Читать онлайн Исцеление любовью, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исцеление любовью - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исцеление любовью - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исцеление любовью - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Исцеление любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Гостиная кардиологического отделения
Понедельник, 6 мая 1999 года
— Ты расскажешь мне о ней, Джесс?
— О ком?
— О Райзе.
Они сидели в гостиной кардиологического отделения больницы. Кэтлин все-таки удалось увести Джесса от операционной. И теперь, в этой полутемной комнате, освещенной только проникавшими через окна лучами уличных фонарей, она просила его рассказать все о той маленькой девочке, которую он любил больше всего на свете.
Джесс нахмурился.
— Ты можешь не говорить мне, Джесс, но…
— Я просто думаю о том, с чего начать.
— Начать?
— Да.
Джесс вздохнул и начал:
— Мать Райзы и я познакомились еще в колледже, когда учились на первом курсе. Мы были похожи. Она и я оказались оторванными от семей. И оба очень от этого страдали. Той весной мы с нею заключили своеобразное соглашение: за лето помириться со своими родителями, чтобы осенью, к началу занятий, все было в порядке.
— Но этого не произошло, — задумчиво проговорила Кэтлин.
Она сразу же вспомнила то немногое, что уже успела узнать о Джессе. В частности, что в ту весну ему исполнилось девятнадцать лет. И как раз тогда в его жизни, как и в жизни брата, появилась роковая женщина, которую звали Габриела Сент-Джон.
— Этого действительно не произошло, — снова вздохнул Джесс. — Не получилось ни у нее, ни у меня.
— И это сблизило вас со Стефани?
— Нас со Стефани? Нет, Кэтлин! Стефани — мачеха Райзы. Мать же звали Линдсей.
Тогда каким образом Райза оказалась с тобой ?
Кэтлин не задала этого вопроса. Она ждала ответа на него, хотя и не была уверена, что Джесс станет говорить дальше — слишком напряженно он держался. И казалось, действительно не знал, что еще сказать. Но на самом деле Джесс просто никак не мог решить, стоит ли подробно рассказывать Кэтлин о Габриеле?
Пауза затянулась. Наконец Джесс тряхнул головой, как бы отбрасывая в сторону все ненужное, и заговорил. Но Кэтлин поняла, что о Габриеле речи не будет.
— В колледж мы не вернулись. А о Линдсей я ничего не слышал в течение целых тринадцати лет. Правда, она писала мне. Письма приходили на имя Грейдона Слейка через моего издателя…
«Джесс Фалконср, это ты? Надеялся укрыться под псевдонимом Грейдон Слейк? Боже, кто еще мог бы додуматься до такого? Но ведь ты сделал это в память о четвертом июля? О том случае на озере Грейдон, перевернувшем всю твою жизнь?
Теперь тебя ожидает новый зигзаг судьбы. Джесс Фалконер вознамерился сделаться хирургом! Может быть, ты и станешь им. Но я сомневаюсь, чтобы Грейдон Слейк оказался достойным своего брата Патрика. Кстати, для последнего тот день на озере тоже стал памятным.
Это невольно подтвердил ты сам, Джесс, рассказав, насколько вы с братом не похожи друг на друга. Что ж, выглядело бы совершенно неправдоподобно, хотя и приятно для женщин, если бы вы оба были одинаково сексуальны!
Я знаю, что твои озабоченные герои, помешанные на эротике — это ты сам. Ведь я не забыла те весенние дни, которые мы провели вместе. Дни, полные эротических наслаждений. Тогда я не сомневалась, что непременно вернусь осенью и мы вновь увидимся. Увы, это оказалось невозможным!
Летом я честно старалась наладить отношения с родителями. Но именно тогда неожиданно умер мой дедушка. Хотя он уже давно знал, что умирает. Перед смертью он забыл вычеркнуть меня из своего завещания. А может быть, это и не было забывчивостью? Не исключено, что он оставил мое имя в этом документе намеренно. Как ты помнишь, наследственные психические отклонения, пощадившие нашу семью в двух более ранних поколениях, возродились в последующих. Так что дедушка мог выкинуть подобный фортель и по этой причине.
Дедушка, возможно, хотел в последний раз уязвить моего отца. И преуспел в этом. Я оказалась настоящим баловнем судьбы! Завещание не ограничивало меня никакими условиями, не воздвигало препятствий, которые я должна была бы преодолеть, дабы получить хотя бы часть наследства. Не требовалось даже проверки на вменяемость.
Родители были не в восторге, а потому склока вокруг завещания получилась долгой, болезненной и безобразной. Парадоке состоял в том, что папенька с маменькой могли спокойно получить все до последнего пенни. Ибо я добровольно отказалась бы от наследства в обмен за родительскую любовь.
Но они ни разу не поговорили со мной по-человечески, а просто злобно набросились на свою родную дочь и, кстати, проиграли! Что ж, дело кончилось тем, что я окончательно порвала с ними всякие отношения. Это продолжается и по сей день.
Вот, Джесс, каким оказалось для меня то лето! Надеюсь, к тебе оно было более милостивым. Кстати, ты не хотел бы позвонить мне, Джесс Фалконер? Я все та же девочка, какой ты знал меня в девятнадцать лет. Но чуть помудревшая, ставшая более жесткой и… сексуальной.
Даже если вы и не Джесс Фалконер, а его брат Патрик или же реально существующий Грейдон Слейк, позвоните мне. Мы могли бы неплохо провести время. Я вам это обещаю!
Боже, о чем это я? Мне нужен ты, Джесс, только ты один! И как можно скорее! Понимаешь?»
Линдсей жила в Лос-Анджелесе и оказалась куда богаче, нежели ее дедушка. Она была начинающей бизнес-вумен. Сама же себя предпочитала называть деловой авантюристкой. За то, что никогда не боялась идти на риск, если это сулило выгоду.
Фамилия Линдсей числилась теперь в первых строчках списка самых влиятельных спонсоров Голливуда. Именно поэтому она регулярно бывала на приемах, где и встретила Дэниела, уже тогда известного адвоката в мире развлечений.
Их роман был страстным, но коротким. Виной тому стало знакомство Дэниела со Стефани и неожиданно вспыхнувшая взаимная любовь. Чего, кстати, никто не мог предсказать или даже предположить.
Линдсей в то время ждала ребенка. Несмотря на крушение любви, она не посчитала себя вправе прервать беременность и убить зародившуюся жизнь.
О своей беременности Линдсей узнала незадолго до того, как написала свое дерзкое, но в то же время серьезное письмо Джессу. Через десять дней тот уже сидел в апартаментах Линдсей и выслушивал ее рассказ о том, как развивается малыш в ее теле.
— Может быть, теперь мы сможем растить его вместе? — предложил Джесс.
Линдсей не отвергла сразу же эту безумную идею, но все же с сомнением покачала головой:
— Это означало бы то же самое, как если бы один слепой стал поводырем другому.
Но в душе она как раз надеялась, что этот мужчина, которого она хорошо знала, станет помогать ей. Почему бы ему иногда и не побыть с малышом? Например, в те часы, когда ей особенно будут досаждать демоны отчаяния и депрессии?
— А может быть, это и не станет союзом двух слепцов? — возразил Джесс. — Ведь вдвоем мы смогли бы избежать многих ошибок.
Линдсей не хотела говорить Дэниелу о ребенке. Но Джесс настоял на этом. Он сказал, что Дэниел просто обязан это знать. Если же он не захочет участвовать в воспитании малыша, ну что ж, тогда можно будет обойтись и без него.
Но Дэниел не стал отказываться от прав на отцовство. Стефани его поддержала.
Несмотря на настойчивые просьбы Дэниела, Линдсей запретила ему присутствовать при родах. Но он и Стефани находились в Уэствудской больнице, когда Райза появилась на свет. К тому времени они уже были женаты и Стефани ждала ребенка — будущую младшую сестренку Райзы.
В родильном блоке больницы присутствовал Джесс. Он держал руку Линдсей и первым принял из рук акушерки новорожденную Райзу.
С первых же мгновений Джесс полюбил малышку и постоянно боялся ее потерять. Как потерял в свое время родного брата, которого тоже очень любил.
Джесс замолчал. Казалось, у него иссякли силы. Он подошел к окну и долго смотрел вниз на сверкающий огнями Лос-Анджелес.
— Ты дал ей имя Райза?
— Нет, Линдсей.
— Но она, очевидно, позаимствовала его из твоего романа? Я имею в виду «Войдите и не стойте под дождем»?
— Да. Имя Райза означает «хохот». Ты ведь знаешь это из книги.
— Имя прекрасное! Я никогда не слышала его раньше. Но ведь ты использовал его в романе. Значит, знал до того. Откуда?
— Откуда? Наверное, оттуда, где едва ли не все авторы черпают имена для своих героев. Я пошел в книжный магазин и купил все детские книжки, которые там были. Хозяин магазина, верно, подумал, что я — будущий отец.
— Каковым ты и был в действительности! И выбирал имя для своей дочери.
— Извини, Кэтлин, но Райза — не моя дочь.
Она именно твоя дочь!
— Разве она не жила у тебя?
Кэтлин уже знала ответ на этот вопрос. Ей было даже точно известно, когда Райза уехала от Фалконера. Шестнадцать месяцев назад! Это она выяснила после посещения библиотеки в доме Грейдона Слейка.
— Разве вы трое — ты, Линдсей и Райза — не жили какое-то время вместе?
— Да. Мы прожили вместе пять лет. За исключением того времени, которое Райза провела в Лос-Анджелесе с Дэниелом. А Лиидсей в отсутствие дочери предпочитала путешествовать.
— Путешествовать? Без вас?
— Ей было необходимо иногда побыть наедине с собой.
— А тебе?
— Нет.
— И куда же Линдсей ездила?
— Я получал от нее открытки чуть ли не из всех стран мира.
— Она путешествовала одна?
— Ты имеешь в виду какого-нибудь мужчину или мужчин? Полагаю, что таковых не было. Но я, откровенно говоря, точно не знаю.
— И никогда об этом не спрашивал?
— Нет. Это не имело никакого значения, Кэтлин. Мы с Линдсей были связаны навсегда. А значение для меня имела только Райза.
— Но ведь ты любил Линдсей?
— Конечно, и очень сильно. Это чувство было взаимным. Если ты спросишь, был ли я верен Линдсей, то ответ будет однозначным — да! Когда Райза родилась, мне было тридцать два года. Какое-то сексуальное разнообразие в этом возрасте может стать необходимым. Может быть, и я думал так же, когда был моложе, но в то время — уже нет.
— Но Линдсей была свободна выбирать себе мужчин?
— Свободна, — тихо ответил Джесс. — Но ты же знаешь, что говорят мужчины по поводу подобной свободы, не так ли?
— Нет, не знаю, — тоже чуть слышно пробормотала Кэтлин. — И что же они говорят?
— Они говорят: «Свобода — это единственное, что остается, когда уже нечего терять».
Когда Райза с Линдсей уезжали, Джесс обычно оставался в Мауи и ждал их возвращения. И каждый раз боялся, что они уехали навсегда.
«Девочки», как он называл их, никогда бы добровольно его не покинули. Джесс знал это, но столь же хорошо знал и капризы судьбы.
В течение пяти лет Райза с матерью всегда возвращались точно в назначенный ими срок. Но настал день, когда Линдсей сказала Джессу:
— Тебе надо на некоторое время куда-нибудь уехать из Мауи.
— Почему?
— У нас с Райзой есть кое-какие планы. Их надо осуществить здесь, в Мауи. Когда ты вернешься, то получишь рождественский подарок. Но на его подготовку потребуется три недели. После этого Райза переедет в Лос-Анджелес, а ты сможешь вернуться в Мауи. Но ни днем раньше! Подарок ты сможешь получить, только когда девочка уедет. И тогда тебя ожидает сюрприз.
— Хорошо. Я исчезну.
— Но когда мы с Райзой вернемся в Лос-Анджелес, ты тоже обязательно должен будешь туда приехать.
— Непременно приеду!
— Вот и хорошо. Я очень бы хотела, чтобы ты присутствовал при нашей встрече с Фрэнком Фарреллом.
— Что?!
— Не пугайся, Джесс! Все нормально. Ты же знаешь, что Райза совершенно здорова, но профилактика все же не помешает. К тому же тебе необходимо еще раз поговорить с Фрэнком. Да и с Дэниелом тоже. Ведь прошло уже пять лет…
Да, через три недели как раз в это время истекают пять лет с того дня, когда родители стояли у кроватки Райзы, которой только что исполнилось несколько часов. Но уже тогда они с тревогой вслушивались в жалобную мольбу ее крохотного сердца.
Однако самое страшное ждало их в будущем. Ибо в тот момент малютке не требовалась хирургическая операция. Ее организм стал нормально развиваться. А появившиеся позже постоянные респираторные заболевания долгое время не вызывали особого беспокойства.
Но теперь, по прошествии пяти лет, без операции не обойтись. И по иронии судьбы она должна состояться как раз в день рождения девочки.
— Я хотел бы быть там, Линдсей. Очень хотел бы… Но ты ведь знаешь, что Дэниел вряд ли будет доволен моим присутствием.
— Дэниел злится только на то, что ты проводишь время с Райзой. Вот и все.
— Ты уверена?
— Уверена. Так же как и в том, что тебе необходимо присутствовать при нашем разговоре с Фрэнком.
Именно так говорила Линдсей в тот день. Но когда стало приближаться время встречи с Фарреллом, она неожиданно заявила:
— Я уезжаю, Джесс.
— Как? Накануне операции? Мы же договорились, что все вместе будем рядом с Райзой!
— Больше всего я хочу, чтобы с ней был ты, Джесс. Мне же необходимо уехать прямо сегодня. Тем более что я сама назначила встречу, которую уже нельзя отменить!
— С кем?
— Со своими демонами.
Джесс знал, что это правда. В последнее время он постоянно беседовал с Линдсей, пытаясь выяснить, что происходит. Ибо с каждым днем она становилась все мрачнее. Джесс чувствовал в ней какую-то внутреннюю борьбу. Борьбу отчаянную, но тщетную. И теперь Линдсей собиралась уступить. Сдаться…
Да, она должна была немедленно уехать! Чтобы окончательно не сойти с ума. Ибо никакие лекарства уже не помогали. Вылечить Линдсей могло только время. Она и сама это отлично понимала. Поэтому регулярно уезжала куда-нибудь, где могла побыть наедине с собой…
— Я знаю, что тебе надо уехать, — тихо сказал Джесс. — Но может быть, на этот раз имеет смысл нам вместе встретиться с твоими демонами? Ты ведь знаешь, что я с ними тоже знаком и даже несколько раз имел дело.
— Но очень недолго!
— Поэтому-то мне, верно, и следовало бы с ними познакомиться получше. А Райза пока останется с Дэниелом.
Несколько мгновений Линдсей боролась с искушением, но потом все же отрицательно покачала головой:
— Нет, я должна сделать это одна. — Она улыбнулась Джсссу и добавила: — Ты без труда отыщешь кабинет Фрэнка. Он расположен на восьмом этаже Уэствудской больницы в кардиологическом отделении. Кроме того, точный адрес знает Райза.
— Хорошо.
Джесс наклонился и коснулся губами щеки Линдсей:
— Будь осторожной!
…Все свое изгнание Джесс провел в скромном номере отеля «Южная Калифорния». С утра до вечера он сидел за столом, писал и больше ничем не хотел заниматься. Но незадолго до приезда Райзы перебрался в более комфортабельный двухместный номер гостиницы «Шато», расположенной прямо напротив больницы.
Джесс только что закончил последние строчки нового романа «Голубая луна», когда услышал за спиной тихий детский голос:
— Джесс…
Райза стояла посреди комнаты босая, в длинной ночной рубашке. Длинные золотистые волосы падали на спину почти до самой талии.
— Райза? Милая, почему ты не спишь? Что случилось?
— Я боюсь.
— Боишься? Чего?
Райза молчала.
— Может быть, тебя пугает встреча с доктором Фарреллом?
— Нет.
— С папой?
Голос Джесса сразу же почерствел, когда он назвал так Дэниела.
— С папой? Нет.
— Со Стефани?
— Тоже нет, но все же мне почему-то стало очень страшно…
— Приснилось что-нибудь ужасное?
— Может быть.
— Хочешь, я расскажу тебе что-нибудь веселенькое?
— Расскажи.
— О «вкусной картошке»?
— Да.
— Это было очень давно, — начал Джесс. — В одном городе жила-была девочка. Ее звали… Как же ее звали?
— Райза! Ее звали Райзой.
— Ах да! Девочку действительно звали Райзой. И было нечто такое, что она любила больше всего на свете. А что именно — я, честно говоря, забыл.
— Больше всего на свете она любила ходить в гастроном вместе с Джессом! И покупать там очень вкусную картошку.
— Совершенно верно.
И Джесс принялся рассказывать придуманную им самим сказочку, которую Райза очень любила слушать.
Очень скоро девочка закрыла глазки, дыхание ее выровнялось.
Джесс всмотрелся в маленькое бледное личико и прочел на нем скрытую тревогу. Райза чего-то боялась. Боялась даже сейчас, заснув у него на коленях.
— Нет! Нет! Нет! — вдруг забормотала Райза.
Она открыла полные страха глаза и крепко прижалась к груди Джесса.
Ни Джесс, ни Райза не могли знать, что как раз в этот момент машина Линдсей сорвалась с обрыва и рухнула в пропасть. Эта дорога славилась не только своими живописными пейзажами, но и опасными поворотами. Поэтому мало кто осмеливался ехать по ней ночью. Особенно в это время года, когда вместе с темнотой с моря наплывал густой туман, окутывавший не только побережье, но и горные перевалы.
Никогда прежде Линдсей не совершала паломничества в ту прекрасную зеленую долину, где провела свои ранние годы, и красота которой никогда не вписывалась в ее унылую, одинокую, опустошенную юность. Они с Джессом не раз обсуждали возможность подобного рода ностальгических поездок: сначала — в ее долину Кармел, а потом — в его Монтклер, на озеро Грейдон.
Но Линдсей по каким-то соображениям решила поехать в Кармел одна. Она поехала и… погибла.
Искореженную машину с останками Линдсей только утром обнаружили на дне пропасти. Трагедия вызвала всеобщий шок. И лишь реакция Дэниела выглядела непонятной и странной. Он взял за локоть Джесса и тихо сказал, внимательно глядя ему в глаза:
— Я знал все о вас, Джесс Фалконер. И знал уже много лет…
Да, Дэниел действительно стремился узнать все о человеке, с которым его дочь провела целых пять лет бок о бок. Конечно, он мог сделать это и раньше. Но считал себя не вправе вторгаться в личную жизнь незнакомого человека. К тому же Дэниел чувствовал вину перед Джессом. Ведь он был его должником. Без Фалконера Дэниел так никогда бы и не узнал о существовании своей крошки. Ибо именно Джесс потребовал, чтобы Линдсей призналась ему. Но в то же время именно это и подхлестывало его желание узнать о Фалконере все до конца.
По роду своей деятельности Дэниел часто общался с известными частными детективами, из которых он и выбрал самого достойного. За несколько месяцев этот деятель сумел разузнать все подробности совершенной Джессом на озере Грейдон попытки братоубийства, а затем — оскорбления женщины, которую якобы хотел изнасиловать, за что и угодил в тюрьму. Причем буквально каждый, с кем детективу довелось разговаривать, был убежден, что место Джесса Фалконера именно в тюремной камере. Но при этом никто не назвал имени женщины, чуть не ставшей его жертвой.
Впрочем, эти детали занимали больше самого детектива, нежели заказчика расследования. Ибо для Дэниела этого было достаточно. А подробности его не очень интересовали. Однако когда он поделился с Линдсей всем, что удалось узнать, та презрительно фыркнула:
— Все это ерунда!
— Ерунда? — опешил Дэниел. — Изнасилование и убийство, по-твоему, ерунда?
— Никакого убийства и изнасилования не было, Дэниел!
— То есть ему просто не удалось совершить ни того, ни другого. Ты это имеешь в виду?
— Дело не в том, удалось или нет. Просто все выдвинутые против Джесса обвинения — не что иное, как грязная фальшивка.
— Фальшивка?
— А как же иначе, Дэниел! Меня просто удивляет, что ты, не будучи знакомым с…
— Понятно. Он сказал тебе, будто все обвинения против него фальшивы, и ты тут же поверила. Так, что ли?
— Да. Джесс действительно мне все рассказал. Хотя мог бы и не говорить. Я слишком хорошо его знаю, чтобы поверить подобной сплетне. Жаль, что ты его тоже не узнал получше, тогда не стал бы слушать грязных наветов!
— Так или иначе, Линдсей, но я немедленно еду и забираю дочь! Ибо не могу допустить, чтобы Райза провела еще одну ночь в обществе этого типа.
— Не забывай, что Райза также и моя дочь! И предупреждаю: если ты попытаешься оторвать ее от меня, то мы втроем тут же исчезнем.
— Кто именно?
— Райза, Джесс и я. Мы решимся на такой шаг! И ты больше никогда не увидишь своей дочери! Ты этого добиваешься?
— Я хочу только одного: чтобы Райза была в безопасности!
— Поверь, я хочу того же! И сейчас она в безопасности. Ее любят, и она счастлива.
— Ты могла бы мне кое-что пообещать, Линдсей?
— Возможно.
— Никогда не оставляй Райзу наедине с этим человеком.
— Такого никогда не было. И не будет.
Эти слова были переданы Джессу и больно ранили его. Неужели Линдсей в нем все-таки сомневается?
В своем завещании, составленном за несколько недель до гибели, она особо подчеркивала, что ни в коем случае не считает Джесса ни убийцей, ни насильником. И что он никогда не обидит ее прелестную маленькую дочку.
Все свое огромное состояние Линдсей завещала Райзе. Саму же дочь до ее совершеннолетия поручала заботам и опеке Джесса Фалконера. Родительские права также делились поровну между ним и Дэниелом.
Все это было надлежащим образом запротоколировано, нотариально заверено и юридически подтверждено. Таким образом, опека и возможные справедливые претензии Джесса становились полностью узаконенными.
— Но, — сказал ему Дэниел в те трагические для обоих рождественские дни, — осуществить свои права на практике вам будет не просто. Ибо любой суд непременно встанет на мою сторону. И мы оба отлично это понимаем. Не правда ли?
«Но почему он мне многого не говорит? — думала Кэтлин, слушая исповедь Джесса. — Даже о завещании Линдсей и клятве Дэниела упомянул вскользь!»
— Разве ты не боролся за Райзу? Ведь, несмотря на все заявления Дэниела, ты, насколько я понимаю, делал все, чтобы оставить девочку у себя.
— Нет, Кэтлин, я не боролся!
— Почему?
— Знал, что проиграю.
— Опять же почему?
— Главное действительно не в этом. Просто для Райзы было бы лучше жить с Дэниелом, Стефани и маленькой сестренкой Холли, которую она сразу полюбила.
— А как же ты?
— У меня оставался лев. Именно он и стал рождественским подарком, который обещали мне Линдсей и Райза. Теперь я понимаю, что Линдсей хотела оставить мне память о себе…
— Ты думаешь, что она предвидела свою гибель? Или же покончила жизнь самоубийством?
— Думаю, что такое вполне возможно. Хотя во всем этом деле очень много белых пятен. Может быть, Линдсей и впрямь не справилась в тумане с управлением и сорвалась в пропасть. Или же столкнулась со встречной машиной: дорога там очень узкая. К тому же был густой туман. Не исключено и самоубийство. Я никогда не верил, что Линдсей, решив исчезнуть, просто куда-нибудь уедет. Она выбрала бы смерть…
«Итак, Линдсей, составляя свое завещание, не была уверена, что Джесс сможет получить права на Райзу, — думала Кэтлин. — Возможно, даже предвидела, что он не станет бороться за девочку. Поэтому и подарила ему льва. Линдсей знала, что Джесс просто не выживет, если ему не о ком будет больше заботиться».
— Когда ты в последний раз видел Райзу?
— Накануне Рождества. Ровно шестнадцать месяцев тому назад…
Дэниел хотел, чтобы Джесс уехал не прощаясь.
Но тот отказался наотрез.
Нет, Джесс не собирался говорить Райзе, будто бы предпочитает жить один. Прощаясь с девочкой в присутствии стоявшего рядом Дэниела, он сказал ей:
— А сейчас мне пора ехать.
— Ехать? Куда?
— Назад в Мауи.
— Боже мой!
Райза ничего не могла понять. Но Джесс и не хотел, чтобы она о чем-нибудь догадалась. Во всяком случае — тогда. Ему казалось, что будет лучше, если девочка постепенно привыкнет к его отсутствию. Так было бы легче и для нее, и для него.
— Ты останешься здесь вместе с папой, Стефани и Хол-ли, — сказал он. — Если захочешь, то в январе можешь здесь пойти в школу. Мне кажется, это будет прекрасно!
— Ты уверен?
— Совершенно уверен!
— А как же ты, Джесс?
— Мне же не надо ходить в школу.
Джесс сделал паузу и очень серьезно добавил:
— Я всегда буду с тобой, Райза, как и мама. Мама будет все так же любить и оберегать тебя с небес. Она сейчас уже там.
— А ты тоже будешь там?
— Да. Но знаешь, где именно?
— Где?
— На луне. Ты же знаешь, что луна всегда рядом с нами. Даже когда ее не видно.
— Я помню! Ты ведь рассказывал мне о луне.
— Вот и прекрасно. Значит, я навсегда останусь с тобой. Даже когда ты не сможешь меня видеть!
— Разве ты больше не разговаривал с ней после того Рождества?
— Нет.
— Но знал, что операция назначена на июнь?
— Стефани все время держала меня в курсе дел. Думаю, что теперь Дэниел об этом знает.
В этот момент дверь открылась. Кэтлин вдруг увидела, как лицо Джесса сразу побледнело, а в глазах вспыхнула тревога. Она обернулась в сторону двери, на пороге стоял Фрэнк Фаррелл.
— Джесс, вы можете поговорить с ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Исцеление любовью - Стоун Кэтрин



Прочитала на одном дыхании.Очень сильно.Но очень много горя ,больше чем любви.Горе описывается более подробно ,чем любовь.Можент так и в жизни.
Исцеление любовью - Стоун Кэтриннаташа
9.08.2011, 15.52





только 10, но как много страданий... хотя в жизни так и должно быть, тем не менее хеппи енд гарантирован. прочитайте и не разочаруетесь.
Исцеление любовью - Стоун Кэтринnemochka
17.04.2012, 23.47





Ели дочитала! Вроди как книга должна быть интересной, но... ни капли незатронула!!
Исцеление любовью - Стоун Кэтринлена
24.12.2014, 1.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100