Читать онлайн Красотки из Бель-Эйр, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красотки из Бель-Эйр - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красотки из Бель-Эйр - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красотки из Бель-Эйр - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Красотки из Бель-Эйр

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Эмили спала всю ночь, а утром, когда яркое осеннее солнце заструилось в спальню, Роб тихонько задернул шторы, которые забыл задернуть ночью, и она так и не проснулась.
Роб покидал номер дважды, каждый раз оставляя Эмили записку. Первый раз он ходил в другой свой номер в «Ритце» за вещами. Утром Роб решил выскочить за покупками в «Бон Марше».
Когда Эмили проснется, ей понадобится одежда. Чистая, свежая, новая одежда, которая не принесет воспоминаний о пережитом ужасе. Роб купил для нее джинсы, хлопчатобумажную блузку, свитер с V-образным вырезом, теплый жакет и кое-какую повседневную одежду для себя.
Роб купил то, что, как ему казалось, будет удобно для Эмили – свободные, скрывающие фигуру вещи приглушенных тонов, хотя от прошлой ночи у него и сохранилось невнятное впечатление, что порванная и грязная одежда Эмили была яркой.
Еще Роб купил для Эмили бледно-голубую ночную рубашку из мягкой фланели, с воротником, отделанным рюшами, и длинными рукавами, скромную, невинную и теплую.
Когда Роб вернулся из магазина, Эмили еще спала. Он пошел в свою спальню, оставив дверь открытой, лег, не раздеваясь, на кровать и уснул.
Пять часов спустя Роб проснулся от криков Эмили. В номере было темно, сумрачно. Часы у кровати показывали восемь. Он поспешил в комнату девушки. Она сидела в постели, хватая ртом воздух, плача.
– Эмили!
Роб встал на колени возле кровати и увидел смятение в испуганных глазах девушки. Она забыла, что он здесь? Или ей было так плохо прошлой ночью, что она вообще ничего не помнит? Неужели она забыла свои слова «я доверяю тебе, Роб»?
– Роб, – прошептала Эмили, и ее серые глаза засветились надеждой.
– Сейчас я включу свет, – ласково предупредил Роб, дотягиваясь до лампы у кровати. Ему хотелось как можно скорее разогнать темноту и ее демонов.
– Да. – Эмили сощурилась, но ее губы сложились в мягкую улыбку.
– Тебе, наверное, приснился кошмар?
Эмили кивнула.
– Давай я позвоню в ресторан и закажу славный ужин прямо в номер. Хорошо?
– Да. Хорошо.
– Кстати, я раздобыл для тебя одежду. Сейчас принесу.
Роб вернулся через минуту, неся свертки. Потом вышел заказать ужин, пока Эмили будет одеваться.
Глаза Эмили наполнились слезами, когда она увидела мешковатые джинсы, символ ее прошлой жизни, символ того ее образа, который только и знал Роб.
«Только такой он и будет меня знать», – грустно подумала Эмили. А она-то думала, что добилась большого прогресса! Но эти страшные мужчины разглядели ее сквозь непрочный фасад силы и мужества. Они поняли, что она жертва и всегда будет ею.
А Эмили столько всего напридумывала о своей новой встрече с Робом! Он приедет в Париж, и они будут гулять по Елисейским полям. Роб глазам своим не поверит, потом прошепчет, одобрительно улыбаясь своими синими глазами:
– Эмили, ты ли это? Ты чудесно выглядишь!
А она улыбнется ослепительной уверенной улыбкой и тихо ответит:
– Я чудесно себя чувствую, Роб. Благодаря тебе.
Но сейчас… Эмили взглянула на мешковатые джинсы, и по щекам ее побежали слезы. В конце концов она надела под халат милую ночную рубашку и вышла в гостиную.
Пока они поглощали изысканный ужин, Роб украдкой бросал на Эмили взгляды, оценивая, но не разглядывая пристально. Его страх, что она может умереть во сне, отступил. Эмили все еще была бледна, измучена, но казалась немного окрепшей.
– Эмили…
– Да, Роб?
– Хочешь рассказать мне, что они с тобой сделали? – мягко спросил он.
Эмили увидела тревогу в синих глазах и тихо улыбнулась.
– Они ничего не сделали, Роб.
– Ничего? – Эмили отрицает то, что случилось? Неужели страшные воспоминания перешли в ее сны и в последующие годы превратятся в пытку? Или она пытается защитить его? – Они к тебе не прикоснулись?
– Нет, Роб, – правдиво ответила Эмили. – Они собирались, когда все закончится, в качестве награды. – Эмили сморщилась при жутких воспоминаниях об их гнусных обещаниях, злобном смехе, удовольствии при виде ее страха. – Они угрожали, но и только.
Слава Богу, подумал Роб. Если бы они до нее дотронулись, если бы они осуществили свои угрозы, Эмили могло уже не быть в живых.
Из-за обильной вкусной еды и бессонной недели ужаса серые глаза Эмили начали слипаться.
– Назад в постель, – нежно сказал Роб.
– Хорошо.
Роб пошел следом за Эмили в ее спальню. Она сняла халат, оставшись в скромной ночной рубашке, и застенчиво, но без страха посмотрела на Роба, прежде чем забраться в постель. Когда она улеглась, Роб подоткнул мягкие атласные одеяла.
Он уже хотел спросить, не рассказать ли ей сказку, как она задала вопрос:
– Почему ты здесь оказался, Роб? Почему ты в Париже?
– Я здесь из-за того, что случилось с тобой, Эмили. Я прилетел, как только узнал.
– Правда?
– Да, конечно, – сказал Роб изумленным серым глазам.
– Когда это случилось? Как давно? – «Сколько я была в этом аду?»
– Неделю назад.
– Неделю? – тихо и печально прошептала Эмили. – Значит, ты скоро вернешься назад.
– Я? Почему?
– Из-за «Портрета». – Эмили слегка нахмурилась. – И из-за Элейн.
– «Портрет» переживет. А с Элейн мы больше не встречаемся.
– Ты не женился на Элейн?
– Женился? Нет. – Роб с нежностью отвел прядь золотистого шелка, упавшую ей на глаза. Эмили не замерла при его прикосновении, и страха Роб не заметил. – Я не мог жениться на Элейн, потому что люблю другую.
– О! Что ж, тогда тебе надо возвращаться к ней.
– Эмили, я с ней. Я с женщиной, которую люблю.
Роб увидел, как милые серые глаза наполнились слезами, когда она поняла значение его слов.
– Я люблю тебя, Эмили.
Слезы Эмили заструились, как ласковый, живительный дождь, без туч, без сомнений, без страха.
– Я тоже тебя люблю, Роб.
– Да?
– Да, – прошептала она. «Я уже давно тебя люблю».
Эмили хотелось бы вечно смотреть в любимые глаза цвета океанской синевы, раствориться в нежном голосе. Но ее измученный и пытающийся восстановить свои силы организм противодействовал сладким желаниям сердца, требуя сна.
– Засыпай, милая Эмили, – прошептал Роб, видя, как она отчаянно борется со сном, и его сердце наполнилось ни с чем не сравнимой радостью. – Когда ты проснешься, я буду рядом.


Утром, пока Эмили еще спала, Роб позвонил Фрэн и Эллисон. Фрэн Роб сказал, что он еще немного задержится и что подробности сообщит позднее.
Роб извинился перед Эллисон, что не позвонил сразу же, как Эмили освободили. Он не стал объяснять задержку – «Я очень боялся, что она умрет, Эллисон», – и Эллисон просто попросила Роба передать Эмили, что она ее любит. Эллисон не рассказала Робу про открытку, которую получила от подруги. Она была отправлена из Парижа за два дня до захвата посольства и пришла в Санта-Монику, когда Эмили еще держали в заложницах. Эмили написала: «Дорогие Эллисон и Питер, вчера вечером я посмотрела «Любовь» – дважды! – в кинотеатре на Елисейских полях. «Любовь» чудесна, это то, что человек вспоминает в трудные минуты своей жизни. Ваш фильм, Питер, это щедрый, с любовью сделанный подарок».
Пока Эмили спала, Роб тихо расхаживал по номеру, думал, строил планы. В десять утра он написал записку: «Я скоро вернусь. Люблю тебя», и вышел из «Ритца», направившись через Вандомскую площадь к Ван Клифу и Арпелю. Роб решил заказать кольцо сегодня же, с просьбой – требованием – поторопиться. Но кольцо нашлось уже готовое – безупречный бриллиант изумрудной огранки в окружении двух рядов сверкающих мелких бриллиантов. Это было именно то, что хотел Роб, красивое и совершенное, как Эмили.
– Да, месье, безупречное, – заверил его ювелир. – Разумеется, может понадобиться подгонка по размеру. Такое кольцо наденется только на очень тонкий пальчик.
– Если понадобится подгонка, вы сможете сделать это меньше чем за день, не так ли?
– Разумеется.


Когда Роб вернулся в номер, Эмили уже встала, надела мешковатые джинсы, хлопчатобумажную блузку и свитер с V-образным вырезом.
– Доброе утро.
– Привет.
Эмили смущенно улыбнулась. Прошлый вечер вполне мог оказаться сном, если бы она не нашла записку Роба. Прошлым вечером Роб произнес эти слова, а сегодня утром написал их, и теперь его синие глаза снова говорили ей об этом.
– Я тут кое-что для тебя принес. – Роб улыбнулся и нерешительно добавил: – Надеюсь, тебе понравится. Если нет, я могу его вернуть.
Из кармана пиджака Роб достал синюю бархатную коробочку. Когда он передавал ее Эмили, руки у него дрожали, а у Эмили они дрожали, пока она ее открывала.
– Роб! – Чувства переполняли ее, лишив дара речи. Через мгновение она прошептала: – Я не понимаю.
– Это обручальное кольцо. Эмили, ты выйдешь за меня замуж?
– Почему оно должно мне не понравиться? – спросила Эмили, не отвечая на его вопрос, боясь его ответа на свой.
– Потому что… – с нежностью заговорил Роб, – часть тебя считает, что ты не заслуживаешь красивых вещей. Эмили, если тебе не по себе от этого кольца, мы можем взять обычные золотые кольца или вообще обойтись без колец. Единственное, что мне по-настоящему нужно, это жениться на тебе. Я просто подумал, что ты сможешь быть счастливее.
«Я была счастливее, Роб! Ты никогда не знал, какой я могу быть – сильной и счастливой, и полной надежд».
Эмили нахмурилась, когда темный страх прежней Эмили Руссо, которая не была уверена в себе, не верила в себя, поднялся в ней. А вдруг Роб не полюбит новую Эмили?
«Нет! Он должен. Он полюбит. Роб был тем человеком, который верил, что нужно искать твою любящую, красивую сущность! Он знал, что твоя жизнь может стать счастливее. Он хотел этого для тебя».
– Эмили? – Роб понял ее страх и неуверенность, вызванные им. – Дорогая, прости меня. Я верну кольцо.
– Нет, Роб. Не уноси его, отдай мне его позже. Попроси меня попозже выйти за тебя. – «Если ты все еще захочешь». – Сегодня вечером, за ужином в «Серебряной башне». Хорошо?
– Хорошо, – с неохотой ответил Роб. Его озабоченность только возросла, когда Эмили взяла свою сумочку и жакет, который он ей купил. – Эмили, куда ты собралась?
– Я же не могу пойти в «Серебряную башню» в джинсах.
– Можешь. Эмили, насколько я знаю, ты можешь постоянно ходить в джинсах.
На листке бумаги Эмили написала адрес и телефон и передала Робу.
– Это адрес моей квартиры. Я буду готова в половине восьмого.
– Эмили, прошу тебя, не уходи!
– Роб, почему?
– Я боюсь, что ты не вернешься.
Удивление Эмили, ее милая улыбка немного его успокоили.
– У тебя же остаются мои вещи, – мягко напомнила она.
– Какие вещи? – «Кольцо, которое ты не хочешь? Батистовая ночная рубашка?» Роб с грустью спросил: – Какие? Ты оставляешь свою камеру?
– Нет, Роб. Я оставляю свое сердце.


Эмили делала портрет одного модельера из Дома Живанши, когда только приехала в Париж. Модельер сделал Эмили то же предложение, что делали ей в январе модельеры Лакруа, Диора, Шанели и Сен-Лорана: одеть ее, в качестве подарка, в тончайшие шелка и атлас – гладкие, женственные линии Живанши. Хотя к июню Эмили Руссо уже выглядела более стильно, модельер знал, что может заставить ее выглядеть сногсшибательно.
Эмили взяла такси от «Ритца» до Дома Живанши.
– Здравствуйте.
Модельер, не узнавая, смотрел на молодую женщину – сверкающий поток золотистых волос, мешковатые джинсы, просторный жакет. Эмили убрала волосы от лица.
– Это я.
– Эмили! У вас все хорошо?
– Да. Спасибо. – Эмили улыбнулась. Ей не хотелось говорить о событиях в посольстве. – Вы как-то сказали, что могли бы сделать меня красавицей.
– Вы и так красавица. Но я могу одеть вас так, что вы будете выглядеть просто исключительно.
– Что-нибудь мягкое и женственное? Что-нибудь для влюбленной?
– Вот именно.


Это было шифоновое платье, мягкие слои пастельного цвета, похожие на весенний сад. Модельер велел Эмили убрать волосы от лица и дал ей такие же пастельные атласные ленты, чтобы она переплела их с золотом своих волос.
– Только одну прядь, луч солнца, смешавшийся с цветами, – предложил он. – А остальные ваши чудесные волосы можете распустить, как золотой водопад, струящийся по спине.


Эмили была так красива и так нерешительна, будто и правда не верила, что он полюбит ее и в таком виде.
– Эмили! – Идя к ней, Роб сунул руку в карман и достал синюю бархатную коробочку. – Ты выйдешь за меня? Я не могу ждать ужина с шампанским, чтобы спросить тебя.
– Да. Я выйду за тебя, Роб.
Роб надел кольцо с бриллиантами на ее дрожащий палец. Оно подошло идеально.
– Мои ногти… – Длинные, ухоженные ногти пали жертвой ужасных событий в посольстве.
– Они отрастут, Эмили. За время нашего медового месяца.
– Нашего медового месяца?
– Ах, Эмили, сегодня днем я так боялся, что снова потеряю тебя. И занимал себя тем, что строил для нас чудесные планы. Я разговаривал с послом США. Он может устроить, чтобы мы поженились… очень быстро… прямо здесь, если ты хочешь.
– Хочу.
– Тогда, если ты не против, мы сможем три-четыре недели путешествовать по Европе.
– Я не против.
Роб осторожно взял ее руки в свои и улыбнулся:
– Я люблю тебя, Эмили.
– Я люблю тебя, Роб.
Роб и Эмили не поцеловались. Они едва касались друг друга. Но Роб был готов жениться на ней и провести с ней всю свою жизнь, даже если бы они никогда не поцеловались, потому что это по-прежнему могло вселить в нее ужас.
Эмили увидела любовь и нерешительность в синих глазах и прочла его мысли.
– Роб, меня никогда не целовал любящий мужчина.


В первый раз Роб и Эмили занимались любовью в свою брачную ночь. Они занимались любовью с нежностью и лаской, в темноте. Эмили не замерла от страха, чего боялся Роб, он почувствовал ее облегчение, но для Эмили во всем этом не было ни удовольствия, ни радости.
И на следующую ночь удовольствия не было, и на следующую, хотя именно Эмили хотела заниматься любовью, отчаянно желая, чтобы их любовь была полной. Каждую ночь она снимала свою простую ночную рубашку и тихо сворачивалась в постели рядом с ним. Они занимались любовью в темноте, молча, быстро, безрадостно.
Потом Эмили надевала рубашку, а Роб пижаму, и так же молча она засыпала.
Эмили засыпала, а Роб лежал без сна, репетируя слова, которые он скажет милым серым глазам при свете дня: «Дорогая, может, тебе пока не надо заниматься любовью?» Но вдруг эти слова причинят ей боль? Что, если серые глаза затуманятся и она спросит с горечью и обидой, как уже однажды спрашивала, когда Роб всего лишь хотел помочь ей: «Ты считаешь, что со мной что-то не так, да, Роб?» Или тихо, со слезами на глазах: «Ты не хочешь заниматься со мной любовью, Роб?»
Роб хотел заниматься с Эмили любовью. Он уже очень давно этого хотел. Его желание было сильным. И Робу следовало быть очень осторожным, держать себя в руках, чтобы мощь его желания не показалась Эмили схожей со знакомым ей насилием. Роб хотел любить Эмили, разделить с ней волшебные наслаждения любви. Он ненавидел этот молчаливый, безрадостный секс.
Роб репетировал слова, но не мог их произнести, потому что утром милые серые глаза Эмили смотрели на него с такой надеждой. «Тебе было хорошо со мной, Роб? Ты все еще любишь меня?»
Дни были совершенны, золотистое крещендо радости, любви и счастья, которому следовало бы перейти в ночи безудержной страсти. Но ночи были все такие же… молчаливые, темные, безрадостные. Роб знал, что для Эмили заниматься любовью без ужаса, не под воздействием наркотиков было огромной победой, символом большого доверия к нему. И, всем сердцем любя Эмили, он надеялся, что в один прекрасный, солнечный день они смогут поговорить об этом.


На двенадцатый день своего замужества Эмили сделала поразительное открытие.
Они с Робом были в Зальцбурге, в замке. Эмили оставила Роба, чтобы сфотографировать долину и озеро. Возвращаясь, она взглянула на Роба и вдруг остановилась, потрясенная. Эмили как будто увидела его в первый раз.
Роб стоял, облокотившись на каменную стену замка, его тело было стройным, сильным и крепким, красивое лицо поднято к осеннему солнцу, легкий ветерок слегка шевелил темные волосы, на губах играла легкая улыбка. Эмили смотрела на Роба, мужчину, которого она любила всем сердцем, и понимала, что никогда по-настоящему его не видела.
Для Эмили Роб всегда был воплощением нежности. Когда она думала о нем, то думала о его добрых, улыбающихся синих глазах, нежной улыбке, мягком голосе и любящем сердце. Она никогда не думала о том, как он выглядит.
А выглядел Роб потрясающе. Это был необыкновенно красивый мужчина – красивый, чувственный, сексуальный. Другие женщины это видели, оценивали и хотели Роба. Но до этого мгновения Эмили даже не замечала возбуждающей сексуальности своего любимого, потому что для нее секс всегда означал насилие, а не нежность и любовь.
До этого мгновения…
Властные, незнакомые, волнующие ощущения охватили Эмили, смотревшую на Роба Адамсона, красивого мужчину, с такой гордостью и счастьем носившего золотое обручальное кольцо, которое она надела ему на палец. На Роба Адамсона, своего мужа, чудесного, внимательного человека, который любил и хотел ее. На Роба Адамсона, мужчину, которого любила и хотела она.
Властное чувство – желание – принесло с собой удивительную уверенность и мягкую, обольстительную улыбку.
– Привет, Роб.
– Привет. – Роб с удивленным видом улыбнулся в ответ. Красивые светло-серые глаза Эмили посылали чарующие сигналы – чарующие, дерзкие, вызывающие. С тихим смехом он спросил: – Что?
– Идем со мной.
– Идем. А куда?
– В наш номер.
– Ты хорошо себя чувствуешь?
– Да. – «О да!»
Когда Роб и Эмили оказались в залитой солнцем уютной австрийской гостинице, с ее обитыми парчой стульями, кружевными салфеточками и деревянной кроватью с пуховой периной, Эмили храбро посмотрела в глаза цвета океанской синевы и прошептала:
– Я тебя хочу.
– Хочешь меня? – тихо переспросил Роб, и его сердце радостно забилось. «Ты хочешь меня, моя любимая?»
– Да. Роб, покажи мне, как надо заниматься любовью.
Роб не показал Эмили, как надо заниматься любовью… они показали это друг другу, учась, совершая открытия, восхищаясь друг другом. Эмили открывала для себя чудо и красоту своего желания, а Роб постигал удивительную силу своей любви к ней.
Роб и Эмили занимались любовью под мягким светом золотистого осеннего солнца, пробивающегося сквозь кружевные шторы. Они занимались любовью с открытыми глазами, лаская друг друга руками и губами и тихо шепча слова любви.
– Роб? Что ты делаешь?
– Люблю тебя, Эмили. Позволь мне любить тебя. Доверься мне.
– Я доверяю тебе, Роб.
И Эмили показывала свое доверие, а Роб – нежность своей любви.
– Эмили, ты не замерзла? – спросил он несколько мгновений спустя, почувствовав, что она дрожит под его губами.
– Нет.
– Ты не боишься, милая? – «Прошу тебя, не бойся!»
– Нет, не боюсь. Роб…
– Да?
– Не останавливайся, пожалуйста. Роб…
– Да, моя хорошая?
– Ты нужен мне. Весь, целиком.
– О Эмили! – прошептал Роб и улыбнулся в ее сияющие серые глаза. – Как же я тебя люблю…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красотки из Бель-Эйр - Стоун Кэтрин



супер книга читаеш не отарваться
Красотки из Бель-Эйр - Стоун Кэтринмалиш
12.08.2011, 17.28





Первые две части романа притомили,как всегда у автора много героев,пока всех запомнишь,имена еще похожи,только сосредоточишься,уже надо настраиваться на другую пару,но дочитала и 3-я часть понравилась.В романах этого автора мне не хватает эмоций героев,мало того что они всегда красивые,талантливые,богатые,да еще они как то любят идеально,что не реально.7/10.
Красотки из Бель-Эйр - Стоун КэтринОсоба
29.06.2014, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100