Читать онлайн По зову сердца, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По зову сердца - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По зову сердца - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По зову сердца - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

По зову сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

— Карен сейчас подойдет, — сказал Ричард и придвинул стул к кровати Джесс.
Она лежала в чистой больничной палате. Ее загипсованная нога по распоряжению врачей была высоко поднята.
Джинни стояла по другую сторону кровати, вцепившись в металлическую спинку. В вертикальном положении боль немного утихала.
— При чем здесь твоя мерзкая сестра? — спросила она. Джесс бросила на подругу взгляд, говоривший: «Заткнись!», но Джинни не обратила на это внимания. Хотя Карен — Живой Труп прибежала к Ричарду и рассказала ему о том, что и где случилось с Джесс, Джинни не считала ее союзницей. Равно как и Ричарда.
Ричард уселся на стул.
— Она не хотела причинить тебе боль. Карен надеялась, что убедит тебя уехать. Ей нужно было, чтобы вы все уехали.
— Она назначила мне встречу в лесу, — пояснила Джесс подруге. — И подписалась именем Ричарда.
— Всю эту историю затеяла она, — решительно возразила Джинни. — Карен написала письмо. И позвонила по телефону.
И Джесс, и Ричард кивнули.
— Так за каким чертом ей прогонять нас теперь? Откуда такая перемена?
— Наверное, она передумала, — предположила Джесс. — Карен испугалась, что кто-нибудь увидит нас с Мелани вместе.
Ричард прикрыл глаза.
— Если бы я только знал, что так терзало Карен много лет. Джинни фыркнула:
— Стеклышки на пляже. Может, в них ключ к разгадке?
— Я никогда не задумывался… — Ричард спрятал лицо в ладонях. — Господи, да я понятия не имел…
Джесс коснулась его руки.
— Ричард, я все еще чего-то не понимаю. Зачем Карен это понадобилось? Почему она решила связаться со мной через тридцать лет? И вот что еще… Она положила свою записку в конверт от одного из моих писем к тебе. Из тех, что я посылала из «Ларчвуда». Откуда у нее мои письма?
— Не спрашивайте его, — сказала Карен, неожиданно появившись в дверях палаты. На ней была длинная оранжевая юбка — точно такая же, как и та, что Джесс заметила между деревьями. В руках она держала шкатулку, похожую на ящичек для сигар. — Он этих писем не видел. Мне очень жаль, Джесс, что вы повредили ногу. Я не хотела причинять вам вреда…
— Карен, о каких письмах ты толкуешь? — перебил ее Ричард. — Джесс, ты писала мне письма из «Ларчвуда»?
— Могу подтвердить, — вмешалась Джинни. — Да это были не письма, а целые романы. Каждый Божий день.
Ричард взял Джесс за руку:
— Джесс, я не получал никаких писем. Я не знал…
— Конечно, не знал, — кивнула Карен. — Их пересылали отцу Джесс.
Теперь растерялась даже Джинни. Ричард взял у сестры ящичек и извлек оттуда пачку розовых конвертов, перевязанных лентой.
— Здесь еще есть газетная вырезка, — сказала Карен. — Извещение о свадьбе Джесс. Благодаря этому я узнала ее новую фамилию и нашла ее гринвичский адрес.
Взгляд Джесс был прикован к пачке старых писем.
— Ничего не понимаю, — изумилась она. — Где вы их взяли?
Карен засмеялась — печально, почти горько. Этот смех вызвал у Джинни что-то похожее на сочувствие, хотя минуту назад она не поверила бы, что способна испытывать сочувствие к Живому Трупу.
— Я нашла этот ящик в потайном отделении старого письменного стола, — объяснила Карен.
— Какого еще письменного стола? — удивился Ричард.
— Того, что я приобрела на распродаже несколько лет назад.
Ричард тряхнул головой.
— Погоди. Ты купила на распродаже стол, а в нем лежали письма, предназначавшиеся мне? Карен, но это невероятно.
— О нет, — торжественно возразила Карен, и ее взор устремился куда-то вдаль. — Один домовладелец из Уэст-Чопа распродавал старую мебель. Много лет назад я прибирала и стряпала в этом доме. Его снимал каждое лето человек, называвший себя Гарольдом Диксоном.
Джинни прислонилась к стене. Ей никак не удавалось уловить смысл в словах Карен. Она посмотрела на Джесс, но та была сбита с толку так же, как и Ричард.
— Я знала, что глупо с моей стороны, — продолжала Карен с тем же отсутствующим видом, — влюбиться в курортника. Но он был красив и очень добр ко мне. И не рассердился, когда после смерти мамы я сказала, что не могу уехать с ним из-за Мелли. Он не рассердился. Он все так же приезжал каждое лето и любил нас обеих — Мелли и меня. И я не знала, что его звали не Гарольдом Диксоном. Его настоящее имя — Джеральд Бейтс.
В палате воцарилось тягостное молчание. Далеко не сразу до Джинни наконец дошло, о чем говорит Карен.
Джесс тоже наконец все поняла.
— Мой отец? Это был папа?
— Я звала его Бритом, а он называл меня Янк. И я не думала, что он мне лгал.
Джесс стала белой как больничная простыня.
— О нет… — выдохнула она.
— Да, — твердо возразила Карен, в глазах ее стояли слезы. — Он любил меня, по-настоящему любил. Сначала, наверное, он приезжал посмотреть на Мелли. Увидеть, как она растет, убедиться, что ей хорошо. Конечно, Брит не собирался заводить здесь, на острове, роман. Но потом влюбился в меня. Это не было шуткой. — Карен дотронулась до отшлифованного морем стекла в серебряной оправе, которое висело у нее на груди. — А потом он не приехал. И не приезжал уже никогда. Прошли годы, и его домовладелец устроил распродажу. Мне захотелось купить что-нибудь на память о нем, и я выбрала этот стол. Брит работал за ним в кабинете, приезжая сюда. И только в этом году мне понадобился тайник для моих любимых стеклянных камешков, и я наткнулась на это отделение. Только тогда я узнала, кто он на самом деле.
— И он оказался отцом Джесс, — заключил Ричард.
Карен кивнула:
— И дедом Мелли. Не знаю, зачем он хранил эти письма. Возможно, хотел когда-нибудь отдать их Ричарду.
— Но как они попали к нему?! — воскликнула Джинни. — Ведь Джесс отправляла их Ричарду. По почте. Я не раз видела… О Боже! — вдруг воскликнула она.
— Все письма лежали в большом конверте, на котором был написан адрес Джеральда Бейтса, — сообщила Карен. — Вот так я узнала настоящее имя того, кого считала Гарольдом Диксоном. Я разозлилась так, что уничтожила большой конверт, но обратный адрес…
— Бад Уилсон, — перебила ее Джинни. — Недоумок шериф по совместительству был почтмейстером.
— Точно, — подтвердила Карен. — Письма отправлял Бад Уилсон.
— Он не отправлял твои письма по назначению, Джесс, — задумчиво пояснила Джинни.
В глазах Джесс застыл немой вопрос.
— Наверное, папа подкупил и его, — наконец сказала она.
— Видимо, ваш отец очень любил вас, — заметила Карен. — Когда-то я думала… — Она отвернулась и уставилась в окно. — Я думала, что он любил и меня. Но я не видела его столько лет…
— Сколько лет? — осторожно спросила Джесс.
— Последний раз он был здесь в восемьдесят втором году. После этого все мои письма к нему возвращались.
Джесс отвела взгляд от Карен.
— Он умер в октябре восемьдесят второго.
Если до сих пор атмосфера в палате была удушливо тяжелой, то теперь воздух стал вязким. Казалось, здесь невозможно дышать, как будто кто-то нажал на кнопку «пауза» на пульте дистанционного управления. Карен опустила голову.
— Значит, он все-таки любил меня, — проговорила она. — Он меня не бросил. Он умер.
— Да, он умер, — подтвердила Джесс.
Карен ахнула и опять дотронулась до сувенира на груди. — А я и не знала, что он ездил в Вайнард, — призналась Джесс.
— Двенадцать раз, — сказала Карен. — Каждое лето.
— Отец видел, как растет моя дочь.
— Да, Джесс. Он был добрым человеком. Он любил Мел-, ли и меня. На свой особый британский манер. — Карен погладила стеклянную драгоценность и закрыла глаза. — Понимаете, для меня он был Брит… Я уже говорила… А он звал меня Янк…
И Карен погрузилась в мир воспоминаний, недоступный ни для одной живой души, кроме ее собственной.
— Не понимаю, Филип, почему ты не объяснил Мелани, — сказала Лайза, когда он остановил машину Джесс на стоянке возле больницы.
Филип выключил мотор и улыбнулся:
— Да все дело в том, что Мелани не такая, как мы. У нее нормальная семья, и ей не приходится заниматься нелюбимым делом. По крайней мере такое у меня сложилось впечатление. Мелани удалось остаться собой.
— О чем это ты?
— В частности, о том, что образ жизни респектабельного юрисконсульта мне претит. Не знаю, связано это с моим прошлым или нет. В общем, по-моему, Мелани по-настоящему счастлива. Мы не имеем права разрушать ее счастье, потому что наши жизни сложились… несколько не правильно.
— Наши жизни? Говорите, пожалуйста, за себя, господин адвокат. Лично я вполне довольна. Между прочим, я — звезда Голливуда, возможно, вы не обратили на это внимания.
— Да нет, обратил. Но при этом подумал, что, может, и тебе не всегда приятно быть звездой.
— Ты не понимаешь, о чем говоришь.
— Лайза, ты милый, хороший, добрый человек. Как же в твоей жизни появился Брэд? Извини, но меня не устроит объяснение вроде того, что в него вдруг вселился дьявол и он однажды утром приставил тебе нож к горлу без всяких причин. Этот человек с самого начала намеревался шантажировать тебя или Джинни.
Лайза отвела взгляд, и Филип погладил ее по руке:
— Лайза, я очень хорошо отношусь к тебе. Наверное, я полюбил тебя, хотя не вполне понимаю точное значение этого слова. Ты вернешься в Лос-Анджелес и будешь жить своей жизнью, но прошу тебя, посмотри по-другому на то, что происходит, иначе нарвешься на нового Брэда Эдвардса. Я не желаю тебе такого.
Ее топазовые глаза подозрительно заблестели. Филип скорее умер бы, чем причинил ей боль, но сейчас он чувствовал, что прав. Знал, что обязан помочь Лайзе разобраться в себе. Она будет честна с ним лишь в том случае, если перестанет обманывать себя.
— Ты прав, — помолчав, призналась она. — Хотя еще многого не знаешь.
Дождь яростно бил в ветровое стекло.
Филип взял Лайзу за руку.
— Я весь внимание.
— Вначале Брэд собирался судиться с Джинни за наследство Джейка. Ему нужны были деньги на адвокатов. Я не могла их достать. Хорошо зная Джейка, я понимала, что, если он составил завещание в пользу Джинни, обойдя собственных детей, значит, имел на то основания. Я пыталась объяснить Брэду, что Джейк не мог находиться под влиянием Джинни. Она просто любила мужа. В известном смысле он спас ее от гибели. По-моему, всех, кто был у нее до Джейка, мама просто использовала. Если он оставил ей деньги, значит, сам так пожелал. Джинни, кстати, отказывалась, но он проявил твердость.
— Значит, Брэд прибег к шантажу после того, как ему не удалось раздобыть денег, чтобы возбудить процесс против Джинни?
— Ну да, — ответила Лайза. — И тогда я поняла, что Брэд никогда меня не любил, а только использовал, чтобы добраться до денег. И ведь Джинни пыталась мне это объяснить…
— И ты прогнала его?
— А как же иначе! Он потребовал, чтобы я выбрала его или Джинни. До двадцати пяти лет я не знала» ее. Да, она несколько… эксцентрична. Но я люблю ее, потому что она моя мать.
Филип поднес к губам руку Лайзы:
— Ты даже не представляешь себе, какая ты замечательная.
— Думай что хочешь, Филип. Но мне нравится сниматься на телевидении.
— Сниматься — допускаю. А быть звездой?
Лайза улыбнулась:
— Признаться, нет. Терпеть не могу видеть свое лицо на обложках журналов. Ненавижу, когда меня узнают на улицах.
Филип улыбнулся:
— Так я и знал. Ты слишком сложная натура, чтобы увлекаться подобной мишурой, и к тому же очень страстная.
Она прижала ладони к его щекам.
— Скажи на милость, откуда тебе известно, что я именно такая?
Не ответив, Филип погладил ее по волосам, стер слезы со щек и поцеловал. Языки их соприкоснулись — сначала чуть-чуть, потом сильнее, напористее. И пламя вспыхнуло.
— Поняла? — спросил Филип, оторвавшись от ее губ. — Ведь ты забыла, что мы сидим в машине возле травматологической больницы.
— Забыла. — В голосе Лайзы чувствовалось легкое смущение. — Похоже, я о многом забываю, когда ты рядом.
— Гм… Ладно, мы потом обсудим, как решить эту проблему. А сейчас я должен увидеть Джесс.
— Да-да, конечно. Не знаю, Филип, сколько мы еще здесь пробудем, но эту ночь я проведу с тобой.
На губах Филипа заиграла улыбка.
Брэд выжил. Дик сообщил Джинни эту неприятную новость, приехав в больницу. Брэд с тяжелым сотрясением мозга, но в сознании находился в этой же больнице, только в другом конце коридора.
Филип и Лайза осведомились о самочувствии Джесс и с изумлением выслушали историю Карен. Когда восклицания и вздохи закончились, Филип обратился к Джинни:
— Думаю, стоит заняться Брэдом. И лучше всего немедленно.
Джинни отметила мысленно, что все это время Филип не выпускал руку Лайзы.
— Все вы, ребята, забыли, что я тоже инвалид, и никому нет никакого дела до моей спины, которая адски болит.
— Может, попросить, чтобы тебя тоже положили в больницу? — предложил Дик.
— С ума сошел? Я больниц боюсь как огня.
— Тогда давайте действовать, — сказал Филип. — Разговор с Брэдом я беру на себя.
Джинни посмотрела на лежащую Джесс, на сидящего рядом с ней Ричарда, на Дика, Филипа и Лайзу. На Карен она не взглянула.
— Мама, Филип прав, — вставила Лайза. — Давай покончим с этим мерзким делом.
Дик обнял Карен за талию.
— А нам с тобой, — тихо проговорил он, — лучше оставить Ричарда и Джесс. Им есть о чем поговорить.
Джинни поняла, что ее тоже выпроваживают и спорить не имеет смысла.
— Хорошо, идем, — нехотя согласилась она. — Я пойду с вами к Брэду. Но не гарантирую, что воздержусь от убийства.
— Врач говорит, что тебе надо пролежать здесь только одну ночь, — сказал Ричард, когда все вышли из палаты.
Джесс кивнула. Острая боль в лодыжке утихла, и теперь Джесс с трудом преодолевала сонливость. Чистые простыни вместо раскисшей земли, присутствие людей, ощущение вернувшейся жизни — все это согрело и успокоило ее.
— Я знал, что у Карен кто-то был, но ни разу не видел этого человека, — сказал Ричард. — И уж конечно, не думал, что это твой отец.
— Нет, один раз ты видел его, — возразила Джесс.
— Ах да, на похоронах твоей матери.
— Когда…
— ..на заднем сиденье… — Ричард провел рукой по волосам. — Когда он приезжал летом, Карен преображалась. Она была веселой и счастливой.
Джесс попыталась представить себе отца рядом с Карен. Она помнила, как сама не желала видеть отца, считая, что он не любит ее… А отец приезжал сюда, любил сестру Ричарда, любил дочь Мелани. Он был способен любить… По-своему, но способен.
Ричард сжал ее руку.
— Ты устала. Давай поговорим завтра.
Джесс удержала его.
— Я все обдумала. Если ты решишь, что Мелани не стоит ничего знать, я не буду настаивать. Поверь, я хочу, чтобы она была счастлива. Зачем ее расстраивать?
Она быстро погружалась в сон.
— Поговорим завтра, — донесся до нее голос Ричарда.
— Шантаж карается законом, — сообщил Филип человеку с перевязанной головой, лежащему на кровати. — Если будете продолжать в том же духе, не сомневаюсь, что проведете в известном месте довольно много времени. Тюрьма — не самое приятное место для таких ребят, как вы.
Брэд молчал.
— Филип об этом позаботится, — добавила Джинни. — Он не только мой друг. У него есть связи в высоких сферах.
Филипа поразило, что Джинни так ловко блефует. Сам он надеялся, что у Брэда нет знакомых вроде отца Николь, какого-нибудь юриста, занимающегося не только разводами, и умеющего законными способами творить несправедливость.
Николь… Теперь Филип не понимал, что находил в этой самовлюбленной и самонадеянной студентке. Как бы ни сложилась его жизнь в дальнейшем, он радовался, что ему не придется провести долгие годы с Николь.
— Мы даем вам время одуматься, — обратился Филип к Брэду. — Хотя обвинение можно предъявить вам уже сейчас. Попытки вымогательства вполне достаточно для того, чтобы изолировать вас по меньшей мере на несколько лет.
Филип не знал, так ли это: все же прошло немало времени с тех пор, как он изучал уголовное право в колледже. Но Брэд ничего не заподозрит.
— Вы ни хрена не докажете, — бросил Брэд.
Филип усмехнулся:
— Ошибаетесь. Вы пытались изнасиловать миссис Эдвардс.
Брэд поправил подушку, приподнялся и сжал кулаки.
— Это она напала на меня!
— Чушь, — отозвался Филип. — Джинни говорит совсем другое.
— Она врет, — прохрипел Брэд.
— Сомневаюсь, что присяжные поверят вам. К тому же вашу репутацию в глазах закона нельзя назвать незапятнанной.
Брэд хотел что-то сказать, но только махнул рукой.
— На вашем месте, — продолжал Филип, — я бы сократил расходы. Возможно, объявил бы себя банкротом. Продал «порше». В этом случае ваши кредиторы на время успокоятся. Начните жизнь сначала, Брэд. Постарайтесь для разнообразия заняться полезным делом..
Филип обнял одной рукой Лайзу, другой — Джинни. Сейчас он чувствовал себя благородным героем из книжки комиксов, но и такие персонажи иногда бывают полезны друзьям.
— И очень советую вам, — добавил Филип, провожая дам к двери палаты, — держаться подальше от миссис Эдвардс и мисс Эндрюс. Иначе вы очень скоро раскаетесь.
Выйдя в коридор, Филип поднял руку, чтобы ослабить узел галстука, и тут же вспомнил, что галстука на нем нет. Джинни обняла его, а Лайза одарила нежным поцелуем. И это мгновение Филип Аршамбо не променял бы ни на каких Макгиннисов и Смитов на свете.
— Я в порядке, Мора, — сказала Джесс в трубку. — Вчера подвернула ногу, но скоро поправлюсь.
Она прикрыла глаза, едва слыша неизбежные вопросы типа «Как это случилось?», «С тобой точно все в порядке?», «Хочешь, мы с Тревисом приедем?».
— У меня действительно все нормально, — терпеливо повторила Джесс.
Так оно и было. Уходя, Ричард поцеловал ее в лоб и прошептал: «Как мне жаль, Джесс. Я очень виноват перед тобой». И она поняла, что больше ей ничего не нужно. Да, этого было достаточно. Достаточно для того, чтобы жить. Она увидела дочь, убедилась, что та жива, здорова и счастлива. Увидела и внучку, похожую на нее. Теперь Джесс было известно все — от начала и до конца.
— Мама, так ты нашла ее? — спросила Мора.
— Нашла ее?
— Твою… дочь. Она с тобой?
Голос Моры по-детски дрожал. От робости, да и от страха, пожалуй. Джесс еще раз убедилась в правильности своих умозаключений: Мора почувствовала угрозу, испугалась, что ее жизнь переменится, что она потеряет свое место в сердце матери и уже не будет единственной. Джесс поняла: ей придется немало потрудиться, чтобы избавить Мору от этого страха. Но ради Моры потрудиться стоит.
Она улыбнулась:
— Да, родная, я видела ее. Но она не со мной. У нее маленькая дочка, очень похожая на тебя в детстве.
Мора помолчала.
— Правда?
— Замечательная малышка. А Мелани явно счастлива.
Снова молчание.
— Это хорошо.
— Да, Мора, это хорошо. Именно это мне и надо было узнать. Я вернусь домой через несколько дней, и мы с тобой еще поговорим, если захочешь.
— Да, мамочка, я очень этого хочу.
Движения уже не причиняли Джинни особых мучений. Она сидела на веранде рядом с Диком. Живого Трупа поблизости не было.
— Наверное, она в Уэст-Чопе, — предположил Дик. — Собирает стекляшки.
— Дик, ей нужна помощь, — неожиданно для самой себя сказала Джинни.
— Знаю. Я много лет почти не обращал на нее внимания. Карен всего сорок девять, ей еще долго жить. Постараюсь помочь дочери найти счастье. — Он помолчал. — А ты, Джинни? Что будешь делать? — Наверное, не стану больше пялиться в телевизор и пожирать тостики. Не знаю, чем займусь. Я уже не так молода, чтобы посвящать себя новому делу, да и способностей у меня никогда не было.
— Но ты вернешься в Лос-Анджелес?
— Конечно. Там мой дом.
— Я надеялся уговорить тебя остаться здесь.
— Ты что, хочешь, чтобы я остаток жизни провела на диком острове?
— Бывают места и хуже.
Боль в спине усилилась. Джинни вспомнила, какую доброту проявил к ней этот человек, как нянчил ее, каким был любовником. Благодаря ему Джинни преодолела страх к мужчинам, появившийся у нее после смерти Джейка, и снова почувствовала себя женщиной.
— Не знаю, Дик. Сейчас мне надо поехать домой и поразмыслить. Я все еще тоскую о муже. Только не обижайся.
— Никаких обид.
— Еще я должна решить, что делать с его фирмой. Не поверишь, но я до сих пор в душе не оставила мысли о том, чтобы самой возглавить ее.
Дик от души рассмеялся:
— Уверен, тебя ждет невероятный успех. Ты покажешь заправилам Голливуда где раки зимуют.
Джинни улыбнулась, внезапно подумав', что у нее действительно есть шанс добиться успеха, хотя она и не представляла, как это осуществить.
Дик погладил ее по руке.
— Но когда-нибудь ты захочешь отдохнуть. А этот «дикий» остров никуда не денется по крайней мере еще тысячу лет. И я тоже никуда не денусь.
Джинни улыбнулась ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По зову сердца - Стоун Джин



Это продолжение "Грехов юности". По-моему, история с Мелани несколько накрученна, но книга все равно хорошая.
По зову сердца - Стоун ДжинЮрьевна
8.03.2016, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100