Читать онлайн Близнецы, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близнецы - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близнецы - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близнецы - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Близнецы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Нью-Йорк
Сентябрь 1985 года


– Брук, звонят тебе, третья линия. Это насчет дела Кассандры.
– Спасибо. – Брук нажала мигающую кнопку. – Брук Чандлер слушает.
– Это Ник Эйдриан из полицейского управления Нью-Йорка.
– Да?
– Я слышал, что окружной прокурор собирается снять половину обвинений против Кассандры еще до того, как дело передадут в суд. Вы что-нибудь знаете об этом?
Конечно, Брук знала о деле Кассандры. Именно его делом она занималась все лето. Фактически из-за этого дела ей было запрещено заниматься адвокатурой. И теперь, наконец назначен день суда – завтра, – тот же самый день, когда Мелани переезжает в Нью-Йорк. Конечно, она знала о деле Кассандры.
– Да, я в курсе этого дела. – В ее кабинете было так жарко! Уже середина сентября, а царит такой зной.
– Расскажите мне, почему снимаются обвинения.
– Потому что у нас недостаточно доказательств, чтобы вынести обвинение по всем эпизодам.
– Мы отправили вам достаточно доказательств. Вы потеряли их? Еще до этого случая окружная прокуратура «славилась» тем, что теряла доказательства. Особенно если речь идет о мелочах, неудобных для расследования. – Голос был холодным и низким.
«Кем он себя вообразил, черт побери? Как он осмеливается говорить такие вещи об окружной прокуратуре?»
– Нам не очень понравился способ, каким управление полиции Нью-Йорка собрало эти доказательства.
– Хотите написать об этом в рапорте? – Голос стал со всем ледяным.
– Вообще-то у меня нет времени, – таким же ледяным тоном ответила Брук. Из-за него она теряет время.
– Ну ладно, вы рассказали мне достаточно. Например, если бы я был адвокатом Кассандры, то сейчас бы чувствовал себя самым счастливым человеком.
– О Господи, – прошептала Брук. Что она наделала? Она затаила дыхание.
– Но я не его адвокат, – после долгой паузы сказал Ник. – Я именно тот, кем представился. А сейчас позвольте мне сказать, кто вы. Вы только что закончили юридическую школу. Возможно, составляете «Юридический обзор». Четыре недели назад вы сдали документы на получение лицензии на адвокатскую практику и сейчас с нетерпением ждете решения комиссии. Во время учебы в юридической школе вы подрабатывали в престижной юридической фирме на Мэдисон-авеню. В последний момент вы почувствовали угрызения совести, желание служить людям и подписали контракт с окружной прокуратурой. Как у меня получается?
– Я всегда собиралась заниматься судебными разбирательствами, – с вызовом перебила его Брук. Но это было слабым возражением. За исключением причины, почему она пошла работать в окружную прокуратуру, все остальное, только что сказанное им, было верно.
– Ну хорошо, это, можно сказать, оригинально. Мне нравится, когда адвокаты даже не прикидываются альтруистами.
– Кто вы? Зачем вы это делаете?
– Я уже сказал вам, кто я. Я действительно звонил, чтобы выяснить, почему, черт побери, сняты обвинения. Но это просто сезон такой.
– Что вы имеете в виду?
– Новые несмышленыши, как вы, появляются каждый год. Они не задерживаются здесь – и вы не останетесь, – потому что вокруг есть более зеленые, так сказать, пастбища, в округе Уэстчестер.
– Я собираюсь остаться в прокуратуре.
– А раз так, вам ничего не остается, как самым внимательным образом относиться к доказательствам, которые мы так тщательно и законным образом собираем.
– Конечно, – промолвила Брук.
– Хорошо. Приятно было пообщаться с вами, Брук.
Брук услышала в трубке короткие гудки и постаралась успокоиться. Она чуть не допустила серьезную ошибку. Точнее, она допустила серьезную ошибку, но, к счастью, на другом конце провода оказался человек, стоявший с ней по одну сторону закона. Хотя этот человек и не был на ее стороне. Или был? Его поступок – просто хороший урок для нее. Грязный и дешевый поступок. Ей пришлось испытать унижение.
– Кто такой Ник Эйдриан, черт побери? – спросила Брук, войдя в общую комнату прокуратуры.
Она получила несколько поразительных ответов.
– Он лучший в городе сыщик по наркотикам.
– Он высокомерный сукин сын.
– Он великолепен.
– Наверное, он импотент.
– Я так не думаю.
– Ты говоришь так, словно знаешь наверняка.
– Я слышал, его переводят в отдел убийств.
– Это понижение в должности? – с надеждой спросила Брук.
– Ни в коем случае. Брук, этот парень – самый лучший. Кстати, а что он такого сделал тебе?
Что сделал ей Ник Эйдриан? Возможно, он спас ее карьеру в окружной прокуратуре. Брук нужно будет поблагодарить его, если они когда-нибудь встретятся. Может быть, они никогда и не встретятся.
– Ничего, – сказала Брук.
Конечно, они когда-нибудь встретятся. Она собиралась остаться здесь работать.


Ник вернулся в свою маленькую квартиру в одиннадцать часов вечера. Над Манхэттеном все еще висел дневной зной – тяжелый, удушливый, угнетающий. В холле Ник забрал свою почту. Он получил две корреспонденции: счет за электричество – он откроет его завтра или послезавтра – и «Нью-йоркер», ужасно испорченный, поскольку его бесцеремонно засовывали в слишком маленький почтовый ящик.
Ник выругался про себя и нахмурился, глядя на разорванный и помятый журнал. Бессмысленное уничтожение раздражало его. Даже больше чем раздражало, оно просто приводило его в бешенство. Может быть, именно поэтому он вел беспощадную войну с преступностью. Преступность представляла собой бессмысленное, беспечное уничтожение собственности, жизни, ума и надежды.
Ник сердито посмотрел на испорченный журнал и понял еще одну причину, по которой он испытывал такое волнение, держа в руках очередной номер. Месяц назад Ник послал в журнал свой короткий рассказ «Ритм Манхэттена». Никакого отклика с тех пор он не получил. Ник размышлял, что бы это значило. Это могло оказаться хорошим знаком – они склоняются к решению принять его рассказ. Или нейтральным знаком – никто даже и не подумал взглянуть на его произведение. Или плохим знаком – его рассказ положили в кипу «признанных негодными документов», ожидающих возвращения самонадеянному автору, когда придет очередь. Ведь отсылка обратно не подходящих им материалов – это не такой уж первоочередной вопрос, так?
Ник отсутствовал в квартире – обкладывая «красными флажками» превосходно организованный ночной наркотический притон – почти двадцать четыре часа. Во время его отсутствия квартира нагрелась от дневного зноя. Ника окутала влажная жара, тяжелым и цепким облаком повиснув у него в легких. Ник открыл окна, хотя и знал, что снаружи нет ни малейшего ветерка. Он включил портативный вентилятор – наплевать на нераспечатанный счет за электричество, – налил себе в стакан шотландского виски и наполнил ванну холодной водой.
Ник чувствовал, как напряжение покидает его тело, в то время как холодная вода стекала по его изнуренным мускулам, а тепло шотландского виски окутывало его усталые мозги. Мысли Ника вернулись к событиям последних двадцати четырех часов – поздний ночной телефонный звонок, допрос хозяев наркотического притона, встреча с шефом полиции относительно перевода в отдел убийств, как только он закончит давать показания по делу Кассандры…
Дело Кассандры. На этот раз они обязаны остановить Кассандру раз и навсегда.
Только вот окружная прокуратура мутила воду, перестраховываясь. Окружная прокуратура… Брук Чандлер. «Как она выглядит?» – размышлял Ник, допивая остатки виски. Если судить по телефонному разговору, она казалась деловой, высокомерной и холодной как лед.
Холодная как лед, но с нежным, сексуальным голосом.


Чарлз и Джейсон встречали «конкорд». Вылетевший из парижского аэропорта Шарль де Голль самолет только что приземлился. Пассажиры проходили таможню.
– Ты думаешь, Гейлен узнает нас? – спросил Джейсон.
– Трудно сказать, – рассеянно ответил Чарлз. Ничто в письмах Гейлен за последние два месяца не говорило о том, что она поняла: Чарлз Синклер, главный редактор «Образов», и Чарлз, волонтер Корпуса мира, заболевший малярией, – это один и тот же человек. – Возможно, и нет.
Чарлз и Джейсон смотрели, как пассажиры «конкорда», оставив позади таможенные и иммиграционные формальности, устремлялись через выход полного суеты международного терминала аэропорта Джона Кеннеди к ожидавшим их лимузинам. Это были целеустремленные, высокообразованные, богатые мужчины и женщины, которые летали через Атлантический океан так же регулярно, как пересекали город на машине. Прошло много времени после того, как из зоны прилета испарились все трансатлантические высокопоставленные путешественники, и появилась Гейлен.
На ней было старомодное лоскутное, до пола розово-фиолетовое льняное платье из крашеной пряжи с вышитой тамбуром белой шалью, накинутой на плечи. Она прижимала к себе ярко-красную дорожную сумку. Ни один из двух братьев-близнецов, одетых с иголочки, не обратил внимания ни на старомодный наряд Гейлен, ни на ее потрепанную, старую-престарую дорожную сумку. Их взгляды были прикованы к ее изумленным зеленым глазам – так поразило ее великолепие Нью-Йорка. Словно она была Дороти, прибывшей в Изумрудный город в стране Оз.
Чарлз и Джейсон поспешили к Гейлен, словно инстинктивно стремились защитить ее. Защитить ее от чего? От пугающего иностранного блеска, ослепительнейшими символами которого являлись сами близнецы Синклер?
– Гейлен? – ласково заговорил Чарлз.
– Чарлз? – прошептала Гейлен. Она пристально смотрела в его карие глаза, и ее пухлые губы медленно расплывались в застенчивой улыбке. – Чарлз без бороды.
– Я не был уверен, что ты вспомнишь. Поэтому и не стал упоминать об этом в своих письмах.
В зеленых глазах появилось изумление. Гейлен хотела ответить, но не смогла подобрать нужные слова и просто покачала головой, немного нахмурившись.
– Гейлен, – кинулся ей на выручку Чарлз, – это…
– Джейсон, – спокойно сказала Гейлен.
Она робко улыбнулась золотоволосому близнецу Чарлза.
– Разве я… – начал Чарлз. Он не мог припомнить, чтобы он рассказывал Гейлен о Джейсоне. Но, конечно же, она знала имя владельца и издателя «Образов».
– Ты называл его имя в бреду. – Какое-то мгновение Гейлен смотрела в глаза Чарлза, проверяя свою память. «Разумеется, я запомнила».
– Дай-ка мне это, – вмешался Джейсон и потянулся за пухлой красной дорожной сумкой. Когда он взял у нее сумку, она чуть не выпала у него из рук, оказавшись тяжелее, чем он ожидал. Джейсон мгновенно пришел в себя от удивления и без видимых усилий повесил сумку на плечо.
– Это мои рассказы, – виноватым тоном объяснила Гейлен Джейсону. – Ты написал, что, может быть, захочешь напечатать и другие рассказы, поэтому я их все привезла с собой, – добавила она, повернувшись к Чарлзу.
– Хорошо. Мы отвезем тебя в гостиницу. Ты, наверное, устала.
– В своем письме ты что-то писал об ужине сегодня вечером…
– Мы с Джейсоном хотели бы пригласить тебя на ужин в «Цирк». Это… – Чарлз замолчал, поймав на себе внезапно испуганный взгляд. Гейлен Элизабет Спенсер не захочет ужинать в одном из самых модных ресторанов Манхэттена.
– Вместо одежды я привезла с собой рассказы, – промямлила Гейлен, слабым жестом указав на красную дорожную сумку.
Чарлз хотел было сказать Гейлен, что он купит ей новое платье – десять платьев, сто платьев, – но передумал. Ему не хотелось ставить Гейлен в неловкое положение.
– Почему бы нам сегодня не устроить обычный ужин у меня дома? – вежливо предложил он и поднял бровь, посмотрев на Джейсона. Тот кивнул в знак согласия. – Может быть, Фрэн смогла бы присоединиться к нам? – спросил Чарлз у Джейсона.
– Она на Бермудах.
Чарлз и Джейсон молча проверяли списки своих подруг и отвергали одну кандидатуру за другой – слишком потрясающая, слишком поглощенная собой, слишком величественная…
– А как насчет Брук?
Джейсон кивнул и уверенно добавил, улыбаясь и глядя в зеленые глаза, с которыми он только что встретился взглядом:
– Тебе понравится Брук, Гейлен. Она очень милая.


– Брук, звонил Чарлз Синклер, – сообщила секретарша, когда Брук вернулась из суда.
– Чарлз Синклер? – спокойно повторила Брук.
– Да. Он не оставил никакого сообщения, просто попросил позвонить ему.
– Хорошо. – Сердце Брук екнуло. Зачем звонил Чарлз? Он не мог звонить насчет работы. Брук знала, что Чарлз ни когда не попросит ее поработать на «Издательскую компанию Синклера».
– Это Брук Чандлер. Чарлз Синклер просил меня перезвонить ему.
– О да. Он сейчас на совещании. Но хотел, чтобы вы переговорили с Джейсоном Синклером.
– Замечательно.
«Может быть, это действительно насчет работы для «Издательской компании Синклера»?» – подумала Брук немного разочарованно.
– Брук?
– Привет, Джейсон. Чарлз…
– Брук, у нас с Чарлзом сегодня вечером скромный, в очень узком кругу ужин, о котором стало известно в самый последний момент. Это ужин в честь Гейлен Спенсер, победителя литературного конкурса этого года. Мы надеялись, что ты сможешь присоединиться к нам.
– Как мило, – автоматически ответила Брук, размышляя, почему они выбрали ее и почему в последний момент. Неожиданно Брук вспомнила, что она будет занята. – Но сегодня вечером приезжает моя сестра.
– Мелани?
– Да, как…
– Фрэн упоминала об этом. Вообще-то… – Джейсон тихо рассмеялся, – …она говорит об этом постоянно. Твоя сестра – сейчас самая основная тема разговоров моделей Дрейка. Они обсуждают что-то насчет их работы.
«Они боятся, что, как только приедет Мелани, их карьера манекенщиц окажется в опасности», – размышляла Брук.
– О! Ну хорошо, – как-то неловко пробормотала Брук. Не могла же она сказать Джейсону, что манекенщицы напрасно волнуются.
– Она твоя старшая или младшая сестра? – задал Джейсон тот же самый вопрос, что и Чарлз два месяца назад. Очевидно, Чарлз не сообщил своему брату-близнецу о сестрах-близнецах Чандлер.
– Мы близнецы. Правда, внешне не похожие. Мы светлый и темный близнец, совсем как вы с Чарлзом. – Светлый и темный. Солнечный и штормовой. Открытый и скрытный.
– Мелани тоже приглашена на ужин, – помолчав мгновение, сказал Джейсон. – Мы будем рады поужинать вместе с вами обеими.


Вторую половину дня Брук провела в суде. Она внимательно слушала вступительное слово адвоката Кассандры и кивала Эндрю Паркеру, а тот кратко записывал факты, выдвинутые противоположной стороной, которые Брук должна будет проверить. Брук изо всех сил старалась на время отвлечься от мыслей о приезде Мелани и об ужине с Чарлзом и Джейсоном. Это требовало от нее немалых усилий.
Из здания суда Брук помчалась в свою крошечную квартирку на Пятьдесят седьмой улице в западной части города, чтобы переодеться к ужину. Волнение, глубоко спрятанное ранее, теперь вырвалось наружу. Она и так беспокоилась из-за предстоящей встречи с Мелани. А теперь еще ей предстоит увидеть Чарлза, представить ему Мелани…
Брук нахмурилась, глядя на свои платья в шкафу. Все они были такими мягкими, красочными, симпатичными и женственными! Брук больше не надевала прямые тускло-коричневые немодные наряды. Теперь она сама была не такой. Она давно уже отказалась от школьных привычек. Новая Брук – настоящая Брук – была счастливой и стильной. Новой Брук нравились ее собственные шелковистые каштановые кудри, и темно-синие глаза, и пухлые, чувственные губы…
Но ведь рядом с Мелани она всегда будет казаться тусклой простушкой…
Брук вздохнула. Затем с твердой решительностью она выбрала свое самое женственное платье, причесала кудрявые волосы и искусно подчеркнула глубину синих глаз с помощью туши и теней.
«Вот так, – думала Брук, придирчиво разглядывая себя в зеркале. – Я именно такая».
Брук приехала на такси в аэропорт Ла-Гуардиа за десять минут до того, как приземлился самолет Мелани.
– Брук! – Мелани поспешно и испуганно коснулась щекой щеки Брук. – Ты выглядишь просто потрясающе!
– Ты тоже.
Мелани выглядела свежей даже после длительного перелета, представляя собой резкий контраст с пассажирами мужского пола, – она вышла из самолета отдохнувшей, не помятой, от нее веяло прохладой, и из нее ключом била энергия. Все это было иллюзией, частью превосходного золотистого имиджа. Мелани провела весь полет – ее тошнило так, что приходилось сжимать кулаки, – размышляя, почему она приняла такое глупое решение и не поздно ли еще вернуться домой. «Мистер Дрейк, извините. Я не принадлежу Нью-Йорку. Понимаете, у меня есть сестра-близнец, и мы жили вдали друг от друга так долго, и я подумала…»
– Чарлз и Джейсон Синклеры пригласили нас сегодня вечером на ужин. Я ответила «да». Надеюсь, ты согласна?
– Чарлз и Джейсон Синклеры? Это те самые, «Образы»?
– Да. – Брук удивилась, что Мелани провела аналогию с «Образами», а не с «Модой».
– Да, замечательно, чудесно, – с благодарностью в голосе соврала Мелани. Она морально подготовилась к тихому ужину с Брук; уже это казалось ей достаточно тяжелым испытанием. Но этот ужин… ей придется покопаться в себе глубже, чтобы найти силы на это.
– Думаю, ты хочешь оставить багаж в своей квартире.
– И переодеться.
– Ты выглядишь превосходно. – На Мелани была прямая белая льняная юбка – загадочным образом не помявшаяся в самолете, – с разрезами впереди и сзади, которые немного открывали ее длинные загорелые ноги, бирюзовая блузка и простое золотое колье. Она представляла собой воплощение не передаваемой словами элегантности. – Как всегда.
– Я буду чувствовать себя лучше, если переоденусь. Мне не терпится увидеть квартиру.
Роскошная, с дорогой мебелью, предоставленная за счет агентства квартира в восточной части Центрального парка являлась составной частью контракта Мелани с «Модельным агентством Дрейка».
– Превосходно, – сказала Брук спустя сорок пять минут, когда они ходили из комнаты в комнату по квартире Мелани.
– Да, – промолвила Мелани с облегчением. Квартира действительно была превосходной. В ней царили спокойствие и тишина, и из нее открывался замечательный вид на парк.


– Чарлз, извини, что мы опоздали, – виновато сказала Брук, когда они, наконец, появились в пентхаусе Чарлза.
– Вы не опоздали. Джейсон и Гейлен еще не приехали. Заходите.
– О! Это хорошо. Спасибо. – Брук сделала глубокий вдох. – Чарлз, это Мелани, – сказала она невозмутимо, удивившись своему спокойствию.
– Добро пожаловать в Нью-Йорк, Мелани. – Карие глаза Чарлза улыбались великолепным небесно-голубым глазам Мелани. Он смотрел на ее глаза, а не в них. Глаза Мелани сопротивлялись проникновенному взгляду: они отражали мир, словно два красивых спокойных озера, скрывающих то, что творится в светло-голубой глубине.
«Он такой красивый», – размышляла Мелани, улыбаясь Чарлзу.
– Чарлз, как здесь замечательно!
«Адам Дрейк нашел настоящее золото, – думал Чарлз, глядя, как грациозно Мелани проследовала в гостиную. Мелани кивнула, оценив по достоинству его квартиру, словно ее одобрение должно было осчастливить хозяина пентхауса. – Чистое золото, эгоцентричное и неправдоподобное».
– Чарлз, – промурлыкала Мелани, – мне нравится этот Моне. Не могу поверить, что он висит не в Лувре.
– Ты хочешь сказать – не в Же-де-Пом, – спокойно напомнил ей Чарлз: самые гениальные работы импрессионистов находились в Же-де-Пом, а не в Лувре. – Его работы выставлены там.
– Же-де-Пом. – Глаза Мелани заблестели, признавая по беду Чарлза. «Туше, Чарлз. Как забавно было бы поспорить с тобой! Но я должна быть начеку, так ведь?» – Конечно. Как глупо с моей стороны.
Мелани отважно пересекла гостиную и подошла к окну с видом на Центральный парк. Ее квартира находилась практически напротив его дома, на более низком этаже, поэтому деревья загораживали прекрасный вид из ее окна.
– Красиво, – пробормотала Мелани. Когда она оторвалась от великолепной панорамы, взгляд ее остановился на хрустальной вазе с розами, стоявшей на мраморной каминной полке. – О!
Мелани подошла к вазе с розами и нежно провела пальцем по хрупким бледно-лиловым лепесткам.
– «Серебряный стерлинг», – назвала она сорт розы, получивший высшие награды.
– Они очень красивые. – Чарлз наблюдал за Мелани. «Откуда, черт побери, она знает сорт этих роз?»
Мелани улыбнулась гордой, ослепительной, вызывающей улыбкой. «Получай, Чарлз Синклер!»
В мраморном холле раздались голоса – прибыли Гейлен и Джейсон. Мелани и Джейсон представились друг другу, в то время как Чарлз покровительственно подвел Гейлен к Брук.
– Привет, Гейлен. Добро пожаловать, – тепло улыбнулась Брук. «Она похожа на маленькую испуганную птичку, – подумала Брук, – которой отчаянно хочется выпорхнуть отсюда на свободу. Не волнуйся, Гейлен, никто здесь тебя не обидит».
– Привет, Брук. – «Она такая красивая, – думала Гейлен. – И кажется такой милой». – Спасибо.
– А это, – сказал Чарлз, когда Джейсон и Мелани, познакомившись, присоединились к ним, – это Мелани.
«Приготовься, Гейлен», – подумал Чарлз.
– Привет, Гейлен, – улыбнулась Мелани. – У тебя самые красивые волосы из всех, что я видела, – спокойно добавила она, наклонив голову и прищурив светло-голубые глаза.
Мелани подтвердила искренность своих слов, небрежно пробежав длинными пальцами по собственным светлым локонам, словно ослепительное золото внезапно превратилось просто в позолоту.
Гейлен слегка нахмурилась, глядя на серьезные небесно-голубые глаза. Потом она дотронулась до пряди длинных, до пояса, золотисто-рыжих волос, которые составляли такую же неотъемлемую часть ее самой, как и ее обаяние, или необходимость писать, или ее старомодное лоскутное платье.
– Нет, – прошептала Гейлен.
– Да! – восхищенно возразила Мелани. Здесь не о чем было спорить. – Ты когда-нибудь пробовала закрутить их кольцами и поднять наверх? Воткнуть в них несколько полевых цветов?
– Нет. – Тихий смех в ответ.
– Нет? Гейлен, я покажу тебе, как это делается. Ты долго пробудешь в Нью-Йорке?
– Некоторое время, – спокойно ответила Гейлен. Она разговаривала с Мелани, но вопросительный взгляд скользнул сначала на Чарлза, а потом – на мгновение – на Джейсона. – Думаю, для меня, для моей карьеры, может быть, хорошо пожить в Нью-Йорке некоторое время.
– Это значит, что мы с тобой приехали сюда в один и тот же день по одной и той же причине. – Мелани заговорщически улыбнулась Гейлен. Теперь между ними есть еще кое-что общее, более важное, нежели длинные красивые волосы.
– За это надо выпить, – сказал Джейсон. Он помог Чарлзу налить шампанское в хрустальные бокалы.
– За успешную карьеру в Нью-Йорке. – Чарлз поднял свой бокал за Гейлен и Мелани. – За всех вас, – добавил он, повернувшись к Брук.
Вечер протекал приятно и без всяких усилий. Энергия Мелани помогала поддерживать легкий, непринужденный разговор, а редкие минуты тишины заполнялись ее счастливым золотистым смехом.
«Мелани делает вечер забавным и легким для всех нас, – думала Брук, поражаясь уверенности и раскованности сестры. – Мелани, веселый близнец. Без Мелани этот вечер оказался бы совершенно другим. Я не смогла бы сделать так, чтобы Гейлен чувствовала себя уютно».
Что Чарлз думает о Мелани? Брук знала ответ. Чарлз очарован и околдован Мелани, как и все остальные. Разве может быть иначе?
– Расскажи нам о своих сюжетах, Гейлен, – попросила Мелани во время ужина.
– Это просто истории об Африке.
– Просто, – поддразнил ее Чарлз.
– О чем они? О Гейлен? О Чарлзе? О Джейсоне? – любопытствовала Мелани.
Она посмотрела на золотоволосого, солнечного близнеца Синклера, ожидая от него ответа. Но на какое-то мгновение солнышко скрылось за облаком. «Разве Джейсону не нравятся рассказы Гейлен? – задумалась Мелани.
– Они – по крайней мере «Эмералд», другие Гейлен мне еще не показывала – об удивительных путешествиях в мир любви, – заговорил Чарлз, приходя на выручку Джейсону. Голос Чарлза смягчился, когда он произнес слово «любовь».
На мгновение разговор прервался.
«Почему ты нахмурился, когда Мелани спросила тебя о моем рассказе, Джейсон?» – размышляла Гейлен.
«Любовь, – думала Брук. – Чарлз произнес это слово таким тоном…»
«Я не читал твой рассказ, Гейлен. Я не могу. Мне так жаль».
«Ужасно театральная реплика, Чарлз, – думала Мелани. – Интонация голоса при слове «любовь» была такой обольстительной. Чарлз Синклер, замечательный герой-любовник». Мелани гадала, был ли он таким на самом деле.
– «Эмералд», – размышляла вслух Мелани, глядя в глаза Гейлен. – Это автобиографический рассказ?
– Нет, – покраснела Гейлен.
– У Эмералд, героини рассказа, темно-карие глаза и темные волосы, – объяснил Джейсон. «Видишь, Гейлен, я знаю кое-что о твоем рассказе».
– Все твои рассказы – любовные истории? – спросила Брук.
– Нет. Только четыре. Остальные – о жизни в Кении.
– Итак, ты Айзек Дайнесен восьмидесятых? – предположила Мелани.
Чарлз поднял бровь, глядя на Мелани. Его немного удивило, что она не сравнила Гейлен с актрисой Мерил Стрип…
– Она одна из моих любимых писательниц, – продолжала Мелани, с вызовом глядя на Чарлза. «Ты такой красивый, Чарлз, но такой высокомерный».
– Моя тоже, – согласилась с ней Гейлен.
«Моя тоже, – подумала Брук. – Но когда Мелани прочитала произведения Айзек Дайнесен?»
– Ты собираешься напечатать все свои рассказы, Гейлен?
– Если их можно напечатать. Чарлз писал что-то о…
– Их все можно напечатать, – уверенно предположил Чарлз. Это было легко предугадать, поскольку «Эмералд» свидетельствовала о таланте Гейлен. – Может быть, мы опубликуем все четыре любовные истории в «Образах» и издадим отдельной книгой остальные рассказы.
– Книгой? – прошептала Гейлен.
– Конечно. Мы не издаем книги, но я мог бы сделать несколько телефонных звонков тем, кто этим занимается.
– Действительно?
– Конечно.
– Похоже, тебе понадобится адвокат, чтобы проверить некоторые контракты, Гейлен. Мой гонорар – экземпляр твоей первой книги с автографом, – предложила Брук.
– Спасибо, Брук.
– Действие всех твоих рассказов происходит в Африке? – спросил Джейсон. Ему хотелось, чтобы изумрудные глаза знали, как интересно ему это произведение.
– Большинства из них. У меня всего несколько рассказов об Индии. Мы там жили, когда я была маленькой. – Гейлен замолчала. – С завтрашнего дня я начну писать о Манхэттене, – добавила она, надеясь угодить своим великолепным собеседникам, относящимся к ней с такой добротой. – Мне бы хотелось составить сборник рассказов о близнецах.
Последовала незамедлительная реакция. Они все заговорили одновременно.
– Тебе не захочется писать об этом.
– В этом нет ничего особенного, правда.
– Лучше продолжать писать любовные истории.
– Это слишком запутанно.
Гейлен затаила дыхание. Они не обрадовались. Внезапно волнение и родственная связь захлестнули и объединили две пары близнецов, и в основе этого таилось одно – страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близнецы - Стоун Кэтрин



Очень понравилось. Читала несколько раз.
Близнецы - Стоун КэтринИрина
14.01.2012, 20.41





Очень хороший роман. Впечатляющий. Обязательно еще вернусь к нему. Многогранность придает количество главных героев, их боль и тайны. Нет опостылевших постельных сцен. Что нереально, так это количесво красавиц и красавцев - практически все.
Близнецы - Стоун КэтринЕлена
21.01.2012, 22.48





Роман очень очень понравился! Искала его много лет, т.к. забыла автора. Надо купить эту книгу.
Близнецы - Стоун КэтринВалентина
13.05.2012, 14.04





Отличный роман с мотивами детектива.Читать можна запоем все романы этого автора!
Близнецы - Стоун КэтринАлина
18.08.2012, 21.58





отличный читайте 10 из10
Близнецы - Стоун Кэтринольга 3
6.01.2014, 21.34





Замечательный роман. Просто дух захватывает!!
Близнецы - Стоун КэтринАнастасия
11.06.2014, 20.26





Роман о богатых,знаменитых,успешных и красивых людях,которые тоже плачут.Здесь есть все,даже маньяк.Было очень интересно.Интересная манера автора написания диалогов-герои говорят одно,про себя думают другое.В начале романа вообще непонятно как сложатся пары.Я не угадала,угадала только маньяка.10/10.
Близнецы - Стоун КэтринОсоба
14.06.2014, 17.20





Прочитала второй роман этого автора и везде у нее присутствует маньячило,.....
Близнецы - Стоун КэтринКоза
19.06.2014, 20.32





Интересно, захватывает, но немного раздражает что герои не могут нормально поговорить с друг другом, и выяснить отношения, понятно что автор хотела за крутить сюжет, но это слишком наиграно. Но все равно впечатление хорошее, лучше многих.
Близнецы - Стоун КэтринАнна
20.06.2014, 20.56





Очень понравилось.
Близнецы - Стоун КэтринСветлана
6.12.2014, 20.50





Вроде интересные герои и сюжет, но так нудно читать... Бросила на середине. 6/10
Близнецы - Стоун Кэтринольга
12.05.2015, 11.29





Отличный роман!Не могла оторваться и чувства и интрига! 10 баллов!!!!
Близнецы - Стоун КэтринTatiana
6.03.2016, 11.15





Хорошая книга о любви. Это не обычный роман. Он не похож на другие здесь присутствующие произведения. Из плюсов: много действующих лиц; персонажи хорошо прописаны, о них интересно читать; разные любовные линии; помимо любви ггероев, много написано о любви сестер, братьев, родителей к детям, дружбе между мужчинами и женщинами. Из минусов: персонажи красивые, успешные, при деньгах и уж очень положительные; если вы ждете описаний сцен секса, здесь этого нет; основное внимание уделяется жизням братьев близнецов и их историям любви, в то время как история Брук второстепенна и мало описана (хотя мне было интереснее всего читать о ней (но это лично мое мнение)). Оценку поставить книге не могу. Перечитывать не стану. Читайте, если вам хочется чего-то нового.
Близнецы - Стоун КэтринАда
7.05.2016, 0.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100