Читать онлайн От сердца к сердцу, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

От сердца к сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Концерт на День благодарения, конечно, не стал сольной программой Сэма Хантера, но он был главным событием праздника. Точно так же, как на недавнем матче футбольных команд штата всеобщее внимание было приковано к нему, когда он в последнюю секунду забил решающий гол.
Шоу талантов имело оглушительный успех. Сидячих мест не осталось. Оно и понятно: мало того, что повод устроить концерт был стоящим, так еще разнеслись слухи, что Сэм попробует своей рукой, оцениваемой в миллион долларов, играть на гитаре. Стало очевидным, что никто, даже Шерил, не знал о его музыкальном таланте. Кроме его родителей, разумеется, но Дайана не смогла разглядеть их в толпе, окружившей Сэма на приеме после концерта.
Шоу закончилось, а Сэм по-прежнему улыбался ей своей приветливой неуверенной улыбкой, когда они проходили через холл. Но у них не было причин останавливаться – не надо было больше обсуждать его песенный репертуар, порядок номеров, желание Сэма спеть на бис, как открыть и закрыть шоу. Им больше не о чем было разговаривать.
И у каждого не было причин оторваться от своих разных миров.


– Привет, Дайана.
Была середина декабря, после концерта прошло уже три недели. Дайана сидела в кабинете студуправления, по сути, в своем кабинете, когда Сэм появился в дверях.
– Сэм? Привет!
– Как поживаешь?
– Замечательно.
– Я тут подумал, не нужны ли помощники в детском доме. Футбольный сезон закончился, и теперь я по вторникам свободен.
– Отлично! – воскликнула Дайана. – Вовсе не обязательно помогать по вторникам, помощь нужна там каждый день.
– А разве ты сама не по вторникам туда ходишь?
– Я – да, – кивнула девушка.
– Так вот, я бы хотел приезжать в детский дом, когда ты там. Надеюсь, ты мне все объяснишь.
– Я с радостью сделаю это, но объяснять-то и нечего. Мы просто играем с детьми и стараемся сделать так, чтобы они чувствовали себя в безопасности, поняли, что их любят.
Она, конечно, немного преувеличивала. В детдоме были дети, которых почти невозможно было растормошить. В их глазенках стояла боль, и они никому не доверяли. Однако даже эти дети постепенно оттаивали с помощью опытных воспитателей, психологов и врачей, работавших в приюте. Робкие, благодарные улыбки детишек становились лучшей наградой всем этим людям за их работу.
– А Шерил тоже пойдет? – спросила Дайана.
– Кто?! Шерил?! – изумился Сэм. – Нет, конечно.


Поначалу Сэм чувствовал себя неловко с детьми. Он считал, что этим детям неинтересен футбол, хотя Даллас был спортивным городом и Сэм считался здесь сказочным героем. Но одно дело – футбол, а другое – живой Сэм, который приветливо улыбается им и поет с таким чувством, что голос его, казалось, может растопить лед.
В феврале Дайана набралась храбрости спросить его об одной вещи, которая не давала ей покоя вот уже несколько недель. Не согласится ли он спеть для детей, которые лежат в больнице? Дайана заранее обдумала множество причин его возможного отказа – он занят, он и так уже каждый вторник помогает в детском доме, она не сумеет все организовать должным образом… Однако, к ее удивлению, Сэм сразу согласился.
– Да, конечно, – кивнул он. – Я с радостью выступлю.
Вечер пения был запланирован на второй четверг марта, на семь вечера. Он должен был состояться в больничном зале. Разумеется, туда придут и дети из детского дома, потому что Сэм стал их другом.
Сэм сказал Дайане, что заберет ее в шесть пятнадцать. Тогда у него будет довольно времени, чтобы осмотреть зал и подмигнуть знакомым детским мордашкам.
В шесть двадцать Дайана немного забеспокоилась. Он опаздывает на пять минут! Потом на пятнадцать. На двадцать.
Дайана разыскала номер его телефона и адрес в телефонной книге. Он жил в районе Рузвельт-Хай.
«Теперь он пытается дозвониться мне», – подумала она, когда, набрав нужный номер, услышала короткие гудки. Повесив трубку, Дайана стала ждать звонка.
Однако Сэм не позвонил. Без двадцати семь Дайана еще раз набрала его номер – там по-прежнему было занято. И тогда она позвонила в больницу – предупредить, что они немного запоздают. Дайана, конечно, могла сама поехать в больницу, но она была всего лишь слушательницей, которая любила песни Сэма так же, как дети. Нет, им нужен был Сэм Хантер, звезда, вот только где же он?
Может, он с Шерил? Неужто она так опутала его своими чарами, что он забыл даже о маленьких больных детях, которым так нужно дать хоть немного радости?
Нет, подумала Дайана, Сэм не мог бы так поступить.
Но насколько хорошо она его знает?
Конечно, они разговаривали по вторникам по пути в детский дом. Но в основном разговоры заключались в том, что Сэм задавал вопросы, а Дайана отвечала на них. Он спросил, и она сообщила ему, что собирается стать педиатром, несмотря на то что уже понимала, как тяжело смотреть на страдающие личики несчастных детишек. Однако ее печаль была сущей ерундой по сравнению с тем добром, которое Дайана могла принести этим невинным созданиям. Она хотела облегчить их боль, заставить их улыбаться, слышать их смех, напоминающий звон хрустальных колокольчиков.
Дайана не спрашивала Сэма о его мечтах – у нее не хватало на это смелости, – но она отметила немало важных деталей. Сэм был очень добр с детьми. Иногда в его улыбках сквозили те же робость и неуверенность, что и в улыбках этих детей, у которых не было причин доверять взрослым. Но рядом с Сэмом они чувствовали себя в безопасности. Они знали, что он их защитит, не обидит.
Пробило семь, семь пятнадцать, половина восьмого. Телефон Сэма был по-прежнему занят, впрочем, это мог быть и не его номер. Вскоре зазвонил ее телефон – координатор из больницы интересовался, в чем дело, однако у Дайаны не было ответа.
Предполагалось, что концерт Сэма продлится до половины девятого. Дети прождали до этого времени, а без четверти девять координатор в последний раз позвонил Дайане, желая узнать, не изменились ли планы Сэма. Дайана сказала, что ничего не знает, и вечер закончился без последующих обещаний и объяснений.
Но только не для Дайаны. Она злилась до тех пор, пока ее не охватила тревога. Наверняка что-то случилось с Сэмом. Он, правда, был осторожным водителем, но мог произойти несчастный случай на дороге…
«Господи, сделай так, чтобы с ним все было хорошо…»


В десять вечера он наконец позвонил.
– Дайана, мне очень жаль.
– Где ты?
– Дома.
– Что произошло, Сэм? Ты попал в аварию?
– Нет. Я просто не смог. Мне очень жаль, – повторил он.
Узнав, что Сэм жив и здоров, Дайана вновь разъярилась.
– А ты представляешь, как они огорчены?! Ты подумал о детях, которые знают тебя и гордятся тобой?
– Нельзя назначить выступление на другое время?
– А откуда мне знать, что ты снова не подведешь? Какую гарантию ты дашь им и мне в том, что что-то или кто-то не отвлечет тебя и в следующий раз? Я уверена, ты даже не представляешь, что натворил! Эти дети доверяли тебе, а ведь в их жизни никогда не было доверия, и ты все испортил! – кипятилась Дайана.
– Мне очень жаль…
– Мне тоже, Сэм.
Им больше нечего было сказать друг другу, не было даже необходимости вежливо пожелать друг другу спокойной ночи. Когда молчание затянулось, Дайана повесила трубку. Нет, она не бросила ее, а с досадой опустила на рычаг.
И лишь потом Дайана поняла, что Сэм не оправдывался, не защищался, не извинялся. Правда, его поступок нельзя было извинить, какими бы ни были его причины. Какими?


На следующий день Сэма не было в школе. Заглянув в директорский журнал, Дайана убедилась, что телефон, по которому она звонила ему, был правильным. Может, он поссорился с Шерил, а потом мирился с ней по телефону? И это послужило причиной того, что дети лишились развлечения?
Весь уик-энд Дайана строила догадки и решила, что в понедельник все же потребует от него объяснений.
Сэм первым нашел ее. Он стоял в коридоре, когда прозвенел звонок. У Дайаны от изумления перехватило дыхание, когда она увидела его, и гнев вдруг сменился тревогой. Что же случилось? Лицо Сэма осунулось и побледнело, а темные глаза затуманились и казались такими далекими…
– В чем дело, Сэм?
– Ни в чем, – пожал он плечами. – Просто я не спал с того вечера. Дайана, мне в самом деле очень жаль. Мне очень хочется, чтобы был назначен еще один концерт. Ты должна поверить, что можешь доверять мне.
– Тогда помоги мне понять, в чем причина произошедшего?
– Просто так случилось.
– Но этого не случится в следующий раз?
– Нет.
Поглядев в его воспаленные глаза, Дайана лишь покачала головой: его слова не убедили ее. Какое бы таинственное происшествие ни произошло, он не может гарантировать, что с ним ничего не приключится в следующий раз.


Сэм не сказал Дайане, что случилось. Но это вовсе не было тайной. Во всяком случае, вся школа знала, в чем дело: Сэм и Шерил расстались.
Второй концерт был назначен на середину апреля. Сэм извинился перед детьми в детском доме и пообещал, что в следующий раз непременно приедет.
Три недели до концерта Сэм с Дайаной, как обычно, помогали в детском доме, и он, тоже как обычно, подвозил ее на своей машине. И все три недели они молчали. С детьми они веселились, но друг другу им было нечего сказать. Дайана замерла в ожидании, опасаясь, что Сэм вновь подведет детей.
Но Сэм не подвел. Когда в день концерта он приехал за Дайаной на пять минут раньше, на его губах играла неуверенная улыбка – первая за три недели. Похоже, он тоже испытал облегчение.
Концерт должен был закончиться в половине девятого, но Сэм пел еще целый час. Его голос звучал волшебно. А потом произошло просто чудо, потому что он не сразу повез ее домой. Вместо этого они поехали в Линкольн-парк, уселись там на траву, и при свете луны он еще долго пел ей свои песни. Среди них Дайана услышала одну, понравившуюся ей больше других, которую она не знала прежде. Это была прекрасная и грустная песня о любви и одиночестве.
– Как она называется?
– «Люблю тебя», – ответил Сэм.
– Кто ее автор? – поинтересовалась Дайана.
– Я.
– О! – только и смогла выдохнуть Дайана.
Стало быть, он написал эту чудесную песню для Шерил. Сэм жаждал любви, но… ее не было. А что, если Шерил позвонит ночью и захочет помириться? Дайана поежилась. Ночь перестала быть волшебной.
– Я хотел спеть ее тебе в прошлый раз.
– В прошлый? – недоуменно переспросила девушка.
– Три недели назад.
– Так, значит, ты уже тогда написал ее?
– Я работал над этой песней с января.
– Она очень красивая.


«Люблю тебя» была лишь одной из многих прекрасных песен о любви, которые Сэм пел ей той весной. Каждый вторник, попрощавшись с детьми, Сэм с Дайаной ехали в парк.
Он пел ей, а в одну майскую безлунную ночь поцеловал ее.
После этого Сэм стал все время целовать ее, когда они встречались, в перерывах между песнями. Он обрывал песню и приникал губами к ее губам, и тогда Дайана, растворившись в его поцелуе, забывала обо всем на свете.
Никто не знал об их любви. Несмотря на поцелуи и песни о любви, Сэм и Дайана ни разу не назначали друг другу свиданий. Но однажды в темном уголке парка он пригласил ее на бал старшеклассников.


Когда Сэм опоздал на пять минут, Дайана старалась не смотреть на часы. Когда его опоздание затянулось уже на пятнадцать минут, она стала молить Господа: «Нет, только не сейчас, Господи. Пусть с ним все будет хорошо».
Но когда Сэм приехал, опоздав на сорок пять минут, она сразу поняла – с ним не все хорошо. Правда, при виде Дайаны его лицо озарилось радостной улыбкой, но карие глаза оставались мрачными.
– Сэм, что случилось?
– Ничего. – «Ничего такого, о чем я могу рассказать тебе». – Извини, что я опоздал. Ты такая красивая.
– Спасибо.
«Ты тоже красивый, но тебя явно терзает боль. Почему, Сэм? Ты жалеешь, что позвал не Шерил?» Но, ободренная его улыбкой, нежным поцелуем и букетиком орхидей, которые Сэм пристегнул к ее платью, Дайана быстро отогнала от себя плохие мысли.


Ей было так хорошо, когда они танцевали под любимую музыку. Сэм нежно прижимал ее к себе, а потом неожиданно его тело напряглось, и, подняв голову, Дайана увидела, что лицо его посерело словно от острой боли. Через несколько мгновений он вновь спокойно задышал и крепче прижал ее к себе.
«Похоже, его тошнит, – заключила про себя Дайана, наблюдая за Сэмом. – Наверное, у него желудочный грипп».
Они рано ушли с бала, потому что им нравились лишь медленные танцы, и направились в уединение Линкольн-парка, где можно было танцевать под луной.
– Ты не возьмешь с собой гитару? – спросила Дайана, когда Сэм повел ее в их укромный уголок, даже не заглянув в багажник.
– Нет. Сегодня песен не будет.
Не будет? Мысли Дайаны понеслись галопом. «Только поцелуи? Только любовь? Только танцы в лунном свете под нашу собственную музыку любви?»
Они танцевали, и их тела, их губы сливались. Один раз, когда Дайана чуть крепче обхватила его, Сэм отстранился и стал осыпать частыми поцелуями ее шею.
– Возьми меня, Сэм, – смело прошептала Дайана.
Она еще ни разу не была с мужчиной. Шел 1971 год, эра свободной любви. Но Дайана не поддалась новым веяниям. Уже давно она решила, что сохранит девственность до первой брачной ночи. Вот тогда она будет заниматься любовью с любимым человеком, ее мужем и отцом их будущих детей. Дайана мечтала родить троих, даже четверых, потому что так любила детей, а тех, с которыми приходилось работать, ей было мало.
Да, модные веяния не увлекли ее. Дайана прислушивалась к музыке собственного сердца. И теперь оно сказало ей, что будет правильно и замечательно заниматься любовью с Сэмом.
– Ох, Дайана, – тихо ответил Сэм. – Я не могу.
– Из-за Шерил?
– Шерил? Господи, нет, конечно. Только из-за тебя.
– Из-за меня? – недоумевала Дайана.
– Из-за того, что ты – такая милая, такая хорошая. – «Потому что ты чистыми глазами смотришь на мир, и я не хочу, чтобы твои глаза мрачнели от жестокой правды». – И невинная, – добавил он.
– Я не хочу быть невинной.
Сэм нежно улыбнулся ей. Но через несколько мгновений его лицо стало серьезным:
– Дорогая Дайана, мы больше не увидимся. Никогда.
– Никогда? – Дайана знала, что отныне им будет трудно встречаться. Через два дня она улетала в Бетесду. К тому времени когда она вернется – в конце лета, – чтобы тут же улететь в Бостон, Сэм уже будет тренироваться в Лос-Анджелесе. Они поступали в разные колледжи: она – в Редклиффе, а он – в южной Калифорнии. Но ведь можно переписываться! К тому же они смогут встречаться на рождественские и летние каникулы. – Ты не приедешь в Даллас на Рождество?
– Нет. Мой отец будет работать тренером недалеко от Денвера.
– Тренером?
– Он тренирует футбольные команды колледжей.
– А-а… – Дайана не знала, что отец Сэма был тренером.
Собственно, она ничего не знала и о его матери, о том, есть ли у него братья или сестры. По сути, она вообще ничего не знала о Сэме Хантере. Только мысль о том, что они больше никогда не увидятся, насмерть перепугала ее.
«Может случиться так, что я проживу остаток жизни и никогда больше не испытаю тех чувств, которые обуревают меня, когда я с тобой. Это радость, счастье, робкое желание, делающее меня такой смелой».
– О, Дайана, – прошептал Сэм, увидев, как милые сапфировые глаза наполнились слезами и печалью. Поцеловав ее мокрое лицо, он крепко прижал Дайану к себе. – Не плачь.
– Я буду скучать по тебе.
– Я тоже. – «Благодаря тебе я выжил. Но что могло бы случиться со мной, не будь тебя рядом?..»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин


Комментарии к роману "От сердца к сердцу - Стоун Кэтрин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100