Читать онлайн Важна только любовь, автора - Стэндарт Пэтти, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Важна только любовь - Стэндарт Пэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Важна только любовь - Стэндарт Пэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Важна только любовь - Стэндарт Пэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стэндарт Пэтти

Важна только любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

С самого его приземления в Далласе идет дождь. Взятая напрокат новенькая машина пахнет маслом и пластмассой. Каттер оставил окно открытым, несмотря на дождь, — пусть выветрятся химические запахи и в салон проникнет городской смог. Рядом с ним на сиденье — карта, сложенная так, чтобы выделить район между Далласом и Форт-Уортом.
Он проехал Альпийские Луга где-то около полудня. Ряды жилых фургонов перпендикулярны гравиевой дороге, которая начинается от двухполосного шоссе по нему он ехал. Единственный замеченный им луг был покрыт пожухлой травой, и на многие километры к северу больше ничего альпийского он не заметил. Свернул к ряду фургонов, под колесами шуршал гравий. Через заливающие стекло струи дождя Каттер старался рассмотреть цифры на почтовых ящиках вдоль дороги кое-где они почти стерлись.
Кенди Лейтон жила около девятьсот сорок пятого номера, в бежевом с оливковой полосой домике. Основанием служили куски шлака и старые автомобильные покрышки. Ступеньки успели прогнить, на двери зияла дырка.
В день смерти в кармане у Харви Родеса лежал билет в один конец до Далласа. Кенди Лейтон должна была сидеть рядом с ним в самолете, судя по тому, что сообщил ему друг — служащий из касс аэропорта. Она заказала два места туристическому агентству в Далласе, и ее имя и адрес черным по белому выписаны напротив фамилии Лейтон в телефонной книге Далласа и Форт-Уорта.
Остановившись на обочине, он заглушил двигатель; посидел несколько минут, представляя себе предстоящий визит. Вовсе он ему нежелателен, но, если он этого не сделает, здесь побывает Джонатан Раунд, — он ясно сказал это последний раз по телефону…
Раунд позвонил в понедельник вечером, едва Каттер переступил порог, думая о своей злой судьбе. Ему следовало уйти до того, как вернется Адриана, а он под любым предлогом задерживал себя, словно влюбленный школьник, — мечтал бросить на нее последний взгляд.
Неимоверным усилием воли сдерживался, чтобы не коснуться ее, когда она рассказала ему о том, что сделала. На самом деле все эти решительные шаги Адриана сделала без его помощи, она в нем не нуждается. А он только рвет себе сердце, стараясь помочь людям, которые его об этом не просят. Теперь ему остается лишь работать со своим верным деревом да навещать родителей в их чертовом бунгало…
Телефонный звонок прервал его тяжелые мысли.
— Да! — рявкнул он, сорвав трубку и упав на единственный удобный стул в доме.
— Рад тебя слышать, — раздался голос Джонатана Раунда.
Все же перестанет он браться за дела, поставляемые этим человеком!
— Давненько тебя не слышал. Две недели истекли.
Где деньги?
— В Далласе.
— А что произошло в Далласе?
— У Харви там была подруга. Думаю, он сумел переправить деньги ей.
— Ax, вот как! — Отвратительный смешок. — Какая эта подруга — вот что интересно.
— Не знаю, не спрашивал.
— Я так понимаю, ты уже на пути в Даллас?
— Нет, этого не планировал.
В трубке затихло — Джонатан обдумывал его слова.
— Может быть, скажешь, почему?
— Как ты думаешь, насколько быстро эта подруга в состоянии потратить двадцать пять тысяч, Джонни? — устало проговорил Каттер. — К тому времени, как я туда доберусь, искать будет уже нечего.
— Возможно. Именно это я и хочу, чтобы ты выяснил.
— А что ты скажешь, если я предложу бросить это дело? Адриана и так пережила из-за него достаточно неприятностей.
— Значит, теперь дело в Адриане? Что ж, мне дела нет до твоей крошки Адрианы. — Его поспешность удивила Каттера. — Если ты говоришь, что выбыл, есть куча голодных бывших копов, которые охотно перетрясут для меня весь город. Ради такого дела я и сам туда поеду. — Он нарочито вздохнул. — Хотя я вряд ли понравлюсь миссис Родес. И сомневаюсь, что она расскажет мне о подруге своего мужа.
У Каттера кровь застыла в жилах от его слов.
— Ты не подойдешь к Адриане и на милю, иначе у тебя не останется ни одной целой кости.
— Послушай, Каттер, у меня в Сиэтле должна состояться жирная сделка. И единственное, чем я могу привлечь людей, — это кристальная честность моих работников. — Голос у Джонатана стал таким, какого Каттер никогда от него не слышал. — Я не собираюсь вычеркивать эту историю только потому, что ты так мягкотел и сентиментален. Поезжай в Даллас, или я найду того, кто не боится играть в жестокие игры.
Последовала долгая пауза, пальцы Каттера сжали трубку. Он недооценил Раунда.
— Вылетаю первым же рейсом.
— Я так и думал. Следующие две недели буду в Сиэтле подготавливать почву. Позвоню, как только вернусь.
Этот человек одержим, подумал Каттер, глядя на залитый дождем фургон. Дождь почти кончился, проглянуло солнце. Рядом с фургоном стоит новенький спортивный «камаро», сияющий свежей краской, — значит, Кенди Лейтон дома. Оттягивать неизбежное нет смысла.
На третий стук дверь приоткрылась ровно на длину цепочки — Каттера обдало застарелым сигаретным дымом и духами, и на него уставился голубой глаз, жирно подведенный черным.
— Да-а?..
— Меня зовут Каттер Мэтчет, я друг Харви Родеса. Хотел бы с вами поговорить. Можно мне войти?
— Харви мертв.
— Знаю.
Глаза настороженно осмотрели его с ног до головы.
— Я все ждала — когда же кто-то появится. Харви клялся, что никто о нас не знает. Но кто-то всегда в курсе. Он был весьма наивен в таких вещах. Вы коп?
— Частный сыщик.
— Что ж, хорошо. — Дверь захлопнулась, Каттер услышал, как Кенди снимает цепочку. При необходимости ему ничего не стоило бы выбить дверь. Наконец она открыла. — Заходите. Но у меня всего несколько минут, в час я должна быть на работе.
Кенди Лейтон, менее пяти футов ростом, вся состояла из мягких изгибов. Под голубой форменной блузкой выступают груди, широкие бедра выпирают из джинсов. Губы пухлые, как у куклы, четко очерченные темной помадой, щелка между передними зубами. На глаза падает лохматая каштановая челка, волосы зачесаны назад и собраны в тугой конский хвост.
Каттер удивился, как она молода — едва ли больше двадцати пяти. Несмотря на внешнюю уверенность и агрессивность в ней ясно чувствуются уязвимость и страх.
— Итак?.. — Она приготовилась к защите. Похоже, ей каждый день приходится вот так бороться за жизнь.
— Хоть что-то осталось? — Каттер сразу перешел к делу.
— Не-а… ни цента. У меня есть счета.
— Красивый у вас «камаро». Восемьдесят семь, восемьдесят восемь?
Она лишь вскинула брови.
— Но сомневаюсь, что он стоит двадцать пять тысяч. Где остальное? Храните под матрасом? Или в каком-нибудь славненьком банке припрятали?
Она улыбнулась, словно он сказал что-то смешное.
— А у меня и правда мог бы быть счет в банке — он всех официанток убеждал открыть счет. — Улыбка у нее стала грустной. — Но мне он бы действительно понадобился. Только без него… — Она пожала плечами. — Все не так.
— Вы познакомились с ним на работе? Кенди кивнула.
— Он остановился выпить чашку кофе на пути… Бог знает, куда. Ну, мы и поболтали — знаете, как это бывает. — Она снова улыбнулась, показывая щелку между зубами. Потом вспомнила, с кем говорит, и помрачнела. — А вам-то что за дело? Пришли за деньгами? Ищите под матрасом — сами убедитесь, что ничего нет. И вообще, как вы меня нашли?
Он покачал головой — здесь не он отвечает на вопросы.
— Что вы делали в Литтл-Роке?
— Проследили по билетам, да? Черт, знала ведь, что не надо писать настоящих имен… И вот теперь вам все выложили в аэропорту. Вот черт! Обернулась к столу, вынула сигарету из пачки и зажигалку, глубоко затянулась.
Каттер заметил — она грызет ногти.
— Так почему вы поехали туда, вместо того чтобы ждать его здесь?
— Для меня это была прогулка. — И выдохнула длинную струю дыма. — Разве не мило со стороны Харви так обо мне заботиться? Он всегда делал мне приятные небольшие подарки. Мы пошли в дорогой ресторан, и он купил мне маленькое красное платье. Было весело.
— А зачем вы…
— Эй, я больше не собираюсь отвечать на вопросы, Каттер Мэтчет. — И начала собираться, перемещаясь по крошечному пространству. Обошла дешевый кофейный столик и встала у окна с занавесками цвета авокадо. — У вас нет против меня никаких улик. Я летела на том же самолете? Это ничего не доказывает, говорила она спокойно и по-деловому, глядя, как дождь превращает землю в грязь.
Кенди права. Если не считать красной туфельки: возможно, купила к новому красному платью. Единственное доказательство, что Кенди была для Харви Родеса больше чем просто официанткой, которая подавала ему кофе. Каттер сомневался, что она в самом деле сохранила счета, по которым расплачивалась деньгами Джонатана. Очевидно, Харви рассказывал ей о деньгах, и она поняла, как надо с ними управляться.
Конечно, можно продолжать копать, даже собрать дело, основанное только на косвенных уликах. Даже посадить ее в тюрьму года на два, если попадется строгий судья. Но главное состоит в том, что Джонатан Раунд все равно не получит своих денег. Вряд ли ему сколько-нибудь важно возмездие, ему нужны наличные. Что он здесь может получить? Несколько тысяч за машину, реализованную на принудительной распродаже…
— Это она наняла вас?
Каттер сразу понял, о ком она говорит, и только покачал головой.
— Страховая компания.
— А-а… А ты видел ее?
— Да.
Она поглядела на него через плечо.
— Она — классная, правда? У нее такой голос… Я иногда звонила и вешала трубку, если она подходила к телефону. — Кенди с отсутствующим видом водила пальцем по стеклу. — Глупо, да? Но он всегда был так далеко, и мне бывало одиноко…
— Она тоже была одинока.
— Она не понимала его. — Кенди повернулась и смотрела теперь ему в глаза. — Они слишком рано поженились. Он больше не любил ее, он любил меня. Единственное, что у них было общего, — это дочь. — Запал ее, видимо, угас. Он все время говорил о Лизе. Как она перенесла все это?
— Ей было тяжело.
— Да, конечно…
Каттер удивился, заметив слезы в ее голубых глазах. А ведь она и впрямь его любила, понял он с изумлением, — любила по-настоящему. Бедная глупенькая девочка… Он посочувствовал ей, подумав, что сотворит с ней Джонатан — выжмет досуха, до последнего доллара.
— Что ж, мне еще надо успеть на самолет. Спасибо, что согласились поговорить со мной.
Вынул двадцатку и протянул ей. Он узнал все, что хотел.
Она автоматически сделала шаг вперед и взяла деньги.
— Закончили?
— Еще кое-что разузнаю, чтобы убедиться, что у вас ничего не осталось, но…
Она покачала головой и потянулась затушить сигарету в переполненной пепельнице на кофейном столике.
— Деньги кончились. Кое-что я отдала матери и Седи, моей подруге, — у нее просто ужасные зубы. Потом еще Луис, и машину я купила…. Поверить не могу, что так быстро все потратила.
— Ладно. — Он повернулся к двери и вышел под мелкий моросящий дождичек.
— Ой, подождите минутку!
Каттер вернулся назад. Кенди порылась в кухонной полке и достала старую телефонную книгу. Вытащила конверт и протянула ему.
— Харви оставил ей письмо — нашла в чемодане с деньгами.
По его взгляду она, должно быть, поняла, что он думает об этом — о ее бегстве с места аварии.
— Эй, я что, должна была сидеть в машине и ждать, пока приедут копы? Или оставить им чемодан? Пойти в тюрьму за пособничество? Он был мертв… Там повсюду была кровь… — Кенди с трудом сглотнула. — Что еще мне оставалось делать?
Да, Кенди из тех, кто борется до последнего. Она поступила практично взяла деньги и сбежала.
— В любом случае я не могла сама послать ей письмо, раз уж никто не знал, кто я и где живу. Вы ведь понимаете.
— Она знала.
— Да. Я тоже знала бы, будь он моим мужем. Ладно… — Она взяла новую сигарету. — Я не читала его. И не стала бы читать.
— Я прослежу, чтобы она получила письмо. Кенди кивнула и закашлялась — дым попал в легкие.
— Мне пора на работу, не могу опаздывать. — Подержала дверь открытой. Ваш босс очень плохо воспримет новости? Может, мне пора предпринять поездку куда-нибудь на юг, за границу?
Каттер смотрел на нее. Такая молодая, такая стойкая… Все, что у нее есть, это старый, жалкий фургончик, жалкая работа официантки и никаких перспектив. Заставить ее бежать? А, дьявол! Он что-нибудь придумает, не скажет Джонатану.
— Отправляйтесь на работу. И продолжайте понемногу откладывать на ваш маленький счет в банке.
Она кивнула. Ветхая дверь закрылась за ним с тихим стуком. Спускаясь по гнилым, шатким ступенькам, он услышал за спиной кашель.
— Ну, как прошел великий день? — Лиза подняла голову от учебников.
— Замечательно! — Адриана спускалась вниз в домашнем виде — сняла костюм, колготки, заодно и макияж. Первый день в новом офисе приподнял ей настроение, взволновал — и правда замечательно.
В эти дни многое стало лучше, и отношения с Лизой тоже. Девочка все еще сидела на диете, и, по мере того как таяли фунты, ее радость росла — она вся так и светилась. Решила бросить балет и заняться карате: Каттер предпочитал этот вид спорта. Как могла Адриана с этим спорить?
Единственное черное пятно — постоянно скребущая сердце боль, которую принесла с собой любовь к Каттеру. Но даже с этим Адриана научилась жить за ту неделю, что не видела его. Эта боль отличалась от той, что вызвало предательство Харви, — она делала лишь сильнее. Пожалуй, ее можно сравнить со сросшимся переломом: хочешь снова ходить прямо — испытай себя на прочность. Вот только ночью совсем другое дело — чувство одиночества, всякие сожаления…
— Ну, так расскажи нам обо всем! — попросила Бланш. Она снимала лак с ногтей, сидя рядом с Лизой. — Ты сейчас работаешь на милого мистера Семсона?
Адриана кивнула.
— Очень спокойный профессионал. И не зовет меня «сладенькой».
— Мне никогда не нравился Лу, — призналась Бланш. — По-моему, он красит волосы — слишком уж светлые, тебе не кажется? Рада, что у тебя хватило мужества уйти.
— Лу никогда не изменится — вот и все. И я никогда не смогу с ним нормально работать. Пришлось посмотреть в лицо фактам.
Это Каттер научил ее — с фактами не поспоришь, и надо быть честной с собой и с теми, кого любишь. Его взгляд на вещи иногда циничен, но он никогда не лжет.
— Я и сама недолюбливаю эти факты, — заявила Бланш. — Как ты думаешь, коралловый или персиковый? — И протянула Адриане два флакончика с лаком.
— Персиковый какой-то уж слишком… — авторитетно высказалась Лиза. Лучше коралловый.
— Пожалуй. — Она открутила колпачок. — Два ногтя поломала сегодня в доме Мэтчетов.
— Значит, они все же решились? — Адриана надеялась, что родители, ради Каттера, передумают.
— Конечно. Очаровательная пара. Жаль, что у него артрит.
— Каттер был там? — спросила Лиза, прежде чем Адриана задала тот же вопрос.
— Вся семья была. И Каттер, и его брат с женой — такой маленькой темноволосой леди, из тех, что вечно беременны. У них дюжина детей, носятся вокруг, как бесенята. Но скоро я уже не жалела, привыкла ко всем этим милым людям.
— И что же дальше, бабушка?
— Господи Боже, это прямо как похороны! Мать все время промокала глаза, пока я ставила знак продажи. Они стояли полукругом, в тишине, опираясь друг на друга. Я уже подумывала попросить кого-нибудь из них произнести надгробные слова.
Лиза рассмеялась, но Адриана выступила в их защиту:
— Тяжело продавать дом, выстроенный своими руками, где росли твои дети, ведь он полон воспоминаний.
— Пожалуйста, избавь меня! — простонала Бланш. — Я уже все это слышала — о перилах, каминной полке и так далее. — И картинно взмахнула маленькой ручкой. — Каттер слонялся вокруг, как потерянный, подбирал вещи и снова клал назад. Провел столько времени в саду, словно собирался там поселиться.
Адриана вспомнила сад и все, что там произошло. Она думала об этом долгими бессонными ночами.
— Это прекрасный дом, — сказала она.
— Да, прекрасный старый дом. Мне нравятся такие дома, но список всего, что в них надо ремонтировать, обычно длиной с километр. Двери скрипят, линолеум наверху и в ванной надо заменить, ну и так далее.
— Последние два года отец Каттера тяжело болеет.
— Да, конечно, — согласилась Бланш. — Но все эти вещи не имеют ничего общего с артритом. Просто такие мелочи люди обычно забывают делать, если долго живут в одном доме. Всегда откладывают мелкий ремонт на потом — ведь впереди еще куча времени. Такова уж человеческая природа. Я пыталась объяснить это Каттеру, но он вел себя так, словно я несу полную чушь.
— Возможно, он воспринял это как критику своего отца — он очень им гордится.
— А тот, в свою очередь, очень гордится Каттером, буквально молится на него. — И многозначительно взглянула на Адриану. — Последнее время все только о нем и говорят: Каттер то, Каттер это… И сколько это будет продолжаться?
— Я стараюсь убедить маму позвонить ему, но она не слушает, — вмешалась Лиза, откладывая тетрадь и перестав притворяться, будто занимается уроками.
— Говорю же вам обеим в последний раз: когда мы виделись, он совершенно ясно дал мне понять, что его работа закончена. — Адриана подошла к холодильнику налить себе чаю со льдом, спокойно посмотрела на мать и дочь и добавила:
— Все тут кончено. Понятно вам? — Ей удалось произнести эти страшные слова без запинки, но внутри она содрогнулась: никогда больше не видеть Каттера…
— А если что-то сломается — он придет починить? — осведомилась Лиза.
— С чего бы вдруг? — засомневалась Бланш. — Вы еще и не ступали в новую ванную. Он может подумать, что вы его преследуете.
— Там пахнет стружкой — прямо как сам Каттер, — как бы защищаясь, пробормотала Лиза. — Такой приятный запах…
В дверь зазвонили. Адриана скинула туфли и пошла к двери со стаканом в руке, — слава Богу, что кончился этот разговор. Она распахнула дверь — и стакан выскользнул из онемевших пальцев: на пороге стоял Каттер.
Он дал себе минутку, чтобы рассмотреть ее как следует — до чего хороша в этой короткой джинсовой безрукавке поверх белого атласного топика, заправленного в джинсы. Раньше он не видел ее в столь непритязательной одежде и только один раз застал без макияжа. Так ей даже лучше — моложе, свежее.
Впрочем, сегодня, именно сегодня, ей лучше было бы не снимать доспехов, чтобы выслушать то, что он собирается сказать.
— Мам, это Тайлер? Он сказал, что зайдет. Мы хотели вместе делать уроки… Ох, Каттер!
Он заметил, что изменилась не только Адриана — Лиза похудела не меньше чем фунтов на пять. Блестящие зеленые глаза выделялись на личике, неожиданно хрупком и нежном.
— Привет, детка! Отлично выглядишь.
— Спасибо. — Девочка вспыхнула, польщенная. Они не разговаривали с того самого ужасного ужина. Каттер не знал, как с ней заговорить, но, в конце концов, решил, что прямая дорога — самая лучшая.
— Ты тоже отлично выглядишь, — пробормотала Лиза. — Я хочу сказать…
— И я тоже этим вечером выгляжу просто великолепно, если позволите, встряла Бланш, подходя к двери и сосредоточенно дуя на ногти, на которых подсыхал свежий слой лака. — Именно поэтому мы с Лизой отправляемся сегодня гулять.
— Но… — попробовала возразить Лиза.
— Мы вернемся через час или около того. Принесем еду из китайского ресторана. Адриана, дорогая, не занимайся ужином! — И подтолкнула Лизу к открытой двери, помахав на прощание рукой. — А вы с Каттером пока просто посидите и мило побеседуйте.
— Ax!.. — вздохнула Лиза, словно ее посетило некое озарение, и тоже обернулась и помахала им через плечо. — Точно, побеседуйте.
— Мне было так приятно сегодня познакомиться с твоими родителями, Каттер! — доложила Бланш, прежде чем завести машину и медленно отъехать.
Адриана не произнесла ни слова с тех пор, как открыла дверь. Спокойная босоногая женщина исчезла. Каттер успел подхватить стакан, выпавший из ее руки.
— Мне можно войти?
Она автоматически отступила. Он вошел и в смущении остановился в холле. Черт, как же ему начать?
— Может, присядем? — спросил он.
Не говоря ни слова, Адриана провела его на кухню и уселась за стол. Подобрала карандаш, лежавший за стопкой Лизиных книг и тетрадей, и крепко его сжала, словно собиралась что-то писать. Он сел напротив и поставил стакан на стол. Покашлял, отодвинул стакан, снова покашлял.
— У меня есть для тебя кое-что, — наконец вымолвил он. — Это от Харви.
— Что-о?! — Изумленная, она вперила в него взгляд и издала странный, сдавленный смешок. — О чем это ты?
Он оставил в покое стакан и достал из кармана измятый конверт. С того дня, когда Кенди отдала ему письмо, он носил его с собой постоянно. Мелькала мысль отослать его Адриане по почте, а не отдавать лично. Целую неделю раздумывал, но с каждым днем ему становилось все яснее, что он испытывает к Адриане сильное и серьезное чувство.
Увидев надпись на конверте, Адриана побледнела. Он протянул ей письмо, но она взяла не сразу, еще долго смотрела. Наконец, ее пальцы отпустили карандаш, он подкатился к краю стола и упал на пол. Дрожащей рукой Адриана взяла конверт, вынула листок и стала читать, осторожно держа за края.
Каттер ждал, наблюдая, как ее взгляд скользит от начала строки к концу. В какую-то минуту она прижала руку к губам, словно подавляя рыдание, глаза у нее наполнились слезами. Он не ожидал, что Адриана будет читать письмо сразу же, перед ним, — думал, сначала попросит его…
Она подняла глаза. Лицо у нее было спокойным, полные слез глаза почти сияют. Она протянула ему листок.
— На, прочти…
— Я не…
— Пожалуйста!
Каттер взял письмо. Ему не хотелось этого делать — видеть его почерк, узнать его мысли. Он ненавидел Харви за то, что тот сделал с Лизой и Адрианой. А вдруг это письмо сведет на нет его ненависть… Но Адриана ждет. Он опустил глаза к строчкам, написанным мелким почерком, и начал читать.
Так… Собирается позвонить домой, как только устроится на новом месте; тогда он объяснит, что произошло… Интересно, как можно объяснить такое? Сожалеет, очень сожалеет, — особенно о том, что оставил им так мало денег… Ах, ему жаль? Какое благородство! Ублюдок! Некоторое время ему не везло в бизнесе, несколько раз вложения оказывались неудачными. Но он сделает все возможное, чтобы оплатить учебу Лизы в колледже, когда придет время… Слишком мало, да и слишком поздно, приятель.
Заключил договор на страховку; в случае его смерти Лиза получит деньги. Конечно, это немного, но потом он увеличит сумму; уже заплатил взносы на год вперед; номер полиса… Вот это — лучшее, что он мог сделать.
Следующая фраза вызвала у Каттера ироническую усмешку.
Любит Кенди и хочет быть с ней. Надеется, что Адриана и Лиза когда-нибудь простят его. Вот это — вряд ли. Каттер положил письмо на стол.
— Харви любил ее, — спокойно произнесла Адриана. — И я рада, что это так. Тяжело было бы думать, что он принес все, что у нас было, — семью, в жертву простой интрижке. — Она подняла листок, снова пробежала его глазами, потом осторожно сложила и спрятала в конверт. — Где ты его взял?
Вот оно, о, Господи! Каттер глубоко вздохнул.
— У нее.
— Как это? — удивилась Адриана.
— На прошлой неделе я летал в Даллас и разговаривал с ней. Ее оказалось просто найти.
— Ты видел ее? — Это взволновало Адриану. — Эту женщину? Ты действительно с ней говорил?
Он осторожно кивнул. Следующий вопрос застал его врасплох:
— Какая она?
— Ну, молодая…
Она вымученно улыбнулась.
— Естественно. Насколько молодая?
— Двадцать четыре — двадцать пять.
— Правда? — Казалось, ее удивил его ответ. — Высокая, стройная? Роскошная блондинка?
— Низенькая, пышечка, рыжевато-каштановые волосы… Так, довольно обычная.
Адриана нахмурилась, изучая его лицо, — ей интересна малейшая подробность.
— Расскажи мне о ней. Что она хочет услышать?
— Живет в разбитом фургончике, возле городка Форт-Уорт. Работает в закусочной…
— Нет, расскажи мне о ней…
Каттер понял — она хочет знать правду, настоящую правду. Не похоже на Адриану, которую он знал несколькими неделями раньше. Эта, новая, Адриана не обходит болезненных тем, не довольствуется вежливыми улыбками и неизменным «все отлично». Что-то в ней переломилось, и в трещине сквозят гордость, восхищение, любовь — такие мощные, что в нем вдруг затеплилась надежда: теперь Адриана готова услышать все до последнего слова. Она не прогонит его прочь, не выслушав до конца.
И он рассказал ей о Кенди Лейтон: о ее силе и слабости, о черной подводке вокруг глаз и о слезах, о мусоре и сокровище.
— Думаю, она любила Харви. Наверное, он был единственным мужчиной, который обращался с ней достойно. Все, что она делала от начала и до конца не правильно, незаконно, аморально, но…
Адриана кивнула — он сочувствует этой женщине. Харви он ненавидит, а Кенди вызывает у него лишь жалость. Потом она задала неизбежный вопрос. Чтобы ответить на него, ему надо объяснить, почему он привез письмо сам. Этот вопрос перевернет всю его жизнь, бросив в пучину одиночества и отчаяния. Потому что ответ способен навсегда оттолкнуть от него женщину, которую он любит, и он сам во всем виноват.
— Зачем ты пытался найти ее? Почему полетел именно в Даллас?
— Меня наняли, чтобы это выяснить. Она склонила голову.
— Но Лиза просила бросить это дело. Кроме того, она ничего не знала о… о Кенди. — Она споткнулась на имени. — Ты не…
— Меня наняла не Лиза.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Важна только любовь - Стэндарт Пэтти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Важна только любовь - Стэндарт Пэтти


Комментарии к роману "Важна только любовь - Стэндарт Пэтти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100