Читать онлайн От сердца к сердцу, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

От сердца к сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Все в порядке, Джеффри?
– Разумеется. – Оторвав взгляд от текста, который он писал для эфира на вечер вторника, Джеффри посмотрел на исполнительного продюсера, внезапно появившегося в дверях его кабинета. – А почему ты спрашиваешь?
– Телезрители беспокоятся за тебя.
– Понятно, – кивнул Джеффри.
Телезрители? Неужто его боль так очевидна? Неужто все видят, что у него на сердце? У него, который славился своей беспристрастностью? Ведь он никогда не высказывал никаких политических симпатий, ничем не выдавал своего собственного отношения к жизни, всегда оставался корректным и сдержанным, как и полагается журналисту.
– И что же говорят телезрители?
– Что ты кажешься немного вялым. На прошлой неделе, когда ты был в Лондоне, многое можно было списать на общую усталость, ведь тебе одному приходилось освещать работу конференции. Но на этой неделе… Они, понимаешь ли, тревожатся за тебя, а не разочарованы в тебе.
В студию и в самом деле пришло немало писем с тревожными вопросами о популярном ведущем. Некоторые зрители с теми же вопросами звонили по телефону. Перемена в Джеффри была очевидной, правда, никто не мог понять, в чем дело, словно они, зрители, не могли поставить правильный диагноз.
Потому что это… Это шло от его сердца, это было только для одной Джулии. Некая интимность, кураж, предназначенные лишь для нее. Интимность была подсознательной, она каким-то образом соединяла его лицо с его сердцем и эта эмоциональная тропинка шла дальше, к его разуму.
Но все это было, когда Джулия еще жила в сердце Джеффри. Теперь все изменилось. Джулии не было рядом с ним, и его синие, как гладь океана, глаза больше не сверкали от радости, а в его голосе больше не звучали нотки нежности.
Сам-то Джеффри знал, конечно, что творится у него в душе – он был полностью опустошен, но ему казалось, что он хорошо держится перед камерой. Как выяснилось, это было совсем не так.
Телезрители мигом почувствовали, что с любимым ведущим что-то произошло, и стали названивать в студию для того, чтобы разузнать, в чем же дело. Исполнительный продюсер, впрочем, как и вся съемочная группа, был ближе к истине, догадавшись, что стряслось с Джеффри.
– Джеффри, мы всю неделю не давали твои руки крупным планом, – заявил он.
– Не давали мои руки крупным планом? – недоуменно переспросил Джеффри.
– Твое обручальное кольцо…
– Ты хочешь сказать, что зрители замечают, есть на мне обручальное кольцо или нет?
– Моментально.
Джеффри вздохнул. Мало того, что телезрители заметили его равнодушие, так еще мимо внимания съемочной группы не прошло отсутствие обручального кольца на его безымянном пальце, и операторы заботливо прикрывали его руки, предположив, что у него разлад с женой и что он будет недоволен, если это заметит еще кто-то, кроме них.
– Наверное, я возьму недельку отпуска, – пробормотал Джеффри.
– Почему бы и нет? Две недели назад ты ведь так и не взял отпуск. Уверен, что Джон сможет заменить тебя.


После эфира Джеффри набрал знакомый номер в Саутгемптоне. Правда, звонок был не в Бельведер, а в соседнее поместье.
– Привет, Эдмунд! Это Джеффри.
– Джеффри, здравствуй.
– Ты говорил с Джулией?
– Да, и я говорил, и Пейдж.
– Стало быть, ты все знаешь.
– Да, и мы оба весьма сожалеем.
– Спасибо. Джулия объяснила, что случилось?
– Она сказала, что есть кто-то другой.
– Да. – Джеффри не стал спрашивать Эдмунда, знал ли тот, кого полюбила Джулия. Это было не важно. Важно другое – Джулия уже успела рассказать все Эдмунду и Пейдж. Это означало, что у нее не было никаких сомнений в принятом решении. – Эдмунд, а Джулия попросила тебя начать дело о разводе?
– Нет, – честно ответил Эдмунд.
Джулия ни о чем таком его не спрашивала, это они с Пейдж навели разговор на эту тему. Эдмунд хотел быть уверен в том, что она обратится только к нему, если дело дойдет до развода. Эдмунд хотел, чтобы Джулия, именно Джулия, избежала лишних неприятностей, связанных с публичной оглаской, чтобы не получилось того, что вышло при разводе Дайаны и Чейза, когда судебный исполнитель был настолько бестактен, что принес Дайане бумаги на развод накануне операции на сердце советскому послу. Джулия и так болезненно перенесет развод. И Эдмунд не хотел, чтобы у нее возникли дополнительные причины для огорчения.
– Нет, Джеффри, Джулия не просила меня начинать дело о разводе, – добавил Эдмунд. – А ты просишь?
– Ну уж нет, Эдмунд. Я не собираюсь подавать на развод.
– Понятно.
Это неплохо, подумал Эдмунд. Можно надеяться, что развода вообще не будет, потому что Джулия сказала ему: «Я ни за что не подам на развод, Эдмунд. Но я уверена, что Джеффри сам позвонит тебе».


В субботу утром Джеффри на «конкорде» улетел из Нью-Йорка в Париж. В аэропорту Шарль де Голль он пересел на рейс «Алиталии» Париж – Венеция.
Дайана остановилась в Венеции в отеле «Киприани». На следующий день утром, если он не ошибался, она должна была отправиться в путешествие вокруг греческих островов.
«Что я делаю? – спросил он себя, когда катер забрал его на площадь Сан-Марко и повез на остров, где располагался роскошный отель. – Облетаю половину земного шара для того, чтобы узнать, не сможет ли Дайана пообедать со мной сегодня?»
А что, если Дайана уже не одна? Что, если она познакомилась с кем-нибудь во время путешествия и не хотела, чтобы ее тревожили?
Джеффри верил: сапфировые глаза сразу скажут ему правду.


– Да, синьор, – ответила ему консьержка в «Киприани», когда Джеффри спросил, зарегистрирована ли в отеле Дайана.
– Можете набрать ее номер? – спросил Джеффри, направляясь к телефону цвета слоновой кости с золотом, стоявшему на отделанной мрамором стойке.
– Разумеется.
Дайаны не оказалось в комнате. Не появилась она и через час, когда Джеффри, расположившись в своем номере, переодевшись и побрившись, снова позвонил ей. Приведя себя в порядок, Джеффри решил посмотреть Венецию. Перед тем как уйти из «Киприани», он заказал обед на двоих в элегантном ресторане отеля и оставил Дайане записку: «Дайана, что скажешь об обеде в отеле в восемь вечера? Или на следующей неделе на Манхэттене? Джеффри».
Катер вновь отвез Джеффри на площадь Сан-Марко. Он не стал подниматься на любимую туристами колокольню, бродить по Дворцу дожей и рассматривать византийскую мозаику в базилике. Джеффри уже много раз бывал в Венеции, восторгался великолепным городом каналов и сокрушался по поводу того, что с ним не было его любимой Джулии.
И сегодня, не обращая внимания на исторические достопримечательности, он бродил по лабиринту мостов и каналов, не задумываясь уверенно продвигался вперед, словно у него была определенная цель. На самом деле Джеффри просто гулял по дивному городу и из нескольких дорог выбирал одну лишь потому, что она чем-то манила его – то его привлекал живописный мостик, то на каком-то стоявшем вдали здании он замечал необыкновенную горгулью, то ему хотелось поближе взглянуть на статую Вероччио, то он шел на одурманивающий аромат из ближайшей пиццерии. И в конце концов дорога привела его к Дайане.
Она сидела за столиком маленького уличного кафе, находящегося в стороне от любимых туристами площади Сан-Марко и Большого Канала, пила кофе капуччино и смотрела на бронзовых русалок в фонтане, расположенном на другой стороне крытой булыжником мостовой.
Джеффри, увидев ее, замедлил шаг – он вдруг испытал неловкость. Он приехал сюда, потому что доверял ей; ему нужно было увидеть ее честные голубые глаза и услышать от нее честные слова.
Но все это было нужно ему, а она хотела побыть одна.
Однако Дайана улыбнулась Джеффри, правда, улыбка ее была немного грустной, не потому ли, что она увидела пустоту в его глазах, увидела, что на безымянном пальце его левой руки нет обручального кольца, отчего рука стала казаться такой голой; впрочем, улыбка ее была еще и радостной, потому что Дайана была очень рада видеть Джеффри. Она успела соскучиться по нему.
– Привет.
– Привет. Я… я приехал пожелать тебе хорошего путешествия. Ты выглядишь замечательно, Дайана.
– Все дело не во мне, а в свете свечей, – улыбнулась она.
– Нет, не только в нем.
– Мне гораздо лучше, Джеффри, спасибо тебе.
Ей действительно стало легче после того, как она рассказала ему о своих печалях и о чувстве вины, мучившем ее. Выслушав ее, Джеффри все понял и сказал то, что она хотела услышать: «Прости себя, Дайана». Ей был нужен мудрый совет Джеффри, и стало гораздо легче.
– Не уверена, что была бы такой же сильной и полной надежд, если бы не поговорила с тобой в Лондоне.
– Нет, была бы, – возразил Джеффри.
– Не думаю, Джеффри. – Помолчав, она добавила: – Ты расскажешь мне, что произошло с Джулией?
– Когда я позвонил, она сказала, что нашему браку конец. Она нашла кого-то другого. Не знаю только кого. Это был очень короткий разговор.
– Мне очень жаль.
– Мне тоже. Но все кончено. – Джеффри пожал плечами. – Скажи мне лучше, что ты думаешь об Уффици?
– Но ты не говоришь мне, как чувствуешь себя.
– Я не для этого здесь. – Он помолчал. «Я, честно говоря, вообще не знаю, зачем сюда приехал, правда, мне почему-то кажется, что я поступил правильно. В одном я уверен: я здесь не для того, чтобы говорить о Джулии». И Джеффри спокойно добавил: – К тому же, Дайана, ты и так знаешь, как я себя чувствую.


Поздно вечером, когда Джеффри поцеловал Дайану у дверей ее номера, она не отпрянула от него, как в Лондоне. Она впустила его в свою элегантную комнату. Потому что они ведь оба уже были в следующей жизни, разве не так?
Дайана дрожала от прикосновений Джеффри и от собственных страхов. Хватит ли у нее сил на это? Правда, она была уже достаточно сильна, но все еще очень ранима. Да и сам Джеффри только что получил серьезную рану и тоже был раним.
И оба были так одиноки.
Взяв ее прекрасное лицо в ладони, Джеффри заглянул Дайане в глаза. В них было все – и те тайны, что недавно связали их, и доверие, которое она испытывала к нему.
– О чем ты думаешь, Дайана?
– О том, что ты – одинокий мужчина, а я – одинокая женщина.
– О чем еще?
– О том, что это может привести к настоящему бедствию.
– Да что ты? А если мы будем очень осторожны друг с другом?
– Возможно, – засмеялась Дайана. И повторила: – Возможно.
Она смеялась, потому что ей внезапно пришла в голову одна мысль: «Не будь такой серьезной! И прекрати без конца все анализировать!»
– А хороши ли вы в постели, ведущий? – кокетливо спросила она.
От этого игривого вопроса в глазах Джеффри мелькнул озорной блеск.
– Хотите выяснить это, доктор?
– Да!
Их первые ласки как бы помогали им узнать друг друга; они смеялись, улыбались, слегка поддразнивая партнера, скрывая шуткой некоторую неловкость.
– Знаешь, ты очень красива, – заметил Джеффри.
– Я этого не знаю, но все равно спасибо тебе. Да и ты весьма привлекателен. Но уж ты-то точно знаешь об этом, – улыбнулась Дайана.
– Знаю?..
– Разве нет?
Их близость началась с улыбок и смеха. Но вскоре их желание стало сильнее, им было хорошо уже не от слов, а от прикосновений.
Насмешки ушли – и им на смену пришли опасные чувства. Потому что теперь, когда Джеффри шептал: «Ты такая прекрасная, Дайана, такая прекрасная», он имел в виду не ее сапфировые глаза или чувственные губы и даже не ее великолепное тело. Нашептывая слова восхищения, Джеффри давал Дайане понять, что испытывает духовную общность с ней.


– А знаешь, ты приглашен.
– Приглашен?
– Да, в путешествие со мной по Средиземному морю.
– Но я в самом деле хотел лишь пожелать тебе счастливого путешествия, – заметил Джеффри.
– И сделал это великолепно… – Дайана хотела что-то добавить, но замолчала.
– Говори.
– Хорошо. Ты мне совсем не помешаешь, честное слово, но я знаю, что ты, возможно, хочешь побыть один, поэтому…
– Поэтому я принимаю твое великодушное предложение.
– Принимаешь? Что ж, я рада.


– Я могу помочь вам?
– Да, пожалуйста, благодарю вас. Я искала Патрика.
– Примерно в середине этого ряда стойл вы увидите темно-зеленую дверь. Думаю, он там.
– Спасибо.
Джулия уже успела побывать в конторе, заглянуть на круг, и только после этого она вошла в конюшню, где ей попался словоохотливый конюх. Джулия направилась по широкой кирпичной дорожке, проложенной между рядами денников, и вскоре увидела темно-зеленую дверь.
– Открыто!
– О! – только и успела охнуть Джулия, увидев, что попала не в очередной кабинет, кладовку или раздевалку для персонала, а в квартиру Патрика.
– Джулия! – Патрик был удивлен не меньше Джулии. Он ожидал увидеть кого-то из конюхов, может быть, клубного менеджера, но только не члена клуба и тем более не Джулию. – Пожалуйста, проходи.
В маленькой квартирке не было окон. Дверь из конюшни вела прямо в гостиную, соединенную с крохотной кухонькой. Остальная часть квартиры – спальня и ванная – располагалась за двумя закрытыми дверями.
Здесь было бы темно и мрачно, если бы нынешний хозяин не превратил унылое помещение в мастерскую художника, полную ярких карандашей и кистей, баночек и картонок с акварельными и масляными красками.
Едва Джулия вошла, Патрик поспешил убрать еще влажную акварель с маленькой кушетки и предложил ей сесть. Но Джулия не села. Она стояла посреди комнаты, чувствуя себя очень неуверенно.
– Как ты? – спросил Патрик.
Он не видел Джулию уже две недели – с тех пор как она принесла печенье. На следующий день на урок пришла одна Аманда, а потом Пейдж Спенсер и вовсе позвонила и попросила пока отменить занятия.
– Спасибо, хорошо.
– Хочешь кофе?
– Нет… Да, если это не трудно.
– Это очень просто. С молоком? Или с сахаром?
– Немного молока.
Патрик повернулся к стойке, разделявшей гостиную и кухню. Пока он разливал из кофейника кофе по кружкам, Джулия смотрела картины.
– Это же замечательные работы, Патрик.
– Спасибо. Вот твой кофе.
– Ох, благодарю. А ты продаешь их?
– Нет.
– И что ты с ними делаешь?
– Когда мне начинает не хватать места, я просто выбрасываю старые.
Патрик в жизни не хранил сувениров. Правда, однажды в домике садовника в Кентукки он оставил себе кое-что на память, но потом ему пришлось бросить все, и с тех пор он не держал у себя ничего, что напоминало бы ему о прошлом. Впрочем, за последние пять лет у него и не было в жизни ничего такого, воспоминания о чем он хотел бы сохранить.
– А почему ты пишешь? – поинтересовалась Джулия.
– Это умиротворяет меня.
И Джулия улыбнулась ему в ответ такой улыбкой, словно тоже знала, что такое умиротворение.
– Патрик, а ты смог бы нарисовать пастелью дракона?
– Дракона? Пастелью? – переспросил Патрик, глядя в серьезные глаза Джулии. Похоже, это было очень важно для нее. – Может, и смог бы. А какого цвета дракон?
– В ней есть все цвета, она их меняет в зависимости от настроения.
– Она?!
– Ее зовут Дафна. – Нежные щеки Джулии чуть порозовели.
– А что еще в ней особенного? Кроме того, что она – разноцветная драконша?
– Мм… Она дружелюбна и мила. Это персонаж из сказок Мерри, и я подумала, что Мерри обрадуется, если у нее будет картинка Дафны. Не нарисуешь ли такую драконшу? Разумеется, я заплачу.
– В этом нет необходимости. Так ты хочешь, чтобы я увеличил картинку из книги?
– Нет, в этой книге нет картинок, одни описания.
– Тогда мне нужно их прочитать. Можешь принести мне книгу?
– Только если ты позволишь заплатить тебе.
– Хорошо, заплати мне шоколадным печеньем. – Патрик поднял руку, чтобы остановить протестующие возгласы Джулии. – Если согласна, то считай, что мы договорились.
– Хорошо.
– Отлично. Теперь мне осталось только почитать книгу о Дафне.
– Я могла бы принести один из рассказов завтра. Когда тебе удобно?
– В это время подойдет.
– Хорошо, значит, завтра в десять?
– Договорились.
Джулия ушла так же тихо и таинственно, как и появилась. Она так и не притронулась к своему кофе, не присела на кушетку и не сказала, зачем приходила.
«Она пришла не потому, что ей было известно о моем увлечении живописью. Была какая-то иная причина. Может, она хотела поговорить?» Патрик надеялся, что причина прихода Джулии была именно в этом, потому что она вспомнила его предложение и решила принять его.
«Она похожа на хрупкую птичку, – размышлял Патрик после ее ухода. – Я протягиваю ей руку, предлагаю крошки, но она так осторожна, так напугана».
Похоже, понадобится немало времени, чтобы завоевать доверие Джулии. Патрик знал это, но он был очень терпелив. «Я протяну тебе руку, Джулия, и буду долго держать ее протянутой – до тех пор, пока ты не перестанешь бояться».


– Вот описание Дафны, – сказала ему Джулия на следующее утро. Она открыла четвертую страницу с первой историей про Дафну. История была напечатана большими буквами. «Достаточно большими для моих старых глаз, чтобы я могла читать моей правнучке», – весело объявила бабушка, купив речевой процессор и принтер для Джулии.
Патрик попробовал прочесть отрывок, на который указала ему Джулия, но это было невозможно. Он не мог собраться с мыслями под ее внимательным взглядом, к тому же у него было множество вопросов к ней.
– Что это, Джулия?
– Рассказ.
– А где ты взяла его?
– Написала. Это один из любимых рассказов Мерри. Правда, она уже почти взрослая, но Дафна – ее лучший друг. – «Мерри теперь так нужны старые друзья – добрые драконы, веселые змеи. Волшебные единороги и сказочные принцессы».
– Ты не могла бы оставить мне весь рассказ хотя бы на одну ночь? Думаю, мне лучше прочитать его от начала до конца.


Когда Джулия на следующее утро пришла в квартирку Патрика, он уже почти закончил набросок Дафны. Он снова и снова перечитывал рассказы Джулии. И теперь ему было многое известно о Дафне и других волшебных персонажах. А потом Патрик отправился в дальнюю прогулку, пытаясь представить себе волшебную страну, где жили все эти существа.
Домой он вернулся далеко за полночь, но тут же принялся изображать на бумаге полюбившуюся и ему милую драконшу.
– Ох, Патрик, вот она какая – Дафна!
– Думаю, она именно такая. Я только хотел немного подкрасить ее. Думаю, у нее должна быть счастливая улыбка, поэтому морду можно сделать желтой, цвета нарцисса, идет?
– Да. Мне вернуться попозже?
– Нет, это недолго. Налей себе кофе и придвинь стул.
– Тебе не помешает, если я буду смотреть?
– Ни капельки, – заверил ее Патрик. Он не хотел, чтобы она уходила. Правда, он не знал, как подействует на него ее присутствие, ведь ему еще ни разу не доводилось рисовать при ком-то.
Правда, Джулия Лоуренс, хрупкая ласточка, не мешала его уединению. Он рисовал, она смотрела. Наконец он первым нарушил молчание:
– Я спрашивал себя, не попросишь ли ты меня проиллюстрировать все рассказы. Я уже представил себе, какими должны быть Эндрю, Роберт, Сесили и замок. Конечно, я могу ошибаться.
– Но с Дафной ты не ошибся.
– Хорошо, тогда мы могли бы работать вместе. Ты будешь говорить мне, такими ли представляла себе персонажей сказок.
– Тебе придется так много работать.
– Я же говорил тебе, Джулия, это умиротворяет меня. Для меня это не работа, к тому же твои рассказы мне понравились. А другие есть?
– Очень много.
– Я бы хотел и их прочитать. Завтра, если придешь, принеси, пожалуйста, еще несколько. Если тебе понравятся иллюстрации к этому рассказу, то я проиллюстрирую и остальные.
– Ох, Патрик, Мерри будет потрясена!
– А как Мерри, Джулия? С ней все в порядке?
Джулия задумалась. С Мерри не все было в порядке. Ее надежда на возвращение Джеффри рухнула, оставив место отчаянию. Она надеялась всего одну неделю, когда Джеффри вел ночные новости, потому что через неделю его заменил другой человек, а знаменитый Джеффри Лоуренс отбыл в заслуженный отпуск. Джеффри не смог поехать в отпуск с Джулией и Мерри, зато у него нашлось время уехать без них.
– Для Мерри это трудные дни, Патрик. Мы с Джеффри больше не живем вместе, – объяснила Джулия.
– Стало быть, вам обеим нелегко.
– Да.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин


Комментарии к роману "От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100