворенно хмыкнул. Наконец он обнаружил кое-что для подтверждения своих подозрений! Он интуитивно знал, что медальон принадлежал Мику Конти и что у него теперь есть оружие против четырех бессердечных убийц.
Он разглядывал медальон, соображая, как ему лучше поступить. Идею передать находку полиции он отбросил сразу: даже если им удастся установить, что засохшая кровь принадлежала Конти, конкретных доказательств его убийства все равно нет. Однако один вид этого медальона может подтолкнуть испуганную женщину к признанию!
Мик улыбнулся, аккуратно спрятал медальон в карман и направился к машине, на ходу придумывая последнюю главу этой истории.
Рейчел повесила трубку и повернулась к Брайану. По ее щекам текли слезы.
— Что случилось? — спросил он.
— Звонила кузина Йетта. Мой отец умирает. Брайан одевался, чтобы отправиться на работу, но отшвырнул рубашку, подошел к Рейчел и обнял.
— Господи, мне так жаль, Рейч…
Она прислонилась к его груди и долго рыдала. Ведь она так и не помирилась с родителями.
— Я еду домой, — хрипло сказала она. — Я должна увидеть своего отца.
— Ты уверена? А вдруг они тебя прогонят? Хотя… столько времени прошло.
Рейчел почувствовала озноб, какой-то внутренний холод.
— Теперь я им этого не позволю. Но я боюсь ехать одна. Поедем со мной, Брайан!
Последовала длинная пауза. Рейчел почувствовала, как Брайан отстранился от нее.
— Это не лучшая идея, — сказал он наконец. — Какое у меня право там быть?
— Ты мой муж. Это дает тебе право. Он отошел от нее и сел на кровать.
— Слушай, сейчас не время спорить. Я лучше останусь с детьми.
— Брайан, ты мне нужен! — взмолилась она, пытаясь заставить его понять.
Но он только смотрел на нее без всякого выражения, как будто ему была безразлична терзающая ее боль.
— Как ты можешь так поступать?! — в отчаянии воскликнула Рейчел.
— Черт, а чего ты ждала? Я даже никогда не видел твоего отца — и теперь вдруг появлюсь у его смертного одра.
— Но это не имеет никакого отношения к моему отцу. Сделай это для меня, Брайан!
Он покачал головой:
— Прости, Рейч, не могу.
Он резко схватил рубашку и ушел в ванную, а она осталась одна, уверенная, что их прекрасной любви больше не существует.
Через несколько часов Рейчел вышла из подземки и долго стояла, пораженная таким знакомым, но странно изменившимся видом Грэнд-Конкорс. Все было не так, как ей помнилось: дома выглядели более древними, по улице метался разгоняемый ветром мусор, в толпе не было видно знакомых лиц. Ей казалось, что она смотрит на знакомую картину сквозь грязные очки.
Так она простояла несколько минут, потом медленно пошла в сторону родного дома, пытаясь представить себе отца, но его образ ускользал от нее.
Стеклянная дверь магазинчика родителей была заперта, и Рейчел с колотящимся сердцем начала рыться в сумке в поисках старого медного ключа. Через несколько секунд она уже стояла в магазинчике, вдыхая запах колбасы и селедки, прислушиваясь кровному гулу холодильника и шипению радиатора. Когда глаза привыкли к полумраку, она медленно направилась к лестнице. Ноги у нее подгибались, голова кружилась. Что, если родители прогонят ее, отнесутся к ней, как к постороннему человеку, которого никто не звал?
Подойдя к деревянной двери в кухню, Рейчел заколебалась. Ей не хотелось стучать, а войти она боялась. И стояла так довольно долго, дрожа, как травинка на резком ветру. Потом она все-таки открыла дверь и вошла в теплую кухню.
Наоми сидела у стола, закрыв лицо руками. Она услышала, как открылась дверь, подняла голову, и глаза ее расширились от удивления. Казалось, время остановилось. Она смотрела на Рейчел, шевеля губами в немой молитве; скрюченные пальцы вцепились в платье на груди.
— Рейчел… — наконец прошептала она.
Рейчел кинулась к ней, ослепнув от слез, упала на колени и зарыдала. Наоми нежно обняла ее, покачивала и что-то приговаривала на идиш, и Рейчел вдруг снова почувствовала себя маленькой девочкой. Столько надо было сказать, объяснить, но в этот момент Рейчел позволила себе просто радоваться материнскому прикосновению.
Казалось, прошла вечность, прежде чем Наоми отодвинулась и взглянула на Рейчел. По ее морщинистым щекам текли слезы.
— Господи, как же я рада, что ты вернулась домой, дочка!
Эти простые слова наполнили душу Рейчел удивительным покоем.
— Я узнала про папу и не могла не прийти-, — хрипло сказала она. — Он позволит мне войти к нему?
Наоми вытерла слезы, и Рейчел заметила, как постарела ее мать. Лицо стало худым и измученным, седые волосы поредели, но глаза остались такими же пронзительными.
— Может, сейчас уже и позволит. Он таки знает, что это его последняя возможность поговорить с дочерью. Он никогда не произносил твоего имени, но вспоминал о тебе каждый день. И каждый день жалел, что так поступил.
Рейчел печально улыбнулась:
— Откуда ты знаешь, ма?
— Мы столько лет вместе. Мне ли не знать своего мужа? Глядя на мать, Рейчел внезапно устыдилась своего эгоизма. Наоми теряла человека, которого любила и с которым прожила почти сорок лет.
— Ты сама-то как, ма? — спросила она хрипло. — Отец давно болеет?
Наоми вздохнула, достала из кармана платок и вытерла опухшие глаза.
— Шесть лет назад у него был инфаркт. Врачи предлагали операцию, хотели убрать какие-то тромбы в сосудах, но Сол сказал «нет». Думаю, он боялся. А месяц назад случился еще один инфаркт, и стало поздно что-то делать. Сердце повреждено. Они не могут его спасти.
— Ты уверена? Надо бы еще кого-нибудь позвать. Диана встречается с хирургом-кардиологом. Я ему позвоню.
Наоми покачала головой:
— Нет, Рейчел. Твой отец умирает. Они выпустили его из больницы только потому, что он хотел умереть дома.
Все иллюзии, которые начала питать Рейчел, испарились перед лицом реальности.
— Сколько ему осталось? — спросила она.
— Всего несколько дней. Рейчел с трудом перевела дыхание:
— Могу я сейчас его увидеть? Наоми кивнула и взяла Рейчел за руку.
— Мы пойдем вместе.
Рейчел шла за матерью по знакомым комнатам, и воспоминания окружали ее, как туманом. Везде она видела отца — сгорбившегося у стола над кружкой чая, читающего еврейскую газету перед телевизором, изучающего Тору в столовой. Это был его дом, и его дух был везде.
Она напряглась, когда они подошли к двери в спальню. А вдруг отец все-таки откажется ее видеть?
— Может, ты сначала скажешь, что я здесь? — повернулась она к матери.
— Нет, лучше просто войди, Рейчел.
Рейчел взглянула на Наоми, увидела беспокойство в ее глазах, и внезапно ее ноги стали словно резиновыми, а сердце заколотилось в бешеном темпе. Но прежде чем она успела развернуться и сбежать, Наоми открыла дверь и подтолкнула ее в комнату.
Рейчел сразу почувствовала тошнотворный запах смерти, а потом увидела отца, лежащего посредине двуспальной кровати. Он был больше похож на скелет, чем на человека: лицо серое и худое, глаза глубоко ввалились, рот — всего лишь тоненькая полоска между запавшими щеками. Ей показалось, что он не заметил ее появления, но, когда она подошла поближе, он слегка повернул голову и чуть слышно произнес:
— Рейчел, это ты?
— Да, папа. Я пришла, чтобы… я пришла домой.
Она ждала гневных слов, но ничего не услышала. После длинной паузы она подошла к кровати и села на край, не сводя взгляда с его лица.
— Так много времени прошло, Рейчел… Я был… не прав, когда прогнал тебя.
Рейчел почувствовала, как на глаза снова набегают слезы.
— Я пришла, — с трудом проговорила она. — Все остальное не имеет значения.
— Подвинься поближе. Дай мне… на тебя посмотреть. Рейчел наклонилась, и ее отец, как слепой; протянул руку, чтобы погладить ее по щеке, — словно хотел запомнить ее очертания.
— Сколько хороших лет мы выбросили! — прохрипел он. — Столько лет… мне мешала гордость… признать, что я совершил чудовищную ошибку. И твоя мать… Как же она страдала из-за меня!
— Забудь прошлое, папа.
Он вздохнул, внутри у него что-то пугающе забулькало.
— У меня только прошлое и осталось. Через несколько дней я буду лежать в могиле.
Рейчел хотела было возразить, но увидела голую правду в его глазах и лишь кивнула, уважая его достоинство. Он долго пытался отдышаться. Потом сказал:
— Так ты все же скажи мне… этот твой муж… он сделал тебя счастливой?
На этот раз Рейчел поддалась искушению солгать. Она подумала о Брайане, об их гибнущем браке, но решила, что отец должен думать, будто она счастлива.
— Да, пап. И у нас две прелестные девочки, Эми и Джесс. — Она порылась в сумке и вытащила бумажник. — У меня есть их фотографии.
Сол держал фотографии внучек в трясущихся руках, и слезы катились по его впалым щекам.
— Какие славные… Они улыбаются… совсем как ты.
В этот момент в комнату проскользнула Наоми, и Сол повернулся к ней. Его лицо стало казаться более живым.
— Наоми, иди и посмотри на своих внучек.
Наоми медленно подошла к кровати, взяла фотографии и села в кресло, жадно разглядывая их. Затем положила снимки на прикроватный столик и вздохнула.
— Расскажи мне о них. Расскажи мне все. Спальню освещал слабый свет настольной лампы, и в этом призрачном свете Рейчел принялась рассказывать родителям об их внучках. Сол время от времени задремывал, но Наоми напряженно сидела на краешке кресла и ловила каждое слово. Когда Рейчел замолчала, отец коснулся ее руки.
— Ты… хорошая дочь, Рейчел. Теперь я уйду с миром.
— Я люблю тебя, папа.
Но Сол уже спал, а на его губах так и застыла улыбка. — Он тоже тебя любит, Рейчел, — тихо сказала Наоми. — Он никогда не переставал тебя любить.
Через три дня Сол умер во сне — просто ускользнул, незаметно перейдя в другую жизнь. Хотя Рейчел ощущала глубокую печаль, воспоминания об их последней встрече помогали ей пережить горе.
Во время шивы она была рядом с Наоми в маленькой гостиной. Ей казалось, что она снова обрела свои еврейские корни, которые, как выяснилось, всегда были существенной ее частью. Даже после девяти лет жизни в другом мире она чувствовала тягу к вере, от которой когда-то так легко отказалась.
Но даже сейчас, примиряясь с прошлым, Рейчел не могла забыть о том, что ее брак гибнет. Брайан отказался прийти на похороны Сола, и она не могла ему этого простить. Сразу вспомнились былые обиды, угнездившиеся в ее сердце. Каждый день, ложась спать, она задавала себе один и тот же вопрос: смогут ли они с Брайаном наладить их совместную жизнь, или раны настолько глубоки, что их нельзя залечить?..



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100