Читать онлайн Тайные судьбы, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные судьбы - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные судьбы - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные судьбы - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Тайные судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

От Эдварда Джеймса можно было взбеситься. Он сознательно не называл Марину «принцесса», поэтому она из мести никогда не называла его «профессор». Он утверждал, что в этом вопросе следует своим принципам; Марина считала это откровенным проявлением дерзости. Как типичный представитель мужского племени, он верил, что его пол дает ему право на беспредельную власть. По мнению Марины, Эдвард Джеймс был одним из многих так и не повзрослевших мальчиков, которые за спиной отца примеряют его пиджак.
Марина часто спрашивала себя, не принадлежит ли и Виктор к той же категории.
Она сидела в библиотеке, пытаясь закончить реферат для профессора Джеймса, который вел курс по теме «Государственное управление». В реферате делался сравнительный анализ тонкостей судебного разбирательства у племени апачей и у древних греков. Марина сомневалась в необходимости этих знаний для управления Новокией. Но она подозревала, что, учитывая ее происхождение, Эдвард Джеймс будет к ней особенно придирчив и что, если она не заработает удовлетворительный балл, ее годовые труды окажутся напрасными. Марину мало интересовали занятия: она поступила в Смитовский колледж только для того, чтобы вырваться в Америку. Но она знала, что в случае неудачи отец запретит ей возвращаться в Нортгемптон. Уже шел март, и у нее оставалось совсем мало времени. А если она не вернется в колледж в следующем учебном году, ей придется навсегда распрощаться с Виктором.
Вот уже два года, как Марина осознала, что хочет Виктора. И все эти два года он отвергал ее не слишком деликатные заигрывания, усердно выполнял служебные обязанности и не забывал о своем скромном положении в обществе. Он был слугой, а она, Марина, недосягаемой принцессой. Чем сильнее он страшился возникновения между ними любовных отношений, тем больше возрастала решимость Марины завладеть им.
Марина окинула рассеянным взглядом зал с высоким потолком, отделанные красным деревом стены. На стенах в золотых рамах висели портреты бывших учениц, что напомнило ей родовой дворец. Она думала о том, что вместо желанной свободы обрела в Америке еще одну тюрьму. Напыщенные портреты на мрачных стенах и недосягаемый Виктор.
Марина вернулась к открытой книге, лежавшей перед ней на столе. Если она провалит этот курс, то лишится своего последнего шанса.
Марина читала, делала выписки, старалась запомнить факты. Она услышала приближающиеся тихие шаги и подняла голову. Это была еще одна студентка с охапкой книг в руках и целеустремленным выражением на лице. Наверное, девственница. Как и сама Марина.
Не то чтобы Марина держалась за свою девственность. Намекни ей Виктор, и она тут же прыгнула бы к нему в постель, прежде чем он успел опомниться. Только почему-то он не замечал ее готовности. Все безумно утомительные и бессмысленные свидания, на которые соглашалась Марина с момента приезда сюда, имели одну определенную цель – пробудить ревность Виктора. Расшевелить его душу и разжечь желание. Множество вечеров Марина провела с молодыми людьми на заднем сиденье «мерседеса», в страстном шепоте и громких поцелуях, стараясь делать вид, что ничего не случилось, если ее рука случайно задевала нечто твердое в брюках бедного страдальца, в то время как Виктор за рулем не спускал глаз с дороги и не проявлял никакого внимания к происходившему за его спиной. Как Марина ни старалась, она не могла заставить его ревновать.
Марина вернулась к своей работе. И вновь шаги отвлекли ее от чтения. Она подняла голову: на этот раз это была не студентка, а сам профессор Джеймс. «Проверяет меня, – подумала Марина. – Наверное, вернулся из туалета».
Профессор улыбнулся Марине и задержал на ней взгляд. Словно не замечая его, она вновь уткнулась в книгу. Неотразимый душка-профессор средних лет, подтянутый, широкоплечий, с чуть тронутыми сединой висками и томными серыми глазами. Он, вероятно, привык, что его строгий английский облик производит неизгладимое впечатление на всех студенток без исключения.
Марина усмехнулась и захлопнула книгу. Сколько бы раз она ни ловила на себе восхищенные взгляды профессора Джеймса и скольких бы поклонников ни подвергала пытке на заднем сиденье «мерседеса», это ничего не меняло. Ей был нужен только один мужчина – Виктор.
Однажды это у них чуть не произошло...
Марина наклонила голову, разглядывая гладкую поверхность деревянного стола и вспоминая, как все случилось.
Это было еще дома, в Новокии. Виктор отвез ее в загородный замок, где позже к ним должны были присоединиться мать, сестра и несколько слуг. Королева хотела организовать здесь «девичник», еще одна из многих попыток королевы установить мир между Мариной и Алексис.
Но вечером разразилась гроза, и телефонный звонок королевы известил Марину, что они не могут приехать, так как потоки воды разрушили мост. Марина и Виктор остались наедине в огромном старом замке в лесу.
Виктор разжег камин в просторной гостиной. Марина пожаловалась, что ей страшно оставаться одной в своей комнате, и Виктор предложил бодрствовать всю ночь. Марина разлила в бокалы вино, а Виктор нашел в кладовой банки с консервированной фасолью, свининой и горошком и разогрел их на ужин. Марина в жизни так вкусно не ела.
После ужина, закутавшись в одеяла, они расположились у огня. Марина спросила Виктора, считает ли он ее красивой. И он, нежно коснувшись ее лица, ответил:
– Вы самая прекрасная женщина в мире.
Марина закрыла глаза, ожидая, что его губы вот-вот прижмутся к ее губам. Когда же этого не случилось, она открыла глаза и увидела, что Виктор отодвинулся от нее и подкладывает дрова в камин.
Он никогда не вспоминал об этом вечере и никогда больше не подходил к ней так близко. И весь прошедший с тех пор год Марина вела себя так, будто ничего этого не было.
Марина подняла голову и посмотрела на стенные часы: Виктор должен был встретить ее у библиотеки в девять часов, а сейчас было только восемь пятнадцать. Но она не могла больше сидеть здесь, предаваясь мечтаниям. Глупо фантазировать о том, чем бы тогда все могло кончиться.
Профессор Джеймс снова прошел мимо. Марина чувствовала, как его глаза сверлят ей затылок. Еще мгновение, и он подойдет и спросит, как идет работа над рефератом. В данный момент у нее не было никакого желания обсуждать апачей.
Марина быстро встала и собрала вещи, но ее взгляд упал на ту самую студентку-девственницу, которая теперь, сгорбившись, рылась в каталоге. Марина посмотрела на жидкие пряди ее волос, вельветовые джинсы с пузырями на коленях и куртку с прилипшими к ней нитками и пушинками. «Неудивительно, что ты все еще девственница», – подумала Марина. Затем снова вспомнила о Викторе и закипела от гнева. «Нет уж, – поклялась она себе, – я не пополню ряды смитовских девственниц, ведь у меня есть любимый человек».
Марина вышла из библиотеки с одной мыслью в голове: Виктор сейчас у себя в квартире, он будет там почти до девяти, потом спустится по лестнице, дойдет пешком до библиотеки и, как положено, будет ждать свою подопечную.
– Только не сегодня, – сказала Марина, и ее голос громко прозвучал в холодом вечернем воздухе. – Сегодня все будет по-другому.
Опьяненная свободой и решимостью, Марина одна прошла через студенческий городок. Она направлялась к Виктору, чтобы объявить ему о своей любви. Она докажет ему, что принадлежит к новому поколению и что устаревшие провинциальные законы, запрещающие лицам королевской крови встречаться с простолюдинами, давно отжили свой век, никому больше не нужны и не имеют никакого значения. Стоит убедить его в этом, и тогда наконец она добьется своего: он ляжет с ней в постель.
Еще не растаявший снег скрипел под ногами, дыхание туманным облачком вырывалось изо рта. Наконец-то Марина возьмет все в свои руки. Как и положено принцессе. Это она должна принимать решения, а не ее слуга. Он ее полюбит, она заставит его полюбить себя.
Марина спустилась по горке вниз, к своему общежитию и посмотрела через улицу на окно Виктора. В нем горел свет.
Она остановилась, прежде чем перейти улицу, и в изнеможении прислонилась к стволу высокого дуба. Именно в это мгновение Марина заметила движение при входе в подъезд Виктора, около двери, ведущей к ее счастью и освобождению.
Некто вышел на улицу и закрыл за собой дверь. Это был не Виктор. Это была женщина.
Марина окаменела. Она наблюдала, как фигура двинулась по тротуару. Когда женщина проходила под фонарем, Марина узнала в ней Делл Брукс, хозяйку книжного магазина, куда она заходила несколько раз вместе с Чарли и Тесс. Делл Брукс, подруга матери Тесс, которая, в свою очередь, стала подругой Тесс. Как видно, она также стала и подругой Виктора. Ее Виктора.
Марина продолжала прятаться за деревом. Сознание одиночества постепенно наполнило горечью ее душу. Одиночества и предательства. У Виктора роман с Делл Брукс, свободной женщиной, а не принцессой, которой придется отвечать перед королем и страной, если она последует велению своего сердца.
Марина с трудом сдержала слезы и поплелась через грязь и снег обратно в библиотеку, чтобы ждать там появления Виктора и вновь выступать в привычной роли принцессы.


– Что вы сегодня такая молчаливая? – спросил Виктор, когда они шли к общежитию.
Марина запахнула воротник пальто, придерживая его рукой.
– У меня разболелась голова.
– Сегодня холодно.
Виктор тоже поднял свой меховой воротник.
Марина не отвечала.
На веранде при входе в общежитие Виктор открыл дверь, заглянул внутрь и только тогда пропустил Марину вперед.
– Встретимся утром, – сказал он.
И снова боль в сердце помешала ей ответить.
С трудом она добралась по лестнице до четвертого этажа и устало вошла в комнату. Села на край кровати и тихо, как и полагается принцессе, заплакала. Как Марина ни старалась, она не могла побороть ощущения, что в ней поселился другой человек, стремящийся вырваться наружу и свободно жить в окружающем его мире. Мире, где люди могут открыто выражать свои чувства, делиться надеждами, мечтами и где никто не предопределяет заранее их судьбу. Ей было ненавистно сознание, что ее чувства подлежали запрету, что долг и обязанности связывают ее крепче цепей. Больше всего на свете Марина жаждала Виктора и его любви. Она обняла себя руками и сжалась в комок, стремясь подавить свою муку и остановить слезы.
– Марина.
Это были Чарли и Тесс.
– В чем дело, Марина? – спросила Чарли.
– Ничего особенного. – Она встала и вытерла слезы. – У меня ужасная головная боль. И еще месячные.
Разве могут эти две девушки, примерная ученица Чарли и странная богемная Тесс, когда-нибудь понять ее жизнь и проблемы?
– Ненавижу месячные, – сказала Тесс. – Моя мать называет их проклятием.
– У меня есть грелка, Марина, – вмешалась Чарли.
– Может, примешь мидол? – предложила Тесс. – У тебя уже началось? У меня раньше были такие боли, что меня рвало.
– Моя мать заставляла меня ездить на велосипеде, – сказала Чарли.
– Ну да. Спорт излечит все. Главенство ума над материей и вся прочая ерунда.
Марина скорчилась на кровати. Она больше не могла сдерживать слезы.
– Это не месячные, – призналась она. – Это из-за Виктора.
Девушки замолчали.
Марина закрыла лицо руками и разрыдалась. Боль пульсировала в висках, сжимала сердце и грудь. Никогда прежде за всю свою жизнь Марина не плакала на людях. Она пыталась сдержаться, но всхлипывала все сильнее, хотела запретить себе плакать и не могла.
Она почувствовала у себя на плече ласковую руку.
– Марина, что случилось? – спросила Чарли.
Марина не решалась открыть лицо.
– Господи, Марина, что он сделал?
Это была Тесс.
– Ничего, – потрясла головой Марина и снова всхлипнула. – Абсолютно ничего.
Девушки снова замолчали.
– Что бы там ни было, не надо преувеличивать, – наконец заговорила Чарли. – Расскажи нам все по порядку.
– Тебе станет легче, вот увидишь, – добавила Тесс.
Постепенно рыдания Марины стихли. Сквозь невысохшие слезы она видела Чарли, сидевшую рядом на кровати, и Тесс – напротив на стуле.
– Он не понимает, – начала она. – Он не понимает, как сильно я его люблю. – Она встала, подошла к окну и до конца опустила жалюзи. – Ну вот я все и сказала. Я люблю Виктора Коу. Я люблю своего телохранителя, будь он проклят, а ему на меня наплевать.
Чарли смущенно кашлянула.
– Боже мой, – удивилась Тесс. – Ведь у тебя куча поклонников.
Марина чуть не рассмеялась.
– Куча поклонников, вы говорите? Вы хотите сказать, куча мальчишек. Ведь они всего-навсего мальчишки. Глупые маленькие дети. – Она прижала руку к сердцу. – А Виктор мужчина. Гордый, как все мужчины моей страны. Вам этого не понять. Ни за что на свете. Когда-нибудь я буду править Новокией. Я буду королевой. Мне нужен сильный мужчина. Виктор именно такой.
Марина почти не слышала своих слов. Впервые в жизни она вслух высказывала свое мнение, и мысли мчались, обгоняя друг друга. А еще быстрее их обгоняли слова.
– Я его люблю, – торопясь говорила она, – но это безнадежно. Он телохранитель. А я принцесса. Вы не представляете, что это такое. Вы можете выбрать любого молодого человека. Это не имеет никакого значения. Это не повлияет на будущее вашей страны.
– А он знает, что ты его любишь? – спросила Тесс. – Ты ему сказала?
– Зачем? Это только создаст новые проблемы. Кроме того, у него теперь есть другая, – добавила Марина, повесив голову. – Я слишком долго откладывала признание.
– У него есть другая? – переспросила Чарли. – Здесь?
– Да, – подтвердила Марина и пристально посмотрела на Тесс. – Это твоя подруга, Тесс. Делл Брукс.
Тесс удивленно моргнула.
– Делл? Господи, да она одного возраста с моей матерью.
– Виктор не намного моложе. Ему за тридцать.
– Ты уверена, Марина? Не могу поверить, чтобы Делл...
– Тебе придется поверить. Я видела все собственными глазами.
– Может, они просто друзья, – заметила Чарли.
– Американцы очень наивны, – рассмеялась Марина.
– Все-таки ты должна ему сказать, – настаивала Тесс.
– Я не могу.
– Нет можешь. Но не хочешь.
Марина взглянула на Тесс. Ну что может понимать этот невоспитанный подросток? Или эта долбежка Чарли, которая считает, что счастье зависит от того, сколько у тебя свитеров из ангоры?
– Ты не хочешь ему сказать, потому что боишься, – продолжала Тесс. – Ты боишься, что он не ответит тебе взаимностью и это причинит тебе боль.
– Похоже, ты хорошо знаешь, о чем говоришь, – заметила Чарли.
– Я говорю правду. Может быть, мы, американцы, и наивны, но мы знаем, что страдание – это часть жизни. Возможно, вы там, в Новокии, этого не понимаете. Мне кажется, ты должна все сказать Виктору. И дело с концом.
– Кто знает, как он отреагирует. Может быть, совсем не так, как ты думаешь, – сказала Чарли.
Марина посмотрела на опущенные жалюзи. Виктор думает, что она легла спать, что она в полной безопасности. Он не догадывается, что именно он причиняет ей боль, а не неведомые злоумышленники, якобы прячущиеся за каждым кустом.
Марина повернулась к своим подругам, Чарли и Тесс. Она напомнила себе, что приехала в Америку также для того, чтобы обрести друзей. Она хотела чувствовать себя нормальной девушкой. Вероятно, Чарли и Тесс были более «нормальными», чем она о них думала. И, возможно, Чарли и Тесс все-таки правы.
– Так вы мне поможете? – спросила Марина. – Вы мне поможете разработать план действий?


Они решили, что Марине следует подождать до воскресенья. Она должна сдать своей реферат в понедельник, но постарается закончить его раньше, а Виктору скажет, что ей необходимо поработать в библиотеке Масуниверситета.
В нашей библиотеке совсем нет материалов об апачах, соврет она ему. Они надеялись, что Виктор не предложит воспользоваться книгами в лавке Делл.
Он не предложил. Марина провела час в библиотеке Масуниверситета, листая книги и делая ненужные выписки. Ей было нелегко притворяться, так как Виктор настоял, что будет находиться поблизости. В конце концов, университет – это не Смитовский колледж, и кругом было слишком много людей, что увеличивало опасность.
Марина закончила работу, они вышли наружу и направились к машине под лучами еще ярко светившего солнца. Она не стала садиться на заднее сиденье, а объявила, что сегодня хочет ехать впереди, рядом с Виктором.
Виктор нахмурился.
– Мне надоело смотреть на мир сквозь темные стекла, – пожаловалась она.
Виктор, не говоря ни слова, открыл дверь, и Марина села на переднее сиденье.
В молчании они доехали до дороги номер девять. Когда Виктор повернул к Нортгемптону, Марина начала плакать. Она удивилась, как легко это у нее получается.
– Я скучаю по Новокии, Виктор, – жаловалась она. – Я скучаю по горам.
Виктор задумался, потом медленно кивнул.
– Естественно, что вы скучаете по родине. Мы уже давно не были дома.
Марина молчала, продолжая лить слезы. «Мерседес» не спеша ехал вперед мимо автомобильных стоянок, мимо рощ и аллей, мимо фруктовых садов, фермерских построек и церквей с высокими белыми шпилями.
– Мне бы хотелось, чтобы вы свернули на сорок седьмую дорогу, – сказала Марина, наконец нарушив молчание.
– Но ведь мы едем в Нортгемптон, – ответил Виктор, глядя только прямо.
– Я знаю. Но мне хочется посмотреть на горы.
Виктор взглянул на нее, затем вновь перевел взгляд на дорогу. Он не был таким красивым, как многие молодые люди, с которыми встречалась Марина, он не был таким чистеньким и отутюженным, как американцы, он вообще не походил на американца. Но это был Виктор, и наконец-то он будет принадлежать ей.
– Девочки объяснили мне, откуда можно увидеть горы. Это в парке Скиннера, на самом верху, там, где «Дом на вершине». – Она помолчала, потом добавила: – Отвезите меня туда.
Они подъехали к перекрестку, и Марина задержала дыхание. Она не знала, выполнит ли Виктор ее просьбу: вполне возможно, он догадался о расставленной ею ловушке. Но вот он включил знак поворота, и машина свернула налево, на дорогу номер сорок семь.
Дорога, извиваясь, шла вверх, но короткий подъем показался Марине бесконечным. Вокруг расстилались вспаханные поля с редкими навесами для сушки табака, амбарами и неожиданными, оставшимися от лета рекламными объявлениями о продаже клубники и кукурузных початков. Справа сонно и неторопливо извивалась река Коннектикут, прямо впереди, в весеннем небе, вырисовывались зубцы гор. Созерцание пейзажа отвлекало от мыслей о том, что ждало ее на вершине.
Наконец Марина заметила небольшой указатель поворота налево, к горе Скиннер.
Они поднимались все выше и выше. Кое-где дорога обледенела, а местами была испорчена снегоуборочными машинами, оставившими на ней опасные ямы и колеи.
– Нам надо на самый верх, – сказала Марина.
Виктор молча выполнял ее приказания.
«Мерседес» миновал надпись, объявлявшую, что они находятся на полпути к вершине. У Марины сильнее забилось сердце, она еле сдерживала дрожь нетерпения.
Виктор притормозил на опасном, крутом повороте. «Мерседес» заскользил по льду, затем выправился. Виктор продолжал молчать.
Сердце Марины застучало еще сильнее.
Наконец они достигли вершины.
– Некоторые девушки приезжали сюда в День отдыха, – сказала Марина. – Хотите полюбоваться видом?
Виктор выключил мотор, вышел из машины и открыл дверцу с ее стороны. Выходя, она как бы случайно коснулась его рукой. Затем направилась к «Дому на вершине», большому, белому, похожему на настороженную птицу в гнезде. Марина повернулась к Виктору. И вдруг за его спиной, через его плечо, она увидела необыкновенный пейзаж. Девушка невольно вскрикнула.
Виктор проследил за ее взглядом.
– Вот это да! – изумился он.
Они стояли не двигаясь, тронутые до глубины души. Далеко внизу перед ними расстилалась долина, река Коннектикут змеей извивалась через голые вспаханные поля, мимо ниточек дорог, мимо домов, похожих на жилища лилипутов или на картонные декорации игрушечного театра. Оранжевое солнце медленно погружалось за отдаленные черные силуэты гор; маленький самолет кружил где-то внизу.
– Это великолепно, – сказал Виктор.
Марина закрыла глаза и постаралась успокоиться. Затем открыла их и придвинулась к Виктору. Она взяла его под руку.
– А ты еще лучше, – тихо сказала она.
Он повернул к ней голову, их глаза встретились. Трепет в ее груди усилился, она привстала на цыпочки и поцеловала его легким поцелуем один, потом другой раз.
– Виктор, – прошептала она, – знаешь ли ты о моих к тебе чувствах?
Он смотрел ей в глаза. Он не улыбался. Но и не хмурился.
– Принцесса... – нерешительно начал он.
Она прижала палец к его губам.
– Молчи, – сказала она. – Ничего не говори. Я хочу, чтобы ты меня любил. Я хочу, чтобы мы стали любовниками.
Она обняла его и снова поцеловала, на этот раз раскрыв губы. Его дыхание было теплым, влажным.
– Принцесса, что вы делаете? – спросил он чуть слышным шепотом.
– Я занимаюсь любовью с мужчиной, которого люблю.
Марина коснулась своим языком кончика его языка. Она гладила его спину; ей показалось, что она услышала его стон.
Чтобы не нарушить сказку, она быстро, стремительно повела его обратно к машине. Все шло, как запланировали Чарли, Тесс и она сама. Марина открыла заднюю дверцу и втянула его внутрь, он закрыл дверцу.
– Принцесса... – начал опять Виктор.
Но рука Марины уже была на пряжке ремня его выгоревших джинсов. Она так ловко расстегнула молнию, что сама удивилась. Внезапно его плоть оказалась у нее в ладони. На этот раз она точно услышала стон.
Он потянулся к ней. Она сняла с себя куртку; он через голову снял с нее свитер. Если Виктор и удивился, что на ней нет лифчика, то ничего не сказал. Вместо этого он наклонился и лизнул ее грудь, сначала одну, потом другую. Напряжение внутри нее росло, становилось невыносимым.
Виктор потянул вниз ее брюки, и она помогла ему их снять. Он положил ей руку между ног, и его палец проник внутрь. Марина вздрогнула от внезапной резкой боли.
– Я люблю тебя, – прошептала она.
– И я вас тоже люблю, – произнес он нежным, ласковым голосом, которого Марина прежде никогда не слышала. – Я так сильно люблю вас, моя принцесса.
Он лег на нее, и ее вновь пронзила острая боль. Она вскрикнула.
Он коснулся ее лица, щеки.
– Принцесса, я делаю вам больно.
Она покачала головой
– Нет, нет. Пожалуйста, не останавливайся.
Он все-таки остановился.
– Я сделал вам больно. Я не хотел.
Она вцепилась в его спину и притянула к себе.
– Не останавливайся, – просила она.
Он опять начал двигаться. На этот раз боли не было.
– Я люблю тебя, – снова повторила она.
Он поднял голову и крикнул:
– Принцесса!
Марина лежала неподвижно, чувствуя, как ее наполняет горячая влага. Виктор учащенно дышал, затем обмяк, навалившись на нее всей своей тяжестью. Она прижимала его к себе и гладила по голове. И еще она улыбалась. Она сделала Виктора счастливым. Она отдала ему себя. Она отдала ему принцессу. Чего никогда не могли бы сделать Делл Брукс и любая другая простолюдинка. Наконец-то Виктор Коу был в ее власти.


Уже стемнело, когда Марина возвратилась в Моррис-хаус. Она мечтала запереться в комнате и лечь в постель. Она хотела в одиночестве насладиться воспоминаниями о его нежном прикосновении и той липкой сладковатой влаге, которую он оставил у нее внутри. Но когда она открыла дверь в комнату, то нашла там Чарли и Тесс.
– Боже мой! – воскликнула Тесс, увидев лицо Марины. – Она это сделала. Я хочу сказать, они это сделали.
Марина улыбнулась.
– Как ты себя чувствуешь? – спросила Чарли.
– Как никогда, – ответила Марина. – Только я очень устала. Не могли бы вы уйти?
– Вот еще, – запротестовала Тесс. – Мы хотим узнать все пикантные подробности.
Марина покачала головой.
– Пошли, Тесс, – позвала Чарли. – Она хочет остаться одна.
– Ну и дела, – пробормотала Тесс, когда они направились к двери.
– Девочки! – позвала Марина, и они остановились. – Спасибо вам.
Никогда ее благодарность не была такой искренней.
* * *
На следующее утро Виктор, как обычно, ждал Марину у входа в общежитие, чтобы проводить ее на лекцию. Она опаздывала, потому что слишком много времени потратила, меняя прическу и пробуя разные наряды, пока не остановилась на белой шелковой блузке и черной джинсовой юбке. Она хотела как можно лучше выглядеть для Виктора; она хотела показать, как прекрасно она себя чувствует; она хотела, чтобы он тоже чувствовал себя хорошо. Захочет ли он ее, если она «нечаянно» коснется того самого места?
Когда Марина появилась на веранде, Виктор кивнул и поздоровался с ней как обычно, как делал каждое утро. Но это утро было особенным, и Марина улыбнулась ему в ответ.
В молчании они дошли до учебного корпуса. Виктор держался на некотором расстоянии, и у нее не было никакой возможности коснуться его «нечаянно» или еще как-нибудь. «Молодец, – похвалила Марина. – Глаза есть повсюду». Она гордилась его уважением к ней и его заботой.
Это был очень занятой день для Марины. Она сдала свой реферат. Эдвард Джеймс сдержанно кивнул, когда она протянула ему аккуратно напечатанную рукопись в виниловой папке. После лекции по государственному управлению была английская литература, потом лекция по музыке и затем разговорный испанский. Марина почти не виделась с Виктором, но думала о нем весь день.
Когда он встретил ее после вечерней лекции, она решила, что они вместе поужинают.
– У меня сегодня дела, – объявил Виктор по пути к общежитию.
– Прости, я не расслышала.
– Я сказал, что у меня есть дела. Вы всегда занимаетесь по вечерам в понедельник. Я тоже бываю занят. Прошу меня извинить.
От изумления Марина потеряла дар речи. Он бывает занят. Чем он бывает занят? А может быть, кем? Может быть, это Делл Брукс? Она почувствовала горечь во рту.
Виктор подхватил ее под локоть и довел до общежития. Все ее упорные старания, все ее надежды и мечты как дым рассеивались с каждым шагом. Он ее не хотел, он ее не любил. Он всего лишь воспользовался ее слабостью. Он хотел только одну женщину: Делл Брукс. Старую неприглядную Делл Брукс.
Они поднялись по лестнице. Виктор открыл для нее дверь комнаты и сказал:
– Входите. И поспешите, а то опоздаете на ужин.
Марина не двигалась с места. Он повернулся, чтобы уйти.
– Виктор! – позвала она.
Он смотрел на нее, и его далекий взгляд и поведение ничуть не отличались от обычной манеры держаться. Как будто вчера между ними ничего и не было.
– Разве ты не поцелуешь меня на прощание? – пролепетала она.
Он секунду смотрел ей прямо в глаза, потом покачал головой:
– Это скверная идея, принцесса.
Она топнула ногой.
– Черт возьми, Виктор, что ты все-таки делаешь сегодня вечером?
– Я уже сказал вам, у меня другие планы, – повторил он.
– Ты настоящий подлец, – сказала она в бешенстве.
Он повернулся, чтобы уйти.
– Скажи, что может быть важнее свидания со мной?
– Вы говорите, как избалованная принцесса. Как ваша сестра.
– Я совсем не Алексис, Виктор. Но я принцесса. И ты обязан мне отвечать.
Она удивилась резкости своего тона.
– Нет, – спокойно произнес он. – Я только ваш телохранитель. И я отвечаю только перед вашим отцом.
Марина почти до крови искусала губы. Две девушки пробежали вверх по лестнице, смеясь и разговаривая.
– Если вы так настаиваете, я вам скажу. Мы собираемся в кафе каждый понедельник.
– Я могла бы пойти с тобой, – попросила Марина. – Мне не надо сегодня заниматься.
Виктор покачал головой:
– Это не те люди. Им не слишком нравятся принцессы.
Марина прислонилась к двери комнаты.
– Что все это значит?
Виктор провел рукой по своим длинным волосам. Марина заметила, что теперь они были длиннее, чем когда они много месяцев назад приехали а Америку.
– Это люди, придерживающиеся левых взглядов. Мы беседуем... о социализме.
– Ты хочешь сказать, о коммунизме?
– Нет, о социализме. Для блага народа.
– Какого народа?
Виктор неопределенно помахал в воздухе рукой.
– Всех народов. Всех народов без исключения. А теперь, пожалуйста, будьте послушной принцессой и идите к себе.
Ей захотелось дать ему пощечину. Она подняла руку. Он схватил ее за запястье.
– Прошу вас, принцесса, – сказал он сдержанно.
Ее глаза наполнились слезами.
– Неужели для тебя это было шуткой? Неужели ты хочешь забыть о вчерашнем?
Ладонью он стер слезы с ее лица, затем повернулся и пошел вниз по лестнице.


Марина пропустила ужин. Она сказала Чарли, что у нее много «хвостов», и осталась в своей комнате. Она пролежала, не смыкая глаз, почти всю ночь. Проблема, как она понимала, заключалась в том, что она голубых кровей, а он незнатного происхождения. Все было просто и одновременно очень сложно. Виктор ее любит. Он сам сказал ей об этом. Значит, оставался только один выход. Где-то в середине ночи она приняла решение. Она скажет Виктору, что хочет выйти за него замуж. Она скажет ему, как сильно его любит, что согласна ради этой любви даже отказаться от трона. Пусть Алексис правит Новокией после отца, какая ей разница. Главное, она обретет свободу и они с Виктором будут вместе.
Утром Марина встала и не спеша оделась. Она услышала, как Чарли отправилась на свою утреннюю пробежку, потом до самого верха подняла жалюзи и тихо спустилась вниз, чтобы там ждать Виктора.
В восемь пятнадцать входная дверь открылась, и в общежитие вошел человек. Марина поняла, что это не Виктор, и быстро отвела взгляд.
– Принцесса! – услышала она знакомый голос, но это не был голос Виктора.
Марина посмотрела на вошедшего. Перед ней стоял Николас Фурман, преданный друг и помощник короля Андрея.
Она вскочила со стула.
– Николас! – вскрикнула Марина. – Что вы здесь делаете? Я жду Виктора.
Николас дружески обнял ее.
– Рад вас видеть, принцесса. Вы прекрасно выглядите.
– Я тоже рада вас видеть, Николас. Как отец? Как чувствует себя мама?
– Они здоровы. Так же, как и ваша сестра, хотя вы о ней не спрашиваете.
Марина сморщила нос, и они оба рассмеялись. Отнюдь не лучшие отношения между Мариной и Алексис были прекрасно известны не только во дворце, но и во всем мире.
– Я приглашаю вас на завтрак, – сказал Николас. – Я вам все объясню. Вы, наверное, знаете хороший ресторан поблизости.
– Да, но давайте подождем Виктора.
Николас помолчал всего секунду, но эта секунда наполнила ужасом душу Марины.
– Виктор не придет, – сказал Николас. – Он возвратился в Новокию. До конца вашей учебы в колледже теперь я буду вашим телохранителем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные судьбы - Стоун Джин



мне очень понравился ваш роман, только я не поняла 25 глава это последняя, а то кажется что - что незакончалось, с Кем осталась Марина и что, стало с Аликсиси
Тайные судьбы - Стоун ДжинИрина Викторовна
13.08.2010, 9.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100