Читать онлайн Тайные судьбы, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные судьбы - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные судьбы - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные судьбы - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Тайные судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Чарли и Питер сидели в полутемном зале гостиничного ресторана. Чарли ковыряла вилкой в знаменитом фирменном салате и не ела.
– Я сделал слишком много ошибок. – Питер смотрел на свой нетронутый бокал шардоне. – Я был плохим отцом для Дженни.
– А я плохой матерью.
– Это неправда. Ты замечательная мать.
– Нет, Питер. Я слишком много времени тратила на то, чтобы понравиться твоей матери и мало времени уделяла Дженни. Совсем мало.
В зале царила тишина. Чарли смотрела на толстые деревянные балки низкого потолка, на небольшие отдельные кабины с уютными столиками и старинными оловянными лампами. Какое множество людей перебывало здесь более чем за сто лет, и у каждого были свои проблемы. Но, наверное, никто не испытал такого горя, как похищение дочери.
– Мы можем все изменить, – сказал Питер. – Вернется Дженни, и все пойдет по-другому.
Чарли взглянула на лежавший рядом с ней на диване бумажный пакет с рюкзаком, купленным по пути в гостиницу. Большой коричневый брезентовый рюкзак, который поможет им вернуть Дженни.
Или не поможет.
– Ты думаешь, Питер, мы сумеем собрать такую сумму?
Он поднес бокал к губам и, не отпив, поставил его обратно.
– Есть один тайваньский предприниматель по имени Тонг Бо. Вот уже целое десятилетие он пытается купить отделение нашей компании в Сингапуре. Я заказал телефонный разговор с ним.
– В Сингапуре? Но, Питер, ты вложил туда столько труда с тех самых пор, как умер отец Тесс.
– Совершенно верно, – согласился Питер. – И смотри, что я от этого получил. Что получили мы с тобой. Я провожу там половину своей жизни, почти не вижу семью. – Он закрыл глаза. Чарли прежде не замечала, как много тонких морщинок появилось у него на лбу. – Возможно, все это только к лучшему.
– Но отделение в Сингапуре стоит больше трех миллионов долларов.
– Правильно. Но нам требуются наличные, Чарли. Я возьму три миллиона наличными и буду доволен сделкой.
– А что скажет совет директоров?
– Черт с ними. Если им это не нравится, пусть отправляют меня в отставку.
Чарли прогнала мысль о том, что бы случилось, если бы Элизабет Хобарт была жива. Элизабет никогда не позволила бы Питеру продать отделение в Сингапуре, она не оценила бы Дженни в такую огромную сумму.
– Если они тебя уволят, – заметила Чарли, – я всегда могу найти работу.
Питер чуть заметно улыбнулся. Чарли отщипнула кусочек булочки, но так и не положила его в рот.
– Какую же?
– Прошу прощения, мистер Хобарт, но до замужества у меня были свои планы. Я собиралась открыть собственные фирменные магазины, разве вы не помните?
– А ты знаешь, сколько надо денег, чтобы начать подобное дело?
– Я хочу приносить пользу, Питер, – сказала Чарли. – Частично моя проблема состоит в том, что у меня нет цели в жизни. Если бы она у меня была, уверяю тебя, я стала бы куда лучшей матерью. Я уж не говорю о том, каким примером я служила для Дженни... Женщина, которая тратит жизнь на игру в бридж и коктейли.
Официант налил воды в стакан Чарли. Она попросила убрать салат, который так и не попробовала.
– И вот опять мы проводим время в пустой болтовне, – обратилась она к Питеру, – строим несбыточные планы, когда Дженни... Боже мой, Питер, как ты думаешь, где сейчас Дженни? А если с ней что-нибудь случилось? Может быть, она ранена?
Питер ласково прикоснулся к ее щеке.
– Дженни обязательно найдут, любимая. Вот увидишь, ее найдут. Нам уже недолго осталось ждать. А теперь пойдем к себе в номер. Тебе надо отдохнуть.
Чарли, как автомат, последовала за Питером через зал, соединявший ресторан с холлом отеля. Когда они пересекали холл, внимание Чарли привлекла элегантная небольшого роста женщина, направлявшаяся к лифту.
– Посмотри вон на ту женщину, – шепнула она Питеру.
– Какую?
– Вон ту, у лифта.
На женщине были темные очки, голова закутана шелковым шарфом.
Чарли нахмурилась, припоминая.
– Мне кажется, я ее где-то видела. Уж очень она мне знакома.
За женщиной закрылись двери лифта, а Чарли все еще была в недоумении.
– Давай поторопимся, Питер. Надо выспаться, иначе, мне кажется, я лишусь рассудка.


На следующее утро из Сингапура по факсу прислали документы. Питер сидел за небольшим круглым столом в номере, внимательно прочитывал, а затем быстро подписывал бумаги одну за другой. Чарли наблюдала, стоя у него за спиной. Он собирался отправить копии также факсом, а затем переслать срочной авиапочтой оригиналы. Если ничего не случится, курьер уже завтра доставит деньги наличными: три миллиона стодолларовыми банкнотами. Питер объяснил Чарли, что Тонг Бо договорился о получении денег прямо в Штатах, так как вывоз крупной суммы из Тайваня мог вызвать затруднения и задержки. Чарли очень надеялась, что завтра еще не будет поздно.
– Ты слышишь? – спросил Питер, укладывая документы в конверт для пересылки срочной авиапочтой.
– Что?
– Ты слышишь, как мать переворачивается в своей могиле?
Чарли наклонилась и обняла мужа.
– Как я люблю тебя за твою смелость, – сказала она.


В одиннадцать они вышли из отеля и пешком направились на Раунд-Хилл-роуд. Чарли надеялась, что прогулка поможет ей побороть чувство тоски и ужаса, с каждой минутой все сильнее сжимавшее ей сердце после похищения Дженни. И вот теперь еще Тесс, которая, как бы это выразиться, «распалась на части».
На всем пути по небольшим тихим улицам рука Питера обнимала ее за плечи, а Чарли думала лишь об одном: кончится ли вообще эта история и чем она кончится.
Лохматый Гровер выскочил им навстречу, изо всех сил махая хвостом, и Чарли наклонилась, чтобы погладить его, а он приветливо лизнул ее в лицо шершавым розовым языком.
– Послушай, друг, – спросила Чарли, – а тебя кормили?
Гровер смотрел на Чарли большими карими глазами и тяжело дышал.
– Интересно, понимает ли он, что случилась беда? – сказал Питер.
– Сначала исчезла Дженни и вот теперь Тесс. Бедный пес совсем растерялся. – Чарли почесала его за ухом. – Идем, Гровер, поищем для тебя еду.


Марина сидела за столом в кухне и пила кофе.
– Доброе утро, – сказала Чарли. – Есть какие-нибудь новости?
– Никаких, – покачала головой Марина. – Агенты устроились в гостиной. Ты хоть немного поспала?
– Совсем немного.
Чарли открыла кухонный шкаф в поисках еды для собаки. Она обнаружила большую коробку сухого корма и насыпала его в пустую миску на полу, а вторую наполнила свежей водой. Бросила взгляд на большие настенные часы над холодильником, секундная стрелка которых медленно, слишком медленно ползла по пыльному циферблату. Потом села рядом с Мариной, и вместе они стали следить, как Питер ходит по комнате. Шаркающий звук его шагов да громкое лакание Гровера были единственными звуками, нарушавшими тишину.
* * *
В двенадцать зазвонил телефон, и Чарли бросилась в прихожую, но приостановилась, ожидая знака от агента, и только когда тот утвердительно кивнул, сняла телефонную трубку, чувствуя, что все глаза были устремлены на нее: Питера, Марины, агентов и Джо Лайонса.
– Алло?
– У вас есть деньги?
Голос был таким же невнятным, как и вчера.
– Да, – подтвердила Чарли. И тут же опровергла себя. – Нет. Они в пути. Мы получим их завтра.
Ответа не последовало. Чарли прикрыла рукой микрофон, ее лицо выражало муку.
– Это очень большая сумма. Я могу получить ее только завтра.
Кто-то вздохнул на другом конце провода:
– Завтра и не позже. Иначе девочка умрет.
Звонивший повесил трубку. Чарли стояла с трубкой в руке, звук отбоя назойливо терзал ее слух.
– Черт побери, – сказал Гринберг. – Ваш разговор с ним был слишком коротким.
Чарли затряслась. Она положила трубку и разрыдалась.
– Если это так просто, то вы этим и занимайтесь! – выкрикнула она и выбежала из прихожей в кухню, а оттуда через заднюю дверь во двор.


В эту ночь Чарли отказалась возвращаться в отель, она боялась, что похититель позвонит снова и не застанет ее на месте. Марина ушла к себе в комнату наверху, а Чарли и Питер всю ночь просидели на диване, обнимая друг друга и держась за руки.
В какой-то момент, на границе между сном и бодрствованием, Чарли потрясла Питера за плечо:
– Питер, ты спишь?
– Угу...
– Питер, я все думала... Та женщина, которую мы вчера видели... Там в отеле. Я, кажется, знаю, кто она.
– Угу...
– Проснись, Питер. Мне кажется, это сестра Марины. Та самая Алексис.
Питер притянул Чарли поближе к себе, так чтобы ее голова легла ему на плечо.
– Попробуй заснуть, дорогая. Ты переутомилась.
Чарли вздохнула и закрыла глаза. Питер был прав. Она действительно переутомилась.


Утро тянулось еще медленнее, чем ночь. Чарли сидела в кухне за столом и смотрела в окно. Питер вернулся в отель, ожидая прибытия курьера. Марина спустилась вниз и приготовила кофе. Она наполнила чашки, поставила кофейник на стол и села напротив Чарли.
– Я им сегодня все расскажу, – объявила она.
Чарли вздрогнула.
– Кому и что ты расскажешь?
Марина положила полную ложку сахара в коричневую жидкость.
– Я расскажу агентам ФБР о Дженни. Что я ее родила.
Чарли проглотила кофе, и он обжег ей горло.
– Но в этом нет необходимости, Марина.
– Нет, есть. Я сделаю это ради Дженни. Только так мы сможем ее найти.
– Мы найдем ее. Как только мы заплатим выкуп, нам отдадут Дженни.
Марина покачала головой.
– Мы обе знаем, что, когда речь идет о похищении, все не так просто, – сказала она.
– Да нет, не стоит преувеличивать. Дженни наверняка отыщется, – успокоила Чарли, не поднимая глаз от исцарапанной клеенки, покрывавшей стол.
Надо остановить Марину, прежде чем она расскажет полиции, кем приходится ей Дженни. Если полиция узнает тайну, всему конец. Марина заберет Дженни с собой в Новокию...
Мысли Чарли метались в поисках выхода. У нее начали дрожать руки.
– Мне кажется, вся история каким-то образом связана с Новокией, – заметила Марина. – Более того, наверняка в ней замешана Делл Брукс.
– Делл? Да что ты, Марина. Я знаю, что ты всегда ее недолюбливала...
– Она поддерживала отношения с Виктором, Чарли. Они не прерывали связи. К тому же она исповедует социалистические идеи.
– Перестань, Марина, двадцатый век уже на исходе. Коммунизм отжил свое время. Берлинская стена разрушена. Все это ушло в прошлое.
Марина отпила глоток кофе.
– Ты очень ошибаешься, Чарли. Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что творится в мире.
Чарли встала и подошла к раковине. У нее кружилась голова, ноги не держали ее, и она ухватилась за край раковины.
– Марина, давай сначала заплатим выкуп. Это пока все, что мы можем сделать. Если Делл участвует в похищении, мы скоро об этом узнаем. Но все-таки мне кажется, ты ошибаешься. Ты стала жертвой собственного воображения. Со мной это тоже вчера случилось. Мне показалось, что я увидела в отеле «Нортгемптон» твою сестру Алексис.
Марина в изумлении замерла.
– Ты видела Алексис?
Чарли наклонилась, чтобы взять миску Гровера и долить в нее воды.
– Я сказала, мне почудилось, что я видела Алексис. Удивительно, до чего могут довести бессонница и нервное напряжение.


Питер появился в одиннадцать тридцать с брезентовым рюкзаком.
– Мы все подготовили, – сказал он агентам, вновь занявшим свой пост в гостиной.
– Дайте-ка мне сюда рюкзак, – потребовал Коннорс.
Чарли отвернулась, чтобы не видеть, как агент открывает рюкзак. Она не хотела видеть деньги, она не хотела думать о том негодяе, которому они предназначаются. Ей было страшно вспоминать и о Дженни. А что, если Дженни голодна, если она напугана?.. Если ей больно...
– Я кладу в рюкзак электронное устройство, – объяснил Коннорс. – Таким образом мы сможем следить за любым передвижением рюкзака. Это самый лучший способ найти девочку.


Телефон зазвонил в полдень.
– Оставьте рюкзак между входными дверями Нильсеновской библиотеки, – приказал все тот же неясный голос. – Через полчаса. Вы поняли?
– Через полчаса между входными дверями Нильсеновской библиотеки, – послушно повторила Чарли. – А как насчет Дженни?
Частые гудки телефона были ей ответом.
– Как я и думал, – сказал Гринберг, – у нас нет времени, чтобы оцепить район. Или привезти собак-ищеек из Бостона. Придется действовать сообразно обстоятельствам.
Чарли обернулась, чтобы посоветоваться с Мариной, но ее не было. Она вообще исчезла из дома.
* * *
Наконец Марина владела нужной ей информацией, включая и то, что до передачи выкупа оставалось всего полчаса. На взятом напрокат автомобиле она промчалась по улицам города, не заботясь о соблюдении правил. Найти Дженни было важнее всего на свете. И теперь она знала, как ее искать.
Она резко затормозила у гостиницы, встала во второй ряд, через две ступеньки преодолела лестницу и вбежала в холл.
– Я хочу посмотреть регистрационную книгу, – потребовала она у портье за конторкой.
– Извините, мисс, но я не имею права... – нахмурился молодой человек.
– Я принцесса Марина Маршан из Новокии. У меня есть все основания считать, что здесь совершается международное преступление. А теперь давайте сюда проклятую книгу.
Молодой человек рассмеялся.
– Мне безразлично, леди, кто вы такая, пусть даже сама английская принцесса Диана, я все равно не могу показать вам регистрационную книгу.
Марина растерялась: отель был огромным, а в ее распоряжении оставалось всего полчаса.
– Тогда вызывайте полицию, – сказала она.
– Что?
– Я сказала, вызывайте полицию. Немедленно.
Чья-то рука легла на конторку.
– Нет никакой нужды вызывать полицию, – произнес чей-то голос.
Марина обернулась. Позади стояла Делл.
– А вам что здесь надо?
– Ваша сестра в номере триста четыре, – сказала Делл. – Идите за мной.
Марина не могла сдвинуться с места.
– Нам надо спешить. Только что звонил Джо, он сказал, что у нас осталось меньше получаса.
Марина быстро сопоставила факты.
– Откуда Джо знает? Ведь его не было, когда позвонили.
Делл, не останавливаясь, шла к лифту. Марина поспешила за ней.
– Откуда он знает, Делл? Что тут происходит?
Двери лифта открылись, и Делл вошла внутрь. Марина вскочила за ней.
Внутри старинной, отделанной красным деревом и медью кабины лифта Делл наконец повернулась к Марине.
– Джо не был у Тесс, потому что находился здесь, в отеле. Вы всегда недооценивали провинциальных полицейских, – добавила она с упреком. – Я узнала о приезде Алексис, как только она тут появилась. Так же как и мой племянник. Он уже с раннего утра прослушивает ее телефон.
– Значит, вы с самого начала знали, что за всем этим стоит Алексис. – Двери лифта открылись, и Марина быстро вышла вслед за Делл. – А Дженни здесь?
– Не думаю. Но мы сейчас узнаем.
Дверь в номер 304 была открыта настежь. Изнутри доносились голоса. Марина обогнала Делл и остановилась на пороге.
– Прекратите ваши выдумки, идиоты! – разносился громкий голос Алексис. – Прекратите нести чушь.
Марина вошла внутрь. Перед кроватью стоял Джо Лайонс с толстой повязкой на обожженной левой руке, за его спиной находились еще двое полицейских в форме. Алексис сидела на краю кровати. Она была в желтых леггинсах и свободной майке. Широкополая соломенная шляпа лежала у нее на коленях. На вид ей можно было дать не больше восемнадцати. Марина в упор смотрела на сестру, и та наконец ее заметила.
– Черт, – выругалась Алексис и отвернулась.
– Прошу вас, выйдите на минутку, – обратилась Марина к полицейским. – Мне надо поговорить с сестрой.
– Только побыстрее, – сказал Джо. – Она нам нужна, чтобы забрать выкуп. Если ее сообщник узнает, что мы ее арестовали, Дженни могут убить.
Полицейские вышли, закрыв за собой дверь, и Марина осталась наедине с Алексис.
– Где Дженни? – спросила Марина.
– Она жива, – пожала плечами Алексис.
– Где она?
Медленная усмешка появилась на покрытых розовой помадой губах сестры.
– Я точно не знаю.
– Скажи мне, Алексис, почему ты это сделала?
Алексис уставилась в стену.
– Она ведь твоя дочь, правда? Это твой ублюдок.
Марина почувствовала, как что-то с силой сжимает ей горло. Она провела по нему рукой, ища причину: веревку, шнур, любой предмет, способный убить ее. И не нашла ничего.
– Это несправедливо, – с горечью произнесла Алексис. – Мои сыновья должны унаследовать трон. Только мои сыновья способны оценить такую честь.
Марина закрыла глаза.
– До чего же ты тупа, Алексис. Если бы ты оставила в покое Дженни, твои сыновья унаследовали бы престол. Мне он ни к чему. А тем более Дженни.
– Тебе он ни к чему? Брось притворяться, Марина, я, может быть, и туповата, но не идиотка. Ты любимица отца. Куда бы ты ни исчезала и чего бы ни вытворяла, он всегда принимал тебя обратно с распростертыми объятиями. Насколько я понимаю, ты сначала хотела стать королевой, а уж потом навязать нам свою Дженни. Тогда мы уже ничего не смогли бы поделать. Ни я, ни мои сыновья...
– Поэтому ты решила ее убить.
Кончики губ Алексис поднялись вверх, глаза по-прежнему смотрели мимо Марины, в стену.
– Да. Но мы решили представить это как похищение. – Алексис рассмеялась. – Никому и в голову бы не пришло заподозрить меня в похищении. У меня одних только драгоценностей на миллионы. – Улыбка исчезла с ее лица. – Но он стал чересчур алчным. Я сказала ему, чтобы он требовал миллион. А он запросил три. Эти простолюдины слишком долго собирали деньги. Потребуй он всего миллион, она бы давно уже была мертва.
– Кто это «он»? – задохнулась Марина. – Кто твой сообщник?
Джо вошел в комнату прежде, чем Алексис успела ответить.
– Пойдемте, принцесса, – обратился он к ней. – Вам пора забирать рюкзак.
Алексис бросила высокомерный взгляд на Джо.
– Вы не имеете права меня принуждать. Я пользуюсь дипломатической неприкосновенностью.
Марина схватила ее за плечо и изо всех сил встряхнула.
– Если они говорят тебе «делай», ты будешь подчиняться! – выкрикнула она.
Алексис не сдвинулась с места.
– Вам действительно нужен этот кусок дерьма? – обратилась Марина к Джо.
– Боюсь, что так. По их плану она должна изображать здешнюю студентку и смешаться с толпой учащихся. Затем она возьмет рюкзак и передаст его сообщнику около общежития Моррис-хаус.
– Моррис-хаус? – удивилась Марина, но тут же прогнала подозрения. – Тогда почему вы не схватите ее сообщника прямо там? Чего вы ждете?
– Он может нас заметить и попытается скрыться. Но агенты положили в рюкзак электронное устройство. Мы на это и рассчитываем. Мы усыпим его подозрения, и, возможно, он приведет нас к Дженни. Наверное, это единственный шанс найти ее.
Марина снова повернулась к Алексис.
– Слезай с кровати и делай, что тебе говорят. Или я позабочусь о том, чтобы ни один из твоих сыновей и близко не подошел к трону.
Марина видела, как сестра сначала напряглась, а потом покорилась взявшему ее под руку Джо.
– А вы возвращайтесь в дом к Тесс, – приказал Джо Марине, ведя Алексис к двери. – Тут небезопасно, лучше ждите нас там.
Марина проследила за удалявшейся в сопровождении Джо сестрой, и новая мысль возникла у нее в голове: «Сообщник, кто может быть сообщником? Робкий муж сестры? Уж никак не он и, уж конечно, не один из их сыновей».


Чарли закинула на плечо рюкзак. Было без десяти двенадцать. Тяжелый груз давил на спину, но Чарли не чувствовала боли. Пришло время поставить точку в этой драме и вернуть Дженни свободу.
Маскируясь под студентов, агенты переоделись в джинсы и майки. Коннорс надел очки, а Гринберг даже прихватил с собой несколько книг с книжной полки в гостиной.
– Мы будем прямо за вашей спиной, – сказал Коннорс. – Не оборачивайтесь, делайте вид, что нас не знаете. И не беспокойтесь, мы рядом.
Чарли вспомнила Николаса, который всегда следовал за Мариной по пятам. Интересно, смогут ли агенты защитить ее, если похититель решит с ней разделаться.
– Я пойду с вами, – сказал Питер.
– Ни в коем случае, – отрезал Гринберг. – Вы должны оставаться здесь на телефоне на случай непредвиденных событий.
– Каких еще событий? – закричал Питер.
– Ради Бога, тише, – успокоила его Чарли и, поцеловав на прощание, направилась к тому самому дому, в котором когда-то провела столько радостных и печальных дней.


Без пяти двенадцать девушки толпами высыпали из разных зданий студенческого городка. Летняя сессия, подумала Чарли и постаралась не вспоминать о том лете, когда лежала здесь в больнице после нападения Вилли Бенсона. Вместо этого она быстро зашагала к библиотеке, хотя плечо ныло под тяжестью рюкзака, а сердце щемило от плохих предчувствий. Она шла и твердила снова и снова: «Прошу тебя, Господи, поддержи меня. Прошу тебя, спаси и защити Дженни».
Чарли открыла большую тяжелую дверь библиотеки как раз в тот момент, когда оттуда выходил какой-то человек. А что, если это он? Ее сердце громко забилось. Мужчина равнодушно скользнул по ней взглядом, кивнул, прошел мимо и начал спускаться вниз по лестнице. Чарли быстро огляделась и опустила на пол рюкзак. Она хотела было уйти, но не удержалась и снова посмотрела вокруг. Никого. Ни Коннорса, ни Гринберга, ни похитителя.
Она снова открыла большую тяжелую дверь, чтобы выйти наружу, и чуть не сбила с ног студентку в желтых леггинсах и широкополой соломенной шляпе.
– Простите, – пробормотала Чарли, быстро вышла из библиотеки и направилась обратно к дому Тесс.
Пригнувшись за спинкой той самой скамьи влюбленных, Марина наблюдала за Алексис, которая направлялась к Моррис-хаусу. Марина нарушила приказ Джо Лайонса и не стала сидеть в доме у Тесс, а решила сама проверить, как выполняет указание Джо ее негодяйка-сестра.
Алексис шла, согнувшись под тяжестью рюкзака. Даже на расстоянии Марина видела знакомое злое и непокорное выражение ее лица, и это после всего, что она сделала. «Дипломатическая неприкосновенность, как же, – усмехнулась Марина. – Ну и подлая штучка, эта Алексис». С сожалением она подумала о том, что, может быть, ей стоило вести себя с сестрой по-другому, говорить ей другие слова, показывать, как она ее любит, и тогда, возможно, бедная Алексис, актриса на вторых ролях в сердце короля и у трона, не совершила бы злодеяния. Если бы только она, Марина, имела мужество оставить у себя Дженни и вынести последствия этого шага. Если бы только Алексис поверила, что Марина с готовностью отдаст трон ее сыновьям. «Если бы, если бы... – твердила Марина, наблюдая, как Алексис приближается к общежитию, – если бы только я могла предвидеть это предательство».
Внезапно Алексис скрылась за углом.
– Только этого не хватало, – прошептала Марина.
Она прокралась к самой веранде, где густо разрослась живая изгородь, и притаилась между шершавым бетонным фундаментом и колючим вечнозеленым кустом. Только бы сработало электронное устройство, которое Джо Лайонс и агенты ФБР положили в рюкзак, только бы оно привело их к тому месту, где томится Дженни.
Марина вздрогнула, увидев, как Алексис появилась из-за дома и направилась к Грин-стрит, где как раз и находились полицейские. Удивительно, но Алексис все-таки выполняла приказ.
Марина уже начала вставать из-за кустов, когда прямо перед ней между ветвями мелькнул знакомый рюкзак, и она снова пригнулась, дав сообщнику сестры пробежать мимо. Его шаги были твердыми и целеустремленными. Но, самое главное, они были ей хорошо знакомы. Марина невольно задержала дыхание: она отлично знала эту походку, и знала ее не один год. Это не была походка Джонатана Дюваля. И это не была походка сыновей Алексис. Марина зажмурилась. «Нет, – прошептала она. – Боже мой, только не это».
Теперь ей было ясно, как действовать. Она потихоньку выбралась из своего убежища, огляделась вокруг и тут же заметила сообщника сестры. И хотя она сумела рассмотреть только его спину, последние сомнения рассеялись. Это был Николас.
Она увидела, как он пробежал мимо общежития и с той же скоростью направился в сторону Райского пруда, спортивных площадок и Нортгемптонской больницы.
Николас все увеличивал скорость, и Марина выскочила из-за кустов и пустилась за ним вдогонку. На бегу она пыталась убедить себя, что глаза ее обманывают, но ей некогда было выяснять правду: преступника следовало остановить.
Она миновала танцевальную студию и пустилась вниз по склону к знакомому Красному мосту, где когда-то призналась Николасу, что беременна. То самое место, где она тогда целиком доверилась ему.
– Негодяй, – шептала Марина, задыхаясь от бега.
И вдруг остановилась.
Николас стоял на мосту, повернувшись к ней лицом.
– Мы с вами поменялись ролями, принцесса, – сказал он. – Теперь вы следуете за мной по пятам.
Марина не могла отдышаться. Она хотела повернуть и броситься бежать в обратном направлении, но было поздно.
– Где Дженни? – спросила она. – Что вы с ней сделали?
– Она в безопасности. Я не собираюсь ее убивать.
– Но у Алексис другие планы.
– Я не детоубийца, Марина.
Его тон был мягким, почти извиняющимся и не лишенным смущения.
Внезапно Марине стал ясен их план во всех подробностях.
– Это вы подговорили Алексис. Вы рассказали ей о Дженни, вы знали, что это выведет ее из себя. Вы знали, что она захочет убить Дженни.
– Алексис легко предсказуема. Я не сомневался, что она пойдет на все ради достижения своих целей.
– А отец? Он ведь вам доверял.
Николас поправил на плече рюкзак. Он посмотрел по сторонам, словно соображая, что ему дальше делать.
– Я ведь всего-навсего человек, принцесса. Человек, как всякий другой, с обычными желаниями. Вы не представляете, что значит работать на короля. День за днем, год за годом подчиняться чужой власти, видеть чужое богатство. Я заслужил эти деньги, я заслужил право быть богатым. Чтобы для разнообразия кто-то подчинялся мне, а не я ему.
– Вам нужны были только деньги, Николас? Или вы стремились отомстить, к примеру, Алексис? А может быть, и всем нам?
– Возможно, всем вам, – ответил Николас, глядя в землю.
– И вы нашли орудие в лице Алексис. Вы использовали ее слабость, чтобы унизить нас.
– Я не мог в одиночку получить деньги. Кто-то должен был мне помогать.
– Например, чтобы звонить по телефону.
Николас задумчиво потер щеку.
– Алексис была единственным человеком, которому мешала Дженни. В наше время мало кто придает значение законности или незаконности рождения ребенка. Только у одной Алексис была причина расправиться с ней.
– И еще у Виктора. Вы использовали его имя, чтобы запугать короля.
– Никто не знал, что он мертв. Это был превосходный план. Все считали, что это его происки.
Николас говорил с горячностью и убежденностью. Это был не тот Николас, которому Марина верила и которого любила всю свою жизнь.
– Вы хотите погубить Новокию?
Николас хмыкнул.
– Поверьте мне, принцесса, никому не нужна ваша нищая страна. И мне в первую очередь.
– Но вы хотели получить деньги...
– Да, я хотел получить деньги, – пожал плечами Николас, – и в придачу запятнать благородное имя рода Маршан. – Николас поднял вверх палец, его щеки покраснели, глаза сузились. – Вы все ничем не лучше меня. Ни сам король, ни ваша проклятая сестра, да и вы тоже.
Марина решилась на ответный удар.
– Но теперь все кончено, Николас. Полиции все известно. Они задержали Алексис.
Николас в молчании смотрел на Марину.
– Они не могут с ней ничего сделать, – продолжала Марина. – Она пользуется дипломатической неприкосновенностью. А вот вы нет.
Николас, словно раздумывая, посмотрел на пруд и вдруг выхватил из кармана какой-то предмет и повернулся к Марине. Пистолет был направлен прямо ей в сердце.
– Я не собирался вас убивать, но вы не оставляете мне выбора, – сказал Николас. – Вы никогда не оставляли мне никакого выбора. И мне это надоело. Мне опостылело быть слугой королей и принцесс. Да еще принцесс избалованных.
– Бросьте оружие, Фурман.
Марина быстро обернулась. Джо Лайонс стоял за ее спиной. Он оттолкнул Марину в сторону.
– Уходите отсюда, – приказал Джо Марине. – И побыстрее.
Марина секунду колебалась, но потом пустилась бегом в гору.
Раздался выстрел, и пуля пролетела над ее головой. Марина упала на землю, прямо в пыль лицом. Раздался еще один выстрел, и наступила тишина. Полная, ничем не нарушаемая мертвая тишина. Марина закрыла глаза.
– Все кончено, принцесса! – крикнул ей Джо Лайонс. – Он мертв.
Марина с трудом поднялась на ноги. На мосту она увидела тело Николаса Фурмана, надежного телохранителя, лежащее рядом с рюкзаком. Кровь текла по деревянному Красному мосту.
«Он теперь действительно красный, – подумала Марина и заплакала. – А Дженни, где Дженни?.. Где ее искать?»
– Вам надо было идти к Тесс, – сердито указал ей Джо. – Теперь мы можем вообще не найти Дженни.
– Мы ее обязательно найдем, – раздался откуда-то голос Чарли.
Не веря себе, Марина посмотрела на вершину холма. Там были Чарли, Питер, Делл и два агента ФБР. А между ними стоял маленький человечек со странной улыбкой на лице. Прошло столько лет, но это лицо навсегда запечатлелось в памяти Марины. Как и прежде, на нем были широкая рубашка и потрепанные штаны. Вилли Бенсон не изменил своему стилю.
Агенты все-таки нашли Вилли, который прятался среди книжных полок в темном углу лавки Делл. Он прятался там, трясясь от страха. Он подслушал, как Делл и Джо Лайонс говорили о Дженни, о Чарли и о том, что его подозревают. Вилли знал, что не слишком умен, и все же он понял, какая опасность ему грозит... Он вспомнил давнишний случай с Чарли, той девушкой с мужским именем и красивыми волосами. Он вспомнил все и решил спрятаться.
– Когда агенты допрашивали Вилли, он сказал, что видел девочку с черными волосами в старой больнице, – объяснила Чарли.
– Красивые черные волосы, – сказал Вилли.
– В больнице для душевнобольных? – спросила Марина.
Чарли кивнула.
– Я хожу туда играть, – широко улыбаясь, добавил Вилли. – Я там играю. А раньше я там жил.
– И ты видел Дженни?
Глаза Вилли радостно блестели.
– Как же, видел. Даже два раза.
Чарли обняла Вилли за плечи, удивляясь, что не испытывает ни гнева, ни страха.
– Вилли отведет нас туда, – сказала она.
– Я найду девочку, – бормотал Вилли. – Я знаю, где ее искать.
– Вилли долго пробыл в больнице, – добавила Чарли. – Он знает там все ходы и выходы.
Джо Лайонс потрогал повязку на своей обожженной руке и покачал головой.
– Сержант, – приказал он одному из своих подчиненных, – заберите отсюда тело. И помните, что головой отвечаете за рюкзак. – Он повернулся к остальным. – А теперь по машинам.
– Никаких машин, – отозвался Вилли. – Я не пойду с вами, если вы посадите меня в машину.


Ей было непонятно, зачем этот старик похитил ее.
Рот Дженни закрывал шарф, и от него уже начал идти неприятный запах. И все же Дженни впилась в него зубами, это был единственный способ сдержать слезы.
Она стала думать о старике. Он знал, кто ее отец, и он знал ее мать. И еще он знал тетю Тесс. У него был странный смешной акцент. И дряблые щеки. Из телевизионных сериалов Дженни было известно, как важно не упускать из виду подобные детали. Она попыталась припомнить, что еще следует не упускать из виду, но так ни до чего и не додумалась. Это было обидно, особенно если учесть, сколько таких историй с похищением она просмотрела. Дженни целые вечера проводила у телевизора, когда родители куда-нибудь уходили, только бы не попадаться на глаза бабушке Хобарт.
Может быть, старик имел какое-то отношение к бабушке Хобарт. Может быть, в завещании бабушки была секретная страничка, где говорилось, что от Дженни надо избавиться.
«И что только лезет тебе в голову, – сказала себе Дженни. – Ведь бабушка Хобарт умерла».
И все-таки Дженни помнила, что бабушка ее ненавидела. Ведь она не была такой хорошенькой, как мама или даже тетя Эллен. Особенно не к месту казались ее густые черные волосы, каких не было ни у кого в семье Хобарт, и еще темные глаза, совсем непохожие на глаза бабушки Хобарт и других родственников, чьи фотографии стояли на крышке покрытого шалью рояля в музыкальной комнате особняка.
Дженни знала, что она чужак. Только не понимала, по какой причине. И так и не решилась задать кому-нибудь этот вопрос. Теперь, если она вновь увидит маму, то обязательно ее об этом спросит.
От страха, переживаний, а может быть, от голода, она чувствовала боль в желудке.
Дженни услышала быстрый шорох и возню и зажмурила глаза. «Это всего-навсего птица», – успокоила она себя. Но в душе девочка понимала, что это не птица, она не раз видела крыс в конюшне и помнила, как они шуршат.
Она отвернула лицо от вонючего матраса и почувствовала сырость под собой. Она знала, что описалась. Помочилась в кровать. Дженни Хобарт, четырнадцати лет, помочилась в кровать.
Она снова вцепилась зубами в шарф и в тысячный раз спросила себя, в чем она виновата и почему ей грозит смерть.
* * *
– Это полное нарушение правил, – прокомментировал Джо, когда они через открытое окно проникли в подвал больницы.
– К черту правила, – услышала Чарли голос Питера. – Мне надо найти свою дочь.
Он назвал Дженни своей дочерью, и его слова, может быть, впервые прозвучали по-настоящему искренне.
– Давайте разделимся на группы, – предложила Марина, стоя на влажном бетонном полу подвала.
– Здесь распоряжаюсь я, – остановил ее Джо и тут же добавил: – Хорошо, давайте разобьемся на группы. Чарли и Марина пойдут с агентом Коннорсом. Они захватят с собой Вилли. Я и Питер пойдем с агентом Гринбергом и возьмем с собой Делл.
– Вот увидите, я первый ее найду, – вмешался в разговор Вилли.
– Не сомневаюсь, – подхватил Джо.
– Жаль, с нами нет Тесс, – заметила Делл.
Группы двинулись, каждая в своем направлении. Чарли шла, охваченная жалостью к Тесс.
– Хорошо, что ее нет с нами, ты только погляди вокруг, – сказала Марина, словно читая мысли Чарли.
Через кучи битого кирпича и мусора они пролезли в узкий тоннель.
– Дженни! – громко звала Чарли, и в ответ ей неслось глухое эхо.
– Дженни, где ты? – крикнула за ее спиной Марина.
Неожиданный шорох привлек их внимание. Чарли взглянула себе под ноги и вздрогнула от отвращения. Толстая серая крыса спряталась за кучей кирпича.
– Такой толстой можно и пообедать! – засмеялся Вилли.
Чарли взглянула на Марину, и та отвернулась.
– Дженни! – снова и снова уже слабым голосом безнадежно звала Чарли и шла следом за Вилли.
– Могу поклясться, что она в круглом доме. Или в шоковой комнате, – сказал Вилли.
– А что такое круглый дом? – спросила у Чарли Марина.
Чарли молча продолжала идти вперед.
– Круглый дом, – пропел Вилли, – это то место, где мы гуляем. Ходим и ходим по кругу. Физические упражнения способствуют умственному здоровью. – Он показал пальцем направо. – Круглый дом вон там. А шоковая комната в эту сторону.
Агент Коннорс остановился.
– Давайте разделимся. Так мы сэкономим время. Мисс Маршан пойдет с Вилли в круглый дом, а вы, миссис Хобарт, пойдете со мной.
Чарли быстро взглянула на Марину, но та успокоила ее кивком головы.
– Идите. Мы с Вилли отлично справимся вдвоем.


Марина последовала за Вилли в правую дверь и дальше по темному гулкому коридору. Скоро они дошли до второй двери, и Вилли налег на нее плечом. Дверь под его напором со скрипом отворилась. За ней была просторная комната. Огромная пыльная и сырая комната. Посередине стоял большой деревянный турникет. Вилли попытался покрутить его.
– Ничего не получается, – сказал он. – Он сломан. Ну как, вы теперь довольны?
– Но Дженни здесь нет, – ответила Марина. – У тебя есть еще какие-нибудь светлые идеи?
И тут Марина услышала звук. Приглушенный, он словно донесся откуда-то издалека. Марина обшарила глазами грязную серую комнату.
– Дженни! – в который раз крикнула она.
И снова тот же приглушенный звук.
Марина заметила дверь в стене, подбежала к ней и распахнула. И невольно прикрыла рот ладонью. Это была тесная каморка со стенами, обитыми чем-то мягким. Посреди каморки на старом матрасе лежала девочка, подтянув к животу коленки; ее руки и ноги были связаны, а рот закрыт шарфом.
– Дженни? – позвала Марина.
Девочка смотрела в сторону Марины огромными глазами, и Марина знала, что они темно-синие. Марина погружалась в их глубину, и перед ней возникал образ: она сама много-много лет назад. Марина смотрела и не могла наглядеться, и незнакомое чувство радостной завершенности и полноты жизни охватило ее душу. «Это Дженни», – произнес голос у нее внутри.
Девочка сдвинула брови и сказала что-то через шарф.
Марина глубоко вздохнула, стараясь взять себя в руки. Затем опустилась на колени рядом с матрасом и развязала веревки, освободив из плена свое дитя.
– Мамочка! – закричала Дженни, как только Марина развязала шарф, и слезы потекли у нее из глаз. – Где моя мама?
У нее дрожали губы и плечи.
Марина протянула руки и медленно привлекла к себе ребенка, прижала девочку к своей груди, к своему сердцу.
– Успокойся, – шепнула она. – Твоя мама рядом с тобой.
Она чувствовала у своей щеки прохладную щеку Дженни, плоть Дженни, которая некогда была ее плотью. Она чувствовала под руками кости Дженни, некогда такие маленькие и слабые, они теперь были сильными и крепкими. Она слышала легкое дыхание Дженни и знала, что именно она, Марина, сотворила такое чудо, она отказалась убить это прекрасное, великолепное существо, она дала ему жизнь. Она прижимала к себе свое дитя и гордилась, что родила его. Но Марина также помнила, что не она его вырастила и воспитала. Марина крепко прижимала к себе Дженни, стараясь навсегда запомнить этот миг, чтобы потом по желанию пробуждать воспоминание о нем. Наконец Марина шепнула Дженни:
– Твоя мама сейчас придет, девочка. Подожди немного.
Она укачивала Дженни в своих объятиях и стерла со своей щеки единственную выкатившуюся слезу.
– Дженни! – раздался за их спиной крик Чарли.
– Мамочка! – отозвалась Дженни. Она вырвалась из объятий Марины, встала и попыталась удержаться на ногах, но тут же упала обратно на матрас. – Я думала, меня никто не найдет.
Марина отодвинулась, уступая место Чарли.
– Господи, – воскликнула Чарли, все еще не веря своим глазам, – ты жива и здорова!
И Дженни протянула руки к единственной матери, которую она знала.
Марина некоторое время смотрела на счастливых мать и дочь, обнимающих друг друга, излучающих столько любви и счастья, что, казалось, в комнатушке стало светлее. Потом принцесса покинула мать и дочь, прошла мимо сияющего Вилли Бенсона, торжественно сдержанных агентов ФБР и удалилась по коридору туда, откуда пришла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные судьбы - Стоун Джин



мне очень понравился ваш роман, только я не поняла 25 глава это последняя, а то кажется что - что незакончалось, с Кем осталась Марина и что, стало с Аликсиси
Тайные судьбы - Стоун ДжинИрина Викторовна
13.08.2010, 9.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100