Читать онлайн Жемчужная луна, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Жемчужная луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

По заведенному в «Ветрах торговли» порядку, проводить гостью до ее номера и подробнейшим образом разъяснить ей многочисленные услуги, оказываемые персоналом отеля, было обязанностью одного из одетых в белую униформу швейцаров. Однако сегодня его услуг не потребовалась – в этот вечер его обязанности для Алисон Уитакер решил исполнить сам владелец отеля.
Изучая данные о Гонконге, Алисон узнала, что все его пятизвездные отели получили высшую оценку за оказываемые услуги. Однако слушая сжатое изложение сервиса «Ветров торговли» в исполнении Джеймса Дрейка, она решила, что теперь будет судить об услугах отелей Гонконга только по стандарту этого отеля.
Помимо того, что его штат стремился предугадать малейшее желание гостя еще до того, как тот успел подумать о нем, большинство услуг были доступны круглосуточно: стирка и глажка, уборка комнат в указанное гостем время; несколько дворецких на каждом этаже были готовы через несколько минут после звонка явиться с горячим чаем, бутербродами и газетами.
Все рестораны отеля предлагали подачу обедов и ужинов в номер. Если вам по душе французская кухня, вы могли заказать блюда у Дюморье; «Голубой фонарь» славился кантонской кухней, «Дикий имбирь» – сычуанским меню, а если вы предпочитали британскую кухню – стоило позвонить в «Эллиот».
Весь четвертый этаж отеля был отдан под атлетические залы и сауны – целый курорт «Рай здоровья», – тут была дорожка для бега трусцой, плавательный бассейн, а на тринадцатом был и открытый бассейн, из которого открывался великолепный вид на залив Виктории.
Тем, кто снимал в отеле апартаменты, предлагались дополнительные услуги – кухни с запасом основных продуктов, а также баром. Учитывая, что мало кто из бизнесменов располагал временем для беготни по магазинам, для них был подготовлен список важнейших продуктов, по которому они могли заказать все необходимое. Через два часа после передачи заказа любому из дежурных по этажу или передачи по факсу консьержу заказанные продукты доставляли в номер.
– Отлично, – то и дело вырывалось из уст Алисон, по мере того как Джеймс показывал ей все удобства ее комнат и между делом рассказывал о всех достоинствах жизни в отеле. Она хотела сказать что-то более содержательное, но отвергала все приходящие на ум похвалы, как чрезмерно наивные и пышные.
Придя в отчаяние, она молча попросила взглядом помощи у прекрасной и утонченной женщины, которая, судя по всему, была накоротке с Джеймсом. Некоторое время Мейлин хранила молчание, позволяя Джеймсу разыгрывать роль гостеприимного хозяина. Теперь же, когда Алисон в отчаянии устремила на нее взгляд, она вдруг поняла, что произошла мгновенная перемена – Мейлин Гуань перестала держаться непринужденно. Скорее, подумала Алисон, она выглядит напряженной, встревоженной и – взволнованной.
Алисон все же нуждалась в помощи, и в какой-то момент она, почти инстинктивно, послала Мейлин свою улыбку, но не получила ответа. Взволнованные глаза Мейлин остались такими же непроницаемыми… хотя, как ясно видела Алисон, Мейлин смотрела только на нее.
После неловкого колебания Алисон снова повернулась к Джеймсу. Но прежде чем она успела вымолвить очередное «отлично», на его поясе – в который раз! – зажужжал пейджер. Это был негромкий, но очень настойчивый писк, и хотя на спокойном лице Джеймса после того, как он прочел сообщение, не отразилось никаких эмоций, Алисон почувствовала, что внутренне он обеспокоен.
И последовавшее почти сразу вежливое извинение показало, что она не ошиблась.
– Мне нужно как можно скорее ответить на этот запрос, – сказал Джеймс. – Но сначала я хотел бы показать вам кабинет и комнату для работы с пленками.
– Кабинет и темную комнату?
– Идите сюда, – улыбнулся в ответ на ее изумление Джеймс.
Он провел Алисон во вторую спальню ее квартиры, комнату с безупречным интерьером, в которой стояли два шкафа с четырьмя полками, пишущая машинка, компьютер и факс.
– Эти шкафы – на самом деле сейфы, – объяснил Джеймс. – Вообще-то в нашем отеле не было краж, но при желании вы можете поместить дубликаты негативов в хранилище.
Алисон и в мыслях не допускала покушения на свои пленки, но выражение его лица было серьезным. Она поняла еще одно: он считает ее снимки Гонконга драгоценными.
– Мне кажется, в качестве темной комнаты лучше всего использовать вторую ванную комнату, – продолжал объяснять Джеймс, – мне сказали, что она полностью оборудована для этого, но если вам потребуется что-либо еще, скажите мне. Комнату оборудовал тот фотограф, который будет увеличивать ваши снимки для превращения их в настенные панно, так что он кровно заинтересован в том, чтобы негативы были высшего качества.
– Спасибо, – прошептала Алисон, обрадованная и испуганная такой верой в ее талант. Конечно, она сделала неплохие, очень милые фотографии родного Техаса, и они отлично выглядели, собранные в альбом. Но сможет ли она с такой же любовью сделать снимки этого экзотического, но чужого ей города? И не станет ли то, что годится для альбомных фотографий, неудачей на снимках, увеличенных до размера стенных панно? А что, если она разочарует этого так уверенного в ее способностях человека? Слишком уверенного.
Алисон Париш Уитакер внезапно почувствовала себя самозванкой. Что она тут делает? Зачем она впуталась в эту авантюру? На ней были обычные лодочки на низком каблуке, а не загнутые восточные туфли, но все-таки хотелось щелкнуть каблуками, произнести магическое заклинание «На свете нет ничего лучше дома» и мгновенно перенестись в кремовую спальню далласского особняка, заваленную журналами мод для невест и свадебными аксессуарами.
Но Алисон не щелкнула своими прозаическими каблуками и не произнесла свое заклинание. Вместо этого она отважно посмотрела на этого столь уверенного в ее таланте мужчину, и ее взволнованное сердечко забилось сильнее, так как ей внезапно пришла в голову мысль, ставшая откровением: это – мое место, это и есть мой дом!
Волшебник оказался настоящим, а дым – это только цвет его глаз. И нигде не было зеркал. Впрочем, здесь было зеркало – все, что читалось в его глазах, отражалось и в ее взгляде.
«Да, Алисон, – говорили ей эти глаза, – это – твое место. Теперь это – твой дом».
Но прежде чем снова зажужжал пейджер Джеймса, рвя тонкую ниточку, протянувшуюся между ними, она сама разбила зеркало – ведь он принадлежал Мейлин, а не ей! Она мгновенно смутилась.
– Наверное, мне придется все-таки заняться этим, – сказал Джеймс, прочтя очередное сообщение пейджера. – Извините, что не смогу выпить с вами чаю. Мейлин доскажет вам все, что я забыл рассказать об отеле. – Он как-то нерешительно посмотрел на Мейлин, словно желая что-то спросить. – Вы сможете показать Алисон, как добраться до Башни?
– Конечно, – прошептала Мейлин. – Смогу.
– Отлично. – Джеймс снова перевел взгляд на Алисон. – Утром встретимся снова, Алисон, спокойной ночи!


Джеймс ушел, а Мейлин и Алисон сели в гостиной за столик, на котором дымился традиционный чайник, которым отель встречал гостей. Мейлин знала, что Джеймсу хотелось бы, чтобы она встретила гостью поласковее, чтобы они сидели рядышком, попивая чаек и болтая о разной чепухе. Но как же она могла так беззаботно болтать, когда в ней царил ад?
Мейлин сумела убедить себя, что самое страшное – это встреча, первый момент знакомства с сестрой. Если она сумеет сдержаться, то после все будет гораздо проще.
Но все оказалось не так: именно сейчас ее сердце отчаянно билось, взбудораженное хорошо знакомым старым страхом и одновременно новыми наивными стремлениями, которые она даже боялась определить. Но они становились все сильнее и сильнее, заставляя ее искать в себе семейное сходство с этой златовлаской… пока старая ненависть не прекратила эти поиски, напомнив: нет и не может быть сходства между злой дочерью Номер Один и доброй дочерью Номер Два; и сама Алисон не захотела бы такого сходства.
Это резкое напоминание позволило Мейлин снова овладеть собой до такой степени, что она смогла позволить себе посмотреть на Алисон, и теперь изумрудные глаза девушки, смотрящие на нее, были отличны от ее нефритовых настолько, насколько зло отлично от добра.
– Мейлин, пожалуйста, не чувствуйте себя обязанной сопровождать меня.
«Ага. Вот оно! Она не хочет, чтобы я была здесь. Она меня отпускает. И этот шанс нужно использовать… иначе, кто знает, что может случиться…»
– Вы, наверное, заметили, что у меня немного отсутствующий вид, Алисон? Не принимайте это на свой счет! У меня просто проблемы с чертежами для вестибюля отеля… но я с удовольствием останусь и выпью с вами чаю, если не помешаю вам.
– Разумеется, – улыбнулась ей Алисон, – я буду только рада.
И беседа потекла, позволяя Алисон выплеснуть из себя все накопившиеся впечатления – и необычность приземления, и словно созданные из драгоценных камней очертания Гонконга на фоне ночного неба, и необычайную роскошь «Ветров торговли», и как это мило со стороны Джеймса оборудовать в ее номере темную комнату, как это предусмотрительно с его стороны…
Начав говорить о Джеймсе, Алисон вдруг замешкалась, порозовела и отвела глаза в сторону – пусть только на секунду. Но тут же снова взяла себя в руки и спокойно добавила:
– Ну, мне, наверное, не нужно рассказывать вам, какой он чудесный.
«Она ведь думает, что мы с Джеймсом любовники, – поняла Мейлин. – А сама она… явно им увлеклась».
Впрочем, что удивительного в том, что женщина увлеклась Джеймсом Дрейком – он был элегантен и привлекателен, и более того, за этой элегантностью чувствовалось пламя, пусть хорошо контролируемое: выдававшее себя только тлением, оно обещало потрясающую страсть.
Мейлин на самом деле удивило не то, что Алисон увлеклась Джеймсом, а сама Алисон – увлеченная Джеймсом, она ничем не выдала то, что завидует Мейлин. А ведь она нисколько не сомневается, что Джеймс и Мейлин находятся в связи! Казалось, она считает само собой разумеющимся, что такой человек, как Джеймс, может избрать в свои подруги только такую женщину, как Мейлин… словно Мейлин заслуживает такой любви.
Однако Мейлин Гуань такой любви не заслуживала и могла доказать это прямо сейчас. «Да, Алисон, я знаю, какой он чудесный, я видела огонь страсти в его серебристых глазах, я знаю, насколько восхитительно прикосновение его изящных и сильных рук».
А что, если она так и скажет? И сумеет ли Алисон понять, что ее слова – всего лишь жестокая ложь, порожденная самым сердцем?
«Нет, – решила Мейлин, – нельзя допустить, чтобы изумрудные глаза сестры расширились от страха – они не привыкли встречать в душе человека такую тьму».
– Мы с Джеймсом просто друзья, Алисон, мы не любовники, – произнесла наконец Мейлин.
Алисон нахмурилась, а потом вдруг тихо спросила:
– А он женат?
– Нет.
Когда Мейлин увидела, как в глазах Алисон загорелись огоньки надежды, в ней вдруг возникло странное желание – защитить сестру. Желание давно забытое. До тринадцати лет она постоянно защищала тех, кого любила, скрывала от матери правду о своих страданиях, потому что не хотела, чтобы ее боль бросила глубокую тень на маленький мирок любви, в котором она обитала с Джулианой, и на светлый образ отца, который мог бы быть с ними и защитить их обоих, если бы не погиб.
И вот теперь напротив сидит его другая дочь, та, которой досталась вся его любовь – такая беззащитная, доверчивая и полная надежды, – и ведь для Мейлин еще не поздно проявить свой настоящий характер, всего несколькими словами она может поймать в ловушку беззащитное сердечко сестры и заодно покончить со странными и глупыми чувствами, зародившимися в сердце. «Алисон, Джеймс явно неравнодушен к тебе. Я его друг, так что могу поговорить с ним. Тебе нужно будет только предложить себя ему…»
Но Мейлин отказалась и от этой ловушки. Вместо этого она решила рассказать сестре правду о Джеймсе Дрейке; Джеймсу такая откровенность не повредит, трагическая смерть Гуинет Дрейк практически ни для кого не секрет. Об этом знают и Сэм, и сэр Джеффри, и леди Ллойд-Аштон. Все, кто познакомился с Гуинет во время рождественских каникул, когда она приезжала в Гонконг, и все англичане, следившие четыре года назад за новостями по телевизору или читавшие хронику происшествий.
– Джеймс был женат, – тихо сказала она, – четыре года назад его жена, беременная его сыном, погибла в результате нелепого инцидента – взрыва газового баллона на их даче в Уэльсе. Какая-то неполадка с трубопроводом…
– Не может быть! – прошептала Алисон, и место надежды в ее душе заняла печаль. – Джеймс был при этом?
– Он в этом время вышел пробежаться на пляж. – Об этом Мейлин узнала от самого Джеймса. – И хотя спасти Гуинет не было никакой возможности, он все-таки вбежал в дом и чуть не погиб. – А об этом она узнала от своего начальника в «Тичфилд и Стерлинг». Немного помолчав, Мейлин мягко предупредила Алисон: – Джеймс теперь женат на своей работе, Алисон. У него нет увлечений, и он не собирается никем увлекаться – особенно сейчас.
– Из-за «Нефритового дворца»?
Мейлин кивнула.
– Это была идея Гуинет. Он строит его в ее честь, потому что обещал ей построить «Нефритовый дворец».
Снова наступило молчание, обе сестры думали о чем-то своем. Алисон поднялась и налила обеим чай. В тот момент, когда она наклонилась к чашке, Мейлин обратила внимание на серебряный браслет на руке сестры. Она давно заметила его и посчитала украшением, теперь же увидела четкую малиновую надпись на браслете.
– Это медицинский браслет?
– Да, – пожала плечами Алисон. – Я привыкла, что все вокруг знают, что это за браслет, и совсем про него забываю.
– С вами что-то не в порядке?
Алисон улыбнулась.
– Нет, все хорошо, пока мне не потребуется переливание крови. У меня сильная реакция отторжения чужой крови.
– Но ведь это можно предусмотреть заранее?
– Чаще всего, но не в моем случае. При обычных проверках запасов крови кажется, что все в порядке, полностью совместимо – но на самом деле это не так. Мой лечащий гематолог в Далласе разработал очень сложную систему тестирования крови доноров – только напрасно, за десять лет так и не удалось найти подходящей крови.
– Значит, если вам потребуется кровь для переливания…
– У меня ее не будет, – спокойно ответила Алисон, словно то, что любое переливание крови донора будет для нее смертельным, не имело большого значения. Однажды она чудом выжила после переливания – но с тех пор иммунная система активизировалась полностью, и была готова немедленно бороться против любого вторжения. В следующий раз реакция будет мгновенной и более мощной. Она смущенно улыбнулась:
– Мне остается только надеяться, что мне больше не потребуется переливать кровь.
– Надеюсь, – тихо ответила Мейлин, словно она и в самом деле была сестрой и имела право на заботу об Алисон. – Но ведь вам, должно быть, страшно…
– В общем да, но главное – это отец. В прошлый раз он был рядом, когда началась реакция отторжения, и я помню ужас, написанный на его лице. Я хотела сказать ему, чтобы он не беспокоился, что я люблю его, бабушек и дедушек… – Алисон запнулась, вспомнив, что Мейлин еще не знакома с ее семейными обстоятельствами. – У меня есть только отец, бабушки и дедушки, моя мать умерла при родах.
При виде опечаленного той давней потерей лица Алисон, не забывшей о матери, которую она никогда не знала, на Мейлин саму нахлынули давние воспоминания: как она любила погибшего до ее рождения отца, которого никогда не видела, как ей не хватало его и как она верила, что если бы он остался жив, в ее жизни все было бы иначе.
Да, наконец-то у нее нашлось нечто общее с сестрой: они обе провели немало часов, мечтая о том, чтобы у них были живы оба родителя. Для Мейлин этим фантазиям пришел конец когда ей исполнилось тринадцать, а для Алисон? Ведь ее мать в самом деле умерла, тут не могло быть ошибки, и выживи Бет Уитакер, она наверняка любила бы свою дочь всем сердцем. Мейлин прошептала:
– Извините, Алисон.
И тут, где-то в середине «спасибо» Алисон, раздалась трель телефонного звонка, почему-то заставившая Мейлин вздрогнуть.
Это звонил Гарретт Уитакер, отец, которого Мейлин когда-то любила и которого ей так не хватало, отец, чье лицо исказилось от ужаса, когда он увидел, что его любимая дочь умирает. Он звонил в Гонконг, чтобы узнать, как добралась Алисон, все ли с ней в порядке.
«Любящий папаша!» – подумала Мейлин внезапно, и ей стало больно. Что бы ему стоило позвонить ей хоть раз, чтобы убедиться, что с ней все в порядке?! И что бы стоило ему хоть раз успокоить ее, утереть ее слезы, когда кто-нибудь называл ее ублюдком шлюхи?
– Да, папа, – тихо рассмеялась Алисон. – Я тут, со мной все в порядке. Все отлично… Да, меня встретили Джеймс Дрейк и Мейлин Гуань. Это архитектор проекта, она сейчас тут у меня, мы пьем чай… Папа?.. Ой, мне на минуту показалось, что с линией что-то не в порядке, я перестала тебя слышать…
Похоже, Гарретт Уитакер довольно быстро оправился от шока, полученного при известии, что его дочери мирно сидят рядышком, попивая чаек.
«Разумеется, он очень быстро оправился, – подумала Мейлин. – Почти двадцать восемь лет он был уверен, что нечего беспокоиться, никаких призраков прошлого не осталось».
А ведь Мейлин прямо сейчас могла бы, если бы захотела, вывести его на чистую воду. Достаточно было взять трубку из перехваченной серебряным браслетом руки сестры и сказать: «Привет, папочка! Это я, твоя брошенная дочка! Что? Ты удивлен, откуда я все знаю? А я знаю. Твоего запудривания мозгов моей мамочке хватило только на тринадцать лет. Нет, она-то тебя не выдавала – она представляла тебя павшим героем, как ты ее научил. Я сама открыла все это, я все про тебя знаю, папочка. Ты вовсе не герой… разве что для Алисон… по крайней мере, ты был для нее героем до сегодняшнего дня».
Вместо этого Мейлин подошла к стеклянной стене и стала рассматривать феерию огней на горизонте, думая о том, какой может быть голос у ее отца.
Как он звучит теперь, исполненный любви к Алисон?
А что можно сказать о душе Гарретта Уитакера? Есть ли в ней хоть маленький уголок, неравнодушный к оставленной им дочери? Маленький-маленький уголок, где был бы образ его дочери?
Так как Алисон была не одна, то она, из вежливости по отношению к Мейлин, не стала долго распространяться. Пообещав часто звонить и передав привет бабушкам и дедушкам, она завершила разговор. Как только Мейлин услышала звук положенной на рычаги трубки, она призвала на помощь все свое актерское мастерство. Пожалуй, сияющие глаза Алисон не готовы еще к зрелищу того мрака, что царил в ее душе… Лучше исчезнуть из комнаты, прежде чем Алисон поймет, насколько она взволнована, как ей плохо.
Отвернувшись от панорамы Гонконга и глядя в лучащиеся радостью глаза сестры, Мейлин сказала:
– Я все-таки пойду, Алисон. Эта проблема с чертежами не дает мне покоя.
Алисон проводила ее до двери, и теперь Мейлин могла укрыться в убежище своего номера. «Убежище»? – ядовито усмехнулся ее внутренний голос. – Ты называешь убежищем место, откуда открывается прекрасный вид на «Пининсулу»?
Но когда Алисон открыла дверь, в коридоре оказался Сэм Каултер.
Поздоровавшись с Алисон, Сэм перевел взгляд с ее изумрудных глаз на темно-зеленые Мейлин и сказал:
– Привет, Мейлин!
– Привет, Сэм, – Мейлин быстро отвела взгляд; Сэм не был слеп к чужим болям и бедам – он-то мог рассмотреть тень страдания там, где никто бы ее не увидел.
– Я уже ухожу, – сказала Мейлин, обращаясь к высокому стройному ковбою, перегородившему проход.
Сэм даже не шелохнулся.
– Я провожу тебя до номера, Мейлин. Только поздороваюсь с Алисон.
– Привет, Сэм, – послушно повторила Алисон и, улыбнувшись, добавила: – Пока, Сэм.
Номер Мейлин был на том же этаже, что и у Алисон, и его хорошо должно было быть видно, но сейчас его загораживала фигура Сэма. Эта дверь, призывно маня ее, соблазняла ринуться к ней.
«Нет, – приказала себе Мейлин. – Я должна спокойно пройти с ним по коридору, опустив глаза и тепло разговаривая с ним. И мне нужно начать этот путь немедленно. Разве что…»
– Ах, Алисон, я совсем забыла показать вам, как найти Башню Дрейка.
– А это необходимо, Мейлин? Насколько я поняла по карте, нужно выйти из главного входа, повернуть налево и пройти шесть кварталов по Чейтер-роуд.
– Именно так, – подтвердил Сэм. – Когда вы встречаетесь с Джеймсом?
– В десять. Сэм нахмурился.
– Мы с Мейлин и Тайлером встречаемся на строительной площадке в девять утра.
– То есть, вы не сможете проводить меня к Джеймсу? – поддразнила его Алисон. – Сэм, не знаю, что там наговорил обо мне мой папочка, но я вполне в состоянии пройти шесть кварталов, особенно по прямой!
– Правда?
– Да! – потом уже нормальным тоном она сказала: – Вас пригласили в Гонконг, Сэм, чтобы вы строили тут отель, а не для того, чтобы вы играли роль телохранителя или няньки. Так что, пожалуйста, не беспокойтесь.
– Отлично, – согласился Сэм. – Но если вам потребуется какая-либо помощь, Алисон, я всегда к вашим услугам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Ваши комментарии
к роману Жемчужная луна - Стоун Кэтрин



Основа сюжета такая же как у "Близнецов"(про проблемы богатых и красивых),но не хватило накала страстей,все как то в миг полюбили друг друга и даже не ссорились.Интересно было читать про Гонконг.7/10.
Жемчужная луна - Стоун КэтринОсоба
25.06.2014, 17.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100