Читать онлайн Хэппи-энд, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Главa 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хэппи-энд - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Хэппи-энд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Главa 23

Сенчери-Сити, штат Калифорния
Пятница, 7 апреля
Через пять дней после знаменательного вечера с пиццей, ровно в час дня секретарша Рейвен сообщила по внутренней связи, что ей звонит некая Саманта Голт.
– Хорошо, соедините меня с ней, – не раздумывая, ответила Рейвен, по горло заваленная работой. Привет, Саманта!
– Привет.
Девочка произнесла всего одно слово, но Рейвен сразу услышала в ее голосе нотки тревоги и неуверенности.
Стараясь не выдать волнения, Рей вен мягко спросила:
– Что случилось, Саманта?
– Ничего... То есть... я хотела сказать... дело в том, что мои бабушка с дедушкой сейчас в Денвере, а у папы много работы...
Саманта замолчала, словно не решаясь о чем-то сказать.
– Саманта, я слушаю тебя!
– Все так глупо! Наверное, и у вас сегодня много работы...
– Честно говоря, работы у меня не так много, как ты думаешь, – сказала Рейвен, даже не взглянув на свой рабочий календарь. Разумеется, у нее были назначены встречи с клиентами, но она была твердо уверена, что ни одна из них не могла быть важнее звонка Саманты, оказавшейся, судя по всему; в трудной ситуации. – Я слушаю тебя, Саманта, – снова повторила она. – Чем я могу тебе помочь?
– Не могли бы мы... Не могли бы вы отвезти меня из школы домой?
– Ну конечно! Только скажи, куда и когда за тобой приехать.
– Я хожу в школу Вестлейк, это на...
– Я отлично знаю, где расположена эта школа, перебила ее Рейвен. Она также знала, что это была одна из лучших – и дорогих – школ в округе. Это совсем недалеко отсюда. Минут пятнадцать езды, не больше.
– Не могли бы вы приехать за мной прямо сейчас?
– Разумеется! Как только ты повесишь трубку, я пойду к машине. Ты не заболела, Саманта? Может, отвезти тебя сразу к врачу?
– Нет, спасибо, не надо никакого врача. Я не больна, просто... Просто мне нужно домой.
Завернув к школе Вестлейк, Рейвен сразу заметила Саманту. Она стояла на тротуаре возле главного входа, рядом с ней была какая-то женщина строгого вида. Притормозив рядом с ними, Рейвен заметила радость на лице Саманты и озабоченность на лице женщины.
Было совершенно очевидно, что она вовсе не собирается позволить Саманте просто так сесть в машину и уехать, поэтому Рейвен выключила зажигание, вышла из машины и подошла к строгой даме. Ободряюще улыбнувшись девочке, она протянула руку стоявшей рядом с ней женщине и представилась:
– Здравствуйте, я Рейвен Уинтер.
Женщина представилась классной дамой Саманты и тут жe объяснила причину своего присутствия рядом с ней:
– Боюсь, все не так просто, как кажется, мисс Уинтер. Когда Саманта позвонила, чтобы ее отвезли домой, мы думали, за ней приедет кто-нибудь из лиц, перечисленных в ее личном деле. Мы в нашей школе придерживаемся твердого правила не отпускать наших учеников с человеком, имя которого не указано в списке лиц, которым разрешено забирать их из школы.
В душе Рейвен целиком и полностью одобряла такие строгие правила. В школе Вестлейк учились дети из богатых семей, наследники значительных состояний, которые очень легко могли стать жертвой алчных похитителей с целью выкупа. Саманта была любимой дочерью садовника, бизнес которого оказался настолько прибыльным, что он мог позволить себе отдать ее в престижную дорогую школу. И все же девочка казалась наименее вероятной кандидаткой на роль жертвы преступников, поскольку состояние ее отца явно уступало богатству других родителей.
Рейвен была восхищена администрацией школы, которая равным образом защищала всех своих учеников, вне зависимости от уровня благосостояния их родителей, и, конечно жe, не стала в присутствии Саманты оспаривать возможность ее похищения. Вместо этого она выбрала другую тактику: она решила попытаться убедить классную даму в своей абсолютной благонадежности, поскольку была почти членом семьи Голтов.
– Должна признаться, – улыбнулась она классной даме, – ситуация действительно довольно щекотливая. Но я уверена, Саманта рассказала вам, что ее бабушка и дедушка в гостях у дочери в Денвере и поэтому не могли сегодня приехать за ней в школу. А поскольку Ник, то есть мистер Голт, сегодня очень занят, Саманта позвонила мне.
– Прошу прощения, но я все же не совсем понимаю, какое отношение вы имеете к Саманте Голт.
– Я ее подруга, – спокойно ответила Рейвен, улыбаясь Саманте, и глаза девочки вспыхнули благодарностью и надеждой. – Я очень хорошо понимаю вашу тревогу и высоко ценю заботу администрации школы о безопасности детей, но ведь я не чужой, неизвестно откуда появившийся человек, правда? Саманта сама позвонила мне с просьбой отвезти ее домой. Coвершенно очевидно, что она хорошо знает меня. Во всяком случае, достаточно хорошо, чтобы просить о помощи, и...
– Я полностью доверяю мисс Уинтер, – неожиданно вмешалась в разговор Саманта и, повернувшись к классной Даме, взмолилась: – Со мной все будет в порядке, честное слово!
– Ну хорошо, – сказала наконец строгая дама. Я просто хотела лично убедиться в том, что девочка попадет в надежные руки. Поезжайте!
– Спасибо! – улыбнулась ей Рейвен и вместе с Самантой направилась к машине. Девочка не скрывала своего удивления тем, как быстро Рейвен сумела уговорить строгую учительницу.
Усадив Самантy в машину, Рейвен вернулась к классной руководительнице и протянула ей свою визитную карточку.
– Прошу вас занести мое имя в личное дело Саманты Голт, – с любезной улыбкой сказала она.
– Ну как, тебе удобно? – Спросила Рейвен, усаживаясь в «ягуар», где уже сидела Саманта. Они застегнула ремни безопасности, но Рейвен не торопилась включать зажигание.
– Удобно! – ответила девочка, с восхищением глядя на нее. – Вы были неподражаемы! Я думала, она так и не отпустит меня с вами.
– Ну, поскольку я твердо, решила не уезжать без тебя, ей пришлось бы все равно уступить.
– Спасибо!
– Не за что. Так ты... заболела? Плохо себя чувствуешь?
– Я точно знаю, что это не совсем болезнь, и, может быть, зря отпросилась с уроков... Школьная медсестра сказала, что в этом нет ничего страшного, но все же на первый раз стоит побыть дома... – Саманта прервала свой сбивчивый монолог, чтобы перевести дыхание. Потом пожала плечами и негромко произнесла: – Сегодня у меня в первый раз началась менструация.
– Правда? – повернулась к ней Рейвен, – знаешь, я согласна с вашей школьной медсестрой. На первый раз действительно стоит побыть дома, в постели.
Конечно, это естественно и вполне нормально для девочки твоего возраста, и все же это большое событие для тебя и твоей семьи.
Рейвен вспомнила о Нике и попыталась представить себе его реакцию на эту ошеломляющую новость относительно его любимой дочери. Должно быть, он опечалится и обрадуется одновременно тому, что она начала превращаться в женщину. Вот только как он отнесется к тому, что Саманта позвонила за помощью именно Рейвен? Не обидится ли, что первым: узнала о таком важном событии в жизни Саманты она, а не отец? Оставалось только надеяться, что Ник поймет поступок дочери. В конце концов, девочки бегут с этим к матери в первую очередь!
– Мне кажется, ты немного напугана этим. Так, Саманта?
– А вы испугались, когда это произошло с вами в первый раз? – вопросом на вопрос ответила девочка.
– Я ужасно испугалась! Ведь я не понимала, что со мной произошло!
– Не понимали? А разве ваша мама не говорила вам об этом?
– Нет, – ответила Рейвен, стараясь говорить как можно безразличнее, чтобы скрыть свою обиду на Шейлу. – Мне было всего одиннадцать, Когда началась первая менструация, поэтому мама не успела мне рассказать об этом. Она считала, что я еще слишком мала.
Рейвен захлестнули нежеланные воспоминания. Когда это произошло, она действительно очень испугалась. Кровотечение было довольно сильным, и схватки были болезненными, поэтому она решила, что умирает. Она убежала из школы, не сказав никому ни слова о том что с ней случилось, и, спотыкаясь, направилась домой, к матери, чтобы найти у нее объяснение своему странному состоянию и утешение.
Шейла лежала в постели с очередным любовником, и оба ужасно рассердились, когда в спальню ворвалась перепуганная, бледная Рейвен. Мать заставила ее объяснить причину такого поведения в присутствии своего любовника, чем сильно унизила ее.
Выяснив, в чем дело, они оба грязно выругались и посмеялись над Рейвен. Потом, сквозь хриплый от курения кашель, мать сказала ей:
– Вот и ты стала женщиной! Эта кровь и боль расплата за возможность иметь ребенка. – для Рейвен эта расплата оказалась весьма незначительной. Кровотечение и схватки почти полностью прекратились уже на второй день. Рейвен даже не догадывалась, насколько нетипичны были ее менструации; пока случайно не услышала, как ее одноклассницы жаловались друг другу на сильные боли и длительное кровотечение. Когда, будучи уже студенткой университета, она проходила первый в своей жизни гинекологический осмотр, по просьбе врача описала свои незначительные болевые ощущения и весьма скудные кровотечение. Ей было сказано, что ей повезло по сравнению с теми мучениями, которые испытывают большинство женщин.
Но даже тогда Рейвен знала, что это было не везением, а скорее проклятием. Дитя наркоманки, она была не способна, в свою очередь, дать начало навой жизни. Именно это и было причиной столь кратких и практически безболезненных менструаций.
К своей радости, Рейвен не увидела на юном личике Саманты ни страха, ни душевной травмы, но все же повторила свой вопрос:
– Тебе не страшно, Саманта?
– Нет, не страшно, но как-то не по себе. В школе нам говорили об этом. У некоторых из моих подруг менструации начались еще год назад. К тому же мы с бабушкой несколько раз говорили на эту тему...
– Может быть, у тебя слишком много крови? Или очень сильные боли?
– Да нет, я бы не сказала... Со мной все в порядке, даже голова не кружится.
– Ну, тогда поехали домой, – улыбнулась Рейвен, включая зажигание. – Может быть, заедем по дороге в аптеку за гигиеническими прокладками?
– Нет, мы с бабушкой давно купили все, что может мне сейчас потребоваться.
– Тогда говори, куда тебя везти.
– Вы знаете, как проехать к Восточным воротам в Бель-Эйр?
– Конечно.
– Вот туда нам и надо.
– Я должна вам признаться, что солгала в воскресенье насчет того, что отец встречается со множеством женщин, – тихо, но решительно сказала Саманта, когда «ягуар» уже подъезжал к Восточным воротам в Бель-Эйр. – Это все ложь. Он вовсе ни с кем не встречается. Если он не на работе, то только дома, с нами...
– Спасибо, Саманта, что сказала мне об этом, – улыбнулась Рейвен. Уж кому-кому, а ей было хорошо известно, что Ник не всегда ночевал дома.
Машина въехала на территорию Бель-Эйр, и Саманта стала руководить действиями Рейвен, показывая, куда ехать дальше.
Рейвен осторожно вела машину, полагая, что везет девочку в домик садовника, расположенный в каком-нибудь укромном уголке огромной территории роскошного отеля. Однако, когда, следуя указаниям Саманты, машина свернула к узкой дороге, которая вела к большому дому, Рейвен начала волноваться. Великолепный белый дом в колониальном стиле, крытый красной черепицей, был окружен роскошными цветами, которые были, несомненно, творением рук Ника. Но домика садовника нигде не было видно!
Неожиданно она увидела грузовик Ника.
– Должно быть, твой папа где-то здесь!
– Вряд ли. Он никогда не ездит на работу на грузовике.
– А на чем же он ездит?
– На своем «лексусе»
С привычной легкостью открыв секретный электронный замок, Саманта провела Рейвен в отделанный мрамором холл.
Оказавшись в роскошном доме, Рейвен неожиданно осознала всю глубину лжи Ника, и ей стало невыносимо больно.
– Рейвен, не могли бы вы остаться со мной на некоторое время? – повернулась к ней Саманта. – Я угощу вас домашним печеньем и холодным лимонадом.
– С удовольствием попробую, – заставила себя улыбнуться Рейвен.
С ее стороны это был акт своего рода мазохизма. Она решила побыть немного с Самантой, чтобы снова и снова причинить боль своему сердцу.
– Если ты покажешь мне, где тут кухня, – добавила Рейвен, – я сама накрою на стол, пока ты будешь переодеваться.
Саманта провела на кухню гостью, которая мучительно думала о том, кто же такой этот Ник Голт на самом деле. Из-за того, что его родители уехали к дочери в Денвер, Рейвен и Ник не встречались с самого понедельника. Но все эти дни Ник регулярно звонил ей поздним вечером, когда девочки были уложены в постель, и они подолгу беседовали. Иногда он звонил ей и днем, и у Рейвен сложилось впечатление, что он разговаривал из телефона-автомата, откуда-нибудь с улицы, переезжая от одного заказчика к другому. Очевидно, на самом деле все обстояло совершенно иначе.
– Где же твой папа так сильно занят сегодня? – спросила Рейвен, стараясь говорить как можно безразличнее.
– Сейчас посмотрим, – ответила Саманта, доставая из ящика кухонного стола толстый блокнот. – Вот его деловое расписание.
В правом верхнем углу блокнота красовалась тисненная золотом разгадка: «Николас Голт, президент и главный управляющий «Эдем Энтерпрайзис»».
Просматривая расписание Ника, Рейвен поняла, что он рассчитывал вернуться домой в три часа дня.
Она взглянула на часы над плитой. Ник должен был вернуться через сорок пять минут.
Интересно, рассердится ли он, когда увидит, что его обман раскрыт? Наверное, рассердится, но не станет показывать этого при Саманте.
Она мысленно пообещала себе, что не останется в долгу перед коварным обманщиком и выскажет ему все, что о нем думает.
Вскоре на кухне появилась переодевшаяся Саманта.
С началом менструаций она пересекла невидимую черту, разделявшую маленьких девочек и юных женщин.
Рейвен подумала, что какая-то часть Саманты, должно быть, противилась этому, стремясь навсегда остаться девочкой. Рейвен хотелось поговорить с ней на эту тему, но она отложила этот разговор на потом.
Саманта предложила накрыть стол на веранде, что они и сделали. Примыкавшая к гостиной веранда выходила на роскошный цветник, весь засаженный розами самых разных размеров и окрасок. С нее открывался великолепный вид на город и синий океан вдали.
– Как ты себя чувствуешь, Саманта? – озабоченно спросила Рейвен.
– Хорошо, – кивнула девочка, но лицо ее чуть скривилось от боли. – Кажется, боль усиливается...
– Ничего, это вполне естественно, – улыбнулась ей Рейвен. Ее взгляд упал на футболку Саманты, на которой было что-то написано золотом по зеленому. «Клуб поло. Санта-Барбара», – прочитала вслух Рейвен и подняла глаза на девочку. – Ты ездишь верхом?
– Да, но в поло не играю. А вы умеете ездить верхом?
– Нет, никогда в жизни не сидела на лошади.
– Тогда вам нужно непременно попробовать! Вам обязательно понравится! Вы должны поехать вместе с нами в Санта-Барбару!
Пока Саманта увлеченно рассказывала о семейном ранчо в Санта-Барбаре, Рейвен старалась внимательно слушать. Ее пальцы сжимали фужер с лимонадом с такой силой, словно хотели раздавить изящное стекло.
Ее сердце разрывалось от боли и обиды.
Увидев припаркованный у дома «ягуар» Рейвен, Ник почувствовал сначала легкое удивление, потом тревогу и, в конце концов, огромное облегчение. Все открылось само собой. Нику осталось только внести необходимые разъяснения, чтобы сапфировые глаза Рейвен вновь засветились пониманием, нежностью и... любовью?
Ник взглянул на часы. Саманта должна была вернуться из школы не раньше чем через полчаса, а у Мелоди был урок танца до пяти часов. Значит, ему и Рейвен удастся начать разговор наедине.
Он направился к западному крылу дома, почему-то уверенный в том, что Рейвен обнаружила веранду, выходившую в цветник с розами. Ему хотелось поскорее увидеть ее.
Завернув за угол дома, Ник улыбнулся, заметив иссиня-черные волосы Рейвен, блестящие на солнце. Но, поднявшись на веранду, он заметил еще одну черноволосую головку.
– Папочка! – радостно воскликнула Саманта, бросаясь отцу навстречу.
Ник нежно обнял свою старшую дочь и поцеловал в раскрасневшуюся щечку.
– Саманта, почему ты дома? Что случилось?
Девочка смущенно опустила глаза, и Ник перевел взгляд на Рейвен, словно ища у нее объяснения. Лицо любимой было серьезно, если не трагично.
После томительной паузы Саманта наконец пробормотала:
– Сегодня у меня началась первая менструация. Я позвонила на работу Рейвен, и она отвезла меня из школы домой.
– Ах вот оно что, – ошарашено пробормотал Ник. Он был ошеломлен известием о том, что его маленькая девочка уже выросла и стала превращаться в юную женщину. Ему казалось, эта перемена, пусть неизбежная, произошла слишком быстро.
Видя потрясение Ника, Рейвен почувствовала внезапный прилив любви и нежности к этому заботливому отцу. Любви, а не гнева. Потому что она не могла долго сердиться на него, а настоящий гнев испытывала только по отношению к себе.
Теперь она почти ненавидела себя за то, что так глупо обрадовалась звонку Саманты, увидев в этом признак доверия к ней, и бесцеремонно вмешалась в семейную жизнь Ника.
– Саманта позвонила мне, потому что знала, что у меня найдется немного свободного времени и я смогу подвезти ее домой, – извиняющимся тоном произнесла Рейвен, почти не глядя на Ника..
В ответ на его лице появилась неуверенная, но счастливая и даже гордая улыбка. Казалось, он гордился тем, как умно и тонко Рейвен сумела завоевать доверие его старшей дочери.
«Не верь ему! Строго произнес ее внутренний голос. – Он только притворяется! Мастер притворства! Он притворяется ради Саманты!»
– Поскольку имени, Рейвен не было в моем личном деле, ей пришлось долго убеждать мою классную даму в том, что она вовсе не собирается похитить меня ради выкупа! – выпалила Саманта. – И у нее это здорово получилось!
– Должно быть, Рейвен умеет убеждать.
– Еще как умеет! – восхищенно улыбнулась Саманта.
Ник повернулся к Рейвен и благодарно улыбнулся ей. Потом снова посмотрел на дочь и заботливо спросил:
– Как ты себя чувствуешь, Саманта?
– Отлично! – воскликнула девочка, действительно прекрасно себя чувствуя в присутствии любимого отца и помогшей ей Рейвен.
Они сидели на веранде и разговаривали обо всем на свете. Потом Саманта встала, чтобы позвонить школьным подругам и узнать домашнее задание.
– А как же бабушка? – спросил Ник.
– Ей я позвоню в первую очередь! – пообещала раскрасневшаяся Саманта. – И расскажу потрясающую новость!
Потом девочка повернулась к Рейвен:
– Спасибо, что приехали за мной в школу... и вообще... спасибо за все!
– Всегда рада тебе помочь, – улыбнулась Рейвен. Как только Саманта вышла, Рейвен тоже стала собираться уходить.
– Нет, Рейвен, не уходи, – попросил ее Ник. – Позволь мне все тебе объяснить...
Рейвен остановилась.
– Я не дурочка, Ник. Мне не нужны твои объяснения.
– А мне кажется, очень даже нужны, – мягко возразил он. – Прошу тебя, выслушай! Рассказывая тебе о Дендре, я невольно создал такое впечатление, что мы с ней были влюбленными однокурсниками, пытавшимися создать семью на пустом месте, практически без гроша в кармане. Правда заключалась в том, что к тому времени, когда мы с Дендрой встретились, я уже был очень богат. Для нее первостепенное – пожалуй, даже единственное – значение имело мое богатство. Я не могу сказать, что был в то время наивным или безумно влюбленным в нее, но ей удалось обвести меня вокруг пальца. Она убедила меня в том, что по-настоящему любит меня и, так же как я, мечтает о детях.
«Она умеет убеждать», – молнией пронеслось в голове у Рейвен. Именно такие слова произнес Ник полчаса назад, когда с ними была Саманта. Эти слова относились к ней, Рейвен.
Ей действительно довольно быстро удалось убедить строгую учительницу в том, что она хорошая знакомая Ника Голта, чуть ли не член его семьи. Несомненно, это была ложь. Рейвен не была членом семьи Ника Голта и вряд ли могла им стать.
Он очень тщательно держал ее на безопасном расстоянии от своего дома, от своих дочерей... и от своего богатства, всерьез опасаясь, что она может лишить его нe только денег, но и любви дочерей.
Внезапно Рейвен увидела все произошедшее между ней и Ником в ослепительном свете жестокой правды.
Когда Ник впервые увидел ее в дорогой спортивной одежде, он быстро смекнул, что Peйвeн придавала большое значение внешнему виду. Позднее она рассказала ему всю правду о том, как в детстве ужасно страдала от крайней бедности, как хотела быть принятой в кругу сверстников из богатых и преуспевающих семей. Из этого всего Ник сделал вывод, что она, подобно его первой жене Дендре, была жадной до денег и, узнав об огромном состоянии Ника, пойдет на любой обман, чтобы занять прочное место в его жизни.
Разве такой вывод Ника был неправильным? Разве Рейвен Уинтер не провела всю свою взрослую жизнь в тщетных попытках оказаться среди избранных?
Да, но ее никогда не волновало богатство. Единственное, чего она добивалась от мужчин, заключалось в любви, настоящей, теплой, человеческой.
Она не могла обвинять Ника в оскорбительном недоверии. Она действительно была красивой женщиной охотно отдававшейся богатым мужчинам, пожелавшим обладать ею. Разве не так?
Рейвен не знала, как сказать Нику, что она хотела от мужчин не денег, а любви, что за всю жизнь ей так и не довелось узнать, что это за чувство.
Из ее глаз покатились крупные слезы.
– Я должна идти, – пробормотала она, поднимаясь с места.
Ник властно схватил ее за плечи и сказал очень серьезно:
– Мне нужно было сначала выяснить твое отношение к большим деньгам, твое отношение ко мне и моим девочкам, прежде чем раскрывать все свои карты.
– Теперь ты знаешь, как я отношусь к тебе и твоим дочерям, – едва слышно пролепетала Рейвен, не поднимая головы.
С величайшей нежностью Ник поднял ее подбородок и посмотрел в мокрые от слез сапфировые глаза.
– Мне казалось, я правильно понял твое отношение ко мне и к девочкам, но ты решила уйти. Прошу тебя, не уходи! Не делай этого! Останься и поужинай с нами вместе. Для Саманты сегодня очень важный день. Она будет рада, если ты останешься на ужин. Договорились?
И он стал целовать ее мокрые от слез щеки.
.Рейвен молча кивнула. У нее не оставалось выбора.
Ей казалось, что Ник приглашает ее не только остаться на ужин, но и стать частью его семьи.




ЧАСТЬ ПЯТАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хэппи-энд - Стоун Кэтрин



Роман интересный,но написан как сценарий к фильму.Фильм кстати был бы прекрасный,а вот книга по мне именно в прочтении была тяжела-все интенсивно быстро развивается,героев много,пока переключишься...кто кому кто.А сама задумка неплохая
Хэппи-энд - Стоун КэтринКЭТ 63
19.11.2014, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100