Читать онлайн Жемчужная луна, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Жемчужная луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Нефритовый дворец»
Пятница, 29 октября 1993 г.


Бамбуковые леса и изумрудная строительная сетка, накрывающая Дворец, будут убраны только в начале декабря; только тогда Гонконг убедится, что новый проект Джеймса Дрейка действительно драгоценная жемчужина, а не блестящая подделка.
Но Сэм Каултер знал это уже сейчас. Подобно тому, как он мог представить себе здание еще до того, как был вырыт фундамент, он мог видеть сквозь маскирующую задние зеленую оболочку – и то, что он видел, превосходило даже самые смелые его мечты.
Но что такое были эти мечты и само здание по сравнению с тем, что он увидел, подходя к своему вагончику в конце рабочего дня в эту пятницу: из окошка смотрела на здание его ковбойка в джинсах и сапогах; она сияла от счастья.
Мейлин не слышала, как он вошел, и не почувствовала его, когда он подкрадывался к ней.
– Мы справились, – тихо сказал он, когда оказался у нее за спиной.
Она повернулась и спросила, глядя прямо в его улыбающиеся глаза:
– Вы полагаете?
– Я знаю. А вы?
Хотя выражение счастья еще не исчезло с ее лица, она неопределенно пожала плечами:
– Я не буду уверена в этом, пока не снимут сеть.
– Ну, а я абсолютно уверен уже сейчас. Так что мы можем начать отмечать это событие. – Он посерьезнел и, видя, что ее глаза подбадривают его, нежно отвел с блестящего нефрита наполовину закрывавшую его черную прядь, оторвавшуюся от основной массы волос во время поездки на пароме. – Мне уже давно хотелось сделать это.
– Убрать волосы, закрывающие глаза? – спросила Мейлин, у которой перехватило дыхание от его нежной ласки.
– Прикоснуться к вам, – мягко поправил ее Сэм. И, чтобы еще лучше прояснить ситуацию, поцеловал то место, которое только что закрывал иссиня-черный шелк, и когда череда поцелуев привела его туда, куда он откинул эту прядь, он тихо прошептал ей на ухо:
– Поцеловать вас.
– Я тоже давно хотела этого.
И в то время, пока его губы совершали удивительные открытия, странствуя по атласной коже ее шеи, его мозг лихорадочно работал, проводя вычисления: он должен уйти со стройки после десяти, через двадцать пять минут он будет в своем номере в «Ветрах», еще какое-то время на душ и переодевание, так что…
– Джейд, пригласите меня к себе, примерно в четверть двенадцатого вечера.
Услышав это, Мейлин вдруг замерла. Сэм посмотрел ей в глаза и увидел в них не только желание, но и тень тревоги.
– Лучше вы пригласите меня к себе, Ковбой.
Это было не в правилах Сэма Каултера – он никогда не приглашал женщин к себе, всегда они приглашали его. При таких обстоятельствах он мог уйти в любое удобное для себя время, задолго до того, как начинали предъявляться претензии на его сердце.
И вот теперь Мейлин требовала, чтобы он изменил основное правило игры, чтобы он играл по ее – пока непонятным для него – правилам. Но с ней Сэм не хотел следовать никаким правилам, и вообще это была уже не игра.
– О'кэй, Джейд, – тихо ответил он. – Буду ждать вас.


Мейлин могла бы до бесконечности колебаться в выборе того, в чем отправиться на сегодняшнее рандеву, пока ироничный внутренний голос ехидно не напомнил ей: «Какая разница, что на тебе будет? Он ведь интересуется не твоей одеждой. Выбери что-нибудь, что легко снять и потом еще легче надеть. Никаких мелких пуговичек, что замедлят твое отступление после того, как все будет кончено. После того, как ты разочаруешь его и нужно будет очень быстро покинуть его номер». – «Но, – прошептало ее сердце, – может быть, я не разочарую его?» – «Пардон? А чем же ты занималась всю жизнь? Ты ведь в сексе не привлекательней куска льда, разве не так?» – «Да, но когда меня коснулся Сэм, мне стало так тепло, так хорошо…» – «Это просто потому, что он такой сексуальный, – вот и еще одна причина для разочарования, когда он узнает о тебе всю правду».


– Я захватила с собой шампанское, – сказала она, когда Сэм открыл дверь своего номера точно в одиннадцать пятнадцать. – Впрочем, я знаю, что вы не любите пить.
Я вообще не пью, – спокойно поправил ее Сэм. Приняв у нее бутылку, он поймал ее взгляд и тихо добавил: – И вам это тоже сегодня ни к чему.
И не успела она еще в это поверить, как Сэм поставил бутылку, освободив обе руки для нее. Сжав ладонями ее голову, он повторил:
– Сегодня ни к чему.
И от прикосновения его рук в ней снова начало разгораться желание, словно прошли не секунды, а часы после их встречи. Это было какое-то теплое, удивительно приятное ощущение, родившееся где-то глубоко внутри благодаря его ласкам и уже не покидавшее ее.
Сэм целовал ее веки, щеки, виски, все те места, которые обходили вниманием ее прежние любовники. Их привлекали только ее полные губы, а Сэму был нужен каждый миллиметр ее шелковистой кожи. Казалось, он стремится узнать про нее все, словно ему это было не все равно, и более того, словно он хотел сказать ей своей нежностью, что он будет восхищаться всеми открытиями, как бы она ни смущалась от раскрытия ее тайн.
Лед внутри нее куда-то исчез, растворился благодаря огню, зажженному его страстью. И все же когда его губы коснулись – впервые – ее губ, она вздрогнула.
– Чего ты боишься? – спросил Сэм, снова заметив страх в ее глазах.
– Ничего. Всего. – Больше всего в эту минуту она боялась потерять этот шанс, может быть, ее последний шанс на то, чтобы понять, что же такое любовь. Возможно, влечение Сэма к ней самой, а не только к ее роскошному телу – просто иллюзия? Она даже была уверена в этом. Но разве она не может притвориться, обмануть себя? Пусть ненадолго, пусть только на то время, пока они танцуют этот изумительный танец, это великолепное па-де-де?
Сэм понимал, как она хочет его, и сам страстно, и уже давно, желал ее, однако он хотел, чтобы их открытие друг друга было неспешным, медленным, непринужденным, чтобы это оказалось неколебимым фундаментом их будущего.
– Мы разве спешим?
– Да.
Она словно боялась, что вот-вот волшебство рассеется; Сэм взял ее за руку и повел в спальню.


Когда Сэм повернулся, чтобы включить ночник, Мейлин прошептала.
– Не надо.
Он нахмурился. Она хотела заниматься любовью в темноте; он тоже предпочитал поступать именно так, но только тогда, когда хотел просто получить наслаждение от секса, а не ради любви.
Сегодня все было по-другому.
– Я хочу видеть тебя, когда мы будем заниматься любовью, Джейд.
– Не надо, Ковбой.
Она сказала это очень нежно, но в ее голосе слышалось сожаление, даже страх, и Сэм решил снова уступить ей. У него была уверенность, которой так не хватало Мейлин, уверенность в том, что их отношения, их любовь – это прекрасная реальность, а не хрупкий мираж.
Он медленно раздел ее, нежно целуя каждое обнаруженное сокровище, изучая, насколько это возможно без глаз. Полуночная тьма обострила все чувства Сэма. Она была сделана из нежнейшего, упоительного, трепещущего атласа. Долгие минуты он слышал только приглушенные вздохи ее страсти, и вдруг она удивленно прошептала:
– Что ты делаешь?
– Люблю тебя. Распускаю твои волосы. А ты?
– Раздеваю тебя.
Когда ее пальцы прикоснулись к пуговицам его рубашки, Сэм с удивлением и нежностью понял, что она совершенно неопытна, но при этом ее неверные движения заставляют еще сильнее желать ее.
И когда ее храбрые и неумелые пальцы продолжили ласки, еще сильнее разжигая его желание и лишая контроля над собой, Сэм сдался. Пусть в этот первый раз они будут спешить, как этого хотелось обоим, но зато в следующий раз или позже они наконец-то смогут сделать все медленно.
Мейлин хотела его так же сильно, как он ее. И все же в тот ослепительный миг, когда они стали одним существом, даже его мощному желанию пришлось отступить перед изумлением и восторгом от того, что они все-таки сумели соединиться в этом самом прекрасном акте творения.
Сэм всмотрелся в темноту, отыскивая ее глаза, надеясь, что прекрасный нефрит светится той же радостью, что и его глаза, но тьма была непроницаема. Тогда он нашел ее глаза своими губами, нежно лаская их уголки, когда они открывались, и веки, когда они закрывались. И даже когда пламя страсти заставило их возобновить любовный танец, и даже когда все вокруг потонуло в золотистой огненной вспышке, Сэм продолжал целовать эти невидимые нефритовые глаза.


Ее голова покоилась на его груди, его сильные руки нежно обнимали ее. Она слышала биение его сердца, еще не отошедшего от бури их страсти.
«Ты и в самом деле провела его! – заявило о себе ее второе «я». – Он-то, по крайней мере, доволен. Неудивительно, ведь четыре месяца он вкалывает, как проклятый, без передышки – это чересчур для такого темпераментного мужчины, как Сэм Каултер. Ему бы сейчас сгодилась любая женщина, даже ты его не разочаровала.
Но теперь с тобой покончено. И хотя тебе самой это понравилось гораздо больше, чем все, что пришлось испытать раньше, он немного поразмыслит, придет в себя и непременно вспомнит все твои промахи и ошибки, какая ты робкая и неуверенная, но при этом бесстыдная и наглая в своих претензиях.
Ты слышишь, как замедляются удары его сердца? Гораздо быстрее, чем твои – он-то наверняка привык к таким приключениям. Для него это рутина, обычное дело. Очень скоро сердце твоего опытного любовника забьется ровно и спокойно. Тогда он отпустит тебя и потянется, наконец, за сигаретой. Неужели ты думаешь, что он в самом деле бросил курить? Не будь дурой. Он тут же закурит. Теперь он поимел тебя, и все в порядке – соблазнение окончено.
В любую секунду он оттолкнет тебя, как делали все мужчины до него. Если бы он был в твоем номере, он давно бы уже ушел. Ведь именно поэтому ты предпочла придти к нему? Так что у тебя право первого хода – пора тебе поторопиться. Его сердце стучит все медленней, все медленней!»
Но ей не хотелось покидать его объятий! Она хотела бы провести в них всю жизнь, наивно веря, что его нежность, его ласки – это любовь, а не просто опытность. Но хватит на сегодня иллюзий; ей пора разжать его руки, пока он не сделал этого сам. Она может сохранить иллюзию только в том случае, если сохранит впечатление, что для него, как и для нее, это был редкий и чудесный танец любви, а не рутинная интрижка.
И Сэм отпустил Мейлин в ту же секунду, как ощутил ее дыхание – он знал, что обнимает ее слишком сильно. Ему хотелось, чтобы она была как можно ближе к нему, но его сильные руки, вероятно, сдавили ее так сильно, что она едва дышит, а ведь у нее тоже колотится сердце после такой бурной страсти.
Сэму хотелось, чтобы она отдышалась и вернулась в его объятия: они смогут устроиться поудобнее и будут целоваться и шептаться в промежутках между поцелуями… пока наконец им снова не захочется слиться в страсти.
Но Мейлин стала выбираться из постели, и хотя Сэм не мог видеть, что она делает в окружающей их темноте, он услышал шорох платья – она одевалась.
И тут в тишине послышался еще один звук – звук его голоса. Он задал вопрос, который часто слышал в аналогичных обстоятельствах, но на который никогда не отвечал. Это всегда спрашивали его любовницы, когда он быстро – хотя и не так быстро, как она, – ударялся в бега.
– Ты уже уходишь?
– Да.
«Пожалуйста, не уходи!» Но эта просьба так и осталась в душе Сэма. Мейлин хотела уйти. Ей, как и ему когда-то, нужно было только наслаждение, и ничего больше. Теперь же она стремилась к уединению, к одиночеству.
Интересно, подумал Сэм, испытывали ли женщины, чьи постели он покидал столь же спешно, ту же горечь? Но ведь он никогда и не предлагал им что-то большее, чем секс. Начиная с требования, чтобы они встретились у него, и кончая требованием, чтобы они занимались сексом в темноте, Мейлин вела себя с ним точь-в-точь как он с другими женщинами.
Теперь она хотела уйти. Казалось, она даже больше, чем он, хотела установить барьер между половым актом и личными чувствами.
Ясно, что все, что было нужно от него Мейлин, – это секс, страсть без любви, интимность без привязанности, чистое желание без душевной близости.
Всю жизнь Сэм искал такую темпераментную и бесстрастную любовницу.
И он ее наконец нашел.
Но когда Мейлин исчезла в темноте, Сэм не мог представить себе, что сможет когда-либо снова прикоснуться к ней.


«Рецидив». Мейлин вспомнила, как соблазнительно блестели его глаза, когда он признался, что для ковбоя это слово непривычно. Тогда он стремился соблазнить ее, уложить в постель.
А теперь, когда она там оказалась, он отпустил ее, даже не сказав «прощай». Ее память саднило при воспоминании о том, как грубо он разрушил ее иллюзии; она хотела бы, чтобы этой ночи, ночи лживой любви, никогда бы не было.
Мейлин Гуань была совершенно испорчена, полностью во власти рецидивов. Все демоны самоубийства, которые жили в ней, ожили и изобретали средства, чтобы побольнее наказать ее за такую глупость.
Ей совершенно нечего было делать на стройке ни сегодня, ни в остальные дни. Консультации на месте между главным инженером и архитектором теперь были делом прошлого. «Разумеется, – с горечью подумала она, – Сэм очень ловко рассчитал время окончательного соблазнения, чтобы мы – если будет такое желание – больше не встретились бы. Его отношения с отелем будут завершены в начале декабря, после того, как снимут сетку. Все остальное – это просто косметические работы, не требующие вмешательства инженера; ими уже занялся специалист по интерьеру, тот самый дизайнер, что проектировал изящный интерьер «Ветров торговли».
Непохоже, чтобы Сэм остался на гала-представление, торжественное открытие отеля. У него уже наверняка есть другие проекты, другие вершины и женщины, которых нужно покорить. Через шесть недель он исчезает. А в этот промежуток Мейлин может посылать ему чертежи с курьером.
И тем не менее в следующий же понедельник Мейлин опять оказалась на стройке. Она оделась так, как в период, предшествующий соблазнению: в шелковый костюм от Диора и туфли на высоких каблуках; ее блестящие черные волосы были уложены в высокую прическу.
Когда она подошла к Дворцу, Сэм говорил о чем-то у главного входа с Чжань Пэном. Он стоял к ней спиной, но тут же повернулся, ощутив ее присутствие, несмотря на адский шум дрели, сверлящей отверстия в мраморе. Он проследил за ней взглядом, и она знала, что он немедленно присоединится к ней, как только окончит разговор с Чжань Пэном.
Он не заставил себя долго ждать. Когда Сэм появился в трейлере, ей показалось на секунду, что он чем-то встревожен. Однако это ощущение тут же испарилось: и в его глазах осталась только ехидная усмешка, когда он нахально осмотрел ее наряд.
– Я вижу, сегодня вы не собираетесь взбираться со мной на леса.
«Я бы взобралась, если бы ты захотел!» – донесся крик из глубины ее души, из той ее глупой частички, что еще надеялась на любовь. Но Мейлин быстро сокрушила эту глупую строптивицу, по крайней мере, надеялась на это. И тогда, словно у нее хватило в свое время мужества согласиться на предложение Алисон о воссоединении матери и дочери, она ответила:
– Я договорилась о встрече в «Пининсуле», но вышла немного раньше, так что…
– Так что ты решила заглянуть ко мне и спросить, как я провел уик-энд?
Мейлин гордо задрала подбородок и с вызовом посмотрела на него.
– Да.
– Ну что же… Начался он довольно многообещающе. Однако довольно быстро все кончилось разочарованием. А как твой уик-энд, Мейлин? Ты довольна? Исполнились все мечты?
Как она и думала, Сэм разочарован. И хотя его сердце тогда страстно билось, она все-таки не смогла удовлетворить его. Тем не менее ей удалось сохранить гордый вид, и она ответила:
– Все было отлично.
– Все, чего ты хотела?
– Разумеется.
Его ковбойская ухмылка снова становилась соблазнительной и хищной.
– Ну что же, с тобой еще не все кончено, далеко не все.
Что он имеет в виду? Что он снова хочет встретиться с ней? Чтобы ласкать и целовать ее, и дать ей еще один шанс, несмотря на то, что разочарован? И если это так, то как ей поступить? Согласиться?
– Ты хотел, чтобы мы снова встретились, Ковбой? Ее голос был так же робок, как и выражение ее глаз.
«Да, – решил Сэм, – это верное доказательство того, какая она великолепная актриса и с каким мастерством овладела моей душой». Она отлично понимает, какую боль причинила ему своим внезапным бегством, и вот теперь, решив получить от него новое удовольствие, она снова здесь, как ни в чем не бывало, готовая соблазнять, зная, что для него она гораздо привлекательней в роли неуверенной куртизанки, чем в роли роковой соблазнительницы.
Она отлично исполняет свою роль, Сэм не мог не признать этого. И когда он двинулся к ней, ей удалось подпустить еще муки в свои неуверенные глаза.
После того, как Мейлин Гуань бежала из его постели, Сэм Каултер не мог даже вообразить, что сможет когда-либо прикоснуться к ней. Но теперь он не устоял – сжав ее лицо ладонями, он любовался выражением робкой надежды и желания в ее зеленых глазах.
И тогда, когда он ясно прочитал в ее глазах, что она снова хочет от него страсти, но одной лишь страсти, без любви, Сэм очень тихо ответил: – Нет, Джейд, я бы этого не хотел.




ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Ваши комментарии
к роману Жемчужная луна - Стоун Кэтрин



Основа сюжета такая же как у "Близнецов"(про проблемы богатых и красивых),но не хватило накала страстей,все как то в миг полюбили друг друга и даже не ссорились.Интересно было читать про Гонконг.7/10.
Жемчужная луна - Стоун КэтринОсоба
25.06.2014, 17.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100