Читать онлайн Близнецы, автора - Стоун Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Близнецы - Стоун Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Близнецы - Стоун Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Близнецы - Стоун Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Кэтрин

Близнецы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Гейлен вышла из офиса Чарлза как раз в тот момент, когда Джейсон выходил из своего кабинета.
– Гейлен! Привет.
– Привет, Джейсон. – Она покраснела.
– Как дела?
– Превосходно. – «Подожди минутку, Джейсон. Я должна подумать о том, что сказать…» Она чувствовала, что он отстраняется от нее. Слова слетели с ее губ поспешно, против воли. – Чарлз только что показал мне иллюстрации к «Эмералд». Он сказал, что это ты их выбрал. Они… Джейсон… такие красивые. Замечательные.
– Я рад, что они тебе понравились. Если у тебя есть свободная минутка, зайдем ко мне в кабинет – там находится кое-кто, с кем тебе, возможно, захотелось бы встретиться.
Гейлен последовала за Джейсоном в его кабинет. У окна с видом на Манхэттен стояла женщина.
– Фрэн. – Голос Джейсона оторвал ее внимание от серо-черных облаков, окутавших весь Манхэттен.
Фрэн грациозно и элегантно повернулась и улыбнулась красивой улыбкой.
– Гейлен, это Фрэн Джеффриз. Она была натурщицей для рисунков к «Эмералд».
Гейлен уставилась на милые карие глаза, роскошные темные волосы. Захватывающая дух красота! Иллюстрации, которые Гейлен только что видела в кабинете Чарлза, передавали невинность характера придуманной Гейлен героини. Но эта реальная женщина казалась такой самоуверенной, такой опытной, такой очаровательной. Разве она похожа на Эмералд? Гейлен не знала, и это обескураживало ее. Гейлен так хорошо знала Эмералд. Так много в Эмералд было от Гейлен. Так много того, что скрывалось в ее душе.
Гейлен вежливо улыбнулась Фрэн и задумалась над тем, было ли у них с Фрэн что-то общее. Явно у них не было ничего общего во внешности и, наверное, в характере тоже. Фрэн. Эмералд. Гейлен. Что было реальностью, а что искусством?
– Приятно познакомиться с тобой, Фрэн.
– Мне тоже приятно познакомиться с тобой. Не могу дождаться, когда прочитаю твой рассказ. Джейсон не перестает им восторгаться.
«В самом деле?» – Гейлен застенчиво посмотрела на Джейсона, чтобы получить хоть какой-то утвердительный знак – улыбку, кивок, но светло-голубые глаза Джейсона избегали встречи с ее взглядом.
– Джейсон, мне пора идти, – сказала Фрэн. – Извини, что не смогу пообедать с тобой, работаю для «Тиффани». Увидимся вечером. До свидания, Гейлен.
Гейлен подошла к окну, когда Фрэн и Джейсон поцеловались. Мимолетный поцелуй на прощание, ничего более. Но и этого оказалось более чем достаточно.
– Она очень красивая, – сказала Гейлен, когда Фрэн ушла. Она говорила, глядя на грозовые облака.
– Что-то с тобой происходит. – Джейсон не обратил внимания на слова Гейлен о Фрэн. Может быть, он просто не расслышал ее.
– Что? – Гейлен повернулась и посмотрела на Джейсона – серьезно ли он говорит. Его светло-голубые глаза были серьезными.
– Ты выглядишь неважно, кажется, похудела.
Почувствовав неловкость, Гейлен обхватила себя руками.
Она и правда похудела. Иногда она так увлекалась, когда писала свои рассказы, что даже забывала поесть. Она и так всегда была очень хрупкой, а теперь Джейсон – Джейсон! – заметил, что она стала выглядеть еще более похудевшей и еще более неуклюжей. Гейлен потянулась за своей матерчатой сумочкой.
– Мне пора идти.
– Пообедай со мной. – Джейсон загородил ей дорогу. – Фрэн только что отказалась, а я заказал обед на двоих в «Люмьере». Ты присоединишься ко мне?
«Люмьер»… Гейлен слышала об этом дорогом, изыскан ном, роскошном ресторане. Мало кто мог заказать там столик. Для этого нужно быть известным человеком.
– Я не одета… – Гейлен посмотрела на свое шерстяное пальто, которое она купила уцененным – уже не новым, – когда на смену бабьему лету неожиданно пришли ранние морозы. Под пальто на ней было старенькое хлопчатобумажное платье. У нее не было одежды, подходящей для обеда в «Люмьере».
– Кого это волнует? – спросил Джейсон.
«Тебя это волнует, Джейсон. Уверена, что тебе это не безразлично. Просто ты слишком вежлив, слишком хорошо воспитан, чтобы показать свое беспокойство».
Позже вечером в этот же день, когда Гейлен думала об обеде с Джейсоном в «Люмьере», она даже не могла вспомнить, притронулась ли к изысканной еде. Она также не могла вспомнить, был ли кто-то еще в ресторане, какого цвета была скатерть на столе, как звали официанта, какие цветы стояли на столах, какие картины висели на стенах. Гейлен не могла вспомнить ничего из тех простых вещей, которые многие считали такими запоминающимися в интерьере ресторанов.
Гейлен помнила только одно: как она чувствовала себя из-за него, как он смеялся, как его глаза смотрели на нее, как он наклонялся к ней – так близко, что они чуть не соприкасались друг с другом.
А когда Джейсон вспоминал об этом же позже вечером в тот же день, до того как они с Фрэн занялись любовью, и после этого, и даже во время секса, он размышлял, не приснился ли ему сон. Конечно, это казалось просто иллюзией, чудом, случившимся в реальной жизни.
Те два с половиной часа показались Джейсону волшебными. Джейсон никогда не испытывал такой радости и восхищения, ни разу в своей жизни, ни на минуту.
Это было нереально. Это не могло быть явью.


Гейлен ждала – с беспокойством, с нетерпением, с волнением – целую неделю.
«Может быть, Джейсон не знает, как связаться со мной?» – предполагала она каждый проходящий день. Это подсказывало ей сердце.
«Конечно, знает, – отвечал ее разум. – Просто он не звонит. Он не собирается этого делать. Зачем ему это? У него есть Фрэн… Эмералд…»
В конце недели Гейлен решила послать ему благодарственную записку. Разве это не уместно? Обычная вежливость.
Посыльный из «Елисейских полей» согласился доставить записку в полдень. Гейлен написала на конверте имя Джейсона и слово «лично».
Посыльный сообщил, что личный секретарь Джейсона ушла обедать, поэтому он попросил секретаря приемной положить конверт на стол Джейсону.


Джейсон заметил бледно-розовый конверт на своем столе сразу же, как только вошел в кабинет. Конверт так не вписывался в его рабочую обстановку. В кабинете Джейсона было огромное количество фотографий, эскизов, графических работ. Но только не слова. В кабинете Джейсона не было ни писем, ни докладных записок, ни календарей с расписанием встреч, ни рукописей, ни телефонных справочников.
Джейсон уставился на светло-розовый конверт и надпись, сделанную синей перьевой ручкой. Глазами художника Джейсон узнал красивую, аккуратную надпись и понял, кто вывел ее, но не мог понять ее значения.
Джейсон закрыл глаза. Чувство беспомощности охватило его, вызвав в душе давние страдания. Он снова ощущал зависимость, приговор знать только то, чем с ним хотели делиться, и невозможность ничего узнать самостоятельно. И как только ужасные воспоминания о дне смерти Эллиота – дне самой большой беспомощности – начали всплывать перед ним, Джейсон быстро открыл глаза.
Он положил конверт в карман пиджака и в отчаянии, не надевая пальто, вышел на морозный воздух.
Почему бы ему просто не попросить Чарлза прочитать это письмо для него? В обязанности Чарлза входило чтение всех документов для братьев Синклер.
Но это письмо было особенным. Личным. Чарлзу вовсе не обязательно знать о нем…
«Я не хочу, чтобы Чарлз знал об этом», – осознал Джейсон, шагая по Парк-авеню. Его щеки быстро онемели от ледяного ноябрьского ветра. Ведь сам Чарлз многим не делился с Джейсоном.
Несмотря на ужасный холод, Джейсон оказался не одиноким. На улицах Манхэттена люди стремительно направлялись кто, куда по своим делам. Джейсона окружала толпа, в прямом смысле слова – толпа, масса людей. Его окружали люди, которые могли прочитать бесценную записку, лежавшую в его кармане. Но Джейсон был известной личностью. Ему нужно вести себя осторожно и знать, кого просить.
Пройдя несколько кварталов, Джейсон свернул с Парк-авеню на боковую улочку и пошел в восточном направлении. Здесь уже были другие люди: менее целеустремленные, более холодные, никуда не спешащие. Эти люди не могут узнать его. Первые два человека, с которыми заговорил Джейсон, оказались такими же, как он, – они не умели читать.
Через три квартала к востоку от Парк-авеню улочка закончилась школьным двором. Группы подростков столпились, чтобы весело провести переменку между уроками на улице, несмотря на зимний холод. Джейсон подошел к мальчику, который стоял отдельно от других.
– Ты умеешь читать?
– Что вы имеете в виду?
– Ты умеешь читать? – повторил Джейсон.
– Конечно, умею.
Джейсон размышлял, не желание ли это покрасоваться.
– Прочитаешь это для меня? – Джейсон вытащил конверт из кармана. – Я дам тебе двадцать долларов.
Парень скептически смотрел на Джейсона.
– Двадцать пять, – предложил Джейсон. Или пятьдесят. Или сто. Или миллион.
– У вас что-то с глазами, мистер?
Джейсон пожал плечами.
– Хорошо?
Парень кивнул, быстро сунул деньги в карман джинсов и взял записку.
– Хорошо. Здесь написано, – начал он, нахмурившись и глядя на конверт, – «Джейсону. И лично… Лично». Хотите, чтобы я прочитал и саму записку?
– Да, пожалуйста. – «Нет. Но разве у меня есть выбор?»
– «Дорогой Джейсон. Спасибо за обед»… Нет, не так. – Парень нахмурился, пытаясь прочитать. – «обеденное угощение…»
– Угощение, – промолвил Джейсон. Очень по-британски. Похоже на Гейлен. – Продолжай.
– «…угощение на прошлой неделе. Это было… замечательно. Я даже не ожидала такого». – Парень помолчал. – Здесь еще одно слово. Оно странное. Я прочитаю его вам по буквам.
Джейсон выслушал названия букв, которые не имели для него никакого значения.
– Это, может быть, «Гейлен»?
Парень сморщил нос, внимательно посмотрел на записку и энергично кивнул:
– Ага! Именно так. Гейлен. Смешно. Это имя?
– Да. – Джейсон забрал записку из руки парня. – Спасибо.
– Не за что.
Джейсон помедлил.
– Тебе нужно научиться читать как можно лучше. Поверь мне, это так необходимо в жизни.
– Конечно. – Парень пожал плечами. – Научусь.
«Я даже не ожидала такого». Эти слова крутились в голове Джейсона. «Я тоже не ожидал такого, Гейлен. Но это же нереально. Это просто милая иллюзия. Если мы снова увидимся, разве нас не постигнет только одно разочарование?»
И все-таки когда Джейсон думал о Гейлен, его охватывало волшебное чувство. Он шел все быстрее и быстрее в этом ужасном холоде, все дальше от Парк-авеню к Гринич-Виллидж и к Гейлен.
Когда Джейсон добрался до кафетерия отеля «Елисейские поля», его губы посинели от холода, а щеки из красно-розовых превратились в мертвенно-бледные. Но как только Джейсон увидел Гейлен, он попытался улыбнуться ей своими онемевшими губами. Должно быть, ему удалось это сделать или же Гейлен просто улыбнулась ему сама, но через несколько мгновений замерзшее тело Джейсона стало наполняться волшебным теплом.
– Джейсон.
– Привет.
– Привет.
– Я получил… Спасибо… это было замечательно…
– О! – покраснела она. – Да… это было замечательно.
Они стояли около входа в «Елисейские поля», пытаясь подобрать нужные слова и красноречиво общаясь глазами и улыбками. Гейлен была истинным художником слова, но ее искусство заключалось в написании, а не в устном общении. Свои ощущения и чувства она умело переносила из сердца на бумагу. Но произносить слова – говорить то, что так важно, – было ей чуждо.
Говорить то, что так важно, было для Джейсона так же чуждо, как и для Гейлен. Джейсон разговаривал на языке, которому его научили Чарлз, Эллиот и репетиторы, – на их языке, но не его, – потому что он был вынужден это делать. Но слова не были его сильной стороной. Джейсон не мог использовать их, чтобы выразить свои чувства. Джейсон рисовал свои чувства, и он ни с кем не делился своими картинами. До этого момента он никогда и не хотел этим ни с кем делиться.
– Когда ты…
– Через час.
– Ты свободна?
– Да.
Следующие две недели Джейсон и Гейлен провели спокойно, и все сильнее влюбляясь друг в друга. Они ужинали в Гринич-Виллидж в уединенных, слабо освещенных ресторанчиках, где никто не узнавал его, и где она чувствовала себя как дома в своих длинных ситцевых платьях. В квартале Виллидж Джейсон тоже чувствовал себя как дома. Ему нравились музыка, театр, искусство и люди. Эти люди были такие же, как он сам: спокойные, талантливые, страстные художники.
Джейсону подходил дух этого квартала, так же как и он сам подходил для Гейлен. Он улыбался ей, держал ее руку в своей и надеялся, что она все понимает. Гейлен улыбалась ему в ответ, глядя блестящими изумрудными глазами, и тоже надеялась, что он все понимает.
Поздно вечером, когда Джейсон уходил, проводив Гейлен до порога особняка на Спринг-стрит, она зажигала свои пахнущие гиацинтом свечи, заправляла чернилами перьевую ручку и писала ему письма, рассказывая в них о своих чувствах.
В конце второй недели Джейсон предложил провести вместе неделю Дня благодарения на его вилле Уиндермир в Саутгемптоне.
– А Чарлз будет там? – спросила Гейлен.
– Нет. Чарлз не живет там. Больше там никого не будет. Мы будем совершенно одни. – Многочисленная прислуга ухаживала за домом в будни и исчезала на выходные, когда туда приезжал Джейсон. Такой порядок сложился после смерти Эллиота.
Джейсон смотрел, как колеблется Гейлен, подбирая слова; в ее красивых глазах мерцало беспокойство.
– Разве ты не хочешь остаться со мной наедине? – нежно спросил он, ощущая смущение.
– Да.
– Нет?
– Да. Просто… – Гейлен запнулась. Потом она вспомнила. Она же уже все написала! Когда она сказала ему, он должен был бы понять ее. Она отважно посмотрела ему прямо в глаза. – Ты читал «Эмералд», Джейсон. Я именно такая.
Джейсон слегка пожал плечами, не в силах выдержать ее взгляд. Конечно, он знал этот рассказ. Из того, что ему пересказал Чарлз, Джейсон ощущал настроение и страсть истории. Но Джейсон не знал Эмералд; он не знал, что когда Эмералд полюбила, когда она отдалась своей любви, это было навсегда.
«Джейсон не испытывает такие же чувства», – подумала Гейлен. Она полностью раскрылась перед ним, признавшись про Эмералд. А теперь Джейсон скажет ей, что не может ничего пообещать.
– Я не… – Джейсон посмотрел в ее изумрудные глаза, на которых блестели слезы, и понял, что должен сказать ей правду. – Я не читал «Эмералд».
– Почему? – Голос Гейлен дрожал. Наивная, глупая Эмералд. Глупая Гейлен.
– Потому что… – неуверенно начал Джейсон. Раньше он никогда никому не признавался в этом. Только Чарлз знал его особенности. Джейсон взял Гейлен за руку. – Потому что я не умею читать.
– Не умеешь читать?
Джейсон сказал это. Произнес это на языке, который никогда не был его языком. Эти слова, без всяких эмоций. Джейсон не рассказал Гейлен о своих чувствах из-за неумения читать: злости, разочаровании, беспомощности. Он не знал, как это выразить словами.
– Это дислексия? – спросила Гейлен, когда пауза затянулась, и она решила, что он закончил.
– Полагаю, да.
– Сейчас столько возможностей избавиться от этого. Ты уже…
– Я приспособился. Я практически не вспоминаю об этом до тех пор, пока не наткнусь на рассказ, который хочу прочитать, или на записку в бледно-розовом конверте.
– Кто прочитал ее для тебя? – спросила Гейлен.
– Чарлз?
– Тот, кто не знает ни тебя, ни меня.
– О!
– Гейлен? Что-то не так?
– Через написанные слова. Именно так я общаюсь.
– Это не единственный способ.
– Я пишу тебе письма каждую ночь.
– Действительно? Ты их прочитаешь мне?
Гейлен хотела было покачать головой, но казалось, Джейсон так обрадовался, услышав о письмах. Может быть, она смогла бы прочитать их ему – в эти выходные, в Уиндермире, когда они останутся наедине.
– Джейсон, я… Эмералд… Я неопытная.
– Нам незачем спешить, Гейлен. Ни в чем. – «У нас впереди целая вечность».


– Джейсон, – промолвила Гейлен, когда они прошлись, взявшись за руки, по особняку в Уиндермире, – мне нравится здесь. – «Мне нравится быть с тобой в Уиндермире».
– А твои картины когда-нибудь появляются в «Образах»? – спросила Гейлен.
– Что?
– Твои картины, Джейсон. Они просто восхитительные. Гейлен привели в восторг удивительные картины Джейсона – даже больше, чем потрясающий вид на море или роскошное великолепие особняка. Джейсон никогда не говорил Гейлен о своих картинах. Это было еще одно изумительное открытие – оно касалось мужчины, которого она любила.
– Некоторые из них написаны моей матерью.
– Да. – Гейлен колебалась. – Подписи…
– О, – улыбнулся Джейсон, – конечно.
– Ее картины тоже замечательные, – поспешно добавила Гейлен.
– Стиль одинаковый.
– Да. Но твои картины сильнее, они более живые. Ты когда-нибудь устраивал выставку?
– Нет. – Картины Джейсона были только для него и для Уиндермира; а теперь еще и для Гейлен. – Я бы с удовольствием написал тебя, – нежным голосом продолжил Джейсон.
– О, из меня не получится хорошей натурщицы. – Щеки Гейлен слегка порозовели.
Джейсон дотронулся до ее теплых щек и улыбнулся, глядя ей в глаза.
– Ты очень красивая, Гейлен, такая красивая.
Джейсон поцеловал ее в пухлые, мягкие губы. Он почувствовал, что она дрожит.
– Гейлен?
– Я никогда… – Она опустила взгляд, испытывая такое смущение, что была не в силах посмотреть ему в глаза.
– …не занималась любовью. Я знаю, Гейлен. Я не стану торопить тебя. Поцелуй не значит…
– Я никогда не целовалась…
– Нет? – Его голос был таким нежным. – А ты хочешь?
– Да, Джейсон. Просто… вдруг я что-нибудь сделаю не так?
– Ты не можешь что-то сделать не так. Все так. Мы сделаем это вместе, будем учиться вместе. Хорошо?
Гейлен ответила ему своими губами, целуя его в щеки, потом в губы. Джейсон взял ее лицо в свои руки и провел сильными пальцами по ее блестящим волосам.
Сколько времени прошло с тех пор, когда он просто целовал кого-то? «Просто»? Джейсон целовал ее и весь дрожал. Его охватило удивительное ощущение – тепло ее тела наполняло его радостью и страстным желанием. «Просто», – думал он в то время, когда она, приоткрыв губы, словно приглашала его, желая большего, большей близости, большего тепла, новых открытий.
«Мы будем учиться вместе». Джейсон готов был учиться целовать свою любимую Гейлен целую вечность. Он мог бы провести целую вечность в спутанных золотисто-рыжих шелковых волосах, которые накрывали их обоих по мере того, как росла страсть их поцелуев. Они целовались полчаса… час… два часа, и огромная комната погрузилась во мрак и холод, когда наступили ранние зимние сумерки.
Между поцелуями они смотрели друг на друга, улыбались и очерчивали друг другу нежные линии вокруг глаз, губ, лица и шеи. Они целовали друг другу губы, щеки, глаза, шею, волосы, руки. Снова и снова.
Иногда их поцелуй напоминал длинный, медленный, ленивый сон. А иногда он был глубоким, неудержимым и страстным.
Ночью Джейсон и Гейлен, взявшись за руки, подошли к ее светлой спальне в кремово-розовых тонах и с видом на внутренний дворик и сады роз. Джейсон поцеловал ее в коридоре, пожелав спокойной ночи.
– Спи спокойно, Гейлен.
Спустя час Джейсон услышал легкий стук в свою дверь. Он лежал в темноте без сна и думал о Гейлен.
Гейлен стояла в коридоре босиком, накинув халатик поверх простенькой фланелевой ночной рубашки.
– Я не смогла заснуть.
– Я тоже.
Джейсон ждал. Ему нужно было узнать, чего она хочет. Никаких правил не существовало. Они познавали друг друга. Но это решение должна принять она. Он улыбнулся ей, поощряя ее признаться.
Гейлен улыбнулась ему в ответ, потом нахмурилась.
– Что, Гейлен?
– Как ты думаешь, мы не могли бы лечь спать вместе? Я хочу сказать, лечь спать в прямом смысле слова. Это слишком быстро, но… находиться так близко от тебя и при этом не быть рядом с тобой… Будет ли это нечестно по отношению к тебе? Будет ли это неправильно?
– Нет ничего неправильного. – Джейсон взял ее за руку и подвел к своей кровати.
Гейлен скинула халатик и забралась в постель рядом с ним. Джейсон обнял ее и крепко прижал к себе. Спустя несколько мгновений они оба заснули, их неугомонность уступила место спокойствию и радости от того, что они были вместе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Близнецы - Стоун Кэтрин



Очень понравилось. Читала несколько раз.
Близнецы - Стоун КэтринИрина
14.01.2012, 20.41





Очень хороший роман. Впечатляющий. Обязательно еще вернусь к нему. Многогранность придает количество главных героев, их боль и тайны. Нет опостылевших постельных сцен. Что нереально, так это количесво красавиц и красавцев - практически все.
Близнецы - Стоун КэтринЕлена
21.01.2012, 22.48





Роман очень очень понравился! Искала его много лет, т.к. забыла автора. Надо купить эту книгу.
Близнецы - Стоун КэтринВалентина
13.05.2012, 14.04





Отличный роман с мотивами детектива.Читать можна запоем все романы этого автора!
Близнецы - Стоун КэтринАлина
18.08.2012, 21.58





отличный читайте 10 из10
Близнецы - Стоун Кэтринольга 3
6.01.2014, 21.34





Замечательный роман. Просто дух захватывает!!
Близнецы - Стоун КэтринАнастасия
11.06.2014, 20.26





Роман о богатых,знаменитых,успешных и красивых людях,которые тоже плачут.Здесь есть все,даже маньяк.Было очень интересно.Интересная манера автора написания диалогов-герои говорят одно,про себя думают другое.В начале романа вообще непонятно как сложатся пары.Я не угадала,угадала только маньяка.10/10.
Близнецы - Стоун КэтринОсоба
14.06.2014, 17.20





Прочитала второй роман этого автора и везде у нее присутствует маньячило,.....
Близнецы - Стоун КэтринКоза
19.06.2014, 20.32





Интересно, захватывает, но немного раздражает что герои не могут нормально поговорить с друг другом, и выяснить отношения, понятно что автор хотела за крутить сюжет, но это слишком наиграно. Но все равно впечатление хорошее, лучше многих.
Близнецы - Стоун КэтринАнна
20.06.2014, 20.56





Очень понравилось.
Близнецы - Стоун КэтринСветлана
6.12.2014, 20.50





Вроде интересные герои и сюжет, но так нудно читать... Бросила на середине. 6/10
Близнецы - Стоун Кэтринольга
12.05.2015, 11.29





Отличный роман!Не могла оторваться и чувства и интрига! 10 баллов!!!!
Близнецы - Стоун КэтринTatiana
6.03.2016, 11.15





Хорошая книга о любви. Это не обычный роман. Он не похож на другие здесь присутствующие произведения. Из плюсов: много действующих лиц; персонажи хорошо прописаны, о них интересно читать; разные любовные линии; помимо любви ггероев, много написано о любви сестер, братьев, родителей к детям, дружбе между мужчинами и женщинами. Из минусов: персонажи красивые, успешные, при деньгах и уж очень положительные; если вы ждете описаний сцен секса, здесь этого нет; основное внимание уделяется жизням братьев близнецов и их историям любви, в то время как история Брук второстепенна и мало описана (хотя мне было интереснее всего читать о ней (но это лично мое мнение)). Оценку поставить книге не могу. Перечитывать не стану. Читайте, если вам хочется чего-то нового.
Близнецы - Стоун КэтринАда
7.05.2016, 0.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100