Читать онлайн Жемчужная луна, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - ПРОЛОГ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужная луна - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Жемчужная луна

Читать онлайн

Аннотация

Мейлин Кван – архитектор роскошного отеля в Гонконге. Она, подобно зданию, созданному по ее проекту, соединила в себе Восток и Запад, гармонию и конфликт. Ее любовь к строителю Сэму Колгеру исполнена страсти и силы. Но ужасная тайна стоит между Мейлин и ее любовью. Ей предстоит впервые столкнуться лицом к лицу со своей сестрой, которая не подозревает о существовании Мейлин…


Следующая страница

ПРОЛОГ

Хайленд-парк
Даллас, Техас
Суббота, 5 июня 1993 г.


– Мы со Стивеном решили все-таки не жениться.
Это потрясающее заявление Алисон Париш Уитакер сделала перед пятью своими самыми любимыми и близкими родственниками, собравшимися в большом зале особняка Уитакеров. По ее просьбе – она сказала им, что собирается сообщить нечто важное, – сюда пришел ее отец, дедушки и бабушки.
Любое событие в жизни Алисон было для них важным; начиная с момента появления на свет она стала средоточием их жизни и объектом безрассудной любви. Они хотели, чтобы у нее было все самое лучшее – ничем не омраченная жизнь, безмерное счастье, любовь, – а взамен они хотели только одного: чтобы судьба не отобрала у них Алисон так же рано, как ее мать. Но несмотря на все их заботы и беспокойство, за свои двадцать семь с половиной лет Алисон уже не раз была на волосок от гибели.
Разрыв Алисон с женихом трудно было бы назвать вопросом жизни и смерти, однако семья была склонна рассматривать его именно в этом ключе; родственники полагали, что Стивен сможет быть ей такой же надежной защитой, как и они, причем долгое время после их смерти, а самое главное, он никогда не предъявит к ней таких требований, которые могли бы убить ее так же, как ее мать; трое его братьев вполне могли снабдить род Джентри необходимыми потомками, а так как лично Стивен не видел особого смысла в обеспечении своего бессмертия посредством детей, то никогда не потребовал бы от Алисон ребенка.
Разрыв помолвки Алисон Париш Уитакер и Стивена Уорта Джентри означал и то, что четыре самых крупных состояния «штата одинокой звезды» никогда не сольются в одно. Впрочем, как раз это родственников Алисон и не волновало – Париши и Уитакеры лучше многих других понимали, что само по себе богатство не приносит счастья.
– Дорогая, что стряслось? – вымолвила наконец Полин Уитакер, нарушив последовавшую за сообщением Алисон гробовую тишину. – Неужели Стивен…
– Нет, ба, – успокоила ее Алисон, – это мое решение. Я сообщила о нем Стивену только вчера вечером.
– Но почему, дорогая моя?!
Этот спокойный и логичный вопрос задал Дуглас Уитакер, ее дедушка по отцовской линии. На его лице изобразилось то же изумление, что и у всех присутствующих.
«А как же любовь?» – могла бы спросить их Алисон, но промолчала.
Почему-то Алисон не могла признаться деду, что она мечтает о романтической любви, любви к ней, а не ее состоянию, как не могла признаться и в том, что Стивена гораздо больше волнует проблема венчания капиталов, чем какая-то любовь.
Невинно пожав плечами, она дала самый расплывчатый ответ, на который была способна:
– Я просто решила, что еще не готова к браку. Конечно, это не совсем прилично, особенно учитывая близость срока, но я ничего не могу поделать.
– Ничего нет странного в том, что перед венцом невеста трусит, – заметила Айрис Париш. – Итак, ты абсолютно уверена, что хочешь разорвать помолвку?
– Да. Это не сиюминутная прихоть. Я долго размышляла над этим, пока мне не позвонил мой издатель.
– А он звонил? – спросил Роберт Париш. И, ласково улыбаясь внучке, так похожей на любимую и утраченную им дочь, поинтересовался: – Они хотят, чтобы ты сделала еще один альбом о Техасе?
– Хотят, только не о Техасе.
Алисон уперлась взглядом в сложенные на коленях ладони. На первый взгляд, они были аккуратно сложены, как и полагается воспитанной девушке, на самом же деле – сжаты изо всех сил. Ее взгляд остановился на блестящем серебряном браслете на левом запястье. Это было не простое украшение, надеваемое по торжественным случаям, – эту вещь она не снимала никогда.
На медицинском браслете Алисон малиновыми буквами было выгравировано зловещее напоминание о том, что здоровье его обладательницы отличается особой хрупкостью. Глядя на знакомые до боли буквы, она пыталась совладать с другой, не менее пугающей информацией, по сравнению с которой то, что свадьба десятилетия в Техасе отменяется за две недели до того, как невесте предстоит пройти по украшенному гардениями проходу в церкви, была невинной шуткой. То, что собиралась сделать Алисон вместо замужества, не покажется собравшимся ни безопасным, ни радостным.
Алисон сделала глубокий вздох и, оторвав глаза от браслета, произнесла наконец:
– Они хотят, чтобы я сделала книгу о Гонконге. Как она и ожидала, при слове «Гонконг» среди потрясенных родственников снова воцарилась тишина. Однако случилось и то, чего она не могла предвидеть – все четверо старших родственников разом, словно сговорившись, недовольно посмотрели на ее отца.
Сколько Алисон себя помнила, всегда, когда предстояло принять решение о ее судьбе, исполнялся установившийся ритуал: она излагала свое желание, дедушки и бабушки высказывали свою озабоченность ее поведением, и только потом в дискуссию вступал ее отец. Насколько Алисон могла припомнить, никогда еще ни родителям Гарретта Уитакера, ни родителям его покойной жены не удавалось узнать его мнение до того, как высказались они – потому что он практически всегда становился на сторону своей дочери.
Однако теперь они сверлили его взглядами, явно стараясь заставить присоединиться к их однозначному мнению – настоять на том, чтобы она не ездила в Гонконг.
– Почему? – удивилась Алисон. – Какое отношение имеет папа к Гонконгу? Или же дело только в том, что этот город опасно близок к Вьетнаму?
Она не могла прочесть мысли отца. Впрочем, как всегда, он явно не хотел высказывать своего мнения, пока все не выговорились.
Алисон терпеливо ждала; молчание начинало становиться зловещим, и ей пришлось подсластить пилюлю:
– Получилась такая история, что некто по имени Джеймс Дрейк позвонил моему издателю. Это какой-то владелец недвижимости, он строит новый отель в Гонконге под названием «Нефритовый дворец» и месяц назад случайно наткнулся на мой альбом «Серенада одинокой звезды». Он захотел, чтобы я сделала видовые снимки Гонконга, которые потом украсят стены его отеля в виде панно.
Алисон сделала паузу – нужно было перевести дыхание после такой длинной и быстрой тирады. Но ей не хватало не только кислорода – она почти физически чувствовала вокруг себя накинутую ими защитную оболочку. Если не удастся прорвать ее, она никогда не сможет жить самостоятельно. Это бунт, спровоцированный внезапной надеждой и давним чувством вины. Алисон была счастлива, что ее так любят, но… она задыхалась.
– Джеймс Дрейк, – произнес наконец Роберт Париш. – Есть такой англичанин, у него недвижимость по всему миру.
– Это он и есть.
После ее слов на лице деда появилось выражение удивления: такой человек, как Джеймс Дрейк, захотел, чтобы Алисон сделала рекламу его новому отелю. Алисон почувствовала раздражение: несмотря на то, что «Серенада одинокой звезды» расходилась быстрее всяких ожиданий, родственники все еще рассматривали ее занятие фотографией как хобби, а не как настоящую профессию.
Но Алисон удалось быстро совладать с собой – в конце концов, когда издатель сообщил ей о предложении магната недвижимости, она удивилась не меньше дедушки. И тем более это удивление быстро переросло в изумление, когда Джеймс Дрейк лично позвонил ей прямо в особняк, где она прожила всю свою жизнь.
Голос с элегантным британским акцентом сказал ей, что ему нужна именно она. Потому что, по его мнению, ее работы – это не просто причудливое сочетание красок и форм, ей удается схватить «суть», а он хотел бы запечатлеть на стенах своего отеля сердце, душу, сам дух Гонконга.
Дрейк явно уверовал в ее талант; он считал ее фотографии произведениями искусства и пожелал разместить их среди других бесценных шедевров, которыми он украсит свой «Нефритовый дворец». Конечно, Алисон из принципа могла бы сказать деду, что Джеймс Дрейк высоко ценит ее талант, даже если бы это было не так. Она никогда не осмелилась бы огорчить деда таким пренебрежением к ней. Дед мог и не считать ее одаренным художником, он все равно верил, что она сама по себе – сокровище.
Сокровище, которое собиралось отправиться в Гонконг, молча ожидало града возражений. Она готовилась мягко отвергнуть каждое. Последние две недели она была занята подготовкой к этой встрече. Лавандово-сливочная спальня Алисон, еще недавно заваленная журналами мод для невест, теперь превратилась в центр информации о Гонконге.
Алисон уже почти влюбилась в эту британскую колонию; она просмотрела массу видеофильмов и проштудировала целую библиотеку, и ее восхищение городом росло день ото дня. У нее было такое чувство, что ее связанные крылья начинают постепенно раскрываться… и когда этот момент настанет, они унесут ее хоть на луну.
– Но ты не можешь уехать в Гонконг, Алисон, – нарушила тишину Айрис Париш. Однако объектом ее нападок стал не Гонконг как таковой: бабушка привлекла ее внимание к более практичной и домашней проблеме. – Ведь твои доктора – здесь. Вдруг что-то стрясется? Вдруг тебе потребуется кровь?
Сердце Алисон заныло при этих нотках беспокойства в голосе бабушки: она и не думала, что речь зайдет о ее здоровье. Верно, что наблюдающие ее врачи жили в Далласе, но верно и то, что если ей снова потребуется переливание крови, нет никакой разницы между Далласом и Гонконгом. Оба города славились своими клиниками. Кроме того, современная медицина не в состоянии помочь Алисон – как и, в этом отношении, ее семья. Все родственники прошли тесты и с огорчением узнали, что их кровь столь же опасна для Алисон, как и кровь первого встречного.
– Со мной ничего не случится, бабушка, – заверила ее Алисон. – Я буду очень осторожна, обещаю!
– И все же, Алисон, – продолжала настаивать на своем Полин Уитакер, – Гонконг опасен.
– Опасен?
– Там же ураганы, ты что, не знаешь? Ужасные ураганы!
– Да, ураганы случаются, – спокойно ответила Алисон, обрадованная тем, что темой обсуждения стал вопрос, к которому она подготовилась заранее. – Только там они называются тайфунами. Но в Гонконге к ним хорошо подготовлены – метеорологические спутники извещают о приближении шторма задолго до того, как волна достигнет берега, все суда скрываются в убежищах, а здания построены так прочно, что способны выдержать любой ураган.
– Но никогда нельзя предвидеть или полностью подготовиться к стихийному бедствию, – спокойно заметил Дуглас Уитакер. – Кроме того, Алисон, а как с политическими тайфунами? Ты забыла о событиях на площади Тяньаньмынь?
– Я это отлично помню, как и всякий, кто живет в Гонконге. Эта территория не перейдет под юрисдикцию Китая вплоть до девяносто седьмого года, а пока губернатор Паттен усиленно работает над тем, чтобы сделать демократические институты незыблемыми, чтобы и после передачи КНР Гонконг продолжал процветать.
Дуглас поднял бровь и не смог сдержать улыбки от гордости – его внучка хорошо подготовила домашнее задание.
– Однако, – мягко возразил он, – нет никаких гарантий успеха.
– Нет, конечно, – согласилась Алисон.
То же самое говорил ей и Джеймс Дрейк. Несмотря на Договор о присоединении, будущее Гонконга слишком неопределенно. Удар может оказаться слишком сокрушительным, вот почему так важен его «Нефритовый дворец». Отель мог бы стать олицетворением той гармонии, которую являет собой Гонконг, этот невероятный и потрясающий плод соединения Востока и Запада, загадочного дракона и величественного льва. И фотографии Алисон тоже должны превратиться в символы, в свидетельства истории. Но пока Гонконгу ничего не угрожает, и многие считают его самым восхитительным и космополитичным городом планеты.
– Это слишком далеко, – сказала Полин тоном, который говорил об окончательности ее вердикта.
Алисон хорошо были известны все параметры, характеризующие расстояние между Далласом и Гонконгом, – восемь тысяч триста миль по воздуху, четырнадцать часов (плюс один день) по часовым поясам, и – что самое примечательное – всего несколько секунд по телефону, причем слышимость изумительная, словно вы переговариваетесь через комнату.
Однако ее бабушка высчитывала расстояние иначе: для нее это было расстояние сердец, и по ее глазам Алисон поняла, что боль не утихла, несмотря на то, что прошло столько лет.
«Бабушка! – хотелось крикнуть ей. – Гонконг не Вьетнам! Конечно, их разделяет всего двести миль, меньше, чем Даллас от Нового Орлеана. Но Гонконг не Вьетнам, и теперь не та обстановка, что двадцать восемь лет назад, и…» – но вместо этого Алисон сказала:
– Я надеюсь, что вы все навестите меня там.
– Нет, нет, Алисон, если ты и поедешь туда, то вернешься очень скоро. Гонконг невелик, не правда ли? Вряд ли тебе потребуется для работы больше двух месяцев.
– Но мне придется пробыть там по крайней мере до момента открытия отеля, – спокойно ответила Алисон. А про себя подумала: «Пока не отсниму все, что мне нужно для альбома, я оттуда не уеду».
– До открытия отеля? – ужаснулась Айрис. – Но когда же это будет?!
– В Гонконге все происходит быстрее, чем у нас, – объяснила Алисон, вспоминая, как удивилась сама, когда Джеймс Дрейк сказал, что строительство еще и не начиналось и что такое грандиозное здание, как «Нефритовый дворец», будет построено всего за семь месяцев. «В Гонконге все крутится гораздо быстрее, – сказал он ей, – время так уплотнено, так мало, что его можно ощутить физически».
– Нулевой цикл начнется только через две недели, но открытие уже запланировано на Рождество… в день моего рождения.
– Но ведь ты не собираешься проводить в Гонконге Рождество?!
– Собираюсь. – У нее было некоторое оправдание, хоть и не слишком серьезное: Джеймс Дрейк объяснил ей, что финальные штрихи в интерьере, в том числе и размещение ее фотографий, должно произойти на рождественские праздники. Она могла бы и не присутствовать при этом, но если все-таки останется, то сможет проследить за выбором правильного места и освещения превращенных в панно снимков. – Да, я проведу Рождество в Гонконге. Но зато все рождественские праздники мы сможем провести вместе – я навела справки и узнала, что в это время есть отличные круизы по южной части Тихого Океана и Дальнему Востоку. Один из них начинается на Таити пятого декабря, и корабль приходит в Гонконг двадцать четвертого. У меня есть рекламный проспект. Я знаю, вы все любите путешествовать, и этот тур может оказаться прекрасным подарком на Рождество.
Это было правдой – за последние годы все четверо, сдружившиеся еще до того, как родился отец Алисон, полюбили совместные путешествия. Они объездили почти весь мир – за исключением, разумеется, Востока.
«Пожалуйста, приезжайте в Гонконг, – захотелось крикнуть Алисон, – отпраздновать открытие отеля и мой день рождения. Пожалуйста, ради меня и вас, забудьте на время о ваших страхах и боли, о вашей предубежденности, успокойтесь наконец».
Очевидно, все время, начиная с сегодняшнего дня и до момента, когда она ступит на борт самолета, что унесет ее в Гонконг, пройдет в бесплодных спорах.
Раньше она всегда уступала родственникам, не желая причинять им беспокойства из-за своего здоровья, понимая, что они слишком сильно любят ее, чтобы перенести потерю.
Но теперь все изменилось.
На этот раз Алисон Париш Уитакер собиралась поступить так, как хотелось ей.
Снова наступило напряженное молчание, и Алисон начала нервничать. Несмотря на свое отчаянное желание освободиться, она думала, что, может быть, стоит уступить им и на этот раз; ведь и она любит их больше всего на свете.
Алисон изо всех сил старалась справиться со своей слабостью. Джеймс Дрейк дал ей телефонный номер своего пентхауза в Гонконге, не числящийся ни в каких справочниках, и просил звонить в случае каких-либо проблем. Нужно позвонить ему прямо сейчас, чтобы снова убедить себя, что она все-таки едет в Гонконг, чтобы услышать этот низкий, спокойный, волнующий голос, который еще раз скажет ей, что его обладатель будет счастлив, если она согласится принять участие в его важном проекте.
Алисон захотелось убежать в свою спальню и, набравшись смелости, позвонить. Но она не убежала и не позвонила, потому что была слишком хорошо воспитана, чтобы вот так, неожиданно, покинуть родных и тем самым заставить волноваться за себя.
Так они могли бы сидеть и молчать целую вечность, но положение спас человек, который уже много раз выручал ее из беды – ее отец, который, в отличие от других, был во Вьетнаме.
Гарретту Уитакеру достаточно было бы сказать «нет», и Алисон никогда не поехала бы в Гонконг. Реакции отца она опасалась больше всего, но и надеялась на него сильнее всего. Она неоднократно была на волосок от гибели, но он любил ее сильнее других, поэтому находил в себе силы победить страх и позволял ей вести нормальную жизнь.
Именно отец научил ее ездить на лошади, водить машину и управлять самолетом.
И вот теперь он сказал свое слово.
– Мне кажется, что настал час, когда нам с Алисон пора совершить очередной тренировочный полет.


– Когда ты решила лететь? – спросил ее Гарретт, когда они были уже высоко над землей. Он сидел за штурвалом, Алисон рядом. Так они летали, когда он учил ее управлять самолетом или нужно было поговорить наедине.
– Через неделю.
– Где ты будешь жить?
– В «Ветрах торговли». Это отель Дрейка. Кроме обычных номеров, там немало съемных квартир, и одну из них займу я. Отель расположен в деловом центре Гонконга, там обычно селятся бизнесмены-иностранцы. Это, должно быть, милое местечко и безопасное.
– Не сомневаюсь. Но… мне кажется, что тебе будет одиноко.
«Может быть, – подумала Алисон. – Но все-таки есть разница между одиночеством и самостоятельной жизнью в одиночку?». Она ведь никогда по-настоящему не жила одна, ей нужно встать на ноги.
– Но ведь я могу звонить тебе, правда?
– Разумеется, – улыбнулся Гарретт, – в любое время. Все время.
– Я познакомлюсь с новыми людьми… – «Я познакомлюсь с Джеймсом». Эта мысль пришла ей в голову как-то сама собой и зажила там собственной жизнью. Наверняка Джеймс счастливо женат… и если даже не женат, наверняка он не захочет тратить свое драгоценное время на какую-то необразованную куколку бабочки, которая почти ничего не знает о мире за пределами своего удобного кокона. Охваченная страхом, что родные снова могут загнать ее в этот кокон, Алисон быстро добавила – А, я совсем забыла сказать, что главный инженер на строительстве «Нефритового дворца» – Сэм Каултер. Он ведь что-то делал для тебя?
– Да, строил. – И, о чем-то задумавшись, отец добавил через некоторое время: – Я рад, что Сэм будет в Гонконге. Он тебе понравится, Алисон.
Казалось, в этих словах не было и намека на какой-то второй смысл, но Алисон слишком хорошо знала отца, чтобы не прочитать его мысли.
– Мне не нужны никакие телохранители, папа! И кроме того, Сэму будет не до меня – шесть месяцев до открытия такого отеля!
– Если кто-то способен успеть в такой ситуации, так это Сэм.
Они снова погрузились в молчание и некоторое время просто смотрели на пейзажи, проплывающие под ними в золотистых лучах заходящего солнца.
Наконец Алисон тихо спросила:
– С тобой все в порядке?
Гарретт повернулся, чтобы посмотреть ей в глаза, и только потом ответил:
– У меня такое впечатление, что для тебя это очень важно.
– Да, – ответила Алисон, ощутив прилив нежности к отцу.
Любви и тревоги. Гарретт Уитакер посвятил свою жизнь дочери и был верен памяти жены. Он так и не нашел ей замену и, насколько знала Алисон, не искал. Он казался вполне довольным своей жизнью, но Алисон понимала, что его мучило что-то, заставляло часами летать в одиночестве над облаками, преследуя радуги и мечты.
В жизни ее отца чего-то не хватало.
Алисон догадывалась, что этим «что-то» было счастье.
«Может быть, когда я уеду в Гонконг, – подумала она, – и докажу, что могу сама обеспечить свою безопасность, то предоставлю отцу шанс найти то, чего ему недостает в жизни».
Однако она хорошо понимала, что отец пока еще не дал ей разрешения на эту поездку: в его глазах читалась тревога.
– Почему тебя беспокоит Гонконг? – тихо спросила она. – Там есть что-то, чего я не знаю?
Да, в Гонконге было нечто, чего не знал никто, и о чем не догадывались ни его дочь, ни его родители и родственники жены. Для них Гонконг был просто городом, где Гарретт был в то время, когда их души были в смятении, и они нуждались в нем сильнее всего.
Для Гарретта Уитакера Гонконг был потерянным раем.
– Ты ведь был в Гонконге, папа?
– Да, однажды, очень давно и очень недолго.
– И?
– И это было прекрасно, Алисон. Это было волшебное время.
– Тогда, если я поеду туда, ты ведь не будешь возражать?
Ему будет не хватать ее, он будет волноваться за нее, но разве может он сказать «нет»? Гонконг – город, где он провел самую счастливую неделю в своей жизни.
– Да. Конечно, я не против.
– И ты приедешь ко мне?
– Посмотрим, – неопределенно ответил он.
И прежде чем снова устремить глаза к горизонту, он улыбнулся ей и тихо добавил: – Надеюсь.
Гарретт не мог обещать дочери, что навестит ее в Гонконге… потому что однажды уже давал одно обещание, любовное обещание Джулиане.
Джулиана… единственная женщина, которую он когда-либо любил.
Джулиана… мать другой его дочери, сводной сестры Алисон; дитя любви, оставшееся далеко позади, брошенное в далеком прошлом.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


загрузка...

Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жемчужная луна - Стоун Кэтрин

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Ваши комментарии
к роману Жемчужная луна - Стоун Кэтрин



Основа сюжета такая же как у "Близнецов"(про проблемы богатых и красивых),но не хватило накала страстей,все как то в миг полюбили друг друга и даже не ссорились.Интересно было читать про Гонконг.7/10.
Жемчужная луна - Стоун КэтринОсоба
25.06.2014, 17.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100