Читать онлайн По зову сердца, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По зову сердца - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По зову сердца - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По зову сердца - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

По зову сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— Да какая, черт возьми, разница? — не унималась Джинни. — Все равно до завтрашнего вечера ты никуда не уедешь. Даже если Мелани ничего не известно, даже если ты решишь, что ей не следует знать, выясни все до конца хотя бы для себя.
Джесс перевернулась на бок и посмотрела в глаза Джинни. И почему подруге все так ясно в этой жизни, как будто она никогда не изведала горя?
— Я думала, ты поймешь, — тихо сказала она. — Джинни, мне очень тяжело. Я благодарна судьбе за то, что у меня есть, и не желаю вмешиваться в чужую жизнь.
— Пять лет назад ты думала иначе, поэтому и организовала встречу.
Джесс закрыла глаза.
— Наверное, тот опыт чему-то научил меня. Сын Сьюзен не захотел о ней слышать; Филип встретился с Пи-Джей только для того, чтобы увидеть, как она угасает; ты… из всех нас только у тебя жизнь изменилась к лучшему. Видимо, двадцать пять процентов счастья не стоят семидесяти пяти процентов боли.
— Ты свинья, — бросила Джинни.
— Наверное.
Так как Джинни молчала, Джесс открыла глаза и посмотрела, здесь ли она. Подруга стояла у окна, глядя вниз, на зеленый газон.
— Итак, из-за твоей проклятой чувствительности, — снова заговорила она, — Живой Труп одерживает победу.
— Не называй ее так, Джинни. Ее зовут Карен.
— Карен, Шмарин… Это ее ты так испугалась, что решила бежать?
— Карен тут совершенно ни при чем. Ее я ни капельки не боюсь. Понятно, что писала и звонила она, но с тех пор, как мы сюда приехали, Карен ровным счетом ничего не сделала.
— Она — кусок дерьма.
— А по-моему, это одинокая, несчастная женщина.
— И потому Карен трогательно собирает бутылочные осколки, — подхватила Джинни с издевкой. — А тебя не беспокоит, что именно она воспитывала твою дочь после того, как жена Дика протянула ноги? Не беспокоит, что она имеет влияние на твою дочь?
— Джинни, я уверена, у Мелани все в порядке. У нее прекрасная девочка и хорошая работа. Если Мелани воспитала Карен, то, судя по всему, ее остается только поблагодарить.
— Чушь, собачья! Кусок дерьма твоя Карен. Почему, интересно, она не вышла замуж?
— Может, как раз потому, что занималась моим ребенком.
— Что же она так изменилась? Зачем гадит своей семье?
Джесс снова легла на спину.
— Не знаю, Джинни, не знаю. Но только жалею, что затеяла все это.
Джинни подошла ближе и присела на край кровати.
— У тебя плохая память.
Джесс закрыла глаза.
— В чем дело?
— Затеяла все это не ты.
— Я могла бы просто забыть про письмо и про звонок.
— А про Ричарда ты тоже могла бы забыть?
Ричард. Джесс прищурилась от невыносимой боли. Она вспомнила Мелани и Сару на пришкольной площадке, а затем Ричарда — молодого, семнадцатилетнего.
— Наверное, ты просто боишься встретиться с ним, — продолжала Джинни. — Боишься, что плюнешь ему в глаза, хотя он заслуживает именно этого. Ты говоришь, будто тебе известно кое-что о страдании. По-моему, ты не знаешь и азов. Нельзя понять, что такое страдание, пока не начнешь страдать. Пока страдание не вывернет тебя наизнанку.
— Полагаю, я достаточно выстрадала в жизни.
— Я тоже так думала, пока Джейк не умер. — Голос Джинни дрогнул. — Можешь считать, что Мора — твое оправдание, если тебе угодно, но не обманывай хотя бы себя.
Вздохнув, Джесс взглянула на подругу. Наверное, Джинни права. Страх перед новым страданием заставляет ее бежать.
— Дорогая моя, — начала Джинни, поднимаясь, — не выяснив все до конца, ты будешь мучиться всю оставшуюся жизнь. И раскаиваться. Впрочем, решай сама. Я прогуляюсь в город, куплю сувениры и пораскину мозгами, как убедить мою дочь не давать подонку-пасынку ни одного гребаного цента. — Подойдя к двери, она остановилась. — Джесс, подумай над моими словами. Невозможно избежать страданий. Но пока мы живы, нам надо бороться за счастье.
Она почувствовала необходимость позвонить Море. После прибытия в Вайнард Джесс еще ни разу не связалась с детьми, хотя привыкла регулярно разговаривать с ними по телефону ради того, чтобы услышать их голоса и убедиться, что с ними все в порядке. Звонок не вызовет подозрений у Моры; она не подумает, будто мать звонит лишь потому, что решила вернуться к прежней жизни, осознав нелепость поисков другой дочери.
Сейчас она услышит голос Моры и успокоится.
Но вначале Джесс позвонила в мастерскую. Карло сказал, что дела идут хорошо и ей незачем торопиться с приездом. Нажав на рычаг, она набрала другой номер.
К телефону подошел Тревис.
— Привет, родной, — сказала Джесс и вздрогнула: ведь именно так обратилась Мелани к Саре.
— Привет, мама. Как у тебя дела? Развлекаешься?
— Да, солнышко. Тут, в Вайнарде, просто здорово. А что у вас? Как Мора?
— У нас все нормально. Я работаю как вол. Похоже, быть садовником мне не хочется. Уж больно тяжело.
Джесс рассмеялась:
— Ну, трудностей ты никогда не боялся.
Из всех детей один Тревис не относился к материальному благополучию как к чему-то само собой разумеющемуся.
— Мне еще не приходилось таскать столько бревен. Когда ты приедешь?
— Пока не знаю.
— Ладно, отдыхай. Моры постоянно нет дома, так что я понемногу учусь готовить.
Джесс живо представила, как неуклюжий юноша хлопочет на кухне.
— И что же ты готовишь?
— Курицу.
— Вымой ее как следует.
Тревис жалобно застонал;
— Конечно, я же не дебил.
Джесс снова засмеялась:
— Мора дома?
— Не знаю. Сейчас посмотрю.
Джесс не успела остановить его — он закричал:
— Эй, Мора! Мама звонит!
Джесс перевела дыхание. Надо взять себя в руки, чтобы голос не выдал ее и Мора ни о чем не догадалась.
— Мора! — вновь прокричал Тревис.
Шли секунды. Должно быть, ее нет дома.
В трубке что-то щелкнуло.
— Мама? — спросила Мора.
— Да, родная, это я. Звоню просто так.
— Где ты?
Джесс быстро оглядела комнату, словно забыла, где находится.
— Еще здесь, в Вайнарде.
— А-а. А подруга с тобой?
— Джинни? Да. Нам хорошо вдвоем.
— Ага. — Мора помолчала. — Мама, что ты там делаешь?
— Я же тебе сказала: Джинни недавно похоронила мужа, и я стараюсь ее поддержать.
— Ты нашла ребенка?
Вопрос Моры бритвой полоснул Джесс. Мора и Тревис — единственная ее опора, но они не заполняют всю жизнь. Иногда — как сейчас, например, — Джесс чувствовала, что у нее должно быть что-то личное. То, что она обязана сделать, иначе будет мучиться до конца своих дней.
— Мама, я знаю, для чего ты туда поехала, — продолжала Мора. — Вчера звонила некая Лоретта Тейлор и просила тебе передать, что Мейбл Адамс умерла. Она узнала точно.
— Да, — ответила Джесс. — Я уже знаю.
— Она упомянула Вайнард. Я сказала, что ты сейчас там. И она решила, что ты нашла своего ребенка. Вот и все.
Джесс молчала. Она не могла говорить.
— Мама, я считала, что ты поставила точку в той истории.
— Родная моя…
— Это нечестно, мама. По отношению к нам с Тревисом.
Джесс отметила, что Мора не упомянула Чака, словно тот перестал быть членом семьи после того, как переехал в Манхэттен и сблизился с отцом. По-видимому, неделя на Багамах все же не восстановила связь Моры с Чарльзом.
— Родная, я не прошу, чтобы ты поняла, — заговорила Джесс. — Как и ты не просила меня понять, когда решила провести весенние каникулы с отцом. — Она умолкла, почувствовав вину. — Мора, это дело я должна закончить. Тебе придется с этим смириться. И знай, что ты тут ни при чем.
Помолчав секунду, Мора ответила:
— Жаль, что ты не призналась нам с самого начала. Не объяснила, зачем ты едешь.
— А если бы я объяснила, как бы ты к этому отнеслась?
— Я бы сказала, что категорически против.
В висках Джесс застучала кровь.
— И мне пришлось бы говорить о том, что каждый из нас имеет право на собственную жизнь, что мы должны уважать чувства друг друга и тому подобное. Похоже, ты еще не проходила это по психологии.
— Хорошо, мама, — резко бросила Мора. — Намек понят.
Джесс откашлялась.
— Значит, до встречи. Когда приеду домой, мы с тобой еще потолкуем.
— Конечно, мама. До свидания.
Сидя на кровати с трубкой в руке, Джесс думала о том, что жизнь в ее семье уже не вернется в прежнее русло. Тем не менее она была уверена: Джинни права. Избежать страданий невозможно. Но если Джесс отступит сейчас, то очень скоро пожалеет об этом. Следовательно, пора перестать капризничать и встретиться с Ричардом. Так она решила, и пусть Мора думает о ее решении что угодно.
Джинни купила свитер, для Консуэлло, золотой брелок для Лайзы (ювелирный магазин она отыскала на карте) и мини-платье для себя. Это платье свободного покроя привлекло ее тем, что отлично скрывало все недавно появившиеся лишние округлости. Собственно говоря, Джинни теперь не слишком заботил ее внешний вид, так как она больше не нуждалась в мужском внимании. Однако короткий флирт с Диком Брэдли разбудил в ней что-то — не разжег потухший костер, нет, но она почувствовала тепло. У него добрая улыбка, заразительный смех… Черт возьми, если Джесс решит остаться еще на пару дней, у Джинни появится возможность проверить, вернется ли к ней способность испытывать сексуальное влечение. К тому же, возможно, удастся заставить его поведать правду о событиях тридцатилетней давности. Мужчины, как известно, порой говорят в спальне то, чего ни за что не сказали бы в другой обстановке. Тем более в комнате, где тикают часы, напоминая о быстротечности времени и о том, что сердце может остановиться в любую минуту.
Джинни вышла из магазина одежды и подошла к книжной лавке, которая называлась «Гроздь винограда» — нелепое название, в особенности для острова под названием Вайнард
type="note" l:href="#FbAutId_12">note 12
и для городка, где не продается вино. Вдруг она услышала, как кто-то окликнул ее по имени с противоположной стороны улицы. Джинни обернулась и увидела возле летнего кафе Филипа, приветственно махавшего рукой.
— Джинни! — крикнул он. — Лайза здесь. Присоединяйтесь к нам.
Она не стала искать пешеходный переход. Водитель приближавшегося грузовика дал гудок, но Джинни не показала ему средний палец
type="note" l:href="#FbAutId_13">note 13
, что непременно сделала бы, если бы ее не видела Лайза. За последние несколько дней Лайза и так узнала о Джинни много.
— Так что же, мы остаемся до завтра? — Филип пододвинул к столику стул для Джинни.
Джинни бросила на соседний стул свои сумки, как будто набитые кирпичами, и уселась.
— У нас нет выбора. Между прочим, старик Брэдли сказал мне, что завтра приезжает Ричард. Честно говоря, не знаю, захочет ли Джесс встретиться с ним.
— Почему это она не захочет с ним встречаться? — вскинулась Лайза.
Джинни пожала плечами.
К ним подошла официантка.
— Мне котлету с картошкой фри, — заказала Джинни. Ее взгляд упал на сумки, и она вспомнила про свое мини-платье. — Хотя нет, погодите. Дайте мне салат, масло и уксус.
Ее не волновали лишние двадцать фунтов, которые она набрала после смерти Джейка, но охмурять мужчину легче, когда ты не слишком пухлая.
Официантка приняла заказ и удалилась. Джинни достала из сумки небольшую коробочку и поставила рядом с тарелкой Лайзы.
— Это тебе. Подарок к Дню поминовения.
Лайза осторожно открыла крышку и вынула золотой брелок.
— Ух ты! — воскликнула она и быстро поцеловала мать в щеку. — Какая красота!
Джинни вздохнула:
— Мне хотелось, чтобы ты знала: я очень рада тебе.
Она не добавила, что рада главным образом тому, что Брэда нет рядом с Лайзой, что он убрался в Лос-Анджелес.
— Я не могла не приехать. — Лайза заглянула матери в глаза, и та поняла, что дочь угадала ее мысли и не рассердилась. — Мне очень хочется чем-нибудь помочь Джесс. Она такая добрая…
— Джинни, — вставил Филип, — нам с Лайзой кажется, мы могли бы кое-что сделать.
Джинни вскинула брови. Филип продолжил:
— Мы решили сходить к Мелани. Возможно, если мы придем к ней вдвоем… Мы одного возраста… Все росли в чужих семьях…
Джинни решительно покачала головой:
— Уверена, что Джесс будет рвать и метать.
— Почему? — удивилась Лайза. — Она в корне изменила нашу жизнь, не спрашивая нас, а теперь мы хотим сделать для нее то же самое.
— Это не одно и то же, — возразила Джинни и вдруг замолчала: ей показалось, что на нее кто-то смотрит.
«Она обернулась и увидела на противоположной стороне улицы Живой Труп. Карен стояла, неподвижно уставившись на них.
— Черт возьми! — Джинни рывком встала. — Мне надоела эта дрянь.
Она решительно шагнула вперед, но Филип успел ее удержать.
— Не надо, Джинни. Оставьте ее в покое.
— Это всего лишь вонючий кусок дерьма.
— Знаю. Но у нее, наверное, проблемы с головой. Не трогайте эту женщину.
— Вы говорили с ней?
— Один раз, совершенно случайно. Она приняла меня за человека по имени Брит. Я пытался заговорить с ней, но Карен удрала.
Глядя на стоящую как статуя женщину, Джинни вдруг поняла, что Дик Брэдли, какова бы ни была его роль в давних событиях, связанных с Мелани, тоже страдал. Но страдала и Джесс. И Джинни тоже. И ей осточертело все время что-то вынюхивать, притворяться и лгать. Пора наконец действовать решительно, и не важно, что скажет по этому поводу Джесс. Если она не хочет встречаться с Ричардом — никто ее не заставляет, но самой Джинни нужна правда. И пора сказать правду Джесс. А после этого Джинни улетит в Лос-Анджелес и раз и навсегда разберется с Брэдом.
Она гордо вскинула голову.
— Раз вы решили побеседовать с Мелани, не стану вас отговаривать. — Джинни взглянула на сумку, в которой лежало новое платье. — У меня самой тоже есть кое-какие планы.
Карен отвернулась от троих людей, сидевших в кафе, и пошла вниз по Мейн-стрит, к тому единственному месту, где могла обрести покой.
«Завтра, — вновь и вновь повторяла про себя Карен. — Если завтра они ничего не предпримут, я возьму инициативу на себя».
Завтра.
Она медленно двигалась в сторону Уэст-Чопа, глядя в землю. Может, сегодня вернется Брит. Если бы он не уехал, Карен ничто сейчас не интересовало бы. Она была бы замужем, у нее были бы свои дети, и ей не было бы никакого дела до отца, Ричарда, до того, кто родил Мелли. Если бы с ней был Брит.
И вот сегодня он, быть может, вернется. И увидит, что Карен собирает на пляже стекляшки, точно так же, как они собирали их вместе. И Брит найдет для нее особенную стекляшку, как тогда, давно. А она сделает ожерелье — уже не для Мелли, а для себя. Длинное-предлинное ожерелье, браслет и корону из морского стекла. Она наденет эти украшения в день свадьбы, свадьбы Брита и Янк, которая откладывалась столько лет.
Карен будет такой же красивой, как девушка на странице «Нью-Йорк тайме», в которую завернуты письма, адресованные юноше по имени Ричард.
Она будет такой же красивой, как девушка из высшего общества с выцветшей фотографии, ту девушку звали Джессика Бейтс… Она, как объяснили Карен, отказалась от своего ребенка, а ее отец заплатил отцу Карен за то, чтобы его внучку вскормили и воспитали. Карен убедили, что Мелли не нужна той девушке.
И она поверила. И верила всю жизнь, до тех пор пока не обнаружила письма. А прочитав эти письма, отделила правду от лжи.
Карен подняла глаза к голубому небу. Сердце ее заныло — она почувствовала, что Брит сегодня не вернется. Как, впрочем, и завтра.
Джинни, Лайза и Филип уговорили Джесс поужинать с ними.
— Мы найдем хорошее место, — решительно заявила Джинни, — где ты получишь питание, необходимое твоему организму.
На самом деле Джинни искала повода обновить мини-платье. Она должна хорошо выглядеть, вернувшись в гостиницу, чтобы задуманный ею план удался. Джинни решилась пройти огонь и воду, преодолеть любое препятствие, какое Бог, если он коварен и мстителен, воздвигнет на ее пути.
Филип нашел ресторанчик для гурманов под названием «Рыжий кот». Все стены там были увешаны фотографиями великих рок-музыкантов.
И Джинни была на высоте. Она не стала вылизывать дочиста тарелку с омаром и картофельным пюре и даже отказалась от трехслойного шоколадного пирожного. Пусть Дику Брэдли почти семьдесят лет от роду, но он не слеп, а значит, Джинни должна выглядеть по возможности сексапильно.
Эти маленькие победы над собой придали ей уверенности, которая, впрочем, улетучилась, когда поздним вечером она остановилась возле двери в комнату Дика Брэдли.
«Ха-ха, да я волнуюсь, как девственница перед первой брачной ночью, если такие еще существуют в природе».
Сунув в рот мятную таблетку, Джинни постучала.
Ни звука в ответ.
Она обернулась, желая убедиться, что Живой Труп не шныряет поблизости, потом глубоко вдохнула, призвала на помощь всю свою решимость и постучала чуть громче.
Джинни казалось, что она слышит, как бьется ее сердце.
За дверью послышались шаги.
— Вперед, девочка! — шепотом скомандовала она себе.
Дик Брэдли открыл дверь. На нем был клетчатый фланелевый халат, перехваченный на животе (не слишком большом для человека его возраста) поясом.
Джинни улыбнулась:
— Я разбудила вас?
Он пригладил взъерошенные седые волосы.
— Нет, что вы…
Быстро, пока Дик Брэдли еще не вполне проснулся и не сообразил, что у нее на уме, Джинни перешагнула порог. Она и сама смутно понимала, что у нее на уме.
— Мне очень нужно кое о чем вас спросить. — Джинни вошла в комнату и ухватилась за дверную ручку. — Вы не возражаете?
Брэдли слегка нахмурился:
— Ну… нет, не возражаю. Что такое?
— Я хотела спросить, — проговорила Джинни так тихо, как только могла, — давно ли вы в последний раз были с женщиной? — И прикрыла дверь комнаты.
Старик поскреб подбородок и неожиданно улыбнулся:
— Простите?
Джинни положила руки ему на плечи. Затем ее ладони скользнули под халат, погладили Брэдли по груди. По курчавым волосам на груди.
— Я спросила, давно ли вы в последний раз были с женщиной.
Пальцы Джинни скользили по его теплой, на удивление гладкой коже, и внутри ее тоже разливалось тепло.
— Джинни… — с упреком сказал он.
Она зажала ему рот ладонью, встала на цыпочки и жарко зашептала:
— Я захотела тебя сразу, как только увидела.
Джинни солгала, но в голову ей закралась тревожная мысль: а что, если это не совсем ложь?
Его руки легли на ее талию.
— По-моему, не стоило бы…
— Ты не хочешь меня? — все так же шепотом спросила она.
— Да не в том дело…
Ее руки уже гладили его живот, а ловкие пальцы развязывали пояс. Джинни увидела, что на нем просторные спортивные трусы. Прекрасно, туда легко забраться. И она забралась туда, не колеблясь ни минуты, и ее рука оказалась там, где было почти горячо. Очень медленно Джинни приступила к массажу. И постепенно объект ее интереса ожил.
Она убрала руку, не говоря ни слова, стянула платье, потрогала свою грудь и с приятным удивлением обнаружила, что соски затвердели. Если Джинни не способна получать наслаждение от полового акта, по крайней мере партнер об этом не догадается.
Рука ее вернулась туда, где уже побывала.
— Идем в кровать, — приказала она. — Мне это нужно еще больше, чем тебе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману По зову сердца - Стоун Джин



Это продолжение "Грехов юности". По-моему, история с Мелани несколько накрученна, но книга все равно хорошая.
По зову сердца - Стоун ДжинЮрьевна
8.03.2016, 22.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100