Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Поначалу Хелен была в восторге от просторной виллы, которую студия выделила для актеров в Акапулько, но ей быстро приелась жизнь в тропическом раю. Ее раздражали жара и влажность, слишком яркие краски и чересчур приторные ароматы. Она стала ненавидеть каждый день, проведенный в Мексике, но не могла никуда деться до окончания съемок.
Между тем Джек Голден, похоже, саботировал свое собственное детище. Они уже на три недели отставали от графика, и Джек вымещал свою злость на команде. Его припадки и взрывы злости создали практически невыносимую атмосферу. Съемочная группа тратила больше усилий на то, чтобы избежать его гнева, чем на производство качественного фильма. Хелен чувствовала себя на площадке зажатой, понимала, что у нее ничего не получается, и очень переживала.
Однако больше всего она страдала из-за вынужденной разлуки с Сетом. Они никогда не расставались так надолго, и ей становилось все труднее и труднее жить без него. Она мучилась без его прикосновений, без надежного убежища его объятий в темные ночные часы.
Хелен стояла на веранде, глядя на мелькание огней города и ощущая дикую усталость. Но она не решалась отправиться спать, боясь тех демонов, которые когда-то преследовали ее во сне. Они, казалось, приближались, нависали с самого края ее снов, и она опасалась, что это только дело времени, что демоны скоро сломают хрупкие барьеры ее сопротивления.
Несмотря на теплый ветер, Хелен стало холодно, и она прикинула, не присоединиться ли ей к остальной съемочной группе, ©обравшейся внизу. Но она не хотела рисковать: а вдруг не сдержится и попытается расслабиться с помощью спиртного?
Тяжело вздохнув, Хелен поднялась в свою спальню, села на край кровати, взяла фотографию Сета в рамке и прижала ее к щеке, воображая, что ощущает тепло его кожи. Она сама не знала, сколько времени так просидела. Из этого состояния ее вывел резкий стук в дверь.
— Хелен, там тебе звонят, детка.
Она узнала хриплый голос одного из помощников режиссера и поспешила к двери. Может, Сет издалека почувствовал ее одиночество и позвонил?
— Кто меня спрашивает, Дейв?
— Понятия не имею, солнышко. Но если хочешь поговорить спокойно, иди в кладовку.
Хелен улыбнулась и сбежала по лестнице к кладовке. Там она села на стул, взяла трубку, ощущая холодок предвкушения, но мгновенно оцепенела, услышав голос Рейчел.
— Хелен, слава богу! Я целый час пытаюсь до тебя дозвониться.
Хелен сразу забеспокоилась и покрепче сжала трубку.
— Что случилось?
— Ничего ужасного, но есть одна проблема. Человек по имени Мик Тревис собирается написать книгу о твоей матери. Он хочет встретиться с тобой, вот мы и решили, что надо тебя предупредить.
— Книгу? Какую книгу?
— Одну из этих отвратительных биографий. Он в курсе исчезновения Рика Конти. Он подозревает… В общем, у него все полицейские протоколы.
Хелен моргнула, пытаясь отогнать странные видения, которые вновь поплыли перед глазами. Голова кружилась, было трудно дышать, стало страшно, что эти видения обретут плоть и превратятся в реальность.
— Хелен, ты где? Скажи что-нибудь!
— Что мне делать?
— Постарайся с ним не встречаться, но если ему удастся загнать тебя в угол, говори, что ты ничего не помнишь.
Хелен изо всех сил вцепилась в трубку. Вдруг этот человек, Мик Тревис, каким-то образом заставит ее вспомнить? Но она тут же затрясла головой в немом протесте. Если она позволит себе вспомнить, эти воспоминания поглотят ее, подобно голодным животным.
— Нет, мне надо держаться от него подальше. Он может… Я вообще не хочу с ним разговаривать.
— Тогда ты все время должна быть настороже. У этого человека нет ни чести, ни совести.
— Он знает, где я?
— Возможно, нет. Но я уверена, что он будет поджидать твоего возвращения домой.
У Хелен все еще дрожали руки, и все-таки она почувствовала, что при мысли о доме паника начала отпускать ее. Там будет Сет. И Ретта. Ей не придется иметь дело с Ми-ком Тревисом в одиночестве.
— Спасибо, что предупредила, — сказала она. — Не беспокойся за меня.
Рейчел с облегчением вздохнула:
— Постараюсь. Позвони мне, когда вернешься в Штаты.
— Обязательно. — Хелен немного помолчала, внезапно ощутив болезненную пустоту внутри. — Как прошла свадьба Гасси? Мне так хотелось приехать. Иногда мне кажется, что я никогда больше вас не увижу.
— Понимаю. Ужасно, что мы так далеко друг от друга. Свадьба была чудесная, но нам всем тебя не хватало.
— Я как-нибудь прилечу в Нью-Йорк, обещаю.
— Замечательно. Береги себя, Хелен.
Хелен неохотно положила трубку, не желая обрывать эту тоненькую ниточку, связывающую ее с прошлым. Она долго сидела не шевелясь, глядя сквозь окно в темноту сада и чувствуя, как в груди разрастается страх. Тут до нее донеслись крики веселящихся коллег, и она встала. Ей требовалось это чужое веселье, чтобы заглушить страх и заполнить пустоту в груди, забыть ночные кошмары, ожидающие ее в темноте.
Через неделю Джек Голден и Хай Шорр заперлись в небольшом бунгало в конце участка, чтобы посмотреть последние метры пленки. Когда экран опустел, Голден включил свет и грохнул кулаком по столу.
— Мать твою так, эта сучка Гэллоуэй испоганила всю картину! Что теперь делать, черт побери?
Хай задумчиво погладил подбородок.
— Ей нужна помощь, Джек. Я слышал, она пьет каждый вечер.
— Помощь?! Я ей помогу! Сделаю все, чтобы она никогда больше не работала!
— Твоей картине это не поможет, — спокойно заметил Хай. — Попробуй поговорить с ней, узнай, что ее беспокоит.
Джек сердито взглянул на него:
— Кто я, по-твоему? Психотерапевт?
— К сожалению, нет, но если так будет продолжаться, мы с тобой останемся без работы.
Так как спорить с этим было бесполезно, Голден мрачно замолчал. Через некоторое время он пробормотал:
— И что я должен ей сказать, будь она неладна?
— Спроси, нет ли у нее какой проблемы, не нужна ли ей помощь. Но будь тактичным, Джек. Если начнешь орать, только хуже будет.
Голден вскочил на ноги, подошел к окну и поднял жалюзи. Затем снова повернулся к Шорру, причем лицо у него было таким же красным, как цветы на его гавайской рубашке.
— Господи, как же я ненавижу все это дерьмо! Надо было мне послушаться моего старика и поступить в медицинское училище.
Хай цинично рассмеялся, а Джек зло посмотрел на него и выскочил из комнаты.
Вечером Хелен уединилась в своей комнате, налила себе виски и села со стаканом на кровать. Глаза заслезились, и горло обожгло, когда она выпила виски одним отчаянным глотком. Может быть, сегодня она заснет. Может быть, сегодня виски прогонит преследующие ее кошмары.
Она уже собралась улечься в постель, когда послышался нетерпеливый стук в дверь. Она заставила себя встать, открыла дверь и удивилась, увидев вышагивающего по холлу Голдена.
— У тебя есть несколько минут? Я хочу поговорить с тобой.
Ей не хотелось пускать его к себе в комнату, поэтому она переминалась с ноги на ногу, пытаясь сообразить, что делать. В полумраке холла он выглядел непривычно сосредоточенным. Она еще немного поколебалась, потом отступила в сторону и позволила ему войти.
Джек тоже явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он неловко присел на краешек плетеного стула, и странным образом его смущение приободрило Хелен, сделало увереннее в себе. Она села напротив и заставила себя подождать, когда он заговорит первым.
— Слушай, Хелен, — наконец сказал он, — я только что просмотрел отснятый материал и понял, что у нас проблема. Он никуда не годится.
Хелен отпрянула, будто он ее ударил, и опустила голову, чтобы не встречаться с его злым взглядом.
— Ты стала отвратительно играть. В чем дело?
Она чувствовала, как дрожат ее губы, и презирала себя за слабость. Стыд и срам — плакать перед Джеком Голденом! Но слезы уже выкатились из глаз и поползли по щекам.
— Бог ты мой. какого черта ты ревешь?! — заорал он. — Я же тебя ни в чем не обвиняю. Скажи мне, в чем дело, чтобы можно было закончить картину!
Хелен закрыла лицо руками, не в состоянии сдержать поток слез.
— Я… совсем не сплю… все время снятся кошмары.
И ты каждый вечер надираешься, а на следующий день выдаешь нам дерьмовую игру? Это должно прекратиться, Хелен. Я хочу, чтобы ты обратилась к врачу. Пусть он выпишет тебе таблетки.
Хелен покачала головой, вспомнив, как предупреждала ее Ретта насчет этих маленьких черных лепешечек.
— Нет, никаких таблеток.
— Тогда собирай свои вещички и убирайся! Ты уволена! Его голос прозвучал в ее голове так выстрел — резкий и точный, нацеленный прямо в сердце. Она встретилась с ним взглядом и вздрогнула — столько в его глазах было ярости.
— Джек, пожалуйста…
— Что ты от меня хочешь? Чтобы я позволил тебе загубить фильм? Не выйдет, детка! Шла бы ты лучше к врачу, поскольку, если мне придется тебя заменить, я через суд получу с тебя все до цента, можешь не сомневаться. И ты никогда больше не получишь работу в кино.
Хелен умоляюще смотрела на него, но по выражению его лица видела, что он абсолютно серьезен. Она представить себе не могла, что ее когда-нибудь выгонят из Голливуда, что она превратится в парию, которая настолько ненадежна, что не в состоянии закончить фильм. От одной этой мысли она пришла в ужас и решила, что должна спасти свою карьеру.
— Хорошо, Джек, я пойду к врачу.
Эта безоговорочная капитуляция смягчила Джека.
— Ладно. Я знал, что ты хорошая девочка. А теперь отдохни. Я пришлю врача завтра утром.
Хелен тупо кивнула, проводила его до двери и вся в слезах упала на кровать, как тряпичная кукла.
На следующий день пришел доктор-мексиканец и несколько минут осматривал ее. Стройный, в белом костюме, который очень шел к смуглому цвету его кожи, с добрыми карими глазами. Ей так хотелось довериться ему, но он начал расспрашивать о том, что могло вызвать ее ночные кошмары, и она сразу замкнулась. Уходя, доктор оставил ей пузырек с таблетками.
В ту ночь Хелен обнаружила, что маленькая белая таблетка каким-то чудесным образом избавила ее от ночных кошмаров. Она хорошо выспалась и на следующий день работала спокойно и сосредоточенно. Джек перестал орать, а съемочная группа, казалось, дружно вздохнула с облегчением, так как его внимание снова было направлено на съемку.
Через месяц Хелен вернулась в Лос-Анджелес. Она чувствовала себя усталой и вымотанной, но довольной, что ей удалось закончить картину без новых конфликтов. Ретта встретила ее в аэропорту. Когда они пробирались сквозь толпу к лимузину, Хелен сказала:
— Я это сделала, Ретт! Я смогла выжить на съемках еще одной картины Джека Голдена!
Ретта как-то странно улыбнулась, но промолчала. Только когда они уже сидели в белом лимузине, она устремила на Хелен пронзительный взгляд и спросила:
— Что там случилось? Ты выглядишь ужасно.
— Просто устала. Ты же знаешь Джека, он ни на минуту не оставляет в покое. И еще я скучала по Сету. Мы так долго не виделись…
Ретта продолжала пристально смотреть на нее.
— До меня кое-что дошло. Ты снова пьешь?
Хелен почувствовала себя маленькой девочкой, которую застали за подглядыванием в дверную щелку. Она забилась в угол, стараясь не встречаться взглядом с Реттой.
— Я несколько раз выпила, чтобы уснуть, но это было недели три назад. Сейчас все в порядке. — Тут она вспомнила про флакон с таблетками, лежащий в сумочке, и совсем смутилась. Ретта могла простить ей выпивку, но таблетки были табу. — Теперь я дома. Обещаю, все будет хорошо, Ретт.
Ретта обняла ее:
— Господи, я так о тебе волновалась!
Хелен тоже обняла Ретту и дала себе слово спустить таблетки в унитаз. Теперь она в безопасности. Сет и Ретта рядом. Ей больше не нужны наркотики, чтобы прогнать страшные сновидения. Но тут Ретта разбила все ее надежды:
— «Обещания» запускаются в производство через две недели. Они требуют, чтобы ты завтра утром появилась на студии для последних примерок.
— Завтра? — как эхо повторила Хелен. — Но я так устала! И мне надо хоть немного побыть с Сетом наедине…
Она сжала руки, представив себе следующие несколько месяцев: снова мчаться на»студию на заре и возвращаться в конце дня такой усталой, что ноги не держат. Она внезапно почувствовала себя крысой, загнанной в лабиринт, которая доводит себя до безумия, пытаясь найти выход.
А ведь Ретта предупреждала ее насчет перегрузок. Но шанс сыграть главную роль в «Обещаниях» — женщину, одержимую своим женатым любовником, — был слишком соблазнительным, и она не устояла. Только сейчас, когда она осознала, чем придется пожертвовать, эта роль не казалась такой уж привлекательной.
— В чем дело? — спросила Ретта.
— Мне следовало послушать тебя насчет «Обещаний». Я не готова. Мне нужен перерыв.
Ретта явно расстроилась:
— Уже слишком поздно, поезд ушел. Тебе не выбраться без длинной судебной канители.
— Я знаю, — вздохнула Хелен и вымученно улыбнулась. — Не обращай на меня внимания. Устала, сил нет. Завтра я буду готова к новой гонке.
Ретта кивнула, а Хелен прислонила голову к стеклу и закрыла глаза, стараясь ни о чем не думать.
Лунный свет окрасил спальню в светлые серебристые тона. Хелен прижалась к Сету, щекой почувствовала, как он улыбается, и дотронулась пальцем до его губ.
— Мне так тебя не хватало! — прошептала она. — Господи, как же я по тебе скучала…
Он вздохнул и крепче прижат ее к себе.
— Знаю. Для меня самого каждый день был адом.
Его слова согрели все ее существо. А ведь вначале Сет не подпускал ее к себе близко — боялся влюбиться по-настоящему, но ей удалось проникнуть сквозь его броню и обнаружить целое море любви. Хелен лежала в его объятиях, и ей хотелось остаться там навсегда. Но им грозила новая разлука, она нависала над ними, как туча.
— Тебе обязательно ехать в Рим на следующей неделе? — тихо спросила она.
— Ты же знаешь, что обязательно. Но я скоро вернусь, самое позднее — через месяц.
Пережить еще месяц без него казалось ей невозможным. Хелен страшно хотелось попросить его не уезжать, но она сдержалась. Сет наконец начал получать заслуженное признание, и она не имела права ему мешать. Разве могла она потребовать от него такой жертвы?
— Ты справишься одна, Хелен?
Она знала, что Сет искренне беспокоится за нее, и снова ей пришлось перебороть свой эгоизм. Хелен ясно представились длинные бессонные ночи без него. У ее страхов снова появится возможность спрятаться в темных углах и превратить ее сны в кошмары. Но она сдержала слезы и сказала:
— Конечно, справлюсь.
Сет нежно поцеловал ее, провел пальцами по груди, и она снова прижалась к нему, чувствуя себя в безопасности. Когда он оказался внутри ее, то каждый мощный толчок отгонял все дальше ее страхи, наполняя душу блаженством.
Садясь в свой новенький «Линкольн», Ретта невольно улыбнулась, почувствовав нежную мягкость кожи сиденья. Много лет она водила разные развалюхи и сейчас наслаждалась непривычной роскошью. Причем дело было не только в особой комфортабельности машины. В ней чувствовался престиж, она словно доказывала всему миру, что Ретте Грин удалось добиться успеха.
Повернув ключ в зажигании, довольная собой, Ретта направилась к удаленному ранчо Сета Уайлдера и Хелен. Когда показушный пейзаж Беверли-Хиллз сменила пустыня, Ретта задумалась о странных отношениях между Хелен и Сетом. Казалось, что между ними было нечто более глубокое, чем обычные пустые голливудские интрижки. Может, это и не любовь — Ретта давно разочаровалась в любви, — но что-то значительно большее, чем общая постель.
Съехав с основной дороги на проселочную, ведущую к ранчо, Ретта ощутила знакомый укол тревоги. После того, как Сет уехал в Италию, Хелен постоянно пребывала в депрессии и дурном расположении духа. Она жила как в тумане, по привычке, и это беспокоило Ретту. Ей неприятно было об этом думать, но она отдавала себе отчет, что Хелен не всегда в силах устоять перед соблазном приложиться к бутылке.
Нахмурившись, Ретта пожурила себя за то, что позволяет себе мрачные мысли в такое прелестное утро. Чтобы отвлечься, она залюбовалась ковром диких цветов на полях, окружающих ранчо. Потом она заметила стоящую на открытой террасе Хелен и помахала ей рукой.
Хелен улыбнулась и сбежала по ступенькам. Она выглядела невероятно юной и хрупкой на фоне безбрежного синего неба и отдаленных гор.
— Ретт! Что ты здесь делаешь?
— Привезла тебе на подпись бумаги. А кроме того, хотела пригласить тебя на ленч.
— С удовольствием. Воскресенье всегда такое длинное, когда Сет уезжает.
Ретта выбралась из машины и прошла за Хелен в старый дом. Просторные комнаты были реставрированы, но сохранили свой исконный грубоватый вид. Ретта в душе считала безумием жить так далеко от всевозможных удобств Беверли-Хиллз, но Хелен казалась довольной.
— Можно понять, почему тебе тут так одиноко, — заметила Ретта. — От этой тишины и мне не по себе.
Хелен рассмеялась:
— Я люблю тишину, но без Сета мне плохо. Я так по нему скучаю, Ретт.
— Я знаю, — Ретта ласково сжала ее руку. — А спишь ты сейчас нормально?
Хелен пожала плечами и отбросила с лица прядь темных волос. Только тогда Ретта заметила, какая она бледная. Кожа казалась тонкой, почти прозрачной.
— Я не пью, если ты об этом. Но я и сплю очень мало. Так всегда бывает, когда я одна.
Ретту давно уже мучило любопытство: ей казалось, что Хелен скрывает какую-то мрачную тайну. Но всякий раз что-то останавливало ее от попыток узнать правду. Может, некоторые тайны лучше вообще не трогать?
После небольшой паузы она снова обняла Хелен и сказала:
— Давай-ка уберемся отсюда, ладно? Ты можешь подписать бумаги в ресторане.
Хелен слабо улыбнулась:
— Прекрасно, поехали.
После неторопливого ленча и легкой болтовни Хелен несколько расслабилась, но она снова напряглась, заметив красный «Корветт», который выехал за ними с парковочной стоянки и преследовал их до самого ранчо.
— Кто это такой, черт возьми? — пробормотала Ретта. — Если он подъедет чуть ближе, он вмажется прямо в мой зад!
Хелен нервно оглянулась через плечо, пытаясь рассмотреть водителя, но его закрывало облако пыли.
— Я не знаю, но он не имеет права здесь находиться. Это частная собственность.
— Проклятый ублюдок, скорее всего, заблудился.
Хелен в этом сильно сомневалась, но молчала, стараясь не паниковать. Испытывая дурное предчувствие, она смотрела, как красная машина остановилась за ними и оттуда вылез незнакомый мужчина. Он был плотным, невысокого роста, но держался агрессивно, вызывающе. Хелен вдруг поняла, что Мик Тревис наконец нашел ее.
Не сдержавшись, она тихо застонала, и Ретта резко повернулась к ней.
— В чем дело?
— Этот человек… Ретта, прогони его! Нотки паники в голосе Хелен удивили Ретту.
— Кто он такой? Ты его знаешь? Хелен кивнула.
— Это Мик Тревис, — с трудом выговорила она. — Он пишет книгу… о моей матери.
— Боже милостивый, только этого не хватало!
Ретта выбралась из машины, но было слишком поздно. Мик Тревис уже смотрел сквозь стекло на Хелен, и на лице его расплывалось выражение мерзкого самодовольства.
— Привет, Хелен, — сказал он. — Меня зовут Мик Тревис. Я пишу биографию твоей мамочки, и мне хотелось бы задать тебе несколько вопросов.
Хелен забилась в угол сиденья и переводила испуганный взгляд с Мика на Ретту и обратно.
— Если вы хотите взять интервью у мисс Гэллоуэй, вы должны договориться о встрече через мой офис, — заявила Ретта.
Мик презрительно взглянул на нее, как будто она надоедливый комар, жужжащий у него над головой, затем снова повернулся к Хелен:
— Слушай, почему бы не облегчить всем жизнь? Дай мне короткое интервью прямо сейчас, и я оставлю тебя в покое.
Ощущая полную беспомощность, Хелен опустила голову и закрыла глаза, по-детски надеясь стать невидимой.
— Ну так как, Хелен? — настаивал он. Ретта в ярости взглянула на него:
— Вы, видимо, меня не слышали, мистер Тревис. Никто не может взять интервью у мисс Гэллоуэй без моего разрешения. А теперь убирайтесь отсюда к чертям собачьим, пока я не вызвала полицию!
Мик отвратительно ухмыльнулся, лицо его от злости покрылось красными пятнами.
— Это будет большой ошибкой, леди. У Хелен есть несколько скелетов в шкафу, и если она не хочет, чтобы об этом узнал весь мир, ей лучше поговорить со мной.
После минуты напряженного молчания Ретта двинулась на Мика, сжав кулаки.
— Засунь свои угрозы в задницу и уматывай отсюда, приятель!
Мик был явно удивлен, что попытка их напугать провалилась. Казалось, такого отпора он не ожидал. Его лицо перекосилось от ярости, но он так и не смог выговорить ничего членораздельного.
— И не вздумай возвращаться! — прошипела Ретта сквозь стиснутые зубы. — Будь уверен, я тебя к Хелен не подпущу.
Мик снова не нашелся, что сказать. Похоже, он сильно недооценил мощь противника и теперь не знал, как поступить. Он с ненавистью посмотрел на Ретту и снова уставился на Хелен..
— Ты об этом пожалеешь! — прорычал он. — Когда я узнаю, что случилось с Риком Конти, я тебя прищучу, будь уверена!
Бросив последний злобный взгляд на Хелен, он оттолкнул Ретту и пошел к своей машине. Через несколько секунд красный «Корветт» исчез в клубах пыли.
Некоторое время Ретта в растерянности молча стояла на солнце, грудь ее вздымалась. Затем в ней будто что-то включилось, и она бросилась к Хелен.
— Бог мой, как ты?
Хелен била крупная дрожь. Ей казалось, что голос Ретты, слабый и неясный, доносится с очень большого расстояния. Она попыталась понять, что она говорит, но в голове все путалось.
— Все в порядке, Хелен. Он уехал.
Хелен так ослабла, что могла только кивнуть. Ретта помогла ей выйти из машины и повела в дом.
Хелен позволила Ретте усадить ее на диван в гостиной, но внезапно этот дом, который она всегда считала своим убежищем, перестал казаться безопасным.
— Теперь все хорошо, — приговаривала Ретта, садясь рядом с ней на диван. — Не обращай внимания.
Ее доброта проникла глубоко в душу Хелен, но не успокоила, наоборот, напомнила, как ей нужен Сет. Она никогда не нуждалась в нем больше, чем сейчас, а он находился за тысячи миль от нее. Ее снова охватила паника, и она вцепилась в Ретту, как испуганное животное.
Они сидели так долго-долго. Солнце, светившее в окна, стало бледнее, и прохладный ветерок шевелил легкие занавески. Наконец Ретта отодвинулась и заговорила:
— Нам надо что-то придумать, Хелен. Я хочу, чтобы ты сегодня поехала со мной.
Хелен медленно покачала головой:
— Нет, я здесь лучше себя чувствую. Ты не сможешь со мной остаться, Ретта?
— Разумеется, если ты этого хочешь. Завтра мы наймем телохранителя и нескольких охранников. В следующий раз, если этот Тревис вздумает к тебе приставать, мы должны быть во всеоружии.
Хелен поежилась. Что, если Мик Тревис прячется где-нибудь в пустыне и ждет темноты, чтобы пробраться в дом?
— Ты думаешь… он вернется?
Ей показалось, что в глазах Ретты мелькнуло сомнение, но голос ее прозвучал бодро:
— Возможно, но на этот раз он не застанет нас врасплох. Этот козел никогда не сумеет к тебе приблизиться, Хелен.
Хелен ужасно хотелось ей верить, но холодные пальцы страха продолжали сжимать ее сердце. Вдруг Мику Тревису все-таки удастся застать ее одну? Страшно подумать, что она может выболтать, если ее подсознание внезапно возьмет верх и ужасные видения ночных кошмаров вырвутся наружу. Она закрыла лицо руками, и Ретта нахмурилась:
— Хелен, скажи мне, чего ты так боишься? Хелен задрожала, сжав тонкие руки на коленях.
— Несколько лет назад в доме моей матери случилось нечто очень странное. Исчез один человек… — Ее голос был еле слышен. — Я помню только отдельные моменты — и то не уверена, все ли это было на самом деле.
— Что ты хочешь сказать?
— Мои кошмары… Реальность путается с моими кошмарами!
Ретта совсем помрачнела.
— Что известно Тревису?
Хелен пожала плечами и, запинаясь, промолвила:
— Мне кажется… он думает, что Рика Конти убили.
— Так его убили?
— Нет! Я не знаю… — Она прижала пальцы к вискам, чувствуя, как в них пульсирует боль. — Я не помню.
Ретта молча обняла ее и слегка покачивала, пока Хелен не перестала плакать. Потом отвела ее в спальню и уложила в постель. Хелен попробовала заснуть, но стоило Ретте уйти из комнаты, как глаза ее открылись, и перед ее мысленным взором возник Мик Тревис. Она изо всех сил боролась с кошмарами, но они все плотнее окутывали ее, и наконец она не вытерпела, встала и проскользнула в ванную комнату.
Открывая аптечку, Хелен увидела свое отражение в зеркале и помедлила. Она выглядела как безумная с налитыми кровью, опухшими глазами. Но она поспешно отвела взгляд и дрожащими руками открыла запрещенный флакон с таблетками.
Все разумные мысли оставили Хелен, когда она жадно глотала белую таблетку и запивала ее стаканом воды. Ею двигала примитивная потребность получить передышку от боли. Все остальное значения не имело.
Мик Тревис сидел за своим письменным столом и кипел от злости — только что он страшно поругался с главным редактором. Все сроки на книгу о Бренде Гэллоуэй вышли; или он сдает рукопись, или издатель подает на него в суд за нарушение контракта.
Мик вспоминал, как потратил целый месяц на попытки встретиться с Хелен Гэллоуэй. Он был уверен, что под давлением она обязательно расколется, но подобраться к ней оказалось невозможно из-за целого взвода телохранителей. Мик потерпел неудачу, книжка вышла так себе, и он горел желанием отомстить.
Но в данный моменту него не было другого выбора, как сдать книгу в издательство без самого кульминационного эпизода. Вместо сенсационного разоблачения убийства его книге суждено стать в ряд с другими скандальными биографиями знаменитостей. Его не утешало даже то, что он на ней неплохо заработает.
Мик был уверен, что Рика Конти убили. Теперь он понимал, что завораживало Эдвардса в этом деле. Было что-то крайне интригующее в мысли о том, что известная актриса и четыре юные девушки убили человека и держали это в тайне долгие годы. Что-то, возбуждающее фанатичное желание разоблачить их. Но, по крайней мере, на данный момент они были для него недоступны.
Он раздраженно вложил в машинку лист бумаги и принялся за последнюю главу своей книги. Но мысли его по-прежнему были прикованы к пяти прекрасным женщинам, которых он считал безжалостными убийцами.




Часть V
Зима 1979 — 1980 года



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100