Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Диана смотрела поверх кружки с кофе на Эда Блейка и недоумевала. Сколько можно играть с ней, черт побери?! Ей требовалось его одобрение на рискованный репортаж, который разоблачал участие нью-йоркских копов в торговле наркотиками, но который, при удачном стечении обстоятельств, мог бы принести ей номинацию на премию «Эмми». А Эд все придумывал какие-то отговорки.
— Ладно, Диана, — наконец сказал он. — Я даю тебе временное «добро» на этот материал о наркотиках, но хочу, чтобы ты знала: у меня есть очень основательные сомнения.
Диана постаралась скрыть раздражение и спокойно посмотрела на него:
— Например?
— Да ради бога! Ты полагаешься на слово наркодельца. А откуда ты знаешь, что он не водит тебя занос? Правда, Вик чист вот уже год и у него есть записи разговоров по меньшей мере с двадцатью полицейскими…
Эд побарабанил пальцами по столу — наверняка чтобы привлечь ее внимание к своим рукам с великолепным маникюром. Будь на его месте другой мужчина, ей бы это, наверное, понравилось, но у Эда такие ногти казались Диане еще одним недостатком. Она быстро отвернулась, чтобы он не заметил, что она на него пялится.
— Ладно, заканчивай репортаж, но будь осторожна, Диана. Если что-то пойдет не так, мне твою задницу не спасти.
Диана с трудом сдерживала радость. Хоть она снова была продюсером уже три года, на ее долю очень редко перепадали действительно интересные задания. Их Эд всегда передавал своим лакеям мужского пола. Больше того, она была уверена, что ее в свое время повысили по единственной причине — канал вынужден был показать, что идет в ногу со временем. Но все это теперь не имело значения. Главное — у нее появилась возможность отличиться.
— Как насчет сроков? — спросила она.
— Самое меньшее — шесть месяцев. Я еще не выходил с этой идеей наверх, и тут нельзя рассчитывать, что все пойдет как по маслу.
У Дианы сразу же возникло подозрение, что Эд снова затеял какую-то дьявольскую игру и будет кормить ее обещаниями, которые выполнять не собирается. Она пристально всмотрелась в его лицо, но он уже так привык обманывать людей, что на его физиономии ничего не отразилось.
— Полгода — очень большой срок, — наконец сказала она. — Я уже закончила большую часть подготовительной работы.
Эд фыркнул:
— Вечно ты недовольна! Я лезу ради тебя из кожи, а ты все выпендриваешься.
Диана, ошарашенная таким прямым нападением, сидела и молча смотрела на него. После нескольких секунд неловкого молчания он сказал:
— Так тебе нужен этот материал или нет?
Она поняла, что ей ставят ультиматум: или она соглашается на его условия, или ничего не получит. — Хорошо, я согласна. Пусть будет полгода.
— Ладно, но не, назначай съемки, не предупредив меня. А пока зайдись проектом по Диснею.
Хотя идея поисков бывших детей-звезд ее мало привлекала, Диана кивнула. Не было смысла раздражать Эда, который наконец поманил ее чем-то существенным.
— Держи меня в курсе по обоим материалам, — сказал он, закругляя разговор. — И мне нужен точный бюджет репортажа по наркотикам, прежде чем я окончательно его одобрю.
Снова кивнув, Диана забрала пустую кружку и быстро вышла из кабинета, чувствуя, как ею взгляд прожигает ей дыру в спине. Ей всегда хотелось узнать, о чем он думает, когда вот так на нее смотрит.
Задержавшись у кофеварки, она вернулась в свою комнату и закрыла дверь, чтобы порадоваться победе в одиночестве. Но Энджи. которую недавно сделали помощником продюсера, ворвалась в комнату с горящими от любопытства глазами.
— Как дела? Умру, если не узнаю!
— Мы получили временное одобрение материала по наркотикам.
Энджи просияла:
— Поверить невозможно! Неужели Эдди наконец согласился?
Диана пожала плечами — она все еще не могла отделаться от смутных подозрений по поводу мотивов Эда Блейка.
— Вроде так, но с Эдом никогда нельзя быть ни в чем уверенной. Он может наследующей неделе передумать.
— Не передумает. Мы за этот репортаж ухватим «Эмми», я нюхом чувствую. И Эдди сам в этом заинтересован.
Диана улыбнулась ее непрошибаемому энтузиазму.
— Тогда нам лучше начать. Почему бы тебе не заняться файлами? А я пока поработаю над бюджетом.
Энджи кивнула и направилась к двери, но помедлила, когда зазвонил телефон.
— Хочешь, я отвечу?
— Пожалуйста. Если это не президент, меня нет. Энджи ухмыльнулась и взяла трубку. Через несколько секунд она сказала:
— Тебе лучше поговорить. Это из школы Кэрри.
Диана почувствовала, что сердце провалилось куда-то вниз, и быстро схватила трубку. Пока она слушала голос на другом конце, ей казалось, что весь мир вокруг шатается и рушится. В груди встал ком, мешающий дышать.
Когда она положила трубку, Энджи быстро подошла к ней.
— Что случилось?
Диане было трудно говорить.
— Кэрри… Она упала в обморок на игровой площадке. Ее отвезли в больницу.
— Господи! Вставай, пошли. Поймаем такси внизу.
Диана протянула руку и машинально взяла свою сумочку. Все вокруг стало серым, она ничего не видела и сознавала только свой собственный ужас, безумный страх, сжавший ее как в тисках.
Поездка в центр города ей не запомнилась — какое-то неясное мелькание, неразличимое сквозь грязное окно такси. В больнице Диане пришлось заполнить целую груду бумаг. Потом она долго сидела рядом с Энджи в комнате для посетителей. Ободранные стены выкрашены в мрачный зеленый цвет, мебель старая и поломанная, обивка во многих местах разорвана. Несколько человек, сгорбившись, сидели в ободранных креслах, думая о чем-то своем. Все молчали, только плохо одетый старик бормотал отрывки из Библии, нарушая гнетущую тишину.
Через час в дверях появился молодой доктор, похожий на сову, и, прищурившись через толстые очки в металлической оправе, спросил:
— Миссис Эллиот?
Диана вскочила на ноги, не в состоянии унять дрожь.
— Да, я миссис Эллиот. Как… как Кэрри?
Он подошел к ней и положил ей руку на плечо.
— Я доктор Шуман. Кэрри сейчас стабильна. Непосредственной опасности нет.
Диана впитывала его слова, как сухая губка, но облегчение, которое она почувствовала, оказалось недолгим. Ведь с ее дочкой произошло что-то ужасное.
— Что случилось? Почему она потеряла сознание?
— Мы пока не совсем уверены, но, похоже, у нее проблемы с сердцем. Мы будем знать больше, когда сделаем все анализы.
— Господи, да ей всего девять лет! Какие у нее могут быть проблемы с сердцем? Это безумие! Я хочу, чтобы вы позвонили ее педиатру.
Врач легонько похлопал Диану по плечу, не обращая внимания на враждебность в ее голосе.
— Я уже звонил. Он сейчас с ней.
Весь гнев Дианы сразу прошел, и она опустилась в кресло, устыдившись своего выпада.
— Простите. Я не хотела сказать…
— Забудьте, — перебил он. — Я понимаю, как вы расстроены.
Диана лишь кивнула, понимая, что находится на грани истерики. Слезы мешали ей смотреть, а комок в горле разросся до гигантских размеров, не давая дышать. Энджи взяла ее за руку, но Диану ничем нельзя было успокоить.
— Когда я смогу ее увидеть? — прошептала она.
— Через несколько минут. Сразу же после того, как поговорите с доктором Шипманом.
Диана немного расслабилась, заметив идущего по коридору педиатра, который много лет наблюдал Кэрри. Это был опытный доктор, пожилой и седовласый. Один вид его придал ей уверенности.
— Диана, — сказал он, подходя к ней, — пойдемте в холл, там мы сможем поговорить без помех.
На трясущихся ногах Диана последовала за ним, стараясь не придавать значения мрачному выражению его лица.
— Я только что видел результаты анализов, — сказал Шипман, сев рядом с ней. — Все говорит о проблеме с сердцем.
Она вздрогнула от этих страшных слов.
— Какая проблема? Это серьезно?
Диагноз ставить еще рано, но мне думается, что мы здесь имеем дело с дефектом перегородки предсердия, то есть отверстием между сердечными камерами.
— О господи! — Диане показалось, что в ее легких не осталось ни капли воздуха.
— Не надо паниковать. — Доктор похлопал ее по руке. — Это звучит страшнее, чем есть на самом деле. У нас существуют возможности проникнуть туда и сделать ремонт хирургическим путем, если возникнет необходимость.
Такие слова совсем не утешили Диану. Она знала, что операции на сердце очень опасны. Смертельно опасны. Одна мысль о том, что кто-то будет копаться в сердце Кэрри, бросила ее в дрожь.
— Я договорился о консультации с кардиохирургом, — продолжил он. — Майкл Кейси — один из лучших в своей области. Завтра утром он осмотрит Кэрри.
Диана чувствовала себя как в тумане. Она понимала, что должна бы забросать его вопросами, но думала только о том, как бы поскорее обнять Кэрри и прижать ее к груди.
— Могу я ее теперь видеть?
— Конечно, но только на несколько минут. Я дал ей успокоительное, нужно, чтобы она как можно больше отдыхала.
Он позвал сестру, и через пару секунд Диану провели в ослепительно белую палату. Она застыла в дверях, ужаснувшись при виде своей маленькой девочки, лежащей на огромной кровати, опутанной проводами и трубками. Внезапно весь этот кошмар обрел реальные черты.
Быстро взяв себя в руки, Диана подошла к кровати, посмотрела на спящую дочь, и сердце ее заныло. Кэрри казалась такой хрупкой, такой неестественно неподвижной! Копна ее непослушных ярко-рыжих волос только подчеркивала синюшную бледность кожи. Маленькое личико осунулось. Диану охватило отчаяние. Почему Кэрри? Почему именно ее любимая девочка?
Она наклонилась над постелью, чтобы поправить простыню, и вдруг вспомнила о Джоуэле. Каким же надо быть монстром, чтобы бросить своего ребенка, свою плоть и кровь, даже не оглянувшись?! До сих пор, хотя прошло столько лет, ей было трудно понять его эгоизм. Особенно тяжело ей было вспоминать их последнюю встречу.
В тот день с утра мела метель. Выйдя из здания суда, она остановилась на ступеньках, решив дождаться Джоуэла. Она боялась увидеть его, но еще больше боялась, что их брак распадется даже без своего рода реквиема. Хотя она уговорила его отказаться от своих вздорных обвинений и процедура развода прошла спокойно, для нее это оказалось пирровой победой. Ей все еще хотелось разобраться с прошлым, прежде чем начать планировать будущее.
Увидев выходящего из здания суда Джоуэла, кутавшегося в свое поношенное пальто, Диана медленно подошла к нему. Она приготовилась к тому, что придется преодолевать его враждебность, но вместо этого увидела в глазах Джоуэла жуткую тоску, и в ее сердце возродилась надежда. Может, он жалеет о своем поступке? Может, теперь он понял, что жизнь его неполна без жены и ребенка?
— Что ты хочешь, ясноглазка? — спросил он: дыхание на морозном воздухе вырывалось из его рта клубочками пара. — Шоу закончилось, пора двигать по домам.
— Но почему, Джоуэл? Почему ты с нами так поступил?
Он пристально посмотрел на нее, и ей даже показалось, что она дотянулась до него, но тут же глаза его снова стали пустыми.
— Какого черта тебе от меня нужно, Диана? Давай кончим со всем этим делом!
Она разозлилась, ее начало трясти.
— А как же Кэрри? Разве ты не хочешь взглянуть на собственного ребенка?
Джоуэл покачал головой, обвернулся от нее и пошел прочь, шаркая ногами, как древний старец. Скоро он исчез в круговерти метели, и как бы Диане ни хотелось его ненавидеть, что-то внутри горевало над их умершей любовью…
Ее мысли прервала Кэрри, которая вдруг зашевелилась и открыла глаза.
— Мама?
— Я здесь, золотко. Как ты себя чувствуешь?
— Смешно… Я в школе упала. Доктор Шипман сказан, что я потеряла сознание.
Диана нежно погладила ее по бледной щеке.
— Я знаю, но теперь все будет хорошо. Ты отдыхай.
Кэрри снова заснула, ее яркие, почти красные ресницы четко выделялись на бледной щечке. Диана подавила набежавшие было слезы и медленно вышла из палаты с ощущением, что большая ее часть осталась там.
На следующее утро в тесном кабинете Диана ждала доктора Кейси. На ней было стильное серое шерстяное платье, рыжеватые волосы пышными волнами обрамляли лицо, но запавшие, горящие лихорадочным блеском глаза говорили о бессонной ночи. Она много часов пролежала без сна, размышляя о страшном риске и возможных осложнениях, связанных с операциями на сердце. Сейчас она ждала, что подтвердятся ее худшие опасения.
Она так ушла в свои печальные мысли, что чуть не подскочила, когда в комнату вошел высокий темноволосый мужчина и протянул ей руку.
— Миссис Эллиот? Я доктор Майкл Кейси.
Диана пожала ему руку и во все глаза уставилась на него. Первое впечатление было приятным. Он двигался легко, черты лица были мужественными и правильными, но больше всего ее привлекли его карие глаза — умные и внимательные. Она не могла отвести от них взгляда, пока он шел через комнату и садился напротив нее за зеленый металлический стол.
— Я только что осмотрел Кэрри, — тихо сказал он. — Я бы хотел провести еще несколько исследований, но в целом я согласен с Джо Шипманом. Похоже на дефект перегородки предсердия.
— Дыра… в сердце?!
— Между сердечными камерами. Давайте я вам нарисую. — Он полез в карман белого халата, вынул оттуда маленький блокнот и принялся рисовать, одновременно объясняя: — Сердце разделено на четыре камеры. Две верхние называются предсердием, две нижние — желудочком. Эти части разделены перегородкой. Правая сторона посылает кровь к легким, там она обогащается кислородом, затем поступает на левую сторону и оттуда уже разносится по всему телу.
Он протянул ей рисунок.
— Обычно отверстие между двумя предсердиями зарастает при рождении, но бывает, что и нет. Мы называем это дефектом перегородки предсердия. В этих случаях артериальная кровь смешивается с венозной и перегружает сердце.
Все это прозвучало почти как смертный приговор и ужасно напугало Диану. Слезы навернулись ей на глаза.
— И что теперь? Кэрри… умрет? Он участливо посмотрел на нее:
— Не надо так волноваться. Мы можем зашить это отверстие хирургическим путем, и шансы очень велики, что Кэрри будет вести совершенно нормальный образ жизни.
— Но ведь это же, наверное, очень рискованно?
Он начал объяснять подробности операции, и Диана немного воспряла духом. Почему-то она доверяла этому незнакомцу с внимательными глазами и сильными руками — руками, способными творить чудеса.
— Если вы согласны на операцию, я могу назначить ее на следующую неделю.
Диана кивнула и медленно поднялась, сознавая, что отнимает у него слишком много времени. Но он удивил ее, сказав:
— Я выдал вам кучу информации, миссис Эллиот. Может быть, у вас есть вопросы?
— Не сейчас. Я так волнуюсь, что не могу собраться с мыслями.
Он по-доброму улыбнулся:
— Ну, разумеется. Это понятно. Но если что, не стесняйтесь, звоните.
Диану тронула искренность в его голосе. Ей слишком часто попадались абсолютно бесчувственные, высокомерные врачи, но в Майкле Кейси чувствовалась доброта, которая делала его на редкость человечным. Встретившись с ним взглядом, Диана ощутила, что часть ее страхов отступила, и поспешно вышла из комнаты. Она испугалась, что поддастся порыву, бросится ему на шею и зарыдает.
— Давай подождем еще несколько минут, — сказала Энджи. — Вдруг он застрял в пробке?
Диана скептически усмехнулась. Интересно, в какой пробке мог застрять ее информатор в полночь в Ист-Сайде? Он опаздывал уже почти на час, и у нее все замирало внутри каждый раз, как она оглядывала грязную забегаловку. Мигающие лампы дневного света освещали забрызганные жиром стены, в воздухе воняло жареным луком и застарелым сигаретным дымом. Толстый мужчина за кассой заигрывал с двумя сидящими рядом шлюхами, старая женщина в тряпье бормотала непристойности, копаясь в рваной сумке. Диана сама подивилась, как это ей пришло в голову согласиться встретиться с Виком Лумисом в такой жуткой дыре. Хоть ей и очень хотелось закончить свой репортаж о наркотиках, столь тесное знакомство с отбросами общества нервировало ее.
Диана помешала чуть теплый кофе и посмотрела на сидящую напротив, Энджи.
— Надеюсь, он не даст задний ход.
— Я тоже надеюсь, поскольку именно я тебя с ним связала.
Диана нетерпеливо вздохнула и покачала головой:
— Это глупо. Меня с ним познакомил твой брат. Ты тут ни при чем.
— Ладно, не важно, только пусть он поскорее придет. Что-то мне здесь совсем не нравится.
Диана молча кивнула и снова задумалась о Кэрри и предстоящей операции. Всю неделю она старалась себя успокоить, но у нее ничего не получалось.
— Вон он! — прошептала Энджи.
Диана подняла голову и увидела, как Вик Лумис вошел в кафе. При ярком свете было особенно заметно, каким грязным и неухоженным он выглядит: замасленные волосы клоками падают на лоб, толстый подбородок порос щетиной. Он напомнил ей дикое животное, хитрое и опасное.
— Вик, а мы уж решили, что ты не придешь, — сказала Энджи.
Он пожал плечами, даже не потрудившись извиниться, и уселся за их столик.
— Ты принес кассеты? — спросила Диана, мечтая поскорее покончить с этим делом и вернуться в свой безопасный район.
— Еще чего! Кассеты я вам не отдам. Диана сразу забыла о всех своих опасениях и разозлилась:
— Но ты же согласился передать их мне! Он посмотрел на нее без всякого выражения.
— Я передумал.
— Да будет тебе, Вик! — вмешалась Энджи. — Что вообще происходит, черт побери?
— Слушай, — сказал он, быстро оглянувшись через плечо, — я собираюсь спалить целую группу копов. Так что кассеты я из своих рук не выпущу.
Диана поняла, что ее репортаж под угрозой, и запаниковала:
— Тогда по крайней мере передай мне копии. Он с подозрением прищурился, затем кивнул:
— Ладно, я свяжусь с вами, когда они будут готовы. Вик быстро вышел из кафе и исчез в ночи как привидение.
— Мне это не нравится, Энджи, — сказала Диана. — Что это он вдруг так задергался?
— Понятия не имею. Может, он параноик. Внезапно Диане захотелось выбросить весь репортаж в мусорную корзину — слишком уж ненадежен был Вик Лумис. Но она сразу вспомнила о возможных наградах, которые можно получить за такой важный материал, и постаралась отбросить свои сомнения. Кто знает, вдруг это единственная возможность доказать Эду Блейку, что она чего-то стоит?
В тот день, когда Кэрри должны были делать операцию, с самого утра лил холодный дождь, и серое облачное небо закрывало город как саваном. Когда Диана вылезла из такси и направилась к больнице, ей пришлось бороться с дующим навстречу ветром. В голову невольно лезла глупая мысль, что такая мерзкая погода — плохое предзнаменование.
Времени у нее было много, она не пошла сразу в кардиологическое отделение, решив сначала заглянуть в часовню. Там было тепло и тихо, но Диану напугала пустота внутри собственной души. Ее детская вера завяла и умерла, как цветок, который забывают поливать. Она была теперь чужой в доме господа.
Диана взглянула на скромный дубовый алтарь, села на скамью, сложила руки на коленях и попыталась молиться. Но ощущала все ту же пустоту в душе. Смахнув слезы, она уставилась на свои руки и подумала, не является ли болезнь Кэрри»своего рода возмездием. Но разве господь так суров, что способен наказать невинного ребенка за грехи его матери? Неужели Кэрри должна быть принесена в жертву, чтобы искупить смерть Рика Конти?
Диана подняла глаза к простому деревянному кресту, свисающему с потолка, и наконец нашла в душе слова, чтобы попросить о милости и прощении.
В тот вечер Диана сидела, забившись в кресло, в комнате для посетителей — ей не хотелось уходить, хотя операция закончилась уже несколько часов назад. Она безумно устала, но одновременно испытывала огромное облегчение. После целой недели нервотрепки все худшее осталось позади.
Диана посмотрела в окно на темное небо и поежилась. Эта больничная комната вдруг показалась ей холодной и унылой. Рейчел и Энджи давным-давно ушли домой, и она чувствовала себя очень одинокой.
По щекам потекли слезы, Диана вытерла их салфеткой и вдруг почувствовала, что в комнате кто-то есть. Она подняла глаза и увидела стоящего в дверях Майкла Кейси. На нем все еще был забрызганный кровью халат, лицо усталое, но глаза по-прежнему яркие и внимательные.
— Миссис Эллиот, — мягко сказал он, — что вы здесь делаете так поздно?
Она молча пожала плечами, не доверяя своему голосу. Майкл, похоже, почувствовал ее состояние, подошел и сел в соседнее кресло.
— У вас усталый вид, — сказал он. — Идите домой и хорошенько выспитесь. У Кэрри все в порядке.
Диана вспомнила свою спальню, которая когда-то была для нее раем, а потом превратилась в одиночную камеру, и покачала головой.
— Я думаю, мне лучше посидеть здесь. Мне не хочется сейчас быть одной.
Диана пожалела о своих словах, как только они слетели с языка. Господи, зачем она делится такими вещами с посторонним человеком?! Но Майкл только кивнул, видимо, понимая, что с ней происходит, немного помолчал, а потом улыбнулся.
— Послушайте, я как раз собрался пойти поужинать. Не желаете присоединиться?
Диана покачала головой, покраснев до корней волос. Нет сомнения, что он позвал ее из жалости, но как же ей хотелось согласиться! Она с усилием подняла на него глаза.
— Нет, спасибо. Я не голодна.
Но он не принял ее отказа и не оставил на съедение одиночеству.
— Все равно пойдемте, что-нибудь выпьете. Нам обоим компания не помешает.
Она внимательно взглянула на него и неожиданно уловила в его глазах тень неуверенности.
— Хорошо, — сказала она, — с удовольствием. Майкл улыбнулся, и неуверенность исчезла, как тень в облачный день.
— Дайте мне двадцать минут на душ и переодевание, — попросил он. — Здесь же и встретимся.
Она кивнула, но, когда он ушел, ощутила тревогу. С чего это она вдруг начала думать о Майкле Кейси как о мужчине?
Майкл стоял в душе под струями горячей воды и удивлялся самому себе. Какого черта он заставил Диану Эллиот пойти с ним ужинать? Он редко действовал импульсивно, но, с другой стороны, ему очень редко так нравилась женщина. В ней не было ничего от тех ультрасовременных феминисток, которых постоянно навязывали ему друзья после смерти Джанет. Ему все это опостылело — эти искусственные разговоры, многозначительные взгляды и секс с опытными партнершами, который не доставлял ему удовольствия. Он понятия не имел, почему Диана казалась ему другой. Но казалась — и все.
Майкл закрыл глаза и мысленно представил ее себе. Стройная, чувственная, вьющиеся каштановые волосы и удивительные синие глаза. Ему нравилась ее внешность, но еще больше привлекала притягивающая смесь тепла и сдержанности. Он чувствовал, что Диану Эллиот стоит узнать поближе, но сначала надо было пробиться через эту сдержанность.
Он вышел из душа и пока брился перед зеркалом, надеялся, что его пейджер не заверещит по крайней мере во время ужина. Ему требовалось расслабиться хотя бы на несколько часов, побыть это время вне стен кардиологического отделения. Надевая рубашку, он ясно ощутил забытое чувство предвкушения. Ему предстоит провести час или два в обществе Дианы Эллиот!
Диана удивилась тому, что Майкл повел ее в маленький семейный ресторан… «Литл-Итали». С потолка свисали гроздья пластмассового винограда, а стены были расписаны пейзажами Венеции. Ей почему-то казалось, что он должен бы чувствовать себя уютнее в модном баре в Вест-Сайде.
— Здесь великолепные тушеные моллюски, — сказал он. Она улыбнулась, вдруг поняв, что и в самом деле голодна.
— Звучит заманчиво.
Пожилой официант-итальянец принял у них заказ и вскоре вернулся с бутылкой охлажденного вина. Когда Майкл наливал вино в ее бокал, Диана внезапно ощутила укол совести. Она не имеет права сидеть здесь и наслаждаться жизнью, пока Кэрри так плохо! Слезы снова набежали ей на глаза, и вернулось ощущение одиночества.
— Не беспокойтесь, — тихо сказал он. — Я забежал к Кэрри перед уходом. Она спокойно спит.
— Я знаю, но мне все равно как-то не по себе. Простите, за последнее время на меня столько навалилось.
Он протянул руку и мягко сжал ее пальцы. Его прикосновение несло теплоту и покой, и Диана на мгновение позволила себе насладиться этим ощущением. Потом медленно подняла на него глаза.
— Вы, наверное, очень добрый человек, доктор Кейси.
Улыбка тронула его губы.
— Не могли бы вы называть меня Майклом?
— Разумеется. А вы зовите меня Дианой.
Он снова улыбнулся, кивнул и отпустил ее руку. Ощущение приятного тепла мгновенно исчезло, и Диана испытала острое чувство deja vu. Она уже переживала такую близость с Джоуэлом — и в результате все оказалось пустой выдумкой, иллюзией, которая едва не погубила ее. Тогда почему она готова довериться этому человеку, несмотря на весь свой опыт?..
— Я знаю, что эта беда с дочкой особенно сильно подействовала на вас, — сказал он. — Кэрри рассказала мне, что вы разведены.
— Да, это так. — Она помолчала, потом, к собственному удивлению, сказала: — Иногда что-то случается — и я пугаюсь, что не смогу справиться с этим одна. Но в результате всегда справляюсь. Впрочем, сейчас мне особенно досталось. Меня до сих пор трясет.
— Вы давно одна?
— Девять лет. Джоуэл оставил меня еще до рождения Кэрри. — И снова ее удивило желание так много рассказать постороннему человеку. — А вы? — спросила она, решив, что невежливо все время говорить о себе. — Вы женаты?
— Моя жена погибла пять лет назад. — Он взглянул на свечу, стоящую в середине стола, и глаза его затуманились. — В автомобильной катастрофе.
— Мне очень жаль, — тихо сказала Диана. — Наверное, для вас это было ужасно…
Он долго молчал, глядя на танцующее пламя. Наконец взглянул на нее и заговорил:
— Сначала меня подгонял шок. Я был слишком потрясен, чтобы что-то чувствовать. А когда туман в голове начал рассеиваться, я ушел в работу. Торчал в больнице до тех пор, пока не терял способность думать. Однажды ночью я проснулся в холодном поту, меня била крупная дрожь. Я решил, что у меня инфаркт, и тут мне пришло в голову, что больше так жить нельзя. С той ночи я начал постепенно брать себя в руки.
— А сейчас?
Майкл пожал плечами:
— Теперь я уже почти со всем смирился.
— Но вы не женились снова?
Он отрицательно покачал головой:
— Мне за это время так и не удалось ни с кем по-настоящему сблизиться. Наверное, все сложнее с возрастом — труднее отпустить тормоза. Вы ведь тоже больше не вышли замуж?
Диана задумчиво кивнула:
— Когда Джоуэл меня бросил, я перестала думать о браке.
В его темных глазах светилось любопытство, но он не стал допытываться, только заметил, усмехнувшись:
— Понять не могу, с чего это мы с вами заговорили на такие печальные темы. Расскажите мне о своей работе. Кэрри говорит, вы работаете на телевидении.
Диана начала описывать свою работу, стараясь при этом не вдаваться в подробности и сохранять нейтральную интонацию. Но когда подошел официант, чтобы убрать со стола, она сообразила, что вот уже час выкладывает все об Эде Блейке и необходимости постоянно доказывать, что она на что-то способна.
— Простите, — сказала она. — Я вас, наверное, совсем утомила.
— Ничуть. Ваш репортаж о наркотиках должен получиться невероятно увлекательным.
Официант разлил кофе по чашкам и удалился. Диана мысленно представила себе Вика Лумиса и нахмурилась.
— Мой осведомитель вдруг ужасно занервничал. Боюсь, как бы все не развалилось.
Майкл начал что-то говорить, но его прервал настырный гудок пейджера. Его глаза мгновенно стали серьезными, он отодвинул стул и поднялся.
— Пожалуйста, извините меня, я тут же вернусь.
Диана смотрела, как он идет через зал к телефону, и грудь ее наполнял ужас, мешающий дышать. Как могла она забыть о Кэрри хотя бы на минуту?! Голова закружилась, и она вцепилась в подлокотники кресла, чтобы не упасть.
Когда Майкл вернулся, ее лицо приобрело серый оттенок, а губы дрожали. Он быстро обошел стол и наклонился над ней.
— Диана, все в порядке. Обычный вопрос насчет смены лекарства.
Она не сразу поняла, что он говорит, а затем обмякла, как проткнутый воздушный шарик.
— Я думала… что-то случилось с Кэрри. Он легко коснулся пальцами ее щеки.
— С Кэрри все хорошо.
— Простите, Майкл, — прошептала она. — Я бы хотела сейчас поехать домой.
— Конечно, вот только заплачу по счету.
Диана смотрела, как он подзывает официанта, и чувствовала, что паника уходит, оставляя вместо себя пустоту и ощущение одиночества. Затем она с отвращением поняла, что снова плачет.
Майкл выехал из Литл-Итали и направил свой «Мерседес» в центр города, иногда отрывая глаза от дороги, чтобы взглянуть на Диану. Она все еще выглядела расстроенной, и, когда говорила ему, где остановиться, в голосе слышалось напряжение.
— Не хотите ли подняться на чашку кофе?
— Вы уверены? У вас сегодня был чертовски длинный день.
— Я сейчас все равно не засну, а оставаться одной очень страшно.
Майкл кивнул, выбрался из машины и услужливо открыл ей дверцу. Подняв глаза на небольшой, но внушительный дом в федеральном стиле, он поразился исходящей от него ауре элегантности. Подъезд украшали вечнозеленые растения, дубовая дверь с искусной резьбой была отполирована до блеска.
— Ваш? — поинтересовался он.
— Я его купила три года назад. Ненавижу снимать квартиры — в этом есть что-то временное.
Когда она провела его в гостиную, он поразился охватившему его чувству тепла. Толстые листья растений свисали с потолка, на подоконниках тоже стояли горшки с цветами. У кирпичного камина расположились диван и два кресла, а натертый паркетный пол покрывал персидский ковер. Комната показалась ему очень приятной и ненавязчиво уютной.
— Выпить хотите? — спросила Диана.
— Виски, если есть.
— Тогда пойдемте. Выпивку я держу на кухне. Когда она потянулась, чтобы достать бутылку виски с верхней полки, Майкл заметил, как натянулась мягкая ткань платья, обрисовав красивую грудь, и мысленно представил себе, что занимается с ней любовью. Тут он заметил, что рука ее дрожит, быстро пересек кухню и обнял ее. Сначала в глазах Дианы появилось удивление и даже страх. Но он прижал ее к груди, и она вдруг тихо заплакала.
Майкл уже и не помнил, когда ему доводилось в последний раз утешать женщину; забыл, насколько становится уязвимым он сам. Но когда Диана подняла голову и сквозь слезы посмотрела на него, он выдержал ее взгляд, а потом, наклонившись, прижался губами к ее губам. Поцелуй становился настойчивее, и в конце концов он почувствовал, что она начинает отвечать ему.
Когда Майкл коснулся ее груди, она на секунду замерла, затем молча взяла его за руку и повела в спальню. Он точно знал, что должно произойти, и хотя его тело жаждало ее, понимал, что должен быть очень осторожен. Сейчас она была беззащитна, искала утешения, но позднее могла возненавидеть его за то, что он воспользовался ее слабостью. А он этого не хотел. Внезапно Майкл ясно понял, что ему нужно от нее куда больше, чем случайная близость.
— Диана, ты уверена? — прошептал он.
— Да. О господи, да!
Все его сомнения исчезли под напором страстного желания. Он осторожно опустил ее на постель, раздел, потом разделся сам. Ему не терпелось ощутить всем своим телом нежность ее кожи. Тут она коснулась его, и Майкл потерял всякий контроль над собой. Застонав, он овладел ею одним мощным толчком, и Диана с готовностью приняла его.
Потом они долго лежали обнявшись, прислушиваясь к биению собственных сердец.
— Тебе хорошо? — спросил Майкл.
Диана кивнула, но он почувствовал, что она немного напряглась. Он приподнял ладонью ее подбородок и заглянул в глаза.
— Поговори со мной. Расскажи, что ты чувствуешь.
— Я не знаю. Я никогда ничего подобного не делала.
— Все в порядке, — прошептал он. — Я хочу от тебя не только секса, не только этой одной ночи.
— Как ты можешь так говорить? Ты же меня совсем не знаешь.
Он ласково коснулся ее лица, поглаживая щеку большим пальцем.
— Мне кажется, что я знаю тебя вечно.
— Пожалуйста, Майкл, не надо об этом сейчас. Просто обними меня.
Он обнял ее, и она почти мгновенно заснула. Прислушиваясь к ее ровному дыханию. Майкл внезапно понял, что этой ночью привычный ритм его жизни изменился полностью. Он больше не был одинок. Диана Эллиот растопила лед в его душе.
На следующее утро Диана сидела в своем офисе, смотрела в окно и вспоминала Майкла и их близость. Она пыталась ощутить отвращение ко всему происшедшему, посчитать это досадной ошибкой, которую надо побыстрее забыть, но лгать себе не могла. Секс с Майклом не был лишь физической отдушиной. Она ощутила и эмоциональную близость с ним.
Диана вздохнула и вспомнила последние девять лет своей жизни. Она порой чувствовала себя одинокой, но не настолько, чтобы вступить в какую-либо связь с мужчиной. По крайней мере, она жила сравнительно спокойно. Теперь же она чувствовала непреодолимую симпатию к Майклу, в которой вовсе не нуждалась. Она уже начала на что-то надеяться, чего-то ждать, и знала, что это неизбежно приведет к привязанности и зависимости. То есть к тому, чем всячески пользовался Джоуэл, когда чего-то добивался от нее.
«Майкл совсем другой, — напомнила себе Диана. — Он более сильный, более зрелый. Мужчина, а не эгоистичный мальчишка». И все равно она многим рисковала. Майкл хотел от нее чего-то большего, чем короткая интрижка, — он совершенно определенно сказал ей об этом ночью и повторил утром. Но она боялась, что ей опять будет больно…
Ее размышления прервал резкий стук в дверь. Она подняла голову и увидела Энджи с двумя кружками кофе и газетой под мышкой.
— Как Кэрри? — спросила она, ставя одну кружку перед Дианой.
— Хорошо. Я заезжала в больницу по дороге сюда. Она уже пришла в себя и умоляла купить ей мороженое.
Энджи улыбнулась:
— Вот увидишь, недели через три она снова начнет гонять на своем велосипеде.
Диана кивнула, пытаясь побороть чувство вины, которое донимало ее все утро. Она ни с того ни с сего переспала с незнакомым человеком и совсем не думала в это время о Кэрри. Ей было стыдно об этом вспоминать.
— Эй! — окликнула ее Энджи. — Ты видела «Дейли ньюс» сегодня? Летний дом Гэллоуэй в Хайянисе сгорел дотла.
Диана насторожилась.
— Вот, взгляни. — Энджи протянула ей газету и плюхнулась в кресло.
Диана смотрела на обугленные развалины, и сердце гулко стучало в ее груди. Она вздрогнула, вспомнив жуткие подробности той страшной ночи, которая навсегда изменила ее жизнь.
— Диана, что с тобой?
— Все нормально, просто шок. Отчего возник пожар?
— В дом попала молния. К счастью, никто не пострадал: твоя подруга Хелен в Калифорнии, а прислуге удалось вовремя выскочить.
— Господи, надеюсь, не начнутся новые сплетни, — пробормотала Диана.
Она вспомнила фурор, произведенный мерзкой книгой Мика Тревиса о Бренде Гэллоуэй. Он не нашел ни одной улики относительно таинственного исчезновения Рика Конти, но его двусмысленные рассуждения пробудили у многих болезненное любопытство. Ее пугало, что вся эта гадость может снова всплыть.
Энджи покачала головой:
— Сомневаюсь. Все это дерьмо насчет Бренды Гэллоуэй и ее исчезнувшего любовника давным-давно забыли. Никого уже не интересует эта древняя история.
— Надеюсь, что ты права, — сказала Диана, хотя на самом деле сомневалась, что это когда-нибудь кончится и она сможет чувствовать себя в безопасности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100