Читать онлайн Близнецы, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близнецы - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близнецы - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близнецы - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Близнецы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

– Фейерверк в Монте-Карло! Добрый вечер. Я – Вивека Сандерз, и вы смотрите передачу «Обозрение Вивеки». – Камера начала снимать лицо Вивеки крупным планом. – Вчера стычка между топ-моделью Мелани Чандлер и процветающим фотографом мира моды Стивом Барнзом завершилась поспешным отъездом фотографа с Лазурного берега. Всего несколько часов спустя после разрыва успешных деловых отношений с мистером Барнзом мисс Чандлер поставила точку на романе, который с мая очаровывал весь Манхэттен.
На телевизионном экране появилось изображение гавани Монте-Карло, заполненной яхтами.
– Прошлым вечером, – продолжала Вивека, – Чарлз Синклер приехал в Монте-Карло и обнаружил, что Мелани Чандлер наслаждается ужином наедине с магнатом модельного бизнеса Адамом Дрейком. Мелани и Чарлз удалились для выяснения отношений с глазу на глаз, после чего Чарлз поспешно покинул Монте-Карло.
На экране вновь появилось лицо Вивеки. Ее глаза горели, а пухлые губы расплылись в подобии улыбки.
– Двое этих мужчин вернулись в Нью-Йорк сегодня. Однако ни Чарлз Синклер, ни Стив Барнз не прокомментировали случившееся. В это же время на Французской Ривьере новый фотограф счастлив фотографировать лучшую в мире топ-модель. Возможно, сегодня вечером никто не помешает романтической трапезе Адама и Мелани…
– Проклятая сука! – прошипел Стив, когда на экране телевизора изображение самодовольного лица Вивеки сменилось рекламой.


На другом конце Манхэттена Чарлз выругался в адрес того же самого лица, выключил телевизор и бросился вон из своей квартиры.
«О Мелани! – думала Брук. – Как ты могла так поступить с Чарлзом? Ты ему была так дорога…».
Зазвонил телефон. Это был Эндрю. Он хотел обсудить порядок свидетельских показаний в судебном разбирательстве по делу штата против Фортнера.
– Эллисон опять больна, Брук, – тихо сказал Эндрю, когда они с Брук разработали стратегию выступления в суде.
– Мне очень жаль, Эндрю.
– Брук, если бы я только мог просто встретиться с тобой. Я так нуждаюсь в поддержке.
Брук улыбнулась, подумав о своем красивом, настойчивом друге.
– Ты женатый человек с политическими амбициями. Даже намек на скандал может разрушить все твое будущее.
– Предоставь мне самому волноваться по этому поводу. Кроме того, Брук, мой брак несчастлив. И как только Эллисон поправится, я собираюсь положить ему конец.
Брук знала, что это говорит раздражение Эндрю, а не его сердце. Эндрю никогда не покинет Эллисон. Может быть, сам Эндрю не слышал нежность в своем голосе всякий раз, когда произносил имя Эллисон, но Брук это слышала.
Брук размышляла о том, проявил бы к ней интерес Эндрю, если бы был холостым. Сейчас она представляла для него запретный плод и награду за настойчивость. Заместитель окружного прокурора любил призы и риск, а еще ему нравилось выигрывать. «Но мы же не мистер Рочестер и Джен Эйр, – рассуждала Брук. – Наши отношения совсем не похожи на страстную, отчаянную любовь, на пути которой стоит сумасшедшая жена».
– Мне нужно прочитать свидетельские показания, Эндрю, особенно сейчас, когда мы изменили порядок опроса свидетелей.
– Брук…
– Не могу, – извиняющимся тоном сказала Брук. Она не отказывала конкретно ему, она отказывалась от подобной ситуации. Она надеялась, что он все знает и понимает ее.
– Ладно. – Эндрю рассмеялся тихо, без усилий. – Увидимся в зале суда.
– Да. – «Хорошо, что он действительно все знает». – Спокойной ночи, Эндрю, – тихо добавила Брук.
Брук услышала в отдалении звук сирен. Была почти полночь. Звук сирен, полночь и чересчур жаркая, влажная погода сентября навалились на нее одновременно.
Но теперь звуки сирен слышались ближе. Брук выглянула из окна и увидела патрульные машины полицейского управления Нью-Йорка, две машины «скорой помощи» и бригаду врачей, входящих в дом, где находилась ее квартира. Она наблюдала, как люди в униформе ринулись внутрь.
Брук быстро сняла халат и надела джинсы, светлую хлопчатобумажную блузку и тапочки для тенниса. Коридор перед ее квартирой был заполнен другими жильцами дома: некоторые из них спешили на место преступления, а другие шли медленно, неохотно, но не в силах сдержать любопытство.
К тому времени, когда Брук добралась до нужной квартиры, двумя этажами ниже, она слышала только одно слово, его произносили – шепотом, еле слышно, с визгом – снова и снова: убийство.
Дверь в квартиру была распахнута, но вид внутренней части полностью загораживали полицейские.
Брук знала женщину, которая жила в этой квартире. Белинда Казинз была всего на несколько лет моложе Брук. Ей принадлежало управляемое ею же известное рекламное агентство на Мэдисон-авеню. Белинда и Брук относили белье в прачечную в одно и то же время – в одиннадцать часов вечера по пятницам. «Где же достойные мужчины?» – смеясь, спрашивали они друг друга. Они обсуждали, насколько безопаснее жить здесь, в недорогом, не очень-то охраняемом здании, чем в роскошном пентхаусе на Пятой авеню. Правда, у Брук не было другого выбора, зато у Белинды был.
Брук подошла к одному из офицеров полиции.
– Я Брук Чандлер из окружной прокуратуры. – Брук улыбнулась, вспомнив о своих потертых джинсах и взъерошенных волосах. – Я здесь живу, – объяснила она. – Могу я войти внутрь?
– Если хотите, мэм, мисс Чандлер. – Полицейский отступил в сторону.
– Не пускайте ее сюда!
– Ник, – прошептала Брук. Она узнала его голос и увидела его – его спину, – наклонившегося над чем-то.
Импульсивно она направилась к нему.
– Уходи отсюда, Брук! – прошипел Ник через плечо.
– Ник, я… – промолвила Брук. Предостережение Ника запоздало. Она уже стояла посреди забрызганной кровью комнаты. И хотя Ник пытался защитить ее и не дать ей увидеть то, что видел сам, заслонив своим телом искалеченный труп ее подруги, Брук увидела достаточно.
– О Господи, – тихо промолвила Брук, невольно закрыв лицо руками.
Ник не мог подойти к Брук. Он не мог допустить, чтобы, она увидела лицо, вернее, то, что было когда-то лицом Белинды. Ник даже не мог обернуться; он только мог слышать возглас Брук за своей спиной.
– Ник!
– Возвращайся назад в свою квартиру, Брук, – поспешно прошептал Ник. – Пожалуйста.
– Я знаю ее, Ник. Ты можешь ей помочь, ведь так?
– Боже мой, кто-нибудь, пожалуйста, выведите ее отсюда! – сердито рявкнул Ник через плечо.


Прошло три часа, прежде чем Ник смог покинуть место преступления. Ему нужно было все увидеть и обдумать по горячим следам. Ник должен искать улики на этой бойне. Еще ему необходимо справиться с собой, прежде чем он встретится с Брук.
Ник увидел полоску света под ее дверью. Конечно, она не сможет заснуть. Да и кто бы смог? Ник размышлял, ждет ли она его…
– Брук, – тихо позвал он, не постучав в дверь.
– Ник?
– Да.
Брук нерешительно открыла дверь. Она была напугана. Как только Брук увидела Ника, она открыла дверь шире.
– Ник, – прошептала она. Ее темно-синие глаза наполнились слезами.
Ник чувствовал себя почти так же беспомощно, находясь всего в двух шагах от Брук, как чувствовал себя три часа назад, когда не мог пошевелиться, чтобы Брук не увидела искалеченного тела Белинды Казинз. И сейчас Ник просто открыл свои объятия, и Брук с благодарностью припала к его груди. Когда Ник обнял ее, чувство беспомощности исчезло. Брук прильнула к нему, уткнувшись лицом в грудь, и заплакала. Ник гладил ее по прекрасным каштановым волосам, успокаивая ее и мечтая стереть ужасную картину из ее памяти.
Когда Брук, наконец, освободилась из его объятий, Ник почувствовал пустоту. Он нуждался в том, чтобы его тоже утешили. Она принесла ему успокоение, даже сама не подозревая об этом.
– Это был он, да? Маньяк, появления которого ты так боялся?
– Думаю, да, – сказал Ник. Он был уверен в этом. – Почему ты спрашиваешь?
Брук колебалась.
– Я помню, каким тоном ты говорил со мной, когда убили Памелу Роудз. Словно ты видел что-то такое ужасное, что не передать словами. Что-то похожее на это.
– Там было то же самое, – сказал Ник. «Возвращайся в мои объятия, Брук. Позволь мне обнимать тебя».
– Я приготовила кофе.
– Уже три часа ночи. Ты не собираешься утром идти на работу? Например, часа через четыре или пять?
– Нам хватит кофе на четыре или пять часов. Нам обоим, – спокойно ответила Брук.
Ей не хотелось оставаться одной.
Брук и Ник разговаривали до рассвета, пока не пришло время встретить новый день.
После того как Ник взял обещание с Брук, что она установит на двери глазок, – он надеялся, что управляющий домом уже работает над этим вопросом, – и щеколду, они не обсуждали ни убийство, ни преступления, ни работу, ни юридические проблемы. Вместо этого они разговаривали о его литературном творчестве, о его опубликованном коротком рассказе, о новой истории, которую он начал писать, а еще о книгах и пьесах, о фильмах и о песнях. И немного рассказы вали друг другу о своей жизни.
И как раз перед тем как осеннее солнце окрасило в желтый цвет небо над Манхэттеном, когда высохли слезы Брук и она чувствовала себя уже слишком усталой, чтобы контролировать себя, а еще ей было просто необходимо выговориться кому-то, и поскольку их навеки связали воспоминания об увиденной мертвой женщине, Брук призналась Нику, как она разозлилась на свою пустоголовую, эгоистичную, бесчувственную сестру за то, что та причинила боль Чарлзу Синклеру.
«Ты бы не стала так переживать насчет того, что Мелани закончила любовный роман, Брук, – думал Ник, – если бы ты так сильно не переживала за ее любовника».


На этот раз крови было меньше. У меня получается лучше – в результате практики достигается совершенство. Эта умоляла меня так неистово!!! Я терпеливо объяснил ей, что это не моя вина. У меня не было другого выбора! Другая женщина подписала ее смертный приговор. Не думаю, что она поверила мне. По край ней мере на этот раз было меньше крови.
Он закончил писать и закрыл альбом в голубом кожаном переплете. Тщательно вымыл в раковине испачканный в крови нож, вытер блестящее лезвие мягкой тряпочкой, вытащил из ящика стола оселок и начал точить смертельное оружие, готовясь к «следующему разу».
«Следующий раз должен быть», – подумал он улыбаясь… Если только не случится что-то, что остановит его, – все зависит от нее, – он убьет снова, ровно через месяц.


Мелани вернулась из Европы первого октября. Она дождалась семнадцатого октября и за две недели до их дня рождения позвонила Брук. Мелани не знала, смогут ли они с Брук попробовать опять. Все, чего они добились – хрупкое начало дружбы, – было разбито вдребезги отношениями Мелани с Чарлзом. Из-за неодобрения Брук, из-за явного презрения Брук к безрассудству Мелани для них оказалось невозможным быть вместе. За исключением Дня независимости, когда они держались друг с другом холодно и вежливо на расстоянии, Брук и Мелани не виделись с той самой встречи в «Плаза».
Теперь отношения Мелани с Чарлзом прекратились, как и предполагала Брук. Брук оказалась права. Она всегда была права. Мелани не знала, смогут ли они с Брук попробовать еще раз, но если бы сестра этого захотела…
«Почему Брук может не хотеть этого?» – размышляла Мелани, набирая номер телефона. В конце концов, Брук ничего не потеряла. Эта она, Мелани, потеряла все, включая собственную гордость.
– Привет, Брук. Это…
– Мелани? – из чувства долга спросила Брук. – Как было в Европе?
– Прекрасно. – «Ужасно». – А как у тебя на работе?
– Замечательно. Много дел.
– Ты занимаешься расследованием дела Манхэттенского Потрошителя?
– Чем?
– Тем злодеем, который убил Памелу Роудз, – начала Мелани. Памела Роудз была одной из женщин Чарлза, как и она сама, – просто имя в длинном любовном списке Чарлза Синклера. – Прошлой ночью он убил Райан Джентри, актрису. Вероятно, в сентябре он убил кого-то еще. Меня изумляет…
– Прошлой ночью? О нет, – пробормотала Брук. Она этого еще не слышала. Она провела целый день в архиве юридической библиотеки Колумбийского университета и даже не посмотрела вечерний выпуск новостей. – Кто окрестил его Манхэттенским Потрошителем?
Брук знала, что не Ник. На самом деле это, возможно, даже приведет его в бешенство.
– Не знаю. Средства массовой информации, полагаю.
– О! – В памяти Брук всплыл ужасный образ останков Белинды Казинз. Психопат жестоко убивал красивую, преуспевающую молодую женщину Манхэттена. И он выбирал своими жертвами таких женщин, как Мелани – ее сестра, ее близнец. Внезапно Брук ощутила тревогу. Если когда-нибудь что-нибудь случится с Мелани…
– Я подумала, может быть, тебе захочется прийти ко мне в день нашего рождения, – нерешительно предложила Мелани.
– Да, Мелани. С удовольствием.


– Брук? Это Ник.
– Я только что узнала об этом. Мне очень жаль.
– Мне бы хотелось поговорить с тобой насчет этого дела. Мне нужно с кем-то поделиться своими мыслями. – Тон Ника был будничным и деловым. Это и было его работой. – С тобой, – добавил он с нежностью.
– Ладно, – нерешительно согласилась Брук.
– Брук, ради Бога, я не собираюсь показывать тебе фотографии. – Нежность в голосе внезапно исчезла. Он был таким уставшим – слишком уставшим, – и поэтому ему сложно было контролировать свои чувства; но он признавался, что разгневан только ею единственной. – Извини. Может быть, это и не такая уж хорошая мысль.
– Я только что собиралась съесть на ужин сыр и крекеры. У меня их достаточно для нас обоих.
– Отлично.
– Итак?
– Через тридцать минут. Спасибо, Брук.
Ник приехал через тридцать пять минут. Он остановился по дороге – и на это ушло пять минут, – чтобы купить бутылку шампанского.
– Мне нравятся глазок и щеколда на твоей двери. – Ник не был дома у Брук и не видел ее со времени убийства Белинды Казинз.
– Ты выглядишь действительно очень уставшим. – Темные круги под серыми глазами и затуманенный взгляд свидетельствовали о многочисленных бессонных ночах.
Брук знала, что Ник был занят. За последний месяц он несколько раз звонил ей на работу. Ему хотелось знать, все ли с ней в порядке. Спала ли она все еще с зажженным светом? Брук подтвердила это, но она хотя бы действительно спала.
И ей казалось, что большего она не могла бы рассказать ему.
– Необычайно жаркое, влажное лето закончилось серией нераскрытых убийств, – объяснил Ник, пожав плечами. Задумчивые темно-синие глаза Брук продолжали пристально смотреть на него. Ник улыбнулся. – Ну, продолжай, произнеси это вслух: «Ты выглядишь ужасно, Ник».
Брук слегка нахмурилась. Она думала совершенно о другом. «Ты такой красивый, Ник». Именно так все говорили о нем: великолепный, сексуальный, обольстительный Ник Эйдриан, лейтенант с томными глазами. Брук никогда раньше не задумывалась об этом. В конце концов, считая сегодняшний вечер, она его видела всего лишь четыре раза в жизни.
– По-моему, ты голоден, Ник.
Они ели сыр и крекеры, пили шампанское и разговаривали об убийце-маньяке.
– Они действительно называют его так? – Ник был явно раздражен кличкой Манхэттенский Потрошитель.
– Да. – До приезда Ника Брук посмотрела выпуск новостей. Все телестанции использовали это прозвище. Завтра эти слова – «Манхэттенский Потрошитель» – появятся в заголовках газет.
– Что заставляет их прославлять преступников? Нет ничего доблестного в том, что совершает этот человек. Он – воплощение зла, неимоверного зла. – Ник чувствовал, как растет его гнев.
– Точно так же они говорят о террористах, руководящих похищением людей или взрывом бомб, – спокойно сказала Брук.
– Это тоже приводит меня в бешенство. – Ник улыбнулся, и чувство гнева исчезло.
– Райан Джентри, – спокойно назвала Брук имя убитой женщины. – Я читала статью о ней в последнем воскресном номере «Таймс».
– Самая очаровательная актриса Бродвея, – кивнул головой Ник.
– Они все были особенными, разве не так? Молодыми, талантливыми и преуспевающими.
– Да. Совсем как…
– …моя сестра.
– Совсем как ты. Самый молодой помощник окружного прокурора Нью-Йорка.
– Я даже не подумала о себе. Я не такая, как эти женщины, – улыбнулась Брук.
– Нет, такая. – Серые глаза Ника были серьезными и выражали беспокойство. – Тебе нужно быть очень осторожной, Брук.
– Я осторожна, – заверила его Брук, но это не было правдой. Она могла бродить по Манхэттену, так погрузившись в обдумывание какого-нибудь судебного дела, что ничего не замечала вокруг. Ей надо быть осторожнее, хотя это и не имеет никакого отношения к убийствам Манхэттенского Потрошителя. – Эти женщины не были убиты случайно, на улице, – добавила Брук. – Они находились у себя в квартире.
– Да. Не обнаружено никаких следов взлома, и все они были одеты как на свидание.
– Тогда это должен быть мужчина, которого они все знали.
– Если и есть такой мужчина, то мы не сможем найти его. Не похоже, чтобы между этими тремя женщинами была какая-то личная связь.
– Ладно, тогда это должен быть кто-то, о ком все они знали и кого, у них не было причин бояться. Кто-то известный, кого и ты, и я… – Брук замолчала.
Именно это пугало Ника. Убитые женщины были умными, сообразительными, опытными; их нельзя было обвести вокруг пальца. И вместе с тем они впускали – приглашали – этого ненормального к себе домой. И, несмотря на успехи Брук, на ее блестящий ум, на ее проницательность и хитрость высокопрофессионального специалиста, было в ней что-то вроде доверчивой наивности.
– Есть одна-единственная вероятность. Он может быть кем-то, кого мы все легко бы узнали. Кто еще?
– Кто-то с правдоподобной легендой.
– Например?
– Например, пишущий книгу о карьере женщины восьмидесятых годов. Это сейчас очень модно.
– Хорошо. Итак, преступник или просто известен и они хотели бы встретиться с ним, или же он подбирается к ним через то, что для них имеет самое большое значение, – через их работу.
– Все это кажется таким безнадежным, Ник. С чего ты начнешь?
– Это вовсе не безнадежно, Брук. Просто на это потребуется время, – спокойно ответил Ник. «И это может стоить жизни еще нескольким женщинам», – подумал он, почувствовав холодный как лед страх.


Через три дня, когда Брук вошла в кабинет Эндрю, Ник и Эндрю сидели за столом и внимательно разглядывали несколько фотографий размером восемь на двенадцать. Их лица были угрюмыми.
– Эндрю? Ник?
– Брук!
Эндрю и Ник быстро собрали фотографии в стопку и прикрыли их папкой.
– Что это? – Что это за фотографии? Выражение их лиц подсказало Брук, что ей бы не захотелось увидеть эти картинки.
– Шеф полиции и окружной прокурор приняли решение, что окружная прокуратура немедленно должна присоединиться к расследованию преступлений Манхэттенского Потрошителя.
– Манхэттенский Потрошитель? Именно так мы называем это… его… это?
– Боюсь, что да.
– Как окружная прокуратура может помочь с расследованием? – спросила Брук, нахмурившись.
– Никак. По крайней мере до тех пор, пока мы не нападем на след или не выйдем на подозреваемого. Это решение принято просто для связи с общественностью – я буду держать Эндрю в курсе событий, и мы станем представлять журналистам общую информацию – что-то в этом роде.
– Но ведь Эндрю не обязан выезжать на место преступления, – уныло сказала Брук. Уже достаточно плохо то, что сам Ник должен находиться на месте преступлений, а у Эндрю и без этого хватает собственных проблем.
– Нет. – Эндрю успокаивающе улыбнулся Брук, глядя в ее обеспокоенные синие глаза. – Не обязан. Ник просто будет звонить мне, чтобы я находился в курсе событий.
– Почему ты рассматривал фотографии? – Именно этим занимались Ник и Эндрю, когда она вошла в кабинет, – изучали фотографии жертв Манхэттенского Потрошителя.
– Я думал, что мне следует это сделать, – спокойно ответил Эндрю, но нахмурился при этом. – Возможно, это была плохая мысль.
Брук кивнула, угрюмо согласившись с ним.
– Я беспокоюсь за тебя, Брук. – Эндрю разговаривал с Брук так, словно Ника не было в комнате. Его голос был нежным и заботливым. – Быть одной…
Брук пожала плечами, отгоняя нахлынувший на нее страх.
– У меня все нормально, Эндрю.
На столе Эндрю зазвонил телефон внутренней связи.
– Да?
– Звонят мисс Чандлер от Чарлза Синклера, – раздался приглушенный голос из микрофона телефонного аппарата на столе. – Мне принять для нее сообщение или…
– Я возьму трубку в своем кабинете. – Щеки Брук порозовели. – Эндрю, я скоро вернусь. До свидания, Ник.
Спустя полминуты Брук нажала мигающую кнопку на телефоне в своем кабинете.
– Чарлз?
– Здравствуй, Брук. Как дела?
– Прекрасно. – «А как ты?»
– Вот и хорошо. Не сможешь ли ты пообедать со мной как-нибудь на этой неделе?
– Смогу. – «Зачем?» Брук взглянула на свой план. В среду и четверг она будет в суде; обеденный перерыв они с Эндрю используют для выработки их стратегии. Если слушания по этому делу не затянутся, Брук будет свободна в пятницу. – Пятница подойдет?
– Пятница? Будет прекрасно.
Чарлз сообщил Брук, что встретится с ней в ресторане «Придворный шут», расположенном около окружной прокуратуры. Он попрощался, даже не объяснив, зачем он хочет встретиться с ней.
Брук это выяснит в пятницу. Когда Брук в своем плане записывала инициалы Ч. С., она вспомнила, что в пятницу будет Хэллоуин – канун Дня всех святых, ее день рождения, их с Мелани день рождения. В пятницу у Брук будет обед в честь дня рождения – с Чарлзом и ужин в честь дня рождения – с Мелани…


– Я хочу кое-что спросить у тебя, Брук, – начал Чарлз, когда они сделали заказ. – Но я не хотел бы, чтобы ты почувствовала какое-то давление с моей стороны.
«Пожалуйста, не проси меня уговорить Мелани вернуться к тебе, Чарлз. Я вижу тоску в твоих карих глазах. Я вижу, какую боль она причинила тебе. Но…»
– Ладно. – Сердце Брук бешено заколотилось. Пожалуйста.
– Нам в «Издательскую компанию Синклера» действительно необходим адвокат на полный рабочий день. Я уже разговаривал с Джоном Перкинсом, и он совершенно согласен со мной. Он мог бы предоставить нам кого-то из своей фирмы. И это будет здорово… – улыбнулся ей Чарлз, – …но не так хорошо, как если бы это была ты.
– Я? – Брук не знала, слышит ли ее Чарлз. Она сама ничего не слышала, кроме громких ударов крови в ее висках.
– Конечно, ты. Можно взять на работу кого-то другого, но мы с Джейсоном хотели бы, чтобы сначала ты обдумала это предложение. Я не знаю, собиралась ли ты всю жизнь заниматься судебными разбирательствами и преступлениями или…
– Я не знаю, – промолвила Брук, покачав головой.
– Ты можешь рассмотреть наше предложение?
– Да. Мне нужно обдумать его.
– Конечно. Сообщи мне свое решение, как только примешь его.
Все остальное время обеда Чарлз и Брук провели, разговаривая о ее и о его работе, о книгах и театре; они даже обсудили переход от долгой, мягкой осени к холодной зиме. Чарлз и Брук затронули много тем в разговоре, но ни один из них, ни разу не упомянул Мелани.
Вечером Брук с изумлением смотрела на свою сестру. Мелани выглядела очень усталой. Ее лицо похудело и осунулось, а блестящие голубые глаза стали серыми и безжизненными.
– Ты не больна? – спросила Брук в то же мгновение, как Мелани открыла дверь.
– Нет, просто я немного устала. Я работаю сверхурочно.
Спрос на Мелани Чандлер возрастал день ото дня. Мелани попросила Адама загрузить ее настолько, насколько возможно. Ей хотелось быть такой занятой, чтобы не оставалось времени думать. Она могла создать на съемке красоту, энергичность и ослепительный блеск, если пыталась это сделать. Сегодня, когда они собирались отпраздновать наедине с Брук их день рождения, Мелани забыла о том, что надо что-то изображать на лице.
– Ты заболела в Европе? – не отставала Брук.
– Ну что ты. Я абсолютно здорова. – Мелани сделала так, чтобы заблестели ее потускневшие голубые глаза.
Мелани проводила Брук в гостиную в пастельных тонах. На стеклянной крышке стола лежал поднос с сельдереем и морковными палочками, аккуратно разложенными разноцветными рядами вокруг мисочки с крабовым мясом.
– Ты встречалась с Чарлзом, Брук? – спросила Мелани, когда они сели за стол.
– Да. – «Зачем ты хочешь об этом знать? Тебе доставляет удовольствие видеть мою боль?» Брук почувствовала приступ гнева.
– Как он?
– А как ты сама думаешь?
– Прекрасно, полагаю. – «Почему Брук так сердито смотрит на меня?»
– Ты действительно изумляешь меня, Мелани. Ты должна иметь все и всех, и этого все равно недостаточно. Недостаточно для тебя до тех пор, пока ты не выбрасываешь их вон.
– Брук, о чем ты говоришь?
– О Чарлзе. Тебе недостаточно знать, сколько боли ты причинила ему. Тебе еще нужно унизить его публично.
– Что? Это Чарлз бросил меня. – Глаза Мелани наполнились слезами. – Я оказалась недостаточно хорошей для него.
– Недостаточно хорошей? Ослепительная красавица Мелани недостаточно хороша? – Брук встала. Она прищурила свои темно-синие глаза, глядя на сестру. – В какую игру ты играешь сейчас.
– Я не играю ни в какую игру! Я никогда не была достаточно хорошей для тебя, Брук. И с самого начала ты дала мне понять, что не думаешь, что я достаточно хороша для Чарлза.
От изумления Брук онемела. О чем говорит Мелани? Она просто пытается свалить вину с больной головы на здоровую. Но ей это не удастся. Когда Брук заговорила, ее тон был холодным как лед:
– Весь мир знает о том, что случилось. Почему же ты врешь!
– Я не обманываю тебя, Брук!
– Лжешь!
Брук и Мелани пристально и сердито смотрели друг на друга, не веря своим глазам. Всего в нескольких словах всплыли все негодование, горечь и злость многих лет. Наконец они высказали вслух приносящую боль правду, таившуюся в их сердцах. Теперь они зашли в тупик, и ни одна из них не знала, как из него выйти.
– Почему ты просто не осталась в Калифорнии? – в конце концов, прервала напряженное молчание Брук. Не дожидаясь ответа, Брук повернулась и ушла.
– Брук, – прошептала Мелани. – Брук…
Они обе плакали этой ночью. И они обе вспоминали, что забыли поздравить друг друга с днем рождения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близнецы - Стоун Кэтрин



Очень понравилось. Читала несколько раз.
Близнецы - Стоун КэтринИрина
14.01.2012, 20.41





Очень хороший роман. Впечатляющий. Обязательно еще вернусь к нему. Многогранность придает количество главных героев, их боль и тайны. Нет опостылевших постельных сцен. Что нереально, так это количесво красавиц и красавцев - практически все.
Близнецы - Стоун КэтринЕлена
21.01.2012, 22.48





Роман очень очень понравился! Искала его много лет, т.к. забыла автора. Надо купить эту книгу.
Близнецы - Стоун КэтринВалентина
13.05.2012, 14.04





Отличный роман с мотивами детектива.Читать можна запоем все романы этого автора!
Близнецы - Стоун КэтринАлина
18.08.2012, 21.58





отличный читайте 10 из10
Близнецы - Стоун Кэтринольга 3
6.01.2014, 21.34





Замечательный роман. Просто дух захватывает!!
Близнецы - Стоун КэтринАнастасия
11.06.2014, 20.26





Роман о богатых,знаменитых,успешных и красивых людях,которые тоже плачут.Здесь есть все,даже маньяк.Было очень интересно.Интересная манера автора написания диалогов-герои говорят одно,про себя думают другое.В начале романа вообще непонятно как сложатся пары.Я не угадала,угадала только маньяка.10/10.
Близнецы - Стоун КэтринОсоба
14.06.2014, 17.20





Прочитала второй роман этого автора и везде у нее присутствует маньячило,.....
Близнецы - Стоун КэтринКоза
19.06.2014, 20.32





Интересно, захватывает, но немного раздражает что герои не могут нормально поговорить с друг другом, и выяснить отношения, понятно что автор хотела за крутить сюжет, но это слишком наиграно. Но все равно впечатление хорошее, лучше многих.
Близнецы - Стоун КэтринАнна
20.06.2014, 20.56





Очень понравилось.
Близнецы - Стоун КэтринСветлана
6.12.2014, 20.50





Вроде интересные герои и сюжет, но так нудно читать... Бросила на середине. 6/10
Близнецы - Стоун Кэтринольга
12.05.2015, 11.29





Отличный роман!Не могла оторваться и чувства и интрига! 10 баллов!!!!
Близнецы - Стоун КэтринTatiana
6.03.2016, 11.15





Хорошая книга о любви. Это не обычный роман. Он не похож на другие здесь присутствующие произведения. Из плюсов: много действующих лиц; персонажи хорошо прописаны, о них интересно читать; разные любовные линии; помимо любви ггероев, много написано о любви сестер, братьев, родителей к детям, дружбе между мужчинами и женщинами. Из минусов: персонажи красивые, успешные, при деньгах и уж очень положительные; если вы ждете описаний сцен секса, здесь этого нет; основное внимание уделяется жизням братьев близнецов и их историям любви, в то время как история Брук второстепенна и мало описана (хотя мне было интереснее всего читать о ней (но это лично мое мнение)). Оценку поставить книге не могу. Перечитывать не стану. Читайте, если вам хочется чего-то нового.
Близнецы - Стоун КэтринАда
7.05.2016, 0.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100