Читать онлайн Хэппи-энд, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хэппи-энд - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хэппи-энд - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Хэппи-энд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Апартаменты, забронированные Рейвен в отеле «Фермонт», были чуть ли не самыми лучшими. Между двумя просторными спальнями была шикарно обставленная гостиная, в которой стоял даже кабинетный рояль. Весь интерьер был выдержан в розово-лиловых и кремово-бежевых тонах. Из окон спален открывался великолепный вид на город и озеро Мичиган.
Приехав за несколько часов до торжественного приема, Рейвен и Ник разошлись по своим спальням и провели там оставшееся время, приводя себя в надлежащий вид. Ник позвонил домой и сообщил родителям номер телефона в отеле, чтобы они могли в случае необходимости позвонить ему сюда, в Чикаго. Опытным глазом магната гостиничного бизнеса он внимательно осмотрел всю комнату, предоставленную в его распоряжение, и остался весьма удовлетворен увиденным.
Одеваясь к началу приема, Ник думал только о Рейвен, с нетерпением ожидая увидеть ее в гостиной и потом спуститься вместе с ней в ресторан, где и должен был проходить прием.
Когда Рейвен наконец появилась в гостиной, Ник уже был там, рассеянно наблюдая в окно за опускавшимися на город сумерками.
Неожиданно в дверь постучали. На пороге появился посыльный с букетом черных орхидей.
Недоуменно разглядывая экзотические цветы Ник озадаченно нахмурился и в этот момент услышал за спиной голос Рейвен:
– Спасибо! Как раз то, что надо!
Обернувшись на звук ее голоса, Ник какое-то время молча глядел на великолепное сочетание черного и белого шелка ее вечернего платья. Это был образец элегантности и безупречного вкуса. Платье было в меру скромным, в меру сексуальным, выгодно подчеркивая все достоинства стройной фигуры Рейвен.
Блестящие черные волосы были зачесаны назад и уложены вокруг головы наподобие короны. Макияж на лице был минимальным, как всегда. Единственным украшением служили крупные серьги с ярко-синими сапфирами, оттенявшими пронзительную синеву больших глаз Рейвен, в которых читалась одновременно отвага и неуверенность.
Белоснежка выглядела сказочно прекрасной, но букет черных орхидей был совершенно неуместным!
– То, что надо? – эхом повторил Ник. – Это вы заказали эти черные орхидеи?
– Да, это своего рода розыгрыш для моих одноклассников.
Розыгрыш? Ничего подобного! Ник сразу понял, что дело было не в придуманном розыгрыше, а в том, что эти черные орхидеи почему-то имели для Рейвен очень большое значение – настолько большое, что она, кажется, даже платье сшила специально для такого букета.
– Давайте я помогу приколоть букет к платью, – предложил он.
– Да, конечно, – смутилась она. – Спасибо...
Осторожно вынимая орхидеи из белой упаковочной коробки, Ник не мог не восхититься качеством цветов. Это был роскошный, очень дорогой букет, но...
– Нет, все не так!
– Не так? Что именно?
– Этот букет нисколько не добавит вам очарования, Рейвен. Даже наоборот, он лишь будет отвлекать внимание от вашего прелестного лица. Он здесь совершенно не нужен.
В ее сапфировых глазах, мелькнуло что-то похожее на радостное облегчение. Ник понял, что мысль приколоть к платью этот букет не доставила ей самой никакого удовольствия.
– Поверьте мне, Рейвен, этот букет здесь не нужен! Между прочим, я специалист по цветам!
– Ну, я даже не знаю... – пробормотала Рейвен в искреннем смятении.
На самом деле она решила появиться на приеме с этим букетом на платье только потому, что ужасно боялась, как бы Виктория или Блейн не подарили ей подобный букет из черных орхидей в знак прежнего презрения и насмешки. Если она появится уже с черными орхидеями на платье, это послужит лучшей защитой от такого обидного подарка.
Но теперь, когда Ник твердо заявил, что эти цветы не подходят к ее наряду и что они совсем неуместны, Рейвен вдруг почувствовала радостное облегчение и... уверенность в себе. Даже если Виктория или Блейн осмелятся подарить ей букет черных орхидей, Ник все равно отвергнет цветы, решительно отказавшись прикалывать их к белоснежному шелку лифа ее платья.
– Хорошо, я оставлю их здесь, – кивнула она Нику.
– Вот и отлично! – улыбнулся он. – Между прочим, сегодня вы ослепительно красивы, Рейвен!
– Благодарю за комплимент. – Она слегка покраснела, услышав в его голосе мужское восхищение, и тут же одернула себя – они же договорились, что он будет притворяться влюбленным в нее! – Этот смокинг отлично смотрится на вас! – сказала Рейвен, стараясь говорить деловито и холодно.
– Благодарю вас! – откликнулся Ник с улыбкой.
Он нисколько не сомневался, что экзотическая красота Рейвен не нуждалась в экзотической красоте черных орхидей. Ей нужно БыIоo совсем другое. Ее губам не хватало улыбки, а глазам – блеска уверенности в своей неотразимой красоте.
Вместо того чтобы излучать спокойствие и сознание собственной уникальности, она выглядела несчастной, потерянной неудачницей, не представлявшей для окружающих никакого интереса.
Подчинившись внутреннему порыву, Ник ласково коснулся ее щеки, невольно наслаждаясь нежностью атласной белой кожи, и тихо сказал:
– Я не знаю, кто и как обидел вас, Рейвен, но у меня есть к вам деловое предложение. Давайте отомстим им!
В глазах Белоснежки мелькнуло удивление, потом горячая благодарность, потом ее губы дрогнули в очаровательной улыбке.
– Отличный план, Ник! Отомстим!
Виктория Уэйнрайт Кэлхаун была чрезвычайно удивлена, получив чек, подтверждавший твердое намерение Рейвен Уинтер участвовать во встрече выпускников. Потом удивление сменилось злорадным предвкушением как нельзя более удачной возможности поделиться с друзьями отвратительной правдой о Рейвен, которую ей недавно открыла мать, Патриция Уэйнрайт, когда была вынуждена объяснить дочери, откуда ей известен адрес Рейвен в Лос-Анджелесе.
Теперь к длинному списку грехов Рейвен прибавилось еще и воровство! За то время, которое оставалось до встречи выпускников, Виктория успела присоединить к истории о воровстве денег еще и кражу семейных драгоценностей.
Многие из одноклассников Виктории так и остались жить в окрестностях Чикаго, поэтому ей не составляло никакого труда поддерживать с ними постоянную связь. Они часто виделись и проводили вместе свой досуг. Без Рейвен Уинтер предстоящая встреча выпускников превратилась бы всего лишь в очередной вечер с обедом и танцами. Но Рейвен согласилась приехать, и это означало, что они вволю повеселятся, вспоминая анекдоты прошлого и всякие непристойные истории о ней и ее любовниках. Бывшие подростки, превратившиеся теперь в солидных мужчин, с удовольствием смаковали грязные подробности их интрижек с Рейвен, о которых никогда не распространялись в отрочестве. Дескать, она сама хотела всегда и со всеми подряд, потому что у нее постоянно свербило между ног!
Даже Блейн, прежде с неохотой говоривший о том, что лишил Рейвен девственности, стал теперь откровенничать. Оказалось, их любовная связь длилась целых пять лет, включая те два года, что он был женихом Виктории Уэйнрайт. Жена вскипела от гнева, когда узнала об этом, но Блейн умело погасил ее ярость, сказав, что спал с Рейвен только потому, что она сама бросалась ему на шею, не давая проходу. Чтобы окончательно примириться с женой, Блейн пообещал ей публично сказать Рейвен все, что о ней думает, и сделать это во время встречи выпускников в ресторане отеля «Фермонт» в Чикаго.
Виктория и ее друзья ожидали появления Рейвен с таким же злорадным предвкушением, с каким охотник ожидает появления своей жертвы. Разумеется, став юристом, она теперь зарабатывает приличные деньги, но не такие, которые могли бы ей позволить носить модную одежду от модных кутюрье. Наверняка ее платье будет совершенно в дурном вкусе – что-нибудь бархатное, с глубоким декольте, малинового цвета старого борделя.
Что же касалось мужчины, в сопровождении которого должна была появиться Рейвен, все в один голос предсказывали, что он окажется гораздо моложе ее, каким-нибудь безмозглым красавчиком, этаким жеребцом-производителем. Но некоторые высказывали предположение, что ее спутником скорее всего будет старый, но молодящийся богач. Разумеется, она ему не супруга, а всего лишь алчная любовница, охочая до денег и плотских удовольствий.
Собравшись в ресторане отеля «Фермонт», Виктория Кэлхаун и все ее друзья не сводили взгляда с входных дверей, боясь пропустить долгожданный момент появления в зале Рейвен Уинтер, но когда она действительно появилась на пороге, ее узнали далеко не сразу.
Сначала все взгляды оказались прикованными к Нику. Он выглядел таким же богатым, преуспевающим и уверенным, как все собравшиеся в зале, но его лицо было им абсолютно незнакомо. Наверное, этот высокий загорелый и весьма красивый незнакомец попал сюда по ошибке, но если так, его с охотой примут в свое общество.
Выполняя роль хозяев вечера, Виктория и Блейн двинулись навстречу интересному гостю, и только тут Виктория перевела взгляд на его прекрасную спутницу. Образец тонкого стиля и элегантности, она составляла ему отличную пару. Боже, это же...
– Рейвен?! – в ужасе прошептала она Блейну, умело скрывая изумление под маской широкой любезной улыбки. – Рейвен! – воскликнула она громче. Мы так рады снова видеть тебя!
– Здравствуй, Виктория! – с достоинством ответила Рейвен, не без внутреннего содрогания заметив в глазах бывших одноклассников откровенное презрение.
Потом она взглянула на Блейна и чуть не вздрогнула от жгучего вожделения в его слегка насмешливых глазах.
Ник почувствовал страх Рейвен, замкнувший ее уста для себя он уже решил, что не станет называть полностью свое имя, поскольку среди этих выпускников частной школы было немало постоянных читателей финансовых газет, в которых очень часто мелькали статьи о могучей компании «Эдем Энтерпрайзис» и ее талантливом владельце. Для друзей Рейвен он собирался стать просто Ником. Однако, увидев, что собравшихся в ресторане людей вряд ли можно было причислить к ее друзьям, представился иначе. Протянув сильную мускулистyю руку Блейну, он произнес красивым звучным баритоном:
– Меня зовут Николас.
Обменявшись с ним рукопожатием, Блейн представил Нику свою жену.
– Здравствуйте, Николас, – кокетливо промурлыкала Виктория, с любопытством разглядывая оказавшегося вблизи еще более обаятельным черноволосого спутника Рейвен. Внутри у нее все кипело от бешенства. Эта шлюха, мерзавка, потаскуха не заслуживала общества такого роскошного мужчины! Ну ничего, как только он узнает всю правду о ней – а уж она, Виктория, лично позаботится об этом, – тут же бросит ее!
Распаленное воображение рисовало Виктории живописную сцену гнева Николаса и испуганных слез съежившейся в комочек от стыда и позора Рейвен. Это был настоящий бальзам на сердце, раненное роскошным платьем мерзавки и ее импозантным кавалером!
– Я взяла на себя смелость оставить для вас места за нашим столиком, – снова промурлыкала она, не сводя глаз с Ника. – С нами будут сидеть еще две пары. – Потом она с очевидным сожалением перевела взгляд с Ника на Рейвен и добавила: – Надеюсь, ты не имеешь ничего против этого, Рейвен?
Заметно побледневшей Рейвен хотелось крикнуть во все горло: «Нет! Ни за что!» – но она не могла издать ни единого звука. Как же она сядет за один стол с той, которая так жестоко мучила ее в детстве и юности? Как она будет обедать вместе с мужчиной, которому когда-то отдала все, что имела, и который безжалостно бросил ее?
Нет, Рейвен даже не могла представить, как будет сидеть за одним столом с Викторией и Блейном! Это было совершенно непереносимо! В их присутствии она снова чувствовала себя никчемным существом, ничтожеством, не заслуживающим ни любви, ни простого человеческого тепла.
Рейвен захотелось немедленно исчезнуть, убежать куда глаза глядят из этого великолепного зала, сверкающего хрусталем и столовым серебром. Она уже представила себе, как поворачивается и бежит стремглав прочь, словно Золушка из чудесной детской сказки, заслышавшая, как часы бьют полночь... Вот только не будет влюбленного принца, который бросился бы за ней вслед...
Усилием воли стряхнув с себя оцепенение, Рейвен уже повернулась, чтобы привести свое намерение в исполнение, но тут же была мягко, но властно остановлена сильной мужской рукой, дерзко обнявшей ее узкую талию.
Серые глаза Ника с дружеским участием взглянули на нее. Он улыбнулся и ответил Виктории вместо своей испуганной спутницы:
– Мы с удовольствием посидим за вашим столом, Виктория, но чуть-чуть позже. А сейчас нам бы хотелось выпить немного шампанского и пообщаться со знакомыми. Не возражаете?
– Я не пью, – слегка дрожащим голосом сказала Рейвен, когда Ник подвел ее к серебряному фонтану с марочным шампанским.
– Я тоже не любитель выпить, – кивнул Ник, беря с подноса два хрустальных бокала, уже наполненных шампанским. Протянув один бокал Рейвен, он спокойно продолжил: – Но сегодня, мне кажется, нам обоим не повредит немного вина. Я чувствую себя несколько неподготовленным к тем вопросам, которые могут задать мне ваши... одноклассники. Мне необходим срочный краткий экскурс в прошлое Рейвен Уиллоу Уинтер.
– Честно говоря, мне нечего вам рассказать... – Тогда просто отвечайте на мои вопросы, договорились?
– Хорошо.
– Тогда вопрос номер один: где вы работаете?
– я юрист, занимаюсь вопросами права в области шоу-бизнеса и кинематографа.
– Проще говоря, вы занимаетесь юридическим сопровождением сделок и контрактов между актерами, режиссерами, писателями и киностудиями?
Разумеется, Нику давно было известно, чем именно зарабатывает себе на жизнь Белоснежка, но теперь он хотел услышать это из уст самой Рейвен.
– Да, – разочаровывающе коротко сказала она. – И какое же положение вы занимаете среди множества юристов Лос-Анджелеса, работающих в этой области? Только честно!
– Самое высокое.
– Значит, у вас элитные клиенты? Крупнейшие сделки?
– Именно так.
– Отлично!
Ник отвел взгляд и принялся спокойно разглядывать собравшихся в зале ресторана. Через некоторое время его глаза снова остановились на лице Рейвен, и он тихо произнес:
– Знаете, вы самая прекрасная из женщин в этом зале.
– И что? – слегка удивилась Рейвен.
– Вы поразительно удачны в бизнесе и ослепительно красивы. Это значит, что у вас нет ни малейшей причины робеть перед кем бы то ни было в этом зале, если, конечно, эта причина не гнездится в душе…
Рейвен опустила глаза.
Нику очень захотелось, чтобы она наконец рассказала ему обо всем, что так сильно травмировало ее душу, но вокруг них были люди, олицетворявшие собой столь неприятное для нее прошлое. Сейчас было не время задавать личные вопросы.
Улыбнувшись, Ник осторожно коснулся своим бокалом хрустального края бокала Рейвен и произнес короткий тост:
– За вас, Рейвен! И за успешное выполнение моего плана, который заключается в следующем: представьте себе, что мы сейчас в Лос-Анджелесе. Все эти люди пришли к вам, чтобы просить вашей профессиональной помощи в своих юридических проблемах, потому что все они слышали о вас крайне хвалебные отзывы.
Дело было не в шампанском, это Рейвен знала наверняка. Несколько глотков искристого вина не могли вызвать в ней ощущение блаженного уверенного тепла, разливавшегося по всему телу. Эта теплота, это чудесное ощущение полнейшей безопасности исходили от Ника! Присутствие этого сильного умного мужчины давало ей удивительное чувство защищенности и внутреннего покоя. Он смотрел на нее и прикасался к ней так, словно между ними была не только физическая страсть, но подлинная человеческая любовь.
Трезвый голос рассудка твердил Рейвен, что Ник всего лишь выполняет свое обещание и притворяется, будто любит ее. Она же сама его об этом просила и даже обещала заплатить! Но Рейвен старательно заглушала этот голос, потому что сейчас ей не нужно было знать правду.
Торжественный обед начался с деликатесных закусок перекрестного допроса со стороны так называемых друзей Рейвен. Сначала они захотели узнать все подробности ее работы. Хотя условия сделок являлись конфиденциальной информацией, имена их участников и предмет переговоров не были секретом. Но, странное дело, когда Рейвен спрашивали о ее клиентах, она не могла заставить себя назвать всем известные имена.
– Значит, – довольно улыбаясь, заключила Виктория, – среди твоих клиентов нет ни одного, чье имя было бы у всех на слуху?
– Нет, Виктория, это не так, – решительно вмешался в разговор Ник. – Рейвен ведет дела почти всех наиболее популярных актеров и режиссеров.
– Ах вот как? – недоверчиво пожала плечами Виктория.
Сделав эффектную паузу, Ник четко ответил, глядя в глаза Виктории:
– Именно так и: не иначе.
– Что ж, я рада за тебя, Рейвен, – выдавила Виктория, пытаясь изобразить на лице улыбку.
– Наверное, такая работа отнимает у тебя много времени? А как дела на личном фронте? Ты замужем?
Рейвен изо всех сил старалась представить себе, что она в Лос-Анджелесе и что эти люди пришли к ней как отличному специалисту в своей области, но у нее ничего не получалось. Инициативой владела не она, а Виктория, и Рейвен ничего не могла с этим поделать.
– Нет! я не замужем, – тихо ответила она.
– И не была?
– Ни разу.
Такой ответ, по всей очевидности, доставил Виктории немалое удовольствие, и уже в следующую секунду Рейвен поняла его причину. Такой ответ давал Виктории отличную возможность задать женщине, никогда не бывшей замужем и в детстве сильно страдавшей от собственной незаконнорожденности, еще один вопрос, имевший целью побольше уязвить ее женскую суть.
– А дети? Дети у тебя есть, Рейвен? Сидевший рядом с Рейвен Ник не придал никакого значения этому, как ему показалось, вполне безобидному вопросу. Рейвен же напряглась, словно от удара, и когда Ник ласково коснулся ее руки, то почувствовал ледяную дрожь.
– Нет, Виктория, детей нет, – ответил он вместо Рейвен. Потом повернулся к ней и, окинув влюбленным взглядом, добавил: – Пока нет.
– Ах вот как? – тщетно пытаясь скрыть свое разочарование, протянула Виктория. – Тогда понятно, почему ты сохранила фигуру.
Испуг, вызванный вопросом о детях, мгновенно потерял для Рейвен всякое значение по сравнению с тем, что сказал в ответ Ник и как посмотрел на нее своими серыми выразительными глазами.
Голос рассудка напомнил ей, что это только часть роли, самое настоящее притворство, и по ее же просьбе!
И все же Рейвен хотелось хоть на миг поверить в этот чудесный мираж любви и счастья!
Нику тоже хотелось поверить в иллюзию любви. В этот миг он не помнил о том, что Рейвен просила его притворяться ее возлюбленным. Он хотел стать им в реальности.
Очнувшись от сладких мечтаний, Ник сказал, глядя на Викторию и все, больше раздражаясь ее плохо скрытой враждебностью по отношению к Рейвен:
– Знаете, ей удалось сохранить фигуру не потому, что она еще не рожала, а потому, что она регулярно бегает и много работает в своем саду.
Это было, конечно, преувеличением, но не очень большим.
– К сожалению, у нас не слишком благоприятные условия для занятий бегом, – фыркнула Виктория, чья фигура не была такой изящной и по-спортивному подтянутой, как у Рейвен. – И вообще, чем больше я читаю о беге трусцой, тем меньше он мне нравится. Сомневаюсь, что он действительно приносит пользу.
– Я тоже, – вступила в разговор Сандра, жена одного из бывших одноклассников – и любовников Рейвен. У нее был приятный. голос с мягким южным акцентом. Она не была раньше знакома с Рейвен, поэтому у нее не было никаких предубеждений. – гораздо полезнее работать в саду. Это дает достаточную нагрузку и не утомляет. Кстати, вы слышали о знаменитых тренажерах Голта? Они установлены во всех отелях сети «Эдем».
Пять человек из восьми сидящих за столом заявили, что слышали о них; двое, включая и Рейвен, лишь пожали плечами. И только Ник никак не отреагировал на слова Сандры.
– О, это прекрасные тренажеры! – восхищенно произнесла она. – Судя по всему, этот Голт был профессиональным садовником, потому что тренажеры с поразительной точностью имитируют все движения, которые делает человек, работающий в саду. При правильном использовании тренажеров в работу вовлекаются все группы мышц, в результате повышается тонус всего тела без ненужного наращивания мышечной массы. Впрочем, если именно увеличение тех или иных мышц является вашей целью, к тренажеру прилагается дополнительное оснащение силовыми элементами. Должно быть, у профессиональных садовников профессиональные, гармонично развитые тела! Николас, вы сказали, что занимаетесь ландшафтной архитектурой. Значит, вам должно быть известно, как влияют подобные физические упражнения на формирование тела.
– Да, я действительно занимаюсь ландшафтной архитектурой, но плохо разбираюсь в бодибилдинге.
– Но вы наверняка слышали об этих тренажерах?
– Конечно.
– И какое ваше мнение'?
– Мне кажется, они гораздо эффективнее традиционного поднятия тяжестей, – сказал Ник, Глядя на Сандру и одновременно касаясь едва зажившей ладони Рейвен под столом. В ответ на это прикосновение она перестала дрожать и даже немного потеплела. Интересно, вызвал ли у Рейвен разговор о тренажерах хоть какие-нибудь ассоциации с ним самим? Чтобы проверить это предположение, Нику нужно было посмотреть ей в глаза.
Украдкой бросив взгляд на Рейвен, он убедился в том, что она даже не прислушивалась к разговору, улетев мысленно куда-то далеко.
– А что ты думаешь насчет традиционного бодибилдинга и новых тренажеров? – мягко спросил он, своим вопросом возвращая ее к действительности.
– Ничего, – вздохнула Рейвен и едва заметно улыбнулась. – Впрочем, заниматься садом гораздо приятнее, чем поднимать тяжести.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хэппи-энд - Стоун Кэтрин



Роман интересный,но написан как сценарий к фильму.Фильм кстати был бы прекрасный,а вот книга по мне именно в прочтении была тяжела-все интенсивно быстро развивается,героев много,пока переключишься...кто кому кто.А сама задумка неплохая
Хэппи-энд - Стоун КэтринКЭТ 63
19.11.2014, 19.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100