Читать онлайн Тайные судьбы, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные судьбы - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные судьбы - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные судьбы - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Тайные судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Это было первое воскресенье после начала нового учебного года в Смитовском колледже, и Чарли теперь была второкурсницей. Совершая свою обычную утреннюю пробежку вокруг Райского пруда, Чарли с оптимизмом думала о будущем и тех возможностях, которые оно ей сулило. Она закончила первый курс в числе лучших и сохранила стипендию; ее жизнь была на подъеме.
Следуя изгибу дорожки, Чарли оказалась на открытом месте, откуда был виден весь пруд. Вдали медленно плыли два лебедя, пара лебедей, супругов до самой смерти. Чарли улыбнулась. Может быть, в этом году она тоже найдет себе пару; может быть, такой парой окажется Венс Ховард из Амхерстского колледжа, с которым она познакомилась, когда ехала на автобусе из аэропорта, и с которым у нее сегодня было свидание. Чарли была рада, что этим летом опять работала в магазине Фелисии, часть заработанных денег она потратила на дорогую одежду: бежевое кашемировое платье, юбку и жилет из бархатистой замши и ансамбль – кремовую блузку и коричневые брюки. Если она решила заиметь состоятельного мужа, такого, как Венс Ховард, чей отец был конгрессменом, ей следовало и одеваться соответствующе. Остальное не представляло труда. Весь вопрос был в том, что ей надеть сегодня вечером. Венс пригласил ее на симфонический концерт, а потом на поздний ужин. Чарли решила, что положится на выбор Тесс и Марины.
Она думала, как девушки переменились после лета. Тесс теперь пользовалась косметикой. Она похудела и вместо длинных юбок и вышитых крестьянских блузок носила свитеры и облегающие джинсы. Каждое утро она подвивала волосы и надевала множество серебряных украшений. Она даже стала привлекательной. Наверное, все это делалось ради ее друга, возвращающегося в Амхерст, хотя Тесс пока не упоминала о его приезде.
Марина тоже стала другой, хотя эту перемену нельзя было отнести к числу положительных. Она была все такой же элегантной и красивой, но уныние, поселившееся в ней после отъезда Виктора, углубилось еще больше. Чарли не знала, как Марина провела лето, она об этом не рассказывала. Когда Чарли спросила Марину, виделась ли она с Виктором в Новокии, Марина просто покачала головой и переменила тему.
Что же касалось самой Чарли, то летом она много работала над собой, стараясь совершенствоваться и расширять свой кругозор, не ограничиваясь одним только колледжем. И теперь, более чем когда-либо, она была полна решимости во что бы то ни стало добиться лучшей жизни. Она начнет прямо сегодня вечером. Она начнет с Венса. И прежде всего она назначит ему встречу под аркой «Квадрата». Если уж она поставила себе целью найти парня с деньгами, то пусть он думает, что она тоже не из бедных.
Чарли мысленно попрощалась с лебедями, вытерла пот со лба и повернула к своему общежитию. Несмотря на кашемировое платье, замшевую юбку и шелковую блузку, Чарли по-прежнему зарабатывала себе на жизнь уборкой в столовой.


– Ты похожа на «красотку в квадрате», – объявила Тесс, когда Чарли прошлась перед ней в кашемировом платье.
Чарли сделала вид, что обиделась.
– Еще слишком жарко для кашемира, – заметила Марина; в этом году у нее почему-то сильнее чувствовался акцент. – Кашемир надевают после пятнадцатого октября.
Чарли улыбнулась, но не сказала, что у них в Питсбурге до пятнадцатого октября позволено все что угодно, но только не включать отопление. Даже если ты погибаешь от холода.
– Никакого кашемира до пятнадцатого октября и ничего белого до Дня поминовения погибших в войнах, – подхватила Тесс и спросила: – Когда он за тобой приедет? Мне хочется посмотреть на сына американского конгрессмена.
Со вздохом Чарли стянула с себя кашемировое платье и сняла с вешалки шелковый ансамбль – блузку и брюки. Следовало проверить, хорошо ли он отглажен. Чарли не собиралась говорить подругам, что Венс будет ждать ее у «Квадрата», ей не хотелось ничего объяснять.
– Между прочим, я встречаюсь с ним у музея, – сказала она, надевая шелковые брюки и застегивая молнию. – Он не знает, где что у нас находится.
– Неужели так трудно найти наш Моррис-хаус? Он что, плохо соображает?
– Возможно, что и плохо. – Чарли застегивала пуговицы на блузке. – Но он безумно красив.
– И к тому же еще богатый.
– Ансамбль сидит на тебе прекрасно, – вмешалась Марина. Чарли готова была расцеловать ее за то, что она переменила тему. – Если бы у меня вечером было свидание, я бы надела только его.
– А почему бы тебе сегодня тоже не пойти на свидание? – спросила Тесс.
Марина встала с неубранной, заваленной нарядами постели Чарли.
– Я могу задать тебе тот же вопрос. Твой друг уже возвратился в Амхерст?
– Он на последнем курсе. У него много дел.
– Понятно, – язвительно произнесла Марина.
– Перестаньте, вы двое, – остановила их Чарли. – Я не позволю вам ссориться у меня в комнате.
Чарли рассматривала себя в зеркале и думала о том, что следует обязательно заниматься бегом, потому что благодаря спорту она сохраняла стройную, подтянутую фигуру, где надо тонкую, а где надо округлую. И еще ее беспокоило непонятное противостояние, недавно возникшее между Тесс и Мариной. Наверное, Марина никак не может примириться с потерей Виктора и вымещает свое раздражение на Тесс. Чарли подозревала, что обе они чувствовали бы себя значительно счастливее, если бы сегодня вечером тоже отправлялись на свидание.
– Ты еще не знаешь, что такое настоящая ссора, – рассмеялась Марина.
– Неправда, знаю. Разве ты забыла, что у меня пятеро братьев и сестер?
– А у меня одна сестра, но она переспорит кого угодно.
– Почему она не приедет учиться сюда? – спросила Тесс.
– Потому что я не хочу.
– Разве все всегда делается по-твоему?
– Я наследница престола, – ответила Марина. – Конечно, все мои желания исполняются.
Впервые Марина похвасталась своим положением.
– Прости нас незнатных, что осмелились тебе перечить, – уколола ее Тесс.
– Я уверена, что Марина просто не так выразилась, когда говорила о сестре, – сказала Чарли.
– Нет, я имела в виду именно это.
– Ты не оговорилась? – нахмурилась Чарли.
– Могу повторить. Моя сестра – полная идиотка.
– Ты знаешь, как говорят: у всякого о всяком свое мнение, – рассмеялась Тесс.
Чарли не знала, как ей остановить Тесс. Она не желала, чтобы кто-то портил ей настроение перед вечерним свиданием.
– Даже если Алексис идиотка, – сказала Чарли, – наверное, ей нелегко всегда быть на втором месте.
– Моя сестра умеет показать мне, что не считает себя второй. Она не захотела учиться в колледже, потому что выходит замуж.
– Она выходит замуж? – заинтересовалась Чарли.
– В июне. За лорда Джонатана Дюваля. Жениха с титулом, но без денег.
– В двадцать лет еще рано выходить замуж, – заметила Тесс.
– Но не для Алексис, которая хочет обскакать сестру и поскорее произвести на свет наследного принца, – уточнила Марина.
– Первого внука короля, – пояснила Чарли.
– Следующего после меня наследника престола, если у меня не будет детей.
– Алексис не любит этого, как там его, лорда?
– Алексис любит только одну себя. Джонатан Дюваль – это средство. Путь к достижению цели.
Марина отбросила назад свои длинные черные волосы, и Чарли в который раз поразилась ее красоте, ее белоснежной коже и глубине глаз. Хотя Марина была невысокого роста, ее манера держаться говорила сама за себя: в ней чувствовались уверенность, благородство, высокое происхождение. Чарли посмотрела на спортивный костюм Марины: на любом другом это был бы просто спортивный костюм и не больше, но только не на Марине. Марина носила его, словно элегантное бальное платье. Аккуратно развешивая свой шелковый ансамбль на плечики, Чарли думала о том, что, сколько бы денег она ни тратила на одежду, ей все равно не дотянуть до Марины. До ее класса.
– Возможно, вы удостоитесь чести познакомиться с Алексис. Перед моим отъездом сюда она грозилась прилететь в Америку за подвенечным платьем, – сказала Марина и с этими словами скрылась в своей комнате.
– Можешь себе представить этих двоих вместе? – шепнула Тесс, обращаясь к Чарли.
Если в соседней комнате Марина и слышала замечание Тесс, то никак его не прокомментировала.


– Как насчет вечеринки у нас в мужском общежитии? – предложил Венс, спускаясь по крутой широкой лестнице Спрингфилдского концертного зала.
– Я думала, мы пойдем в ресторан, – напомнила Венсу Чарли.
В прошлом году она побывала всего на одной такой вечеринке, и даже после стирки от ее платья несло пивом и табаком.
Они пересекли небольшой сквер, миновали старинную белую церковь и пошли по улице с красными кирпичными домами по обеим сторонам.
– Мне надо хотя бы на пару минут забежать к себе в общежитие, чтобы отметиться. После мы можем уйти.
– Согласна, – улыбнулась Чарли.
Он распахнул перед ней дверь английской спортивной машины.
Все сорок пять минут, пока они ехали от Спрингфилда до Амхерста, Венс болтал о чем попало: о себе, отце-конгрессмене и офисе в Нортгемптоне, в открытии которого Венс недавно участвовал, чтобы отец был поближе к своим избирателям.
– Во время последней избирательной кампании отец обещал гражданам, что станет более доступным, – рассказывал Венс. – Времена меняются. Политики тоже. После Уотергейта требования к кандидатам возросли.
Судя по его тону, он считал это несправедливым. Чарли легко соглашалась с ним, хотя в действительности ей было все равно. Она наслаждалась ездой в дорогом автомобиле и хотела, чтобы все, кого они обгоняли, завидовали девушке в модном шелковом костюме. Она чувствовала себя на своем месте.
– Моя подруга встречается с парнем из Амхерста, – вставила Чарли, когда Венс на секунду смолк.
– Как его зовут?
Чарли задумалась.
– Кажется, Питер. – Чарли не могла вспомнить фамилию друга Тесс. – Он на последнем курсе.
Венс съехал с шоссе и свернул на мост Президента Кулиджа, больше известный всем под названием «Зеленый мост».
– В нашем общежитии нет никого по имени Питер. Какой у него автомобиль?
– Какой автомобиль? – удивилась Чарли.
Венс переключил скорость и рассмеялся.
– Отец говорит, что по автомобилю можно узнать о человеке все. Чем лучше автомобиль, тем больше у хозяина денег. – Венс подмигнул Чарли. – Думаю, что в наше время это касается и женщин. Какая у тебя машина?
Чарли быстро отвела глаза и стала смотреть в окно.
– «Понтиак», – наконец ответила она.
– «Файерберд»? Что ж, неплохо.
Чарли подумала, что это было ложью всего наполовину. О’Брайаны действительно имели «понтиак», но старый, с четырьмя дверцами. Она не стала рассказывать Венсу, что у машины проржавело днище и что обивка в салоне склеена изоляционной лентой.


Здание общежития, большое и просторное, было отделано с явным расчетом на мужской вкус, словно в знак протеста против того, что два года назад Амхерстский колледж открыл свои двери и для девушек. Заполненная шумной толпой гостиная была украшена флагами и плакатами, славящими различные футбольные победы. На крышке рояля в углу громоздились кучи бумажных тарелок с недоеденной пиццей, колбасой и фасолью; подоконники высоких окон без штор и батареи были уставлены подносами с остатками картофельных чипсов и соленого печенья. В воздухе висел резкий запах пива, а пение, смех и крики были такими оглушительными, что Чарли не могла разобрать, какая музыка вырывалась из мощных динамиков, подвешенных высоко под потолком. Вечеринка студенческого братства была в полном разгаре.
– Эй, Венс, дружище! – заорал плотный молодой человек.
– Привет, Джейсон, – отозвался Венс и помахал пьяному в дым сокурснику, который пробирался сквозь возбужденную толпу.
Очутившись рядом с одиноко танцующей девушкой, чьи большие груди подпрыгивали в такт ее движениям, он остановился и погладил одну из ее грудей. Девушка захихикала. Добравшись до Венса и Чарли, Джейсон похлопал Венса по спине и восхищенно свистнул, взглянув на Чарли.
– Где ты раздобыл такую мисс? – крикнул он, чтобы перекрыть шум.
– В Смитовском колледже, – также громко закричал в ответ Венс.
– А-а, «красотка»!
Чарли поморщилась от его пропитанного алкогольными парами дыхания, но была довольна, что товарищ Венса принял ее за «красотку в квадрате». «Еще одна победа в активе», – мелькнуло у нее в голове.
– Давай, Венс, – невнятно бормотал Джейсон. – Бери свою «красотку» под мышку и идем к бочке.
Вслед за Джейсоном они отправились на огромную кухню, где несколько типов окружили пивную бочку. Один из них громко рыгнул.
– Извини, – обратился Венс к Чарли, его ладонь покоилась у нее ниже спины, – я должен был предупредить тебя относительно манер моих товарищей.
Он нашел два сомнительной чистоты пластиковых стаканчика и открыл кран бочки. Чарли внимательно следила за его действиями, опасаясь встретиться глазами с другими «собратьями».
Держа в руках стаканчики с пивом, Венс сказал Чарли:
– Пойдем. Я знаю местечко потише.
Чарли пошла за ним по длинному коридору. Он отпер дверь, вошел в комнату и быстро втянул за собой Чарли; как раз в этот момент мимо, икая и зажимая рот рукой, пробежал еще один «собрат». Венс закрыл дверь и привалился к ней с внутренней стороны.
– Мне не хотелось привозить тебя сюда, – объяснил он, – но я должен участвовать во всех вечеринках. Это обязанность всех «собратьев».
– Я понимаю, – заверила его Чарли.
Она обернулась и увидела на полу широкий матрас, стереопроигрыватель и несколько толстых свечей. Некий предмет обстановки в углу, возможно, письменный стол, прогнулся под кучами книг. Венс подал Чарли стаканчик с пивом и зажег свечи. Комната наполнилась мягким романтичным полусветом. Чарли не надо было рассказывать о дальнейших намерениях Венса.
– Садись, – пригласил Венс, показывая на матрас. – Извини за обстановку, но что требовать от общежития.
Чарли посмотрела на матрас. Она подумала о своем будущем и о том, не этим ли способом ловят на крючок женихов из Амхерста. Уж не таким ли манером Тесс заполучила своего, как его там, Питера?
– Я действительно очень проголодалась, – сказала она. – Скоро мы поедем в ресторан?
– Скоро.
Венс сел на матрас и стянул с него покрывало в черную и белую полоску.
– Давай побудем здесь еще немного... Чтобы все знали, что я был на вечеринке. – Он похлопал по матрасу. – Чего стоишь, садись.
Чарли колебалась. Но потом напомнила себе, что Венс сын конгрессмена. И осторожно села с ним рядом.
– Хорошо тут у тебя, – похвалила она.
– Для меня это все равно что родной дом.
Он поставил на пол свой стаканчик и включил стерео. Флитвуд Мак завыл из динамиков. Венс повернулся к Чарли и рукой отвел назад ее волосы. Затем наклонился и поцеловал ее. Поцелуй благоухал пивом.
Он поцеловал ее снова. На этот раз его язык пролез в рот Чарли. Венс оторвался от нее и сказал:
– Ты необыкновенно хороша. Ты совсем не похожа на других «красоток».
Чарли не поняла, что он имел в виду.
Он взял у нее стаканчик с пивом и поставил его на пол. Снова поцеловал ее, при этом слегка подталкивая назад.
Чарли высвободилась из его объятий.
– Нет, Венс, – строго сказала она.
Венс сделал еще одну попытку.
Чарли оттолкнула его руку.
– Я же сказала «нет».
Кем бы он ни был, сыном конгрессмена или еще кем, но она на это не пойдет. Чарли не представляла, как бы повела себя в подобной ситуации настоящая «красотка», но она твердо знала, что занятия любовью на полу на первом свидании не ее идеал времяпрепровождения.
– Виноват, – сказал Венс, поднимаясь с матраса. – Наверное, ты хочешь, чтобы я отвез тебя домой.
– Нет, – ответила Чарли, тоже вставая. – Я хочу, чтобы ты пригласил меня на ужин. Как обещал.


Утром в понедельник их разбудил громкий и настойчивый звон всех колокольчиков.
– Вот здорово, – услышала Чарли голос Марины в соседней комнате, – сегодня День отдыха.
Чарли повернулась на другой бок и прикрыла голову подушкой. Она возвратилась в общежитие уже после полуночи. Ужин в ресторане заменили толстые бутерброды, известные как «хлеб насущный», в единственной открытой забегаловке. Но это дало Чарли возможность лучше узнать Венса, а также показать, как выгодно она отличается от других девушек. Когда он привез Чарли обратно к «Квадрату», то даже не пытался поцеловать ее на прощание, но спросил, может ли позвонить ей еще. Чарли вздохнула и открыла глаза навстречу утреннему свету. Венс хотел с ней встречаться, и это было хорошее предзнаменование.
– Что мне непонятно, – донесся через открытую дверь голос Марины, – так это то, что занятия отменяются, а нас все равно будят этим кошмарным звоном.
– Считается, что это день нашего слияния с природой, – пояснила Чарли со смехом.
– К черту природу, – проворчала Марина. – Сейчас я приму душ. Ты с утра работаешь в столовой?
– Нет, у меня сегодня обеденная смена.
Чарли слышала, как Марина взяла полотенце из шкафа в стене, разделяющей комнату, и пошла в душ. Чарли продолжала лежать и думать о Венсе. Тот ли он человек, который ей нужен? Пожалуй. Нравится ли он ей? Не слишком. С другой стороны, его отец конгрессмен, а это что-нибудь да значит. Интересно, как долго она сможет тянуть, отказываясь с ним спать.
И не потому, что она была девственницей: она ею не была. Чарли закрыла глаза и представила себе Уэйна, парня в Питсбурге, которого, ей казалось, она любила. Ей было шестнадцать, и в ней уже проснулась женщина, ну а Уэйн, Уэйн просто ей подвернулся.
Они встречались весь предпоследний год в средней школе и к лету уже неумело занимались любовью всюду и при любой возможности: прикрывшись одеялом, в кузове его пикапа; в коттедже его тетки на озере Эри, когда ее там не было; по вечерам в авторемонтной мастерской его отца. Всего раз десять, а может быть, и больше. И хотя Чарли любила Уэйна и ей достаточно нравился секс, все равно чего-то не хватало. Потому что Чарли знала, что жизнь с Уэйном будет такой же, как у ее матери с отцом, а она мечтала о большем. Она не сомневалась, что получит стипендию в Смитовском колледже, и, как только пришло оттуда уведомление, порвала с Уэйном и поклялась изменить свою жизнь. И вот теперь, когда Чарли ее изменила, оказалось, что она не знала всех правил игры.
Раздался громкий стук в дверь, и в комнату вошла Тесс в вельветовых брюках и блейзере, как и подобало студентке их колледжа. Чарли все еще не могла привыкнуть к новой внешности своей подруги.
– Сегодня День отдыха, – объявила Тесс.
– Я слышала.
– Так как мы? – спросила Тесс.
– Что как?
– Отправимся куда-нибудь? Мы можем побывать у «Дома на вершине». Или в парке.
– Давай никуда не пойдем, но скажем, что были.
Тесс присела на край постели.
– Как твое свидание?
– Неплохо. Пожалуй, мы с ним будем встречаться. Он на последнем курсе в Амхерсте. Я спросила, знает ли он Питера, но не могла вспомнить его фамилию.
Тесс встала.
– Возможно, они не знакомы. Питер, наверное, живет в другом общежитии.
– Хочешь, пойдем куда-нибудь вместе. Я с Венсом, а ты с Питером.
Тесс подошла к секретеру и взяла в руки фотографию родителей Чарли в черной деревянной рамочке, затем поставила ее на место.
– Может, как-нибудь и пойдем. Марина встала? Попытаюсь уговорить ее, раз ты отказываешься.
– Она в душе. Очень сомневаюсь, что ей захочется отправиться к «Дому на вершине».
– Правда, я как-то забыла, какие у нее воспоминания. Тогда давай придумаем что-нибудь еще. Как насчет того, чтобы походить по магазинам?
Вошла Марина, закутанная в полотенце, другое полотенце прикрывало ее волосы.
– Кто-то предлагает отправиться за покупками?
– Да, – подтвердила Тесс. – Ведь сегодня День отдыха. Давайте пообщаемся с природой на Мейн-стрит. Мне нужно купить кое-что из одежды.
Марина осмотрела Тесс с ног до головы.
– Похоже, ты уже обновила свой гардероб.
– Девушке никогда не помешает лишнее новое платье.
– Неужели это та самая Тесс Ричардс, которая весь первый курс прощеголяла в одной и той же майке? – удивилась Марина.
Тесс обиженно нахмурилась.
– Не хотите идти, не надо. Так и скажите.
– Отчего же, это неплохая идея. Мы тебя принарядим, и тогда, может быть, твой друг наконец пригласит тебя на свидание.
Чарли встала с кровати, встревоженная тем, что стычки между Мариной и Тесс не прекращаются и что она бессильна остановить эту войну.
– Почему бы нам не пойти втроем? – предложила она. – Вы будете делать покупки, а я смотреть, как вы тратите деньги.
– Может, ты найдешь что-нибудь и для себя, – сказала Тесс.
– Вы шутите. Мне надо растянуть остатки стипендии до конца семестра. Едва хватит на колготки, чтобы носить с кашемировым платьем.
– Я сейчас что-нибудь на себя накину и дам знак Николасу, что мы выходим, – сказала Марина.
– Может, Николас посоветует мне, что купить, – обрадовалась Тесс.
– Николас старик, который в моде не разбирается, – бросила Марина по пути к себе в комнату, – значит, у вас с ним схожие вкусы.
Тесс было уперла руки в бока, но, прежде чем она успела произнести хоть слово, вмешалась Чарли.
– Пойдем, Тесс, – шепнула она. – Мне кажется, Марине сейчас несладко.
Тесс со злостью посмотрела на стену, разделяющую комнаты.
– Чертова принцесса, – пробормотала она.
* * *
За какие-нибудь полтора часа Тесс сумела потратить почти пятьсот долларов, вдвое больше той суммы, что оставалась у Чарли на три месяца жизни. Марина заплатила двести долларов за два свитера, которые, Чарли подозревала, были ей совсем не нужны, а если судить по мрачному выражению ее лица, то и не нравились. Чарли видела, что Марина угнетена, но не знала, чем помочь. Когда у принцессы есть и красота, и деньги, вряд ли у нее имеются причины для депрессии.
По дороге с Мейн-стрит Тесс обернулась и крикнула Николасу:
– Эй, Ник, нам надо на минутку забежать еще в одно место. Вы не против?
Николас кивнул, его лицо ничего не выражало.
– Ты еще не потратила все свои деньги? – спросила Чарли.
– Мне надо зайти к Делл, – ответила Тесс, не глядя в сторону Марины. – Я заказала у нее одну книгу.
– Обязательно зайди, – взорвалась Марина. – Разве мы можем обойтись без визита к женщине, разбившей мне жизнь!
– Что за ерунду ты несешь? – спросила Тесс и резко остановилась. – Ты ведь почти не знакома с Делл.
Марина повернула голову, чтобы Николас ее не слышал.
– Я знаю, что она каким-то образом уговорила Виктора бросить меня. Чтобы он не достался ни ей, ни мне.
Чарли была потрясена. Так вот отчего Марина так безобразно ведет себя с Тесс. Она винит Делл Брукс в отъезде Виктора и злится на Тесс, потому что та подруга Делл.
– Господи, Марина, – воскликнула Тесс, – какое это детство! Ты все-таки принцесса. Разве тебя можно сравнить с женщиной, которой столько же лет, сколько моей матери?
Марина посмотрела прямо в лицо Тесс.
– Ты права, – сказала она и повернула за угол к книжной лавке.
Чарли посмотрела на Тесс; Тесс, в свою очередь, посмотрела на Чарли, и они последовали по переулку за Мариной. Николас Фурман замыкал шествие.


Делл раскладывала на прилавке книги по истории Великобритании. Странного вида жилистый молодой мужчина сидел на садовом железном стуле, нервно подергиваясь и сжимая в руках тряпичную куклу. Его костюм был по крайней мере на номер больше, чем нужно. При звуке колокольчика Делл подняла голову.
– Здравствуйте, девушки. С приездом. – Она с минуту разглядывала Тесс, потом слегка улыбнулась. – Боже мой, Тесс, ты очень... изменилась.
Тесс усмехнулась. Странный молодой человек тоже усмехнулся, тряхнув грязными волосами.
– Совершенно верно, Делл. Мама здорово потрудилась надо мной этим летом.
– Да, пожалуй, ты теперь больше походишь на свою мать, это точно, – согласилась Делл.
Чарли заметила, что Тесс перестала улыбаться.
– Это точно, – захихикал странный мужчина.
Делл показала на него:
– Знакомьтесь, это Вилли. Вилли любит меня навещать. Читать он не умеет, но ему нравятся мои куклы.
– Привет, Вилли, – сказала Тесс.
Чарли кивнула странному мужчине. Марина исчезла между книжными полками. Вилли уставился на Чарли.
– У тебя красивые волосы, – похвалил он.
Чарли невольно провела рукой по волосам.
– Это точно, – повторил Вилли и начал раскачиваться на стуле. – Очень красивые волосы, это точно.
Чарли отвела от него взгляд. Маленькие глазки Вилли заставляли ее нервничать. От его затхлого дыхания тошнило. Он продолжал раскачиваться на стуле.
– Как тебя звать? – спросил он.
Чарли подошла к столу и начала листать журнал «Роллинг стоун».
– Я спрашиваю, как тебя звать? – повторил Вилли.
– Чарли.
Она продолжала листать журнал.
– Чарли? – повторил он. – Это не женское имя. Это мужское имя. Почему у тебя мужское имя? Меня зовут Вилли. Это тоже мужское имя.
Чарли смотрела в журнал, стараясь не слушать его болтовню.
– Ты водишь машину? – спросил он и опять повторил: – Ты водишь машину?
Чарли молча покачала головой, надеясь, что он отвяжется.
– Хватит, Вилли, – вмешалась Делл.
– Я не люблю автомобили, – продолжал высказываться Вилли. – Мне они совсем не нравятся. Никогда не ездил на автомобиле и никогда не поеду. Ни за что на свете.
Тесс посмотрела на Вилли и подняла глаза к небу.
– Так у тебя есть для меня книга? – спросила она у Делл.
– Обязательно, – подтвердила Делл, подходя к кассе.
Она вытащила из-под прилавка плоский пакет и подала его Тесс. Чарли заметила, что Николас совсем близко подошел к Вилли, чтобы в случае необходимости схватить его.
Тесс подала Делл десятидолларовую бумажку.
– Заходите снова, расскажете мне, как провели лето, – обратилась ко всем Делл.
Чарли без объяснений было ясно, отчего Делл не хотела обсуждать этот вопрос сейчас: наверное, ее смущало присутствие в магазине Марины и ее таившегося по углам телохранителя. Да и Марина чувствовала себя стесненно в «Лавке букиниста».
– Не прячься, Марина, – позвала Тесс. – Мы уходим.
Чарли зажмурила глаза и неодобрительно покачала головой. Придется снова поговорить с Тесс, чтобы она не нападала на принцессу. Чарли с опаской проскользнула мимо Вилли и следом за Тесс вышла из магазина.


Чарли готовилась идти на концерт Тома Раша в Масуниверситете, на который ее пригласил Венс. Она была довольна, что такого рода мероприятие не требовало особых нарядов, потому что кашемировое платье и замшевый костюм все еще были не по погоде, а ничего другого приличного у нее не было. Для концерта вполне сгодятся джинсы и свитер: джинсы у нее были свои, а малиновый свитер она одолжила у Марины.
Как и в прошлый раз, Чарли назначила свидание на территории «Квадрата». Она подумала, что с началом зимы ей придется туго. Глупо таскаться туда от своего общежития, когда на улице метель.
В антракте они с Венсом ходили по фойе, проталкиваясь сквозь толпу подростков. Говорить было невозможно: страшный шум заглушал все слова.
– Может, выйдем и покурим? – предложил Венс.
Чарли удивилась, она не знала, что Венс курит.
Они вышли наружу, и Венс извлек из кармана пиджака небольшой пластиковый пакет. В пакете лежали две тонкие сигареты со слегка закрученными концами.
– Хочешь сигаретку? – предложил Венс.
А, вот оно что, подумала Чарли. Сигаретка. Марихуана. Травка. Ее это не соблазняло; Чарли О’Брайан влекли более высокие материи, чем мечта накуриться наркотика. Она не стремилась уйти от реальности. Наверное, поэтому ей не нравился и алкоголь.
Но, с другой стороны, отец Венса конгрессмен. Немного наркотика – это не то, что на первом же свидании лечь в постель. Опять-таки это поможет ей расслабиться и не думать о свадьбе в Вашингтоне, белом атласном подвенечном платье с кружевной фатой, каменном особняке в богатом районе и загородном имении в Виргинии. Ведь она не была уверена, что Венс ей нравится.
Они спрятались под бетонной лестницей, примкнув к группкам молодежи, над которыми висели облачка сладко пахнущего дыма. Венс зажег одну сигарету и глубоко затянулся. Потом протянул ее Чарли.
Она секунду смотрела на нее, затем быстро взяла в рот. Не надо глубоко затягиваться, все равно Венс ничего не заметит. Чарли втянула дым и, отвернувшись в сторону, закашлялась. Она отдала сигарету обратно Венсу.
Рядом с ними стояли две девушки в черных кожаных костюмах. Чарли наблюдала, как они по очереди затягивались. У них все шло как по маслу. Одна из них засмеялась и обняла подругу. Подруга наклонилась и поцеловала первую девушку прямо в губы. Чарли постаралась скрыть смущение. Она взглянула на Венса. Он глубоко затягивался, не обращая внимания на девушек. Чарли еще раз тайком повела глазами. Девушки теперь слились в страстном поцелуе, и она могла поклясться, что они ласкали друг друга языками. Чарли вдруг стало плохо, голова закружилась, мысли начали путаться. Она заставила себя посмотреть на Венса. Уголком глаза она видела, что парочка уходит.
– Венс, – начала она, – а ты можешь определить, что девушка лесбиянка?
Она не могла поверить, что решилась задать ему такой вопрос. Наверное, осмелела от травки.
Венс задумчиво изучал тлеющий кончик сигареты, затем передал сигарету Чарли. Она сделала одну быструю затяжку.
– Как бы это сказать... – неуверенно начал Венс, – в общем, у них обычно короткая стрижка.
– А что еще? – спросила Чарли, она хотела знать все подробности.
– Пожалуй, они носят черное. Послушай, Чарли, откуда мне все это знать?
– Я просто так спрашиваю, – пожала плечами Чарли и снова неглубоко затянулась.
– Я знаю, что они не любят парней, – продолжал Венс. – Обычно они вообще с ними не встречаются. Еще они сильно привирают, стараются все скрыть.
Чарли внезапно вспомнила Тесс. Она судорожно вдохнула воздух, а вместе с ним и дым и зашлась в кашле. Она не должна даже близко подпускать такие мысли.


После концерта Чарли объявила, что у нее разболелась голова. Она вошла в вестибюль корпуса «Лора Скейлз» и с порога помахала Венсу. Когда его машина благополучно скрылась за поворотом, Чарли выскользнула из общежития и покинула территорию «Квадрата». Она чувствовала себя очень глупо. Чарли поклялась, что теперь молодые люди будут приезжать за ней в Моррис-хаус. Если им не нравится, тем хуже для них. Ее интересуют вещи поважнее, чем курящие марихуану сыновья конгрессменов.
Чарли ускорила шаг в надежде, что Марина дома и еще не спит. Ей необходимо было поговорить с ней о Тесс.


Марина сидела на кровати, окруженная раскрытыми книгами.
– Как концерт? – поинтересовалась она, когда Чарли вошла в комнату.
– Ничего. – Чарли сняла пальто и бросила его на стул. – Мне надо у тебя кое-что спросить.
Марина потерла кулаками глаза.
– Это важнее, чем Чосер? У меня в понедельник зачет по всемирной литературе.
– Да, важнее. Это насчет Тесс.
– Думаю, Чосеру будет неинтересно твое мнение о ней, – усмехнулась Марина.
– Я совершенно серьезно, Марина. Как ты думаешь... – начала Чарли, презирая себя за то, что собиралась сказать. – Как ты думаешь, Тесс... лесбиянка?
– Не имею представления. Ты ее спрашивала?
– Господи, Марина, зачем ты шутишь.
– Я не шучу.
– Ты думаешь, я права?
– Тебя это беспокоит?
– Ну конечно... Нет. Я не знаю.
Марина опустила ноги на пол.
– Если она и лесбиянка, то ко мне она не приставала. А к тебе?
Чарли покачала головой:
– Но она не ходит на свидания...
– Ну и что? – рассмеялась Марина. – Странные вы люди, американцы. Все-то вас беспокоит. Вы требуете, чтобы все были стрижены под одну гребенку.
– Но... Она меня видела в душе.
– Ну и что?
Чарли вздрогнула, как от холода.
– Не знаю, как тебе объяснить... Но мне это не понравилось.
– Ты считаешь Тесс своей подругой?
– Да. Конечно. Тесс и ты – мои самые лучшие подруги.
Марина сложила руки на груди.
– Я, правда, не назвала бы ее своей лучшей подругой, но я точно знаю одно: если Тесс действительно твоя подруга, то какая тебе разница, лесбиянка она или нет.
Внезапно со стуком закрылась дверь в коридор. Чарли испуганно повернула голову. Но там никого не было.


На следующее утро, когда Чарли убирала кухню после завтрака, она приняла решение больше не встречаться с Венсом. Надо было подыскать кого-то получше, кого-то, кому все равно, в каком общежитии ты живешь – в «Квадрате» или в Моррис-хаусе; и сколько у тебя денег на расходы – одна стипендия или открытый счет в банке.
И еще этот кто-то не должен баловаться наркотиками.
Чарли вытирала длинный стальной прилавок и гадала, что это будет за человек, где и когда она с ним встретится. Она думала обо всем на свете, за исключением Тесс.
– Чарли О’Брайан к телефону, – донесся громкий голос из столовой.
Чарли положила губку и быстро направилась к двери. Она надеялась, что это не Венс или еще какой-нибудь тип, который хочет пригласить ее на свидание. Сейчас она стремилась целиком и полностью сосредоточиться на учебе.
– Я здесь! – крикнула Чарли, входя в столовую.
– Тебя к телефону в гостиной, – сказала ей знакомая старшекурсница.
В гостиной Чарли сняла трубку и заткнула пальцем свободное ухо, чтобы не слышать топота девушек, сбегавших вниз по лестнице.
Ей звонил не Венс или другой парень, а мать.
– Мама! – воскликнула Чарли. – Почему ты не позвонила мне на этаж?
– Я звонила, но тебя там не было.
В голосе матери чувствовалось непонятное беспокойство.
Чарли опустилась на продавленный бархатный диван рядом с телефоном.
– Что-нибудь случилось, мама?
– Нет, все здоровы. Не беспокойся, никто не умер, – торопливо добавила мать.
Чарли смутилась, потому что мысль о смерти кого-нибудь из родных никогда не приходила ей в голову. О’Брайаны были здоровяками. Непостижимо, чтобы кто-то из них вообще мог умереть.
– Но есть одна проблема, дорогая, – продолжала мать. – Это касается отца.
– Он заболел?
– Нет, дорогая, он здоров.
Пауза затягивалась, и Чарли вообразила, что отец сбежал с какой-нибудь секретаршей с завода или, что было бы для матери еще большим ударом, отказался идти к воскресной мессе.
– Его уволили, – наконец произнесла мать.
– Боже мой, мама, как ужасно.
– Да, – согласилась она.
Чарли вспомнила, что когда-то отца уже увольняли. Чарли тогда было лет восемь или девять, и для нее единственная перемена заключалась в том, что днем папа был дома.
– На этот раз все по-другому, – объяснила мать. – Теперь они вообще закрывают завод.
– Но наверное, он может найти работу еще где-нибудь? – спросила Чарли, глядя в пол.
– Он очень устал. Похоже, что закрывают все заводы. А те, что остаются, они компьютеризируют. А ты знаешь, как отец относится к компьютерам.
– Он что-нибудь себе подыщет, мама.
На этот раз пауза была еще более долгой.
– Он устал, – наконец вновь повторила мать.
Чарли охватила тревога:
– Когда его уволили, мама?
– На той же неделе, когда ты вернулась в колледж.
– И вы мне ничего не сказали?
– Дорогая, мы не хотели тебя волновать. Ты все равно ничем не могла помочь...
– Чем я могу помочь теперь?
– Похоже, он очень не скоро снова найдет работу. Мне ужасно не хотелось тебе звонить, но я решила не откладывать это до Дня благодарения, когда ты приедешь на каникулы.
– В чем дело, мама?
– Дело в том... Мы с отцом боимся, что ты не сможешь вернуться в колледж на следующий семестр.
Чарли смотрела в пол.
– Что? – переспросила она слабым голосом.
– Дорогая, мы знаем, сколько сил ты положила, чтобы получить стипендию и учиться в колледже. Мы очень гордимся тобой. Но наверное, будет лучше, если ты вернешься домой. Ты можешь учиться в здешнем университете.
– Но почему, мама? – Слезы уже подступили к глазам. – Вы ничего не тратите на мою учебу, а я еще подрабатываю на всякие расходы.
– Дорогая, боюсь, отец убьет меня, если я тебе скажу, но мы уже пропустили две выплаты за дом. У нас нет никаких сбережений, все деньги уходили на вас, ребят.
– Я знаю, мама.
– Если ты вернешься домой, то сможешь работать в магазине у Фелисии или еще где-нибудь, а учиться по вечерам... Мы как-нибудь выкарабкаемся... Это только на время. Пока отец не найдет работу.
Чарли не могла поверить тому, что слышала.
– Твой брат Бобби не может ничем помочь. Он еле сводит концы с концами, ведь у него жена и маленький ребенок.
Чарли с возмущением подумала о старшем брате, который «должен» был жениться и так и не завершил учебу в колледже.
– Что, Данни тоже уволили?
– Конечно. Вот что значит следовать по стопам отца.
Остальные трое детей, Морин, Шейла и Шон Патрик, были младше Чарли, а Шону Патрику было всего восемь.
– Морин работает в супермаркете, но ей нужны деньги на наряды. Ты помнишь, сколько расходов было у тебя в школе. А Шейла по вечерам подрабатывает няней...
Голос матери почти замер. Потом послышались всхлипывания.
– Не расстраивайся, мама, – подбодрила ее Чарли, прощаясь со своими мечтами.
– Дорогая, ты знаешь, я бы никогда не попросила тебя, если бы...
– Все в порядке, мама. Мы ведь одна семья. Вы для меня важнее колледжа. К тому же отец может скоро найти работу, и тогда все уладится.
– Будем надеяться, – сказала мать без всякой убежденности.
– Мы все устроим, – говорила Чарли. – Наверное, это ничего, если я пропущу один семестр. Может быть, мне сохранят стипендию до следующего учебного года. И тогда все будет прекрасно.
«А может, и не будет», – подумала Чарли, кладя трубку. И еще она с возмущением подумала о несправедливости, царящей в мире, когда Венс Ховард, не считая, тратил деньги на вечеринки и наркотики, а Тесс и Марина в один день выбрасывали на наряды такие суммы, что О’Брайанам их бы вполне хватило на две выплаты за дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные судьбы - Стоун Джин



мне очень понравился ваш роман, только я не поняла 25 глава это последняя, а то кажется что - что незакончалось, с Кем осталась Марина и что, стало с Аликсиси
Тайные судьбы - Стоун ДжинИрина Викторовна
13.08.2010, 9.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100