Читать онлайн Хэппи-энд, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хэппи-энд - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Хэппи-энд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Летом обычно сюда приплывает целая стая китов, – сказала Холли, показывая на ярко-синюю воду залива. Она сощурила глаза, словно вспоминая чудесное зрелище резвящихся в холодной воде гигантских морских млекопитающих.
– А где киты сейчас?
– У Гавайских островов. Там они рожают своих детенышей.
Холли и Джейсон бродили по острову вот уже два часа, наслаждаясь дикой северной природой. Холли показала ему свой мир и его удивительные красоты, а Джейсон молча любовался ею самой, в ней он видел красивый и очень хрупкий северный дикий цветок.
Выйдя к морскому побережью, они остановились, очарованные зрелищем ярко-синей водной глади. Морской бриз принялся ласково трепать золотистые волосы Холли, заплетенные в косу. Вокруг ее лица запрыгали выбившиеся из косы кудряшки, и Джейсону нecтepпимо захотелось прикоснуться к ним, расплести волосы и перебирать шелковистые пряди, пропуская их сквозь тонкие, чувствительные пальцы...
Неожиданно счастливое сияние ее сине-зеленых глаз погасло.
– Я должна объяснить тебе, что произошло вчера вечером, – тихо сказала Холли, про себя добавив: «Я хочу, чтобы ты знал – я не такая уж сумасшедшая, как тебе это, должно быть, показалось».
Помолчав, она продолжала, удивляясь собственной храбрости:
– Я действительно очень мало спала последнее время и еще меньше ела... Именно поэтому я стала слишком восприимчива к воспоминаниям.
– Страшным воспоминаниям?
– Да, очень страшным.
Холли уже решила, что расскажет Джейсону только факты, чтобы не поддаваться переживаниям. Тогда он узнает о том, что мучает ее, не запачкавшись при этом кровью злодеяния. Холли чувствовала, что должна рассказать ему все, что должна быть с ним честной до конца...
Она замолчала собираясь с силами, и когда заговорила, ее голос звучал бесстрастно и холодно. В нескольких коротких фразах, таких же не окрашенных личными эмоциями, как и интерьер ее дома, она рассказала Джейсону о том, что ее отец был убит во Вьетнаме, а отчим, поначалу казавшийся хорошим человеком, на самом деле оказался жестоким маньяком-убийцей..
– Он убил мою мать, сестру, брата, а потом себя. Меня он убивать не стал, и я до сих пор не могу понять почему. Однако все соседи и полиция решили, что он оставил меня в живых потому, что я каким-то образом была причастна к совершенному им преступлению. Поэтому я уехала из того города, а потом изменила имя и фамилию.
Холли говорила все это, глядя в морскую даль, но, закончив, отважилась обернуться к Джейсону и прямо взглянуть ему в глаза. Она даже гордилась собой за то, что смогла все ему рассказать, не поддавшись при этом собственным болезненным переживаниям.
– До сегодняшнего дня я об этом никому не рассказывала, – тихо добавила она.
Джейсон долго молчал, не в силах вымолвить ни слова. Он был глубоко потрясен услышанным.
Ему страстно хотелось повернуть время вспять и сделать так, чтобы у Холли было счастливое и благополучное детство, не замутненное никакой печалью.
Но это было не в его власти. Джейсон знал одно – Холли не должна держать в себе свое горе. Единственным способом избавиться от кошмарного нaвaждения было рассказать все какому-нибудь другому человеку – Джейсону, например.
– Холли, ты не все мне рассказала, – тихо сказал он после долгой паузы.
– Что ты имеешь в виду?
– Я хочу сказать, что ты не рассказала мне обо всем, что произошло в тот февральский вечер.
– Но я больше ничего не помню!
– Нет, Холли, ты все отлично помнишь: каждое слово, каждую интонацию, выражение каждого лица... Ведь именно эта картина стояла вчера перед твоими глазами, когда я приехал. Так, Холли? Когда я постучал в окно, ты, должно быть, приняла эти звуки за ружейные выстрелы.
Тут он увидел в ее глазах безотчетный страх.
– Послушай, Холли, тебе станет гораздо легче, если ты обо всем мне расскажешь, – мягко проговорил Джейсон с искренним сочувствием в голосе.
– Нет – едва слышно пробормотала она, опустив голову. Золотистые волосы мягкой волной качнулись вперед, наполовину скрыв ее лицо.
– Поверь мне, держать в себе такое страшное горе нельзя. Это не приведет ни к чему хорошему.
Слова Джейсона несколько раз, словно эхо, повторялись в голове Холли. Ей казалось, что такие страшные воспоминания, как ее, должны быть навсегда крепко-накрепко заперты в памяти, словно опасные преступники в тюремной камере. Но теперь она вдруг поняла, что ошибалась. Воспоминания не могли быть преступниками. Настоящим преступником был Дерек! К тому же в ее прошлом было не только безмерное торе невосполнимой утраты, но и счастливые дни!
– В тот день шел сильный снег, – тихо начала свой рассказ Холли. – У нас во дворе росла большая красивая ель. Я помню, как мы с мамой любовались ею, сравнивая белоснежный кружевной наряд с подвенечным платьем юной невесты...
Говоря все это, Холли глядела в морскую даль и до боли ясно вспоминала все подробности того рокового вечера: какие блюда Клер готовила к ужину, с какой улыбкой говорила с ней о снегопаде, о чем болтали и смеялись близнецы. Она вспомнила даже мультфильм, который в это время шел по телевизору.
Это был обычный семейный вечер.
По мере того как в ее воспоминаниях приближался роковой момент появления Дерека, в душе Холли поднималась волна ужаса и боли, провоцируя, как всегда, помутнение рассудка. Но в самую последнюю минуту, вместо того чтобы закричать нечеловеческим голосом, Холли внезапно... разрыдалась. Слезы потоком лились у нее из глаз, принося облегчение и давно забытое чувство успокоения. Она плакала. Впервые за последние семнадцать лет...
Она даже не поняла, каким образом очутилась в объятиях Джейсона.
– Холли, бедняжка... – шептал он, нежно целуя ее волосы.
– Джейсон, я хочу... мне необходимо рассказать тебе обо всем.
– Я слушаю тебя, Холли. Я очень хочу... мне необходимо узнать, что произошло в тот вечер.
Продолжая тихо плакать, Холли стала рассказывать. Временами ей было необходимо снова почувствовать его тепло, и тогда она невольно прижималась к его груди. Но в некоторых местах своего рассказа она отстранялась от Джейсона, словно нуждаясь во временном одиночестве.
Понимая ее смятение, Джейсон не препятствовал, когда она ускользала из его объятий, и не пытался удержать ее бледные холодные руки. Но когда Холли возвращалась к нему, его руки снова с нежной силой ложились на ее плечи и спину, давая ей чувство защищенности и уверенности в себе.
Джейсон почти все время молчал, внимательно слушая сбивчивый рассказ Холли. Когда она замолчала, не в силах справиться с нахлынувшими болезненными воспоминаниями, он негромко, но настойчиво повторил:
– Не молчи, Холли. Расскажи мне все, до самой мельчайшей подробности.
И она, повинуясь этому мягкому приказу, снова продолжала свой рассказ, стараясь не упустить ни единой детали...
Когда она наконец закончила, Джейсон порывисто прижал к себе ее исхудавшее дрожащее тело, и оба долго стояли, не двигаясь с места, наслаждаясь близостью друг друга.
Но вот слезы на глазах Холли высохли, и она, медленно подняв голову, посмотрела на Джейсона. В его глубоких синих глазах – она увидела сочувствие и сопереживание, окрашенные скорбью и печалью.
– Прости меня, – прошептала она, касаясь его подбородка тонкими пальцами.
– Простить? За что, Холли? За то, что рассказала мне эту трагическую историю?
Она не ответила, но на щеках выступил яркий румянец стыда и смущения.
– Ты не должна раскаиваться в том, что посвятила меня в свою тайну, – тихо сказал Джейсон, с любовью глядя на Холли. – Я тот, кому ты должна доверять...
Когда они вернулись в дом Холли, Джейсону было пора уезжать в аэропорт. Она уговорила его взять с собой несколько сандвичей и клятвенно пообещала отныне как следует питаться.
Настала пора расставаться.
– Я буду присылать тебе по крайней мере по одному факсу в день и звонить при первой возможности, пообещал ей Джейсон. – Надеюсь, ты тоже будешь звонить мне каждый день?
– Да, конечно, но...
Но? Я имею в виду работу над сценарием, Холли!
– Значит, я не совсем правильно тебя поняла...
– Холли, мы должны держать друг друга в курсе событий относительно того, как продвигается работа над сценарием, – еще раз повторил Джейсон, любуясь ее огромными выразительными глазами. – Ты говорила, что учишься печатать, но мне бы хотелось попросить тебя писать мне от руки.
Холли поняла, что это сделает их отношения более интимными, и радостно кивнула в знак согласия.
На прощание Джейсон ласково погладил Холли по бледной щеке, и от взгляда его синих глаз ей стало тепло на душе, словно она снова вернулась в беспечное детство, когда отец с матерью еще были живы...
Потом Джейсон уехал, и Холли долго глядела вслед его удалявшейся машине, задержав дыхание. Ей казалось, что восхитительное чувство надежды на лучшее вот-вот покинет ее и бросится вдогонку за Джейсоном, но этого так и не произошло. Ни тогда, ни спустя сорок пять минут, когда над домом Холли прогудел реактивный лайнер, унося Джейсона из Аляски в Лос-Анджелес.
Вечером Холли достала из стенного шкафа плетеный ридикюль, с которым летала в Лос-Анджелес на первую встречу с Джейсоном Коулом, и принялась задумчиво разглядывать его. Потом она сняла свои очки в тонкой оправе и спрятала их в самый дальний угол комода, потому что решила больше никогда их не надевать. Потом... Потом достала драгоценные фотографии своей семьи. Через шесть недель, когда Джейсон вернется из Гонконга, она непременно покажет их ему.
Непременно!..
Сидя в самолете, Джейсон разложил перед собой деловые бумаги, решив не терять времени даром и поработать во время полета. Он чувствовал себя довольно усталым и с удовольствием погрузился бы в сладостную дремоту, наполненную мечтами о Холли, но чувство долга и самодисциплина заставили его углубиться в работу, которой было у него непочатый край.
«Перестань думать о ней!» – властно приказал ему внутренний голос, и Джейсон тут же пообещал: «Не буду!»
Но уже в следующую секунду на его губах появилась нежная улыбка. Он подумал о том, что сегодня Холли будет спать гораздо спокойнее. Теперь кошмарные воспоминания уже не смогут мучить ее как прежде, потому что она решилась наконец поделиться своими переживаниями с другим человеком.
В течение четырех часов Джейсон усердна работал, погрузившись в чтение подготовленных материалов. Потом в его мозгу внезапно вспыхнула мысль, что в рассказе Холли явно чего-то недоставало. Но чего именно? Ее рассказ был весьма подробным, и все же... Точно! Она ни разу не назвала имени отца, матери и близнецов и только отчима несколько раз называла Дереком! Это было вполне понятно: отец был для нее отцом, мать – матерью, близнецы – сестрой и братом. В семье она никогда не звала их по имени.
Однако причина странного беспокойства Джейсона заключалась не только в том, что имена членов семьи Холли остались для него тайной. Нет, дело было в чем-то ином! Он никак не мог понять, в чем именно.
Будучи студентом-второкурсником калифорнийского университета, Джейсон прочитал когда-то статью в журнале «Тайм», которая не могла ему не запомниться на долгие годы. В ней рассказывалось о жестоком убийстве целой семьи в День святого Валентина, о том, что спустя восемь месяцев после этой трагедии вернулся чудом воскресший из мертвых отец этой семьи, целых семь лет пробывший во вьетнамском плену. Джейсону было тогда только девятнадцать лет, но он уже твердо знал, что будет кинорежиссером. Поэтому эта история запомнилась ему, как интересный материал для будущего фильма. Статья в журнале заканчивалась загадочным исчезновением тринадцатилетней дочери вьетнамского пленного. Джейсон это очень хорошо запомнил. Он не видел недавней сенсационной телепередачи, в которой некий Лоренс Элиот рассказал о том, что вот уже семнадцать лет безуспешно разыскивает свою пропавшую дочь. В тот февральский вечер он был в доме Николь Хэвиленд, наслаждаясь горячей страстью и плотскими удовольствиями.
Пока что история, рассказанная Холли, давняя журнальная статья о трагическом убийстве целой семьи никак не были связаны друг с другом в его сознании, хотя он чувствовал, что эта связь должна существовать.
– Значит, отчима звали Дерек, а уцелевшую девочку – Холли... И тебе не известны ни их фамилии, ни имена других действующих лиц этой трагедии, – задумчиво повторила Бет Робинсон, не скрывая скептицизма, за которым, впрочем, крылось глубокое уважение к Джейсону Коулу и готовность помочь ему.
Всего три месяца назад Бет была лучшим исследователем студии «Голд Стар». Ей нравилась эта работа, но когда акушер-гинеколог заявил, что ее нерожденный ребенок и она сама, сорокатрехлетняя мать, нуждаются в постоянном пребывании дома в течение последних трех месяцев беременности, Бет без всяких колебаний ушла с работы. Теперь до родов ей осталось совсем немного, и она чувствовала себя на удивление хорошо. Настолько хорошо, что с удовольствием согласилась немного поработать на Джейсона Коула, своего старого знакомого и щедрого заказчика.
Он заехал к ней по дороге в аэропорт, откуда должен был улетать в Гонконг на съемки очередного фильма, и попросил расследовать убийство, имевшее место много лет назад где-то в штате Вашингтон.
– Ты хотя бы знаешь, когда было совершено это убийство, – Джейсон? В каком году? Или хотя бы в какое время года?
– Это случилось зимой, – ответил он, вспомнив, как Холли рассказывала про снегопад, и стал подсчитывать, сколько лет могло пройти с того страшного дня.
Сейчас Холли было тридцать, а тогда она была подростком. Если она сумела , .незаметно бежать из города и начать самостоятельную жизнь, ей должно было быть тогда лет пятнадцать, если не больше...
– Я не могу точно назвать тебе год, но, думаю, это случилось лет пятнадцать назад, – сказал он наконец.
– Ладно, – недовольно пробормотала Бет. – Если кто-нибудь спросит меня, почему я так интересуюсь этим событием значительной давности, я скажу, что ты собираешься снимать документальный фильм, посвященный насилию в семье. Идет?
– Идет! Но это – версия для всех, кроме нас с тобой. То, о чем я тебя прошу, является моей личной просьбой, а не заданием студии. Поэтому все твои счета будут оплачены лично мной и всю добытую тобой информацию буду получать только я. Ты хорошо меня поняла, Бет? Я дам тебе мою телефонную кредитную карточку, чтобы ты могла делать все необходимые звонки за мой счет, и оплачу все почтовые услуги, если в этом появится необходимость.
– Договорились! – улыбнулась Бет. – Тогда завтра в восемь утра я начну интенсивные поиски.
Джейсон, может, подскажешь, с какого города начать?
Он задумался. Холли рассказывала ему о снегопаде, но это могло случиться в любом городе штата Вашингтон. На всем пространстве к востоку от Каскадных гор холодные сypoвыe зимы были далеко не редкостью. Впоследствии Холли выбрала местом своего постоянного жительства далекий северный остров Кадьяк, входивший в состав штата Аляска. Значит, ей нравилась панорама морского побережья... Поразмыслив, Джейсон сделал логический вывод, предположив:
– На твоем месте я бы начал с западной части штата. Скажем, с Сиэтла... Или с какого-нибудь городка поменьше вдоль океанского побережья.
– Хорошо, тогда я начну с Сиэтла. В тамошнем журнале, который называется «Сиэтл таймс», работает один человек, который всегда охотно мне помогал в расследованиях, – кивнула Бет.




ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хэппи-энд - Стоун Кэтрин



Роман интересный,но написан как сценарий к фильму.Фильм кстати был бы прекрасный,а вот книга по мне именно в прочтении была тяжела-все интенсивно быстро развивается,героев много,пока переключишься...кто кому кто.А сама задумка неплохая
Хэппи-энд - Стоун КэтринКЭТ 63
19.11.2014, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100