Читать онлайн Хэппи-энд, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хэппи-энд - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Хэппи-энд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Поднявшись в апартаменты, они стали медленно танцевать на пушистом лилово-кремовом ковре гостиной. Оба молчали, но явственно чувствовали физическое влечение друг к другу.
Подчинившись наконец голосу женского естества, Рейвен медленно подняла голову, и Ник, прочитав в ее затуманившихся глазах безошибочное желание, нежно прильнул к ее губам.
Их первый поцелуй был почти невинным. Просто нежное, как перышко, прикосновение. Потом их губы осмелели, лаская друг друга все жарче и сильнее. Под страстным натиском мужских губ рот Рейвен приоткрылся в чувственном призыве, и Ник хрипло застонал от наслаждения.
– Скажи, Рейвен, чего ты сейчас хочешь? – едва слышно прошептал он ей на ухо. Его тело уже давно красноречиво говорило о том, чего хочет он, и все же Ник оставил решающее слово за ней.
Рейвен тоже горела желанием, и это было совсем иное чувство, чем прежде, с другими мужчинами. Кстати, ни один из них никогда не предоставлял ей возможность выбора, как это только что сделал Ник. Теперь она не чувствовала себя принужденной к сексу – напротив, сама пылала страстью к мужчине, узнавшему правду о ее прошлом, но не отвергнувшему ее после этого.
«Стоп! Разве ты забыла, что платишь ему за притворство?!» Эта мысль острым ножом пронзила сердце Рейвен. Неужели и теперь Ник просто играл свою роль до конца в надежде получить щедрое вознаграждение? Или в надежде, что она станет рекомендовать его – как садовника? как любовника? – своим богатым подругам?
Рейвен резко отпрянула в сторону.
– Ник, ты вовсе не обязан делать это. Там, внизу, в ресторане, на глазах у всех это было бы по достоинству оценено, но теперь, когда мы одни, не нужно больше притворяться, что...
Ник остановил этот лихорадочный монолог, приложив к ее губам палец. Он не стал говорить ей, что влюбился по-настоящему, потому что считал такое признание преждевременным для Рейвен он по-прежнему оставался простым садовником, пусть и успешным, но все же далеко не таким богатым, как владелец сети элитных отелей «Эдем». Ник искренне верил в то, что Рейвен рассказала ему о своем прошлом, о том, как одноклассницы издевались над ней, а одноклассники просто использовали ее для удовлетворения своей едва проснувшейся страсти. Но рассудок велел ему не торопить события. В его голове до сих пор звучали предостерегающие слова Виктории Кэлхаун о том, что это Рейвен былa охотником, а жертвой были наследники богатых семей.
Ник чувствовал, как в его сердце растет потребность видеть рядом с собой Белоснежку всегда – сегодня, завтра, всю жизнь! Это было очень опасно, так как он должен был думать не только о себе, но и о двух юных девочках, своих горячо любимых дочерях. Однажды они уже были жестоко преданы своей собственной матерью, и Ник не мог допустить, повторения этой трагедии.
Нику нужна была Рейвен. Он хотел ее. Он полюбил ее. Но пока не был вполне уверен, что ей можно доверять.
– Скажи, Рейвен, чего ты сейчас хочешь? – тихо повторил Ник.
– Тебя, – едва слышно выдохнула она. – Я хочу тебя, Ник...
До женитьбы на Дендре и после развода у Ника было много женщин.
Те из них, которые были с Ником после того, как он разошелся с Дендрой, знали все о нем и о правилах жизни, которых он строго придерживался. Они также с самого начала знали, что он не собирается заводить с ними слишком серьезных отношений, не говоря уже о том, чтобы жениться во второй раз. Ник никогда не знакомил их со своими дочерьми. Все женщины, с которыми он встречался, твердо знали, что любовь Ника принадлежит только его дочерям, что его отношения с женщинами никогда не выйдут за грань взаимного приятного развлечения и время препровождения.
Все женщины, с которыми Ник занимался любовью, в один голос твердили, что он самый искусный и ласковый любовник, умеющий разбудить в них самые сокровенные желания и довести их до логического конца. Путешествуя с ним по стране чувственных наслаждений, они всегда ощущали себя предметом обожания и поклонения, не говоря уже о полной безопасности.
Но теперь, оказавшись наедине с Рейвен и собираясь вместе с ней отправиться по знакомой тропе к самым вершинам блаженства, Ник вдруг понял, что это будет совершенно новое путешествие. Перед ним открывалась страна не только наслаждений, но настоящей любви, где он, похоже, так ни разу и не побывал за всю свою сексуальную жизнь... Внезапно Ник почувствовал некоторую робость. Он не знал, как себя вести, чтобы не спугнуть птицу счастья.
Нельзя торопиться! Ник решил, что станет действовать очень медленно и осторожно. Его губы будут осторожно касаться ее тела во всех мыслимых и немыслимых местах, всякий раз задерживаясь там на несколько мгновений. Это будет неторопливым началом целой вечности блаженства!
Представив себе весь сценарий, Ник приступил к действиям. Он стал раздевать Рейвен и начал со шпилек в ее черных блестящих волосах. Потом его губы нежно коснулись висков Белоснежки, потом мочек ушей, Потом шеи, подбородка...
– Что ты делаешь? – прошептала она не дыша.
– Раздеваю тебя.
Разделавшись со шпильками, его длинные ласковые пальцы переместились к сапфировым серьгам, украшавшим ее маленькие уши.
– Быстрее... – прошептала Рейвен.
– Нет.
– Но, Ник... – умоляюще выдохнула она.
Что-то в ее голосе заставило Ника посмотреть ей в глаза. Там он увидел... страх! Судя по всему, ей ни разу не пришлось наслаждаться томительной прелюдией к настоящему сексу, и теперь она боялась, что за это время произойдет что-нибудь такое, что помешает им обоим завершить начатое путешествие.
– Не бойся, здесь никого нет, кроме нас с тобой. Нам никто и ничто не помешает, – прошептал Ник. Нам с тобой некуда торопиться, Золушка. Ведь тебя не ожидает тыква-карета, запряженная шестеркой лошадей-мышей, и когда часы пробьют полночь, тебе не надо будет возвращаться домой... у нас с тобой впереди целая ночь.
Слушая успокаивающие слова Ника, Рейвен смутно понимала его правоту, но все же пыталась помочь ему самому раздеться.
– Не надо так торопиться, – улыбнулся он. – Ты действительно хочешь меня?
– Да, я безумно хочу тебя, Рейвен...
Взяв Рейвен за руку, Ник повел свою Белоснежку в ее спальню, задернул тяжелые портьеры и включил большой торшер, стоявший в углу. Его мягкий свет тотчас озарил спальню золотисто-розовой луной.
Ник медленно снял с Рейвен ее роскошное черно-белое шелковое платье и, когда она предстала передним совершенно обнаженной, стал целовать ее так, как не целовал еще ни один мужчина.
Он целовал ей ладони, колени, там, где еще недавно были кровавые ссадины, словно прося прощения за причиненные страдания и обещая никогда больше не делать ей больно.
– Ник, прошу тебя... я хочу тебя...
Подняв голову, Ник увидел в глазах Рейвен уже не страх, а блеск горячего вожделения.
– Тогда раздень меня, – обезоруживающе улыбнулся он.
Дрожащими от радостного нетерпения руками Рейвен стала расстегивать пуговицы на его рубашке...
Когда одежда была снята, Ник бережно уложил Белоснежку на прохладные шелковые простыни и снова посмотрел ей в глаза.
Там он увидел те же слова, что горели теперь в его сердце: я люблю тебя! Я люблю тебя!
Никогда еще ему не было так хорошо!
Они лежали, крепко обнявшись, чувствуя себя единым целым и наслаждаясь пережитым только что высшим блаженством.
Ник ласково перебирал пальцами пряди ее черных густых волос, рисуя в воображении чудесное выражение любви и умиротворения на лице Белоснежки.
Осторожно повернув к себе ее голову, он отвел от лица шелковые пряди блестящих волос и... увидел в глазах Рейвен тревогу.
– Что с тобой, Рейвен?
– Есть еще кое-что, чего Виктория, наверное, не успела тебе рассказать.
– Да? И что же?
– Она, как и все остальные, считает меня воровкой. Она думает, будто я воровала деньги в доме ее родителей, когда мы с мамой жили у них в поместье.
– Не только деньги, но и драгоценности, – с улыбкой добавил Ник и, заметив изумление в огромных глазах цвета сапфира, сказал: – Она мне и это рассказала. Рейвен, ты была тогда совсем юной, бедной и отчаявшейся...
Значит, ему уже было известно и об этом позорном факте из ее прошлого! Судя по мягкости голоса, Ник давно простил Рейвен и не придавал этому никакого значения. Но он должен знать правду!
Она хотела рассказать ему, как все обстояло на самом деле, но ее сердце сжалось , от боли, потому что даже теперь, спустя много лет, такой поступок казался ей предательством по отношению к матери.
Слушая ее сбивчивый рассказ, Ник искренне сопереживал, понимая, что женщина, причинившая Рейвен сильную боль, все же была ее матерью. Когда Рейвен обессиленно замолчала, он тихо сказал ей:
– Ты защищала свою мать.
И мысленно добавил: «Хотя она тебя никогда не защищала».
Рейвен до сих пор хранила верность Шейле, точно так же как дочери Ника в глубине души продолжали любить свою непутевую мать.
Помолчав, он продолжал:
– Ты взяла на себя вину своей матери. Если бы хозяйка потребовала вернуть немедленно все деньги, это стало бы настоящей катастрофой для тебя. Вряд ли малолетней воровке и наркоманке разрешили бы учиться на юридическом факультете университета.
– Но ведь она не стала делать этого, и я со времeнем с лихвой расплатилась с матерью Виктории, горько улыбнулась Рейвен. – Как выяснилось, инвестирование тех денег в мое обучение, в мое будущее оказалось для нее гораздо выгоднее, чем немедленное обращение в полицию. Я отослала ей двадцать пять тысяч долларов. Я уверена, что это намного превышает ту сумму, которую украла у нее моя мать... Кстати, миссис Уэйнрайт никогда ничего не говорила о пропавших драгоценностях, – с легким недоумением сказала Рейвен, и ее глаза стали печальными и очень серьезными. – Ник, я не воровка и никогда ею не была. Я хочу, чтобы ты знал это.
«Нет, ты воровка, Рейвен! И еще какая! – с улыбкой подумал Ник. – Ты украла мое сердце, но я не хочу, чтобы ты мне его возвращала. Оно твое».
– Хорошо, теперь я знаю, что ты не воровка, вслух сказал он, чувствуя, как в нем снова разгорается желание. – А теперь я хочу... любить тебя, Рейвен...
Любить тебя! Эти слова, отдавшись теплой волной по всему ее телу, вызвали в ней такое сильное возбуждение, какого она никогда не испытывала с другими мужчинами. Он сказал «я хочу любить тебя», а не «я хочу заняться с тобой любовью». Для Рейвен разница была огромной и очень важной.
Ник стал медленно и очень нежно целовать ее тело там, где он не успел побывать в первый раз, и Рейвен впервые в жизни полностью раскрылась, отдаваясь ему так, как ни одному другому мужчине...
Всю ночь они переходили от горячих, страстных ласк к блаженному забытью и обратно, потому что даже во сне их тела искали друг друга руками, губами...
В конце концов их разбудил настойчивый звонок телефона. Протянув руку к аппарату, Ник машинально взглянул на часы: было одиннадцать с четвертью!
– Доброе утро, Николас! – раздалось в трубке. Это я, Виктория. Мы оставили для вас и Рейвен два места за нашим столиком. Завтрак уже в разгаре. Приходите! Здесь много отличной еды и шампанского!
– Одну секундочку, Виктория, – сонно пробормотал Ник и, прикрыв трубку ладонью, с улыбкой взглянул на лежавшую рядом с ним в сладкой истоме Рейвен, которая мгновенно встревожилась при имени «Виктория». – Завтрак уже начался. Виктория и Блейн оставили для нас два места за своим столиком.
– Ты голоден? Хочешь есть?
– Я хочу только тебя, – тихо проговорил он и отняв ладонь от трубки, сказал уже громче: – Пожалуй, мы с Рейвен пропустим этот замечательный завтрак.
– Значит, мы больше не увидимся?
– Боюсь, что нет.
– Что-нибудь случилось, Николас?
Он почувствовал приступ ярости, услышав в голосе Виктории откровенную надежду на то, что между ним и Рейвен произошло что-то неприятное. Подавив желание ответить резкостью, Ник безмятежно рассмеялся и сказал в трубку:
– Нет, Виктория, как раз наоборот! Мы отлично проводим время! Передайте, пожалуйста, привет всем остальным и извинитесь за нас, что мы не придем на завтрак.
Положив трубку, Ник повернулся к Рейвен и повторил с неподдельной страстью в голосе:
– Я хочу только тебя...
Их разбудил пронзительный сигнал будильника, предусмотрительно поставленного Ником на половину второго.
Пора было вставать, принимать душ, одеваться и отправляться в аэропорт, чтобы успеть на четырехчасовой рейс в Лос-Анджелес.
Нежно поцеловав Рейвен, Ник с неохотой встал с постели и, надев уютный махровый халат, подошел к окну, чтобы раздвинуть портьеры. Ему хотелось в последний раз насладиться великолепным видом на город и озеро.
Однако никакого города и озера он не увидел. За окном большими хлопьями валил снег. Изумленный таким поворотом событий, Ник некоторое время молча глядел на сказочную картину. Тем временем голос диктора радиостанции, включенной Рейвен, привычной скороговоркой сообщил, что на город неожиданно обрушилась запоздалая снежная буря, практически парализовав движение транспорта и сделав невозможными полеты. Городской аэропорт был срочно закрыт, а все авиарейсы отложены как минимум до следующего утра.
Получилось, что Ник и Рейвен застряли в этой сказочной снежной стране, в то время как у каждого были важные дела в Лос-Анджелесе.
– Извини, – пробормотала Рейвен Нику, подсознательно ожидая от него вспышки гнева. Будь сейчас на его месте Майкл, он бы непременно обрушился на нее с градом жестоких обвинений в том, что у него срываются срочные дела. Впрочем, окажись на месте Ника Майкл, они бы не были застигнуты снегопадом в отеле, потому что отправились бы в Лос-Анджелес первым утренним рейсом – задолго до того, как над городом разразилась снежная буря.
Вспомнив Майкла, Рейвен подумала, что он наверняка нашел бы общий язык с Викторией и Блейном, очень быстро бы подружился с ними. Наверняка он бы настоял на том, чтобы Рейвен пошла танцевать с Блейном, и не только с ним, а со всеми бывшими любовниками-одноклассниками. Сам Майкл тем временем с удовольствием развлекал бы их жен. Потом Рейвен уговорила бы его отправиться спать, потому что на другой день им предстояло подняться очень рано из-за необходимости успеть на утренний рейс домой. Потом он бы потребовал от нее сексуального удовлетворения и после грубоватого совокупления крепко заснул бы, отвернувшись к стене... А Рейвен чувствовала бы себя счастливой потому что он все-таки не отказался от роли эскорта на этой важной для нее встрече выпускников...
Взглянув на Рейвен, Ник не мог не заметить ее печальную задумчивость.
– Послушай, Рейвен, – мягко сказал он, – это же еще не конец света. Напротив, так романтично! Знаешь что? Давай примем душ и закажем завтрак в номер. Но прежде мне, да и тебе, я думаю, тоже, нужно сделать несколько телефонных звонков. Согласна?
Белоснежка встретила его слова чудесной улыбкой, но в следующее мгновение на ее лице появилось крайне сосредоточенное выражение.
– Пытаешься вспомнить деловое расписание? – слегка поддел ее Ник.
– Нет, я пытаюсь вспомнить номер телефона Лорен Синклер в Кадьяке на Аляске. Она, Джейсон Коул и я должны были встретиться завтра в двенадцать часов, чтобы обсудить будущую картину, которую он снимает по ее роману «Дары любви».
– Завтра? Тогда она, может быть, уже вылетела в Лос-Анджелес.
– Вот именно! А я не знаю, в какой гостинице она остановится.
– Твое присутствие на этой встрече обязательно.
– Нет, не обязательно, но очень желательно, сказала Рейвен и мысленно добавила: «Лорен обрадуется, если я буду рядом с ней во время важного для нее разговора с Джейсоном». Она не стала говорить вслух, потому что это прозвучало бы излишне самонадеянно. – Мы с Лорен должны убедить Джейсона не менять счастливый конец ее романа. Я уже дважды звонила ей, поэтому должна вспомнить номер.
Она замолчала, сосредоточенно глядя в пространство перед собой.
– У тебя фотографическая память?
– Во всяком случае, была когда-то. С возрастом у меня появилось такое ощущение, будто пленка постепенно кончается, а другой у меня почему-то нет.
– Тогда почему бы не полистать телефонный справочник? Или Лорен Синклер – это ее псевдоним?
– Да, это действительно псевдоним, но мне известно ее настоящее имя. Однако она так заботится о сохранении своей частной жизни в полнейшей тайне, что я буду несказанно удивлена, если обнаружу номер ее телефона в справочной книге.
– Ладно, я прекращаю свои расспросы, иначе ты никогда не вспомнишь этот злополучный номер. Я пойду в свою спальню и буду звонить оттуда, чтобы не мешать тебе. А потом... Можно мне присоединиться к тебе в душе?
– Да... конечно...
Рейвен была уверена, что правильно вспомнила последовательность цифр, но когда Лорен так и не сняла трубку, она решила на всякий случай проверить номер по телефонной справочной службе Кадьяка. Как она и ожидала, в списках справочной службы не значилось ни Лорен Синклер, ни Мэрилин Пирс. Судя по всему, как и предполагал Ник, писательница уже вылетела в Лос-Анджелес.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хэппи-энд - Стоун Кэтрин



Роман интересный,но написан как сценарий к фильму.Фильм кстати был бы прекрасный,а вот книга по мне именно в прочтении была тяжела-все интенсивно быстро развивается,героев много,пока переключишься...кто кому кто.А сама задумка неплохая
Хэппи-энд - Стоун КэтринКЭТ 63
19.11.2014, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100