Читать онлайн Страх разоблачения, автора - Стэнтон Лорейн, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэнтон Лорейн

Страх разоблачения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

— Твою передачу про Мисс Америку я выкидываю. Диана удивленно взглянула на Эда Блейка и заметила триумф в его глазах.
— Почему?
— Потому что никто не просил тебя брать интервью у этих идиоток, которые устроили митинг протеста на улице. Ты превратила репортаж в крестовый поход феминисток!
Диана попыталась справиться с бушующим внутри ее гневом.
— Я просто добавила немного глубины в этот пустячок. Что в этом плохого?
Эд пересек комнату и остановился прямо напротив ее стола, явно намереваясь унизить ее.
— Никто не захочет смотреть это дерьмо. Ты думаешь, фермерам из Айовы есть дело до группы лесбиянок, сжигающих свои лифчики? Черта с два! Им требуется американская традиция.
— Значит, скормить им очередную дозу вранья? Будет тебе, Эд! Этим женщинам на улице есть что сказать по поводу конкурсов красоты, и они тоже имеют право быть выслушанными.
— Ерунда, — отрезал Эд. — Я отправляю твой репортаж в мусорную корзину, и в следующий раз, когда тебе в голову взбредет очередная гениальная идея, вспомни, во что обойдется каналу это твое маленькое фиаско. Надеюсь, это тебя остудит.
Диана почувствовала свою полную беспомощность. После того, как полтора года назад его сделали исполнительным продюсером, Эд весьма эффективно пресек все контакты между сотрудниками и начальством. Теперь это самое начальство целиком полагалось на его версию событий, и каждый, кто пытался выступать против него, оказывался безработным. За очень короткий период времени он устроил себе на студии постоянную и очень удобную нишу.
— Ты поступаешь неразумно, Эд, — сказала она, понимая, что все бесполезно, но не сумев удержаться от последней попытки.
Он круто повернулся к ней, его лицо исказил гнев.
— С кем ты, черт побери, разговариваешь?! Одно мое слово — и ты вылетишь отсюда со свистом!
— Я знаю.
— Тогда кончай выкобениваться. Я ставлю тебя на передачу о пластической хирургии. Постарайся показать, на что ты способна. — Он даже не потрудился поинтересоваться ее реакцией, просто захлопнул за собой дверь.
Диана прижала пальцы к вискам, пытаясь унять головную боль. Передача о пластической хирургии была еще одной пустышкой, повествующей о том, как «богатые и знаменитые» ликвидируют целлюлит на бедрах или избавляются от носа картошкой. Именно такие передачи в последнее время и поручал ей Эд. Она была помощником продюсера, но Эд строго следил за тем, чтобы ей не доставалось ничего важного. Такие передачи поручались мужчинам, которые пресмыкались перед ним. Если при Джордане Карре существовала хоть какая-то справедливость, то теперь Эд играл по своим собственным правилам. Он повышал или понижал сотрудников в должности абсолютно произвольно, и к компетенции это не имело никакого отношения. По правде говоря, единственное, чего Диана так и не сумела понять, — это почему он позволил ей остаться после ухода Kappa и даже не понизил в должности. Впрочем, Эд явно получал садистское удовольствие, издеваясь над ней, так что она постоянно пребывала в напряженном ожидании конца своей карьеры. От этих невеселых мыслей ее отвлек стук в дверь.
— Войдите! — крикнула Диана и обрадовалась, увидев свою секретаршу Энджи с большим пакетом в руках.
— Значит, так, тут у нас два блинчика с яйцом и рис со свининой.
— Спасибо. Присоединишься?
— Я думала, вы умираете с голода…
— Уже нет. Эд забраковал передачу про Мисс Америку.
— Господи! Подождите, сейчас принесу тарелки.
Пока Энджи бегала на кухню за тарелками, Диана испытывала некоторое удовлетворение. То, что она взяла на работу Энджи, было маленьким бунтом, одной из ее немногих побед в длинной и утомительной войне с Эдом Блейком. Вместо того чтобы взять в секретарши свеженькую (и неопытную) девушку, только что из колледжа, она предложила работу коренастой, грубоватой и энергичной Энджи, которая родилась и выросла в Ист-Сайде и которая печатала быстрее, чем целая армия юных красоток. Эд ее ненавидел, но Диана обнаружила в Энджи острый ум и прямоту и ни разу не пожалела, что взяла ее на работу.
— Ладно, теперь рассказывайте, что случилось, — сказала Энджи, входя в комнату с тарелками и приборами.
— Эд обвинил меня в дискредитации американской традиции. Он утверждает, что никто не захочет смотреть, как «какие-то идиотки сжигают свои лифчики».
— Так он все вырезал?
— Ты правильно поняла. Энджи сморщила нос:
— Какой придурок! Я знала, что он готовит какую-то пакость. Он всю неделю ходил с таким странным видом, как будто вот-вот кончит в первый раз за десять лет.
Диана рассмеялась и положила по две ложки риса и по блинчику на каждую тарелку.
— Сомневаюсь, что он вообще на это способен.
— Неправда. Я слышала, что он пользует Пэт Рейнольде из машбюро.
— Ты шутишь! Зачем ей такой старый слизняк, как Эд? Энджи проглотила ложку риса.
— Как зачем? А повышение?
— Господи, да я лучше пошла бы полы мести! Энджи кивнула и положила себе еще жареного риса.
— Таким мужикам, как Эд, нельзя доверять. На сколько вы готовы поспорить, что он ее не повысит?
Диана отломила кусочек блинчика, но есть ей действительно расхотелось. Она слишком разозлилась на Эда, а кроме того, в последние пару недель ее то и дело начинало тошнить.
— Слушайте, вы в порядке? — забеспокоилась Энджи. — Что-то вы вдруг побледнели.
— Тошнит почему-то.
— Опять? Это уже третий раз за неделю! Вам надо пойти к врачу.
— Это все стресс.
— Вы тут каждый день испытываете стресс, так и до язвы недалеко. Идите домой, отдохните как следует.
Диана покачала головой, но мысль пойти домой и растянуться на постели показалась ей очень привлекательной.
— У меня сегодня есть встречи?
— Ничего такого, чего нельзя было бы перенести. Идите домой и расслабьтесь.
Стоило Диане сесть на виниловое сиденье такси, как тошнота прошла, но злость не утихла. Каждый раз, думая об Эде Блейке, она ругала себя за то, что терпит его издевательства. Разве стоили ее амбиции двенадцатичасового рабочего дня и постоянных надругательств? Но она так любила свою работу, что отказаться от нее было выше ее сил.
Потом она стала думать о Джоуэле и их браке, который так замечательно начинался и сулил столько надежд, но который теперь медленно распадался. Ее постоянные стрессы на работе не прошли даром: она стала все чаще срываться на Джоуэла. Их теплые отношения превратились в прохладное безразличие, прерываемое время от времени бурными ссорами. Диана постоянно давала себе обещание сделать все, чтобы сохранить брак, но ей никак не удавалось наладить их отношения. Правда, теперь они, по крайней мере, жили лучше. Ее повышение дало им возможность снять более удобную квартиру, хотя здание было далеко не роскошным. Все бы ничего, вот только Джоуэл очень близко к сердцу принял тот факт, что она в состоянии платить за эту квартиру…
Когда водитель остановился на углу и Диана, расплатившись, вышла из машины, ноги еле держали ее. Может быть, дело не только в том, что она слишком много работает? Но мысль о болезни так напугала ее, что она быстро ее отбросила, решив, что все дело в растрепанных нервах.
Войдя в квартиру, она поморщилась от оглушительного звука телевизора. Джоуэл валялся на диване, уставившись в экран и держа в руке недоеденный бутерброд. На животе у него покачивалась переполненная окурками пепельница. Диана попыталась скрыть свое раздражение, но беспорядок в квартире и бездельничающий Джоуэл вывели ее из себя.
— Почему ты дома? Я полагала, ты встречаешься со своим агентом.
Он на секунду приподнял голову, потом снова уставился в телевизор.
— Не было смысла ехать. Я ему позвонил.
— Ну, и что же теперь?
— На этой неделе — ничего.
— А на следующей?
— Слушай, отстань! Я хочу посмотреть передачу.
Вне себя от ярости, Диана прошагала через комнату, подошла к телевизору и выключила его.
— Джоуэл, за последние четыре месяца ты не работал ни одного дня. За четыре месяца!
— Ну и что? Зато ты работаешь за двоих.
— По-твоему, это справедливо?
Он пожал плечами, избегая ее взгляда.
— Берни говорит, что сейчас затишье. Потом будет лучше.
Диана устало опустилась в кресло.
— Когда? Ты же не можешь вести этот растительный образ жизни до конца дней своих!
— А в чем дело? Тебе надоело содержать бездарного мужа?
Ей хотелось наброситься на него, признаться, что ей опостылело смотреть, как он проматывает жизнь на несбыточные мечты и пустые обещания, но слова застряли у нее в горле. Она знала: ему и так плохо.
— Ты же знаешь, я говорю об этом не из-за денег, — осторожно начала Диана. — Но мне больно смотреть на тебя, когда ты такой мрачный и подавленный.
Он злобно рассмеялся:
— Это та плата, которую приходится платить мужчинам на содержании. У меня нет гордости.
— Так сделай же что-нибудь! Кругом полно работы!
— Слушай, кончай с этими идиотскими разговорами, черт возьми! Я же не ребенок, в конце концов…
— Тогда не веди себя как ребенок!
Он вскочил и уставился на нее злыми глазами.
— А ты, оказывается, порядочная стерва!
Диана вздрогнула, как будто он ее ударил. В его голосе было столько злобы и ненависти; он вдруг показался ей абсолютно чужим человеком, злобным двойником Джоуэла. Она посмотрела на него в надежде увидеть хотя бы намек на сожаление, но его лицо застыло в злобной маске. На глаза ее навернулись слезы, и она побежала в спальню, где упала на кровать и горько разрыдалась.
Через час Джоуэл тихо вошел в комнату и сел рядом. Сначала Диана сделала вид, что спит, но он продолжал смотреть на нее, и она неохотно открыла глаза.
— Что ты хочешь?
— Если бы я знал, ясноглазка! Мне бы так хотелось знать, как сделать нас обоих счастливыми…
Он был бледен, глаза блестели от недавних слез. Диана вдруг почувствовала себя совершенно беспомощной — перед ним, перед собой, перед жизнью.
— Ну почему, Джо? Почему мы так несчастливы? Джоуэл пожал плечами:
— Очевидно, моя старая мамочка была права: я неудачник.
— Ничего подобного!
— Хватит, Диана, не надо вранья, ты совершила ошибку, выйдя за меня замуж. Признайся в этом себе и начни жизнь по-своему.
— Но моя жизнь — это ты. Я люблю тебя, Джо! Он вздохнул и потер глаза.
— Ты любишь мечту, человека, который никогда не существовал. Посмотри на меня хорошенько, разгляди, что я на самом деле собой представляю. Если ты будешь держаться за меня, я утащу тебя вместе с собой вниз.
Диана содрогнулась при мысли о возможности потерять его и схватила его за руку.
— Мы все исправим. Я знаю, у нас получится. Надо только попытаться…
— Ты обманываешь себя, ясноглазка. Когда-нибудь ты проснешься и почувствуешь, что ненавидишь меня. Мы же съедаем друг друга живьем!
Диане неожиданно пришло в голову, что Джоуэл пытается облегчить свою совесть и сделать так, чтобы инициатива исходила от нее.
— Ты кого-нибудь встретил? В этом все дело? Он хрипло рассмеялся:
— Да кому я нужен? — Заметив, что его слова обидели Диану, он ласково коснулся ее щеки. — Я тебя люблю. Никого у меня нет и не было.
— Тогда мы все переживем. Мы все еще любим друг друга. Нам есть с чего начинать.
Диана делала все возможное, чтобы наладить отношения в семье. Она не обращала внимания на грубость Джоуэла и его упорное нежелание подыскать хоть какую-нибудь работу, изо всех сил старалась ему помочь. Внешне все выглядело нормально: они регулярно занимались любовью, много времени проводили вместе, разговаривали и смеялись, но где-то совсем близко притаилась опасность. Джоуэл слишком часто бывал в плохом настроении, и порой она ловила на себе его взгляд, который ей не нравился, — как будто он хотел сказать что-то важное, но не мог подобрать слова. И все же Диана цеплялась за иллюзию, что с ее браком все в порядке, что все неурядицы временны.
Она могла бы так обманывать себя бесконечно долго, если бы однажды Энджи все же не заставила ее пойти к врачу.
— Вы беременны, миссис Эллиот, — с улыбкой сообщил ей пожилой добродушный доктор.
— Но это невозможно! Я всегда ношу диафрагму…
— Никакие средства не дают стопроцентной гарантии. Мне очень жаль, что это оказалось для вас неожиданностью, но вы определенно беременны.
У Дианы все плыло перед глазами.
— Но это… Господи, какие вовремя! Мой муж… Доктор взял ее за руку и ласково сказал:
— Вот увидите: когда ваш муж привыкнет к этой мысли, он будет в восторге. Ребенок необыкновенно благотворно влияет на брак.
Диана смотрела на него, поражаясь его бесчувственности. С чего, интересно, он взял, что все мужчины приходят в восторг от перспективы стать папашей? Доктор широко улыбался ей, как добрый дедушка, и внезапно она возненавидела весь мужской пол.
Однако пока Диана добиралась до дома, ярость сменилась растущим чувством удивления — и надеждой. Она представила себе ребенка, которого они с Джоуэлом сотворили, и все ее сомнения исчезли. Ей наверняка удастся его убедить, что ребенок — это та ответственность, которую стоит взять на себя, что это драгоценный дар, который надо ценить. Она сумеет создать теплое и безопасное гнездышко для своего ребенка.
Когда Диана вошла в квартиру, Джоуэл распевал в душе, и она вздохнула с облегчением. По крайней мере, он вроде в хорошем настроении. В свой плохой день он вполне мог возмутиться, не оценить перспективы своего будущего отцовства. Так что, наверное, это судьба.
Джоуэл вышел из ванной с улыбкой.
— Я получил номер, ясноглазка! Как насчет того, чтобы пойти завтра в «Деревенский кабачок» и взглянуть на выступление своего муженька?
— «Деревенский кабачок»? Потрясающе! Как же это получилось?
— Замена в последнюю минуту. Какой-то бедолага попал в больницу, и Берни договорился о моем выступлении.
Диана улыбнулась:
— Я с удовольствием пойду. Но у меня тоже для тебя сюрприз.
— Какой?
— Я беременна. Джоуэл застыл на месте.
— Это плохая шутка.
— Это не шутка. Я сегодня была у врача. Именно поэтому меня последнее время тошнило.
Джо упал на диван и мрачно уставился на нее.
— Господи, только дела начали налаживаться — и вот, пожалуйста, она беременна!
— Джо, я не нарочно…
— Почему же ты ничего не сделала, чтобы этого избежать? Как ты могла быть такой дурой?
Диана так оскорбилась, что несколько секунд не могла произнести ни слова.
— Это произошло случайно. В конце концов, ты виноват не меньше меня!
Джоуэл слегка смягчился:
— Ладно, случилось — значит, случилось. Я найду врача, который поможет избавиться от ребенка.
Диана вытаращила на него глаза, машинально прижав руки к животу.
— Нет! Никогда! Что с тобой такое? Как ты можешь даже подумать о том, чтобы убить нашего ребенка?!
— А как ты можешь думать о том, чтобы его оставить? У нас нет денег, нам нечего дать этому ребенку. И как насчет твоей драгоценной работы? Думаешь, Эд Блейк станет ждать, пока ты наиграешься в дочки-матери? Очнись, Диана! Уж кто нам сейчас нужен меньше всего, так это ребенок!
Диана была в ужасе от того, что он так легко приговорил их ребенка к смерти, и не могла поднять на него глаза.
— Я никогда этого не сделаю, — твердо сказала она. Джоуэл бросился в спальню и быстро собрал свои вещи в ветхий чемодан. Затем, даже не взглянув на нее, он выбежал из квартиры, хлопнув изо всех сил дверью. Как только он исчез, Диана упала на диван, задыхаясь от слез. И все-таки она не могла поверить, что Джоуэл не вернется.
Несколько недель Диана надеялась, но в конце концов ей пришлось смириться с истиной: Джоуэл ее бросил, и она одна несет ответственность за новую жизнь, растущую внутри ее. Сначала хотелось спрятаться, как побитому животному, но она быстро поняла, что не может этого себе позволить. Большой проблемой были деньги. Ее скромных сбережений могло хватить всего на несколько месяцев, так что она непременно должна была продолжать работать. А это означало, что следует скрывать беременность от Эда Блейка как можно дольше. Как только станет видно, что она ждет ребенка, у Эда появится веская причина от нее избавиться. Канал все еще придерживался доисторических традиции, и в контрактах не было положений, предусматривающих беременность сотрудниц. Вопросы эти решались каждым начальником отдела индивидуально, так что решать ее судьбу предстояло Эду. Если она захочет сохранить работу, то, когда придет время, придется убедить его дать ей отпуск.
Поскольку Диане приходилось скрывать свою беременность от всех на канале, она с особым нетерпением ждала встречи с Рейчел. У них вошло в привычку обедать вместе по субботам, и Диана всю неделю предвкушала возможность поделиться своими проблемами с близким человеком. Теперь они сидели на ее ветхой тахте, ели пиццу с перцем и болтали.
— От Джоуэла ничего?
— Нет, тут все кончено. Я уже могу спокойно об этом говорить.
— Жалкий подонок! Я надеюсь, ты потребуешь с него алименты?
Диана покачала головой:
— Зачем? У него все равно нет денег.
— Тогда пусть найдет работу! Ты слишком добра к людям, Диана. Этот парень попользовался тобой, так пусть хоть алименты платит.
Диана откинулась на подушки и положила ноги на журнальный столик.
— Овчинка выделки не стоит. Я не хочу его видеть. Никогда.
— А как же ребенок? Он тоже должен нести за него ответственность!
— С его точки зрения, нет. Он выполнил свою обязанность, предложив устроить мне аборт.
Рейчел бросила недоеденный кусок пиццы назад в коробку и закурила сигарету.
— Как ты могла так долго его терпеть, черт возьми?
— Я его любила, — призналась Диана. — Наверное, чересчур. Я прямо-таки напрашивалась на роль козла отпущения.
Рейчел тяжело вздохнула и покачала головой:
— Почему мы, женщины, всегда берем вину на себя? В данном случае ты жертва, не забывай!
— Но я — добровольная жертва. Джо как-то сказал, что мы съедаем друг друга заживо. Наверное, он был прав. Но даже когда все было ужасно, мне и в голову не приходило, что он может меня бросить. И я не думала, что это будет так больно…
Рейчел порывисто обняла ее:
— Как жаль, что я ничем не могу тебе помочь! Диана рассмеялась и вытерла мокрые глаза.
— Где же твоя волшебная палочка?
— Потеряла где-то.
Печаль в голосе Рейчел поразила Диану.
— Что случилось? Что-то с Брайаном?
— Слушай, у тебя самой хватает проблем. Куда тебе еще мои беды?
Диана хотела было возразить, но тут на кухне зазвонил телефон, и она кинулась туда, все еще втайне надеясь, что это Джоуэл. Когда она вернулась в комнату, лицо ее было серым.
— Это Хелен. Вчера умерла Бренда. От инсульта.
— Господи! Это произошло неожиданно? Она что, свалилась замертво?
— Нуда. В Испании. Во время вечеринки. Все решили, что она пьяна, и позвали доктора только через несколько часов.
Рейчел вскочила на ноги и принялась ходить по комнате.
— А как Хелен?
— Вроде ничего. Странно: мне показалось, что она совсем не расстроена. Я сказала, что мы можем прилететь на похороны, но она отказалась. Говорит, время неудачное — она занята на съемках.
Рейчел нахмурилась:
— Трудно представить Бренду мертвой. Знаешь, я всегда боялась, что ей захочется очередного скандала, и она выболтает все, что случилось с Риком.
— Ты ни разу мне об этом не говорила.
— Я вообще старалась об этом не думать, но мне все время представлялось, как я встаю утром, а наши имена огромными буквами на первой полосе «Тайме». Слава богу, теперь все позади.
Диана в изумлении взглянула на нее:
— Позади? Да это никогда не кончится! Любая из нас может проговориться. Или кому-то придет в голову начать раскапывать этот колодец?.. Я могу придумать тысячу причин, по которым все может выйти наружу.
Рейчел вздохнула и села на диван.
— Пожалуй, ты права. Кроме того, что б ни случилось, нам всем предстоит нести бремя вины…
— Ты часто об этом думаешь? Рейчел кивнула:
— Эти мысли всегда у меня в голове.
— У меня тоже.
Они замолчали. Через несколько минут Рейчел сказала:
— Слушай, мне пора. Мы с Брайаном встречаемся в библиотеке.
Диана вдруг подумала, что они с Рейчел никогда не обсуждали Брайана — слишком тяжела была их общая тайна.
— Тогда увидимся наследующей неделе, — сказала она.
— Пойдем в китайский ресторан. Я угощаю.
Диана проводила Рейчел до дверей, чувствуя, как в ней нарастает беспокойство. Пусть Бренда Гэллоуэй умерла, но тайна будет жить в их душах подобно злокачественной клетке, готовой вырваться на свободу.
Через месяц Диана поняла, что бесполезно пытаться скрыть свою беременность, — слишком уж многозначительно на нее поглядывали. Эд Блейк пристально смотрел на нее, безмерно портя ей тем самым жизнь. В конце концов она решила, что ей ничего не остается, кроме как признаться, и уже затем бороться за то, чтобы удержаться на работе.
С трудом натянув на себя свой любимый бежевый костюм, она позволила себе такую роскошь, как взять такси до работы. Ей требовалось быть в хорошей форме: если Эд почувствует ее неуверенность, ей придется еще труднее. Казалось, он получает истинное удовольствие, когда его подчиненные попадают в неловкое положение.
Прибыв на студию, она отправилась прямиком в шикарный офис, который Эд выделил для себя. Поскольку секретарши на месте не оказалось, она постучала в дверь.
— Входи, Диана, — сказал он. — В чем дело? Проходя через комнату и усаживаясь в низкое кожаное кресло, Диана чувствовала себя так, будто ее выставили напоказ. Эд умел так смотреть на нее, что она ощущала себя непривлекательной, особенно сейчас, когда живот уже слегка выдавался.
— Мне надо поговорить с тобой по личному вопросу, — сказала она.
Он взглянул на часы и нахмурился:
— Только побыстрее. Через десять минут у меня совещание.
Это был известный прием, и Диана посмотрела ему прямо в глаза, стараясь выглядеть уверенной.
— Я беременна. Через несколько месяцев мне понадобится короткий отпуск. Самое большее, шесть недель.
Эд откинулся в кресле, явно наслаждаясь ее дискомфортом.
— Шесть недель? Как ты собираешься обойтись этим временем?
— Я буду работать до самых родов.
— Ерунда! Мне вовсе не улыбается видеть тебя здесь с огромным пузом; Это ведь телевизионная студия, черт побери.
— Какое это имеет значение? Мне ведь не нужно будет появляться на экране. Я все равно могу прекрасно справляться со своей работой.
Поглаживая пальцами пресс-папье из яшмы, Эд пожал плечами.
— Беременной женщине не место в офисе, — отрезал он.
— Будет тебе, Эд, это же смешно! Большинство компаний предоставляет отпуска по беременности. Почему я должна из-за этого бросать работу?
В других обстоятельствах Диана призналась бы, насколько важно для нее сохранить работу. Но, зная Эда, она не хотела давать ему в руки дополнительные рычаги давления. О своем разрыве с мужем она рассказала только нескольким подругам и надеялась, что Эд об этом не знает.
Но его следующие слова лишили ее последней надежды.
— А что твой муж? — спросил он. — Поверить не могу, что он одобряет работу в таком состоянии.
Диана понимала, что обманывать его бессмысленно: он все равно обо всем узнает, если захочет.
— Мы с Джоуэлом разошлись, — тихо сказала она. Эд на пару секунд склонил голову, что, по-видимому, должно было изображать сочувствие, но Диана успела заметить довольный блеск его глаз.
— Значит, тебе нужна твоя работа, чтобы платить за квартиру, — сказал он.
Она кивнула, ненавидя его за это очередное унижение.
— Тебе надо было с самого начала мне все рассказать, Диана, — сказал он, широко улыбаясь. — Уверен, мы что-нибудь придумаем.
Он замолчал, и Диана поняла, что он ждет, когда она рассыплется в благодарностях. Но слова застряли у нее в горле. После нескольких минут напряженного молчания Эд продолжил:
— Разумеется, я теперь не смогу посылать тебя на задания: начальству это не понравится. Но и здесь, в офисе, полно работы. Ну а после того, как ты родишь, мы посмотрим, что можно будет изменить.
Хотя внешне предложение выглядело более чем щедрым, Диане хватило минуты, чтобы сообразить, что он задумал. Фактически Эд понижал ее в должности, и не было никаких гарантий, что она когда-либо снова сможет функционировать в качестве помощника продюсера. Она была в бешенстве, но пришлось согласиться — по крайней мере, временно. Диана пообещала себе, что, как только ребенок родится, она вступит в борьбу с Эдом и постарается во что бы то ни стало победить его.
— Спасибо, Эд, — еле выговорила она. — Я ценю твое отношение.
Эд внимательно посмотрел на нее, и она поняла, что он точно знает, о чем она думает и как он ей противен.
— Я рад, что смог тебе помочь. Но мне надо бежать, а то опоздаю на совещание.
Пока Диана выходила вслед за ним из офиса, ей в голову пришла неприятная мысль. Эд наверняка считает, что она теперь у него в долгу, и будет ждать, что она начнет пресмыкаться перед ним подобно очень многим сотрудникам студии. Она не сомневалась, что в один прекрасный день он потребует расплаты за свою сомнительную доброту…
Иногда Диана удивлялась, как ей удалось вынести оставшиеся недели беременности. Она страшно уставала, постоянно пребывала в депрессии, расстраивалась, что Джоуэл ей ни разу даже не позвонил. Все вышло не так, как она мечтала. Только мысль о ребенке заставляла ее держаться.
Когда холодным зимним вечером начались схватки, Диана сама вызвала такси, чтобы ехать в больницу. Съежившись на заднем сиденье и превозмогая боль, она вдруг почувствовала себя ужасно жалкой и одинокой.
Но когда все осталось позади и врач положил ей на руки крошечную девочку, ее охватила такая любовь, такое сладкое, пронзительное чувство, что она забыла о всех своих страданиях. Тихонько покачивая дочь, она поклялась, что маленькая Кэрри получит всю любовь и заботу, в которых нуждается, не ребенок не пострадает из-за того, что их бросил Джоуэл!
Через три дня Рейчел забрала Диану и верещащую Кэрри из больницы и отвезла их домой. Уложив Кэрри в кроватку, Диана осторожно села на диван и вздохнула:
— Господи, как я рада, что все прошло благополучно! Эти последние недели я так нервничала…
— Ничего удивительного. Тебе же не на кого было положиться.
Диана кивнула, машинально поглаживая одеяльце, которое держала в руках.
— Конечно, мне было трудно без Джоуэла, особенно во время родов. Но ведь я справилась! Теперь я уверена, что смогу воспитать Кэрри одна.
— Ты будешь замечательной мамой, — уверила ее Рейчел. — И, кто знает, может быть, ты еще встретишь своего мужчину…
Диана нахмурилась и покачала головой:
— Не думаю. После ошибки, которую я совершила с Джоуэлом, я никогда снова не смогу доверять себе. Наверное, я не слишком хорошо разбираюсь в людях. Вижу только то, что хочется видеть.
— Почему ты всегда так жестока к себе? Ты не должна всю оставшуюся жизнь ходить в рубище и посыпать голову пеплом только потому, что Джоуэл оказался подонком.
Диана не успела ответить — раздался звонок в дверь. Она недоуменно пожала плечами, встала и направилась в маленькую прихожую. Когда она открыла дверь, молодая девушка-посыльная одарила ее сияющей улыбкой.
— Вы Диана Эллиот?
Диана кивнула, и девушка протянула ей тонкий конверт.
— Я приходила пять раз за последние четыре дня. Начала уже думать, что так вас и не поймаю. Распишитесь, пожалуйста, вот здесь.
Диана расписалась на бумажке, которую протянула ей посыльная. Ее охватило дурное предчувствие. Сначала она подумала, что Эд Блейк все же уволил ее, но, заметив странный обратный адрес на конверте, отмела эту возможность. Вернувшись в гостиную, она снова села на диван, нервно теребя конверт.
— Представить не могу, что это такое.
Когда Диана наконец вскрыла конверт и пробежала аккуратно напечатанное письмо, ее пробрала дрожь.
— Это от Джоуэла. Он подает на развод.
— И на каком же основании?
— Никогда не слышала такой формулировки. «Интеллектуальная жестокость».
Рейчел впала в ярость.
— Он совсем рехнулся! Ты не должна ему спускать такие выходки!
Диана, внезапно почувствовав страшную усталость, прилегла на диван и закрыла глаза.
— Какая разница?
— Почему ты должна брать вину на себя? Найди адвоката и обвини его в том, что он тебя бросил. Бог мой, поверить невозможно, что он на такое решился!
Одна мысль о сцене в суде наполнила Диану ужасом, но она понимала, что Рейчел права. Она лишь подпишется под своим поражением, если не попробует защищаться и позволит Джоуэлу публично обвинить ее в интеллектуальной жестокости.
— Наверное, мне действительно следует поговорить с адвокатом.
— Я попрошу Брайана кого-нибудь найти. Как только Джоуэл увидит, что ты собираешься сопротивляться, он сразу даст задний ход.
Диана тяжело вздохнула. Как она могла так ошибиться в Джоуэле? Она его любила, доверяла ему — и теперь осталась одна с ребенком и вынуждена защищаться от самого близкого человека… Ну что ж, никогда больше она не будет вести себя так глупо, никогда не позволит иллюзии любви обмануть себя. У нее есть Кэрри и работа, они станут всей ее жизнью, и никто больше не сможет причинить ей боль.
Мик Тревис ненавидел больницы — этот запах антисептики, которому никогда не удавалось полностью скрыть запах болезни и смерти. Страх и обреченность, казалось, пропитывали все вокруг. Но он должен был навестить своего старого друга Ральфа Эдвардса. Ральф умирал, и как ни старался Мик избежать встречи лицом к лицу со смертью, совесть не позволяла ему отказать другу в последней просьбе.
Пробираясь по многочисленным коридорам больницы, Мик старался не обращать внимания на отрешенные улыбки медсестер. Они напоминали ему, что он тоже смертен и скоро может оказаться на одной из этих коек, испуганный и одинокий.
Когда он вошел в палату, Эдварде спал, и Мик замер на месте, не в силах заставить себя подойти к кровати. Эдварде превратился в скелет, присоединенный проволочками к разным приборам. Щеки ввалились, кожа приобрела неприятный желтый оттенок. И запах! В комнате просто некуда было деваться от запаха гниющей плоти. Мику очень хотелось повернуться и сбежать, но тут Эдварде открыл глаза и улыбнулся.
— Мик, ты пришел. Я знал, что ты придешь…
Мик все-таки заставил себя подойти поближе и улыбнулся, стараясь скрыть свой ужас и отвращение.
— А как же! Я пришел, как только получил твое письмо. Как ты себя чувствуешь?
— Как в аду, но скоро все кончится. Рак печени сжигает быстро.
Мик задыхался, на верхней губе выступили капли пота, в ушах странно звенело. Он боялся грохнуться в обморок, поэтому поскорее сел на стул.
После длинной паузы Эдварде покачал головой и сказал:
— Наверное, неприятно видеть меня таким. Я уж и позабыл, как погано выгляжу…
Вместо того чтобы опровергнуть эту правду, Мик сидел, хватая ртом воздух, пока дурнота не прошла.
— Черт, извини меня, — пробормотал он.
— Пустяки, — нетерпеливо сказал Эдварде. — Мне надо кое-что тебе сказать, пока эти чертовы лекарства меня снова не усыпили. Достань конверт из верхнего ящика вон того стола.
Мику наконец удалось взять себя в руки. Он достал конверт и в недоумении уставился на него.
— Это дело Конти, — прохрипел Эдварде. — Мне так и не довелось узнать, что с ним случилось, но я хочу, чтобы ты продолжил поиски. Раскрой это дело за меня, Мик.
Мик уже много месяцев вообще не вспоминал о Рике Конти и о деле, которое когда-то так заинтересовало его. Он удивился, что Эдварде все еще одержим этим делом, и даже подумал, не повредился ли он рассудком.
— Откуда у тебя эта папка, Ральф? Это же собственность полицейского управления.
Приступ кашля сотряс исхудавшее тело Эдвардса, и прошло несколько минут, прежде чем он снова смог заговорить.
— Я забрал ее, когда городской совет выставил меня из офиса, — сказал он еле слышно. — Рик Конти никого больше не интересовал. Я был единственным, кто пытался отыскать бедолагу. Теперь твоя очередь.
Мик смотрел на приятеля, и жалость жгла его сердце.
— Ты же знаешь, что я очень занят, Ральф. У меня полно проектов, хватит на несколько ближайших лет.
— Но подумай, какую книгу ты сможешь написать! Расследование убийства, связанное со звездой Голливуда.
— Убийства? У тебя нет доказательств, что Конти убили.
— У меня нет. Но где-то эти доказательства есть. Поищи как следует, и найдешь.
Мик задумчиво поглаживал подбородок, ощущая знакомое замирание в душе. Это было похоже на вдохновение — непреодолимый порыв, который заставлял его сломя голову бросаться в очередное расследование. Бренда Гэллоуэй была мертва, но вся ее жизнь состояла из серии шумных скандалов, а эта история об исчезнувшем любовнике могла вызвать дополнительный интерес читателей. Ее биография могла превратиться в потрясающий бестселлер.
— Я возьму папку, но ничего не обещаю, — сказал он. — Посмотрим, как пойдет дело.
Эдварде устало улыбнулся, но глаза его вдруг заблестели.
— Ты это сделаешь. Жаль, что меня не будет, когда зачитают приговор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн

Разделы:
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн


Комментарии к роману "Страх разоблачения - Стэнтон Лорейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123

Часть II

4567

Часть III

891011

Часть IV

12131415

Часть V

16171819202122232425Эпилог

Rambler's Top100