Читать онлайн Грехи юности, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи юности - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи юности - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Грехи юности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

ДЖЕСС
Наступил октябрь. Джесс наконец начала привыкать к тому, что Ричарда в ее жизни больше не будет. Если бы он по-настоящему любил ее, никакие деньги не смогли бы разлучить их. Она потеряла его, потеряла маму. Единственный, кто у нее остался, это отец, которому на нее наплевать. Одно только приносило ей настоящую радость — ее будущий ребенок. По ночам в кромешной тьме, лежа на кровати в своей комнате, Джесс тихонько разговаривала со своим ребенком, признавалась ему в своем одиночестве и неустанно повторяла, что он будет жить у любящих родителей, которые будут пылинки с него сдувать, и он никогда не познает всю тяжесть одиночества.
На людях Джесс скрывала свою тоску. Пи Джей и Сьюзен в последнее время тоже были какими-то тихими и серьезными. Джинни, единственная из всех, не теряла присутствия духа, хотя Джесс поняла, что ей ничего не стоит притвориться жизнерадостной и веселой.
Однажды она задержалась в столовой дольше других — была ее очередь убирать грязную посуду. Собрав тарелки, она направилась было на кухню, но в дверях задержалась.
Из кухни доносились голоса: разговаривали миссис Хайнс и мисс Тейлор, и тема их беседы чрезвычайно заинтересовала Джесс.
— Так вы уверены, что оставили деньги на стойке? — послышался голос мисс Тейлор.
— А как же! Двадцать долларов, — ответила миссис Хайнс. — Точно так же, как в четверг вечером. Да говорю я вам, кто-то из них взял!
Джесс, затаив дыхание, вцепилась в тарелки, пытаясь не пропустить ни слова.
— Не могу поверить, что одна из моих девочек — воровка!
— И это не в первый раз. То же самое случилось и несколько дней назад. Тогда я подумала, что, наверное, обсчиталась, но теперь-то знаю точно — это не так. Денежки и в тот раз были украдены!
Джесс вспомнила про кольцо. Она решила, что потеряла, а может быть, его украли? Но кто из девочек способен на это?
— Ну что ж, — снова послышался голос мисс Тейлор из-за закрытой двери, — придется вам изыскать способ, чтобы заплатить поставщику яиц.
— А я считаю, нужно найти воровку и заставить платить ее!
— Нет! — отрезала мисс Тейлор. — У девочек и так проблем хватает. Если вы и в самом деле считаете, что деньги украдены, в следующий раз будьте осторожнее.
Послышались шаги, мисс Тейлор направлялась к столовой. Джесс, загремев тарелками, поспешила первой открыть дверь.
— Это ты, Джесс? — удивилась мисс Тейлор. — Вот уж не думала, что ты еще в столовой!
— Со стола убирала, — быстро объяснила Джесс и, прошмыгнув мимо хозяйки пансионата к стойке, поставила на нее грязные тарелки.
Покончив с общественно полезным трудом, она вернулась в свою комнату и медленно высыпала на кровать содержимое шкатулки с драгоценностями, тщательно просмотрела их — кольца с изумрудом и бриллиантами среди них не оказалось, да она и не надеялась, что оно вдруг найдется. Джесс перестала его носить много недель назад, когда пальцы начали опухать, и почти забыла о нем.
Похоже, его украли. Впервые подозрение появилось в день возвращения ее из Нью-Йорка, но она отогнала его прочь.
Но теперь…
Еще одна мысль не давала покоя — деньги. Перед поездкой в Нью-Йорк ей казалось, что денег в кошельке у нее должно быть больше. Она достала кошелек. Сколько она потратила? Значит, так: купила журналы для Джинни, билет на поезд… потом материал на платье и несколько долларов потратила на ярмарке. Джесс пересчитала деньги. Ах да! Еще она купила себе крем, жидкое мыло для стирки белья, шампунь. Не так-то и много! У нее должно было остаться больше денег, и намного, может быть, даже на сто долларов. Значит, кто-то украл. Тот, кто стащил деньги у миссис Хайнс, своровал и у нее. И этот кто-то не кто иной, как Джинни. Джесс понимала — чтобы получить свое кольцо обратно, ей нужно это доказать.
Утром Джесс, взяв свои учебники по географии и истории, спустилась вниз. Сьюзен предупредила, что сегодня будут повторять пройденный материал. На следующей неделе приедет школьный инспектор с проверкой, и она хотела, чтобы девочки были на высоте.
В гостиной на диване лежала Джинни и, болтая ногами, разрисовывала всевозможными вензелями буквы «Л.А.».
— Скоро ты туда попадешь, — заметила Джесс.
— Ага, так и будет, не сомневайся.
Джесс крепко прижала учебники к груди. Она еще не знала, сработает ли задуманное, но попробовать не мешало, чтобы получить обратно мамино кольцо.
— На что ты собираешься там жить, пока не станешь великой актрисой?
— Как-нибудь выкручусь, не волнуйся, — ответила Джинни, пожав плечами.
Джесс прикусила губу, надеясь, что Джинни не заметит ее напряжения.
— А вот Поп говорил, что легче делать деньги, когда уже кое-что отложено на черный день.
— Да что он понимает, этот старикан? Сам-то зарабатывает на жизнь, работая садовником! — Джесс деланно засмеялась.
— Не скажи, подруга. У Попа полно денег. — И она опять прикусила губу. — Сама видела.
— Ну естественно! Наверное, долларов двадцать. А может, пятьдесят?
Джесс подошла к дивану, на котором лежала Джинни, и села на стул к ней лицом.
— Ошибаешься, сотни, а может, и больше.
— Он что, показывал тебе свою чековую книжку?
— Нет, Поп банкам не доверяет. Он хранит деньги в старой банке из-под кофе, которая стоит на холодильнике.
Он мне ее показывал: гордится своими капиталами.
Джинни перекатилась на бок.
— Надо же, не боится держать свое богатство прямо в комнате.
Джесс вцепилась еще крепче в учебник географии.
— А чего ему бояться? Он ведь никогда не уезжает из Ларчвуда.
«За исключением пятницы, когда он утром отвозит миссис Хайнс в город», — хотелось ей добавить, но не стала. Джинни и без нее это знала — она жила в пансионате достаточно долго. Единственное, на что ей оставалось надеяться, что Джинни заглотнула наживку. Однако по ее бесстрастному лицу ничего нельзя было определить.
В этот момент в гостиную вошла Сьюзен, и урок начался.
В пятницу утром Джесс сказала Сьюзен, что плохо себя чувствует. Она дождалась, пока пансионатский фургон выедет из подъездной аллеи, и, тихо как мышка пробежав по двору, взобралась по деревянным ступенькам в жилище Хайнсов, которое располагалось над гаражом.
Сняв с дверного косяка ключ, она открыла дверь и вошла. Сквозь кружевные занавески просачивался осенний свет, образуя прозрачную дорожку, в которой плясали крошечные пылинки. Джесс ждала, присев на старенький диванчик. Она не знала, придет ли Джинни, а если придет, что она ей скажет. Джесс знала одно — она должна получить обратно свое кольцо, и способ, который придумала, .казался ей самым лучшим. Если бы она поделилась с мисс Тейлор своими сомнениями в отношении Джинни, ту наверняка вышвырнули бы из Ларчвуда, а Джесс не хотелось, чтобы это произошло из-за нее.
Долго ждать ей не пришлось. Через несколько минут после того, как она вошла в комнату, дверная ручка медленно пошла вниз. Джесс похолодела. А что, если это Поп и миссис Хайнс? Как она объяснит им свое присутствие в комнате? Ведь она не шьет, просто сидит на диване…
Дверь тихонько приоткрылась.
ДЖИННИ
Ну надо же! Эти придурки даже не запирают за собой дверь! Джинни вошла в комнату и остановилась как вкопанная — на диване она увидела сидящую фигурку, четко выделяющуюся на фоне окна.
— Привет, Джинни.
Джинни вздрогнула, но тут же пришла в себя. Да это же Джесс!
— Фу, как ты меня напугала! Какого хрена…
— Ты что-то здесь ищешь?
Джинни откинула с лица волосы.
— Ну да… Я ищу Попа.
— Сомневаюсь.
Вскинув брови, Джинни застыла на месте.
— Думаю, что ты пришла за деньгами.
Сердце Джинни часто забилось.
— Ах ты, сволочь!
— Да-да, ты пришла украсть у Попа деньги. Точно так же, как ты стащила мое кольцо.
У Джинни от страха сдавило горло.
— Ты сбрендила! — бросила она, пятясь к двери.
— Но я бы не хотела Ничего говорить мисс Тейлор, — продолжала Джесс.
Джинни остановилась. «Защищайся! — билось в голове. — Иначе тебе конец!»
— Что говорить? Что я приходила к Попу? Подумаешь, дело какое!
— Нет, Джинни, что ты собиралась украсть у него деньги. Те самые, о которых я тебе рассказала, так же, как ты стащила у меня кольцо и сто долларов в придачу, так же, как ты украла деньги миссис Хайнс, которая оставила их на кухонном столе для торговца яйцами.
Джинни молча посмотрела на Джесс. Ну надо же так вляпаться! Такая малявка, а сумела-таки прищемить ей хвост. Зажала в угол, теперь не выбраться! Джинни отлично знала: когда человеку что-нибудь позарез нужно, он любыми путями добивается желаемого, а этой девчонке, видно, позарез нужно ее кольцо. Может, отдать ей его, да и делу конец?
— Я знаю, что это сделала ты, Джинни, — заявила между тем Джесс.
Да пошла она к черту! С какой стати вот так, ни за что ни про что отдавать ей кольцо? Ведь оно — единственная возможность добраться до Лос-Анджелеса. Вздернув подбородок, Джинни пошла в атаку:
— Понятия не имею, о чем ты болтаешь!
Нужно уезжать прямо сейчас, хватит уже, насиделась.
Она поедет в Бостон, отыщет там Винни, а уж он позаботится обо всем остальном.
— Джинни, неужели тебе так нужны деньги?
Джинни горько усмехнулась.
— Что ты-то знаешь о деньгах? Тебе-то они вообще ни к чему! Уж твой папочка позаботится о том, чтобы ты ни в») чем не нуждалась.
Джесс согласно кивнула, и Джинни заметила, как по щекам у нее покатились слезинки.
— Если тебе нужны деньги, я их дам. Только, пожалуйста, отдай мне кольцо. Это мамино…
О Господи!
— Допустим, твое кольцо у меня. Я не говорю, что оно у меня, но предположим, и я тебе его отдам. Какие у меня гарантии, что ты не расскажешь мисс Тейлор и меня не вышвырнут отсюда?
— Только мое честное слово, — проговорила Джесс, опустив глаза.
Джинни расхохоталась.
— Забудь, подруга! Нет у меня твоего чертова кольца и никогда не было!
— Сколько тебе нужно, Джинни? Пять тысяч? Десять?
Двадцать? Этого хватит?
— Думаешь, твое кольцо у меня и я стану из-за него торговаться?
— Джинни, послушай, мне дорого это кольцо, очень дорого. Я бы все отдала за то, чтобы получить его обратно, но и твоя судьба мне небезразлична: мне не хочется, чтобы тебя выгнали из пансионата до рождения ребенка. Куда ты тогда пойдешь? Где будешь рожать?
Джинни почувствовала себя так, словно в грудь воткнули кинжал. Она бессильно прислонилась к двери. А ведь девчонка права! Если ее отсюда выставят, неизвестно, во-первых, где она будет рожать, а во-вторых, Винни наверняка заломит с продажи кольца такую кругленькую сумму, что на оставшиеся бабки и месяц прожить не хватит, не говоря уже о том, чтобы добраться с матерью до Лос-Анджелеса и начать там новую жизнь. С ненавистью взглянула она на хрупкую фигурку, расположившуюся на диване. Чтоб она сдохла!
— Я дам тебе денег в любом случае, Джинни. Честное слово! Столько, чтобы вы с мамой смогли снять в Лос-Анджелесе какой-нибудь уютненький домик и ни в чем не нуждаться до тех пор, пока ты не встанешь на ноги.
Считай, что таким образом я отплачу отцу за то, что он мне сделал.
Вот черт! Что же это она такое говорит!
— Ты хочешь сказать, что дашь мне денег, даже если никогда больше не увидишь своего кольца?
— Да, я же тебе говорю. Конечно, мне очень хочется получить свое кольцо назад, но мне небезразлично и то, что будет с тобой.
— Это еще почему?
— Может, потому, что у нас с тобой гораздо больше общего, чем тебе кажется, — ответила Джесс, пожав плечами.
— Да ну? Назови хоть одно.
— Хотя у меня есть отец, а у тебя мать и отчим, но мы с тобой, по-моему, очень одиноки.
И тогда Джинни поняла: она отдаст ей это дурацкое кольцо, за деньги ли, без денег, все равно отдаст. Только бы эта девчонка прекратила свои душещипательные беседы!
СЬЮЗЕН
Сьюзен, потеребив потрепанный подол своего расклешенного платья, влезла в любимые кожаные сандалии. Пора было отправляться на свидание с мисс Глэдстоун — «мисс Голстоун»
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
, как она ее называла про себя, этой чертовой инспекторшей из социального отдела, которая по закону штата должна была побеседовать с девочками и дать им на подпись отказные бумаги. Тяжело поднявшись с кровати, она спустилась в гостиную, собираясь по дороге с мыслями. Речь свою она обдумала заранее и прекрасно знала, какова будет реакция мисс Глэдстоун.
— А что думают по этому поводу ваши родители?
Инспекторша так посмотрела на Сьюзен, будто та только что призналась ей, что собирается совершить преступление.
— По какому именно?
Сьюзен не осталась в долгу — взглянула на собеседницу еще жестче.
— Что вы собираетесь оставить ребенка?
Сьюзен, будучи уже совершеннолетней, в бесплатных советах не нуждалась, и она решила дать это понять.
— Мисс Глэдстоун, мне уже почти двадцать два года. И меня, признаться, мало волнует мнение моих родителей на этот счет, особенно если я считаю, что так будет лучше для моего ребенка.
— А почему вы думаете, что вашему ребенку так будет лучше?
— Потому что я люблю его, люблю его отца и надеюсь, что настанет время, когда мы будем жить вместе.
— Значит, вы решили окончательно и бесповоротно?
— Да. — И впервые Сьюзен осознала, что это действительно так. — Я собираюсь оставить ребенка, — произнесла она вслух, словно ставя точку.
— Очень жаль! Существует множество семей, которые могли бы дать вашему ребенку все: любовь, нежность, заботу — в общем, счастливую, нормальную жизнь. Семей, которые отдали бы все на свете за возможность иметь собственных детей. Но увы…
Сьюзен, встав, заходила по гостиной.
— Мне не нужно втолковывать прописные истины, мисс Глэдстоун, я сама отлично знаю, что существует множество людей, которые живут по сравнению со мной в гораздо лучших условиях. Но пусть они берут на воспитание других детей, а не моего.
Мисс Глэдстоун покопалась в своем портфеле.
— Тогда думаю, вам нет нужды заполнять бланки.
— Вот именно.
«Забирай свои дурацкие бумаги и выметайся отсюда! — хотелось крикнуть ей. — А меня оставь в покое!» Теперь, когда решение было принято, ей хотелось остаться одной, хорошенько обо всем подумать и начать строить планы.
Она положила руку на свой огромный семимесячный живот и внезапно почувствовала непреодолимое желание убежать в свою комнату.
— Позовите, пожалуйста, следующую.
Сьюзен вылетела за дверь и, пробегая мимо Джинни, бросила:
— Твоя очередь, желаю удачи.
— Угу, — буркнула та в ответ.
Сьюзен влетела в свою комнату и несколько секунд не могла отдышаться. Сердце учащенно забилось. Может, не стоило в ее состоянии мчаться по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, но ведь о стольком нужно подумать!
И к черту родителей, как-нибудь переживут.
Она выдернула из-под громадной стопки книг записную книжку и, схватив ручку, плюхнулась на кровать.
Итак, начнем.
Сначала — где найти работу? В Нью-Йорке, конечно, где же еще? А может, лучше в Бостоне? Нужно будет порасспрашивать Пи Джей. Вдруг там жизнь дешевле. Итак, Бостон. А почему, собственно, и нет? И от родителей подальше, и аспирантура там наверняка имеется. Деньги у нее есть: слава Богу, дедушка оставил наследство. Должно хватить, чтобы прокормиться, заплатить за квартиру, за няню и за обучение. Бабушка наверняка не будет против, если Сьюзен потратит деньги на обучение. А может, когда-нибудь она даже расскажет бабуле про своего ребенка. Может быть, бабуля придет к ней, сядет у детской кроватки и тихонько споет ему еврейскую песенку, будет шептать ему ласковые слова, как когда-то ей, Сьюзен, когда она была еще маленькая. Мечты, мечты…
А мысли неслись галопом все дальше и дальше…
После окончания аспирантуры она найдет другую работу, получше, будет преподавать английскую литературу.
А где, как не в Бостоне, крупном культурном центре страны? Сьюзен отбросила записную книжку в сторону. А может, к окончанию ею аспирантуры из Вьетнама приедет Дэвид? Что, если он вернется к ней? Тогда они заживут втроем: он, она и их ребенок.
Сьюзен закрыла глаза и глубоко вздохнула. Пора было отправляться на поиски Пи Джей.
— Пи Джей! Мне нужна твоя помощь! — прокричала она, врываясь к ней в комнату.
Пи Джей сидела на краешке кровати и пристально смотрела в окно.
— Наконец-то я приняла решение, — выпалила Сьюзен. — Только что беседовала с этой дурацкой инспекторшей и, черт подери, решилась: я оставляю ребенка.
Пи Джей на ее реплику не отреагировала.
— Я тоже с ней разговаривала, — лишь заметила она.
Сьюзен наконец-то обратила внимание на отсутствующий взгляд подруги.
— Ой, прости, ради Бога. Тебе, видно, не до меня, ты только что заполнила отказные бумаги.
Пи Джей кивнула.
— Паршиво пришлось?
— Да уж. Имя, фамилия, чем болела и когда. Потом то же самое про отца ребенка. Даже… — она помолчала, — как он выглядит. О Господи! Да какая им разница, какие у него волосы, каштановые или светлые! Все эти месяцы я старалась забыть, как выглядит этот подонок, а они заставили меня вспомнить.
— Ох, Пи Джей, мне ужасно жаль.
— Да ладно! Так что ты мне хотела сказать?
— Знаешь, Пи Джей, сегодня со мной приключилось удивительное: меня словно осенило, и я поняла, что мне нужно делать. Я никому не отдам своего ребенка. Не знаю, может, и не доведется мне больше увидеть Дэвида, но по крайней мере у меня останется его ребенок. Я все еще люблю его, люблю их обоих.
— Ты уверена, Сьюзен?
— Еще как! — ответила Сьюзен, искренне веря в свои слова. — Не знаю, какая из меня получится мать, но я приложу все усилия, чтобы вышла хорошая.
Пи Джей нахмурилась — похоже, она не одобряла намерений подруги.
— Но будет ли это честно по отношению к ребенку, Сьюзен, ты об этом подумала? Представляешь, каково ему придется расти без отца? У меня была подруга, чьи родители разошлись. Знаешь, как она страдала, ее дразнили все, кому не лень. Дети могут быть очень жестокими, поверь мне.
— Взрослые тоже, Пи Джей.
— Но может быть, твоему ребенку будет лучше в нормальной семье, с папой и мамой, которые будут пылинки с него сдувать?
Закурив, Сьюзен подошла к окну, открыла его, отодвинув в сторону стоявшие на подоконнике баночки с кремом и флаконы с лосьонами и духами, и выпустила струю дыма.
— Похоже, мисс Глэдстоун удалось тебя хорошенько обработать. Может быть, такая жизнь хороша для тебя, но не для меня.
— Я тебе не верю. Ты говоришь так только потому, что уверена, что Дэвид к тебе вернется.
— А он никогда и не бросал меня, Пи Джей, это я его бросила.
Сьюзен взглянула на огромный дуб за окном — осень уже окрасила его листву в золотистый цвет. Вот и закончилось лето.
— Он вернется, — уверенно добавила она.
Пи Джей встала и, коснувшись руки подруги, спросила:
— Что ты собираешься делать? Куда поедешь после рождения ребенка?
Сьюзен, обернувшись, улыбнулась.
— Это-то я и пришла с тобой обсудить. Мне нужна твоя помощь.
— И чем же я могу тебе помочь?
— Я решила поселиться в Бостоне.
— О Господи! — простонала Пи Джей. — Лучше выдумать не могла!
И она, подойдя к кровати, шлепнулась на нее.
— Пи Джей, я знаю, с этим городом у тебя связаны самые неприятные воспоминания, но…
— Вот именно!
— Но мне и в самом деле нужна твоя помощь. Уже октябрь. Ребенок родится меньше чем через два месяца.
Времени у меня осталось в обрез.
— Времени на что?
— Чтобы подыскать квартиру. Пи Джей, прошу тебя, давай поедем в Бостон. Ты знаешь город, а я нет. Помоги мне. Найдем подходящее жилье и вернемся обратно, а когда родится сын, я смогу отвезти его… — Она помолчала и, улыбнувшись, закончила:
— Домой.
— А откуда ты знаешь, что родится мальчик?
Сьюзен опять улыбнулась.
— Знаю, и все.
Даже если Пи Джей не хотелось ехать в Бостон, она и словом об этом не обмолвилась. Они продумали все до мелочей. Поп наверняка разрешит им взять фургончик.
Мисс Тейлор они скажут, что собираются в конце недели съездить в Ахмерст посмотреть, какие там есть учебные заведения, а сами отправятся в Бостон и подыщут для Сьюзен подходящее жилище.
Квартирка оказалась без особого комфорта, но дешевая, и, кроме того, никаких бумаг на аренду Сьюзен подписывать не заставили. Располагалась она на втором этаже старого здания на Массачусетс-авеню в Кембридже, что рядом с Бостоном. Хотя в квартире было четыре комнаты с высокими ротолками, сама площадь была небольшой: гостиная, столовая, две спальни, кухня и ванная, новизной не отличавшаяся. Водопроводные трубы были ветхими, а пол, как и полы на кухне, следовало заменить лет сто назад. В гостиной стоял камин, к которому хозяйка запретила даже прикасаться из-за его старости — мало ли что может случиться. Сьюзен спорить не стала, заметив лишь, что он придаст квартире неповторимое очарование старины.
— Интересно получается, — заметила Пи Джей. — Когда мы чего-то хотим, кажется, что лучшего на свете ничего нет.
— Это ты верно подметила, — согласилась Сьюзен. — Если бы родители нашли мне эту квартиру, я бы их знаешь куда послала… А сейчас она мне кажется самым прекрасным местом на земле.
Пи Джей прошлась по комнате.
— А куда ты поместишь ребенка? В комнату, которая» выходит окнами на улицу или в переулок? — ехидно спросила она.
— Наверное, в ту, которая окнами выходит в переулок, — не обращая внимания на ее сарказм, ответила Сьюзен. — Там, должно быть, меньше шума.
— Не скажи, — покачала головой Пи Джей.
— Да будет тебе, Пи Джей, не порть мне настроение.
— Извини, я не хотела. Просто эта квартира очень похожа на ту, которую я снимала до Ларчвуд-Холла.
— Но здесь будут жить не какие-то студенты, а настоящая семья. — Сьюзен задумчиво посмотрела в окно. — И парк совсем рядом, весной буду прогуливать там в колясочке ребенка. До знаменитой Чарльз-стрит рукой подать.
Может, мы даже будем переходить по мосту на другую сторону. Как ты думаешь, далеко отсюда до Бостона?
Пи Джей тоже поглядела в окно.
— Далековато. Но тебе с твоими длинными ногами дойти — раз плюнуть.
Сьюзен улыбнулась.
— Знаешь, Пи Джей, если бы Дэвид вернулся ко мне сейчас, счастливее меня не было бы никого на свете.
— Может, он и вернется, Сьюзен. Только помни, когда ребенок» появится на свет, он потребует от тебя массу забот, внимания, любви. Готова ли ты к этому? Насколько я тебя знаю, ты вечно зациклена сама на себе и ничего вокруг не замечаешь.
— Я за последнее время сильно изменилась, — заметила Сьюзен.
— Сомневаюсь, — покачала головой Пи Джей.
Проигнорировав ее колкий ответ, Сьюзен пошла на кухню. Посреди нее стояла на карачках хозяйка и отдирала от протертого линолеума что-то черное. Пи Джей пошла вслед за Сьюзен, и обе они остановились в дверях.
Пи Джей взглянула на Сьюзен и покачала головой, однако глаза ее смеялись.
— Наверное, придется приобрести какую-то мебель, самое необходимое. Закажу с доставкой на дом, — проговорила Сьюзен и, прислонившись к щербатой фарфоровой раковине, выписала чек в счет оплаты первых трех месяцев на проживание.
Хозяйка встала и подтянула чулок, скатившийся с пухлой коленки.
— Вы сможете впустить сюда грузчиков из магазина, если я закажу мебель? — спросила Сьюзен.
— Ну конечно. Буду дома сидеть их дожидаться, будьте уверены.
Женщина взяла чек и вручила Сьюзен ключи.
— Увидимся через пару месяцев, — бросила она на прощание и вышла, а Сьюзен опустилась на пол и расхохоталась.
— Нет, ты представляешь! — еле выговорила она. — Мать моя совсем обалдеет. Мало того, что я оставлю ребенка, так еще и опять домой на праздники не приеду.
Потом они вышли из квартиры и решили пообедать в каком-нибудь приличном заведении, которое отыскалось очень скоро.
— Давай отметим это событие, — предложила Сьюзен. — Я угощаю.
Они закатили шикарный обед: устрицы, мясо по-французски, а на десерт мороженое в вафельных стаканчиках.
Почувствовав, что больше в них ничего не влезет, девушки вышли из ресторана и поехали обратно в Ларчвуд. По дороге Сьюзен тараторила без умолку:
— Значит, так, нужно купить коляску, детскую кроватку и всякие там пеленки-распашонки. Нужно съездить в Бостон и все заказать. Как ты думаешь, они пришлют все это на дом?
— А я откуда знаю? — проговорила Пи Джей, не отрывая взгляда от окна. — Могут, наверное.
— Пи Джей, прошу тебя, ну развеселись хоть чуть-чуть.
Я знаю, тебе это скучно, может, даже неприятно, но постарайся меня понять. Со мной сейчас происходит самое замечательное: я чувствую, что наконец-то обрела себя и вырвалась из-под влияния родителей.
— Нет, мне вовсе не неприятно, честное слово. Просто сама я ребенка оставлять не собираюсь. Мне хочется одного — чтобы он побыстрее родился, и я смогла бы вернуться к своей прежней жизни. А тебе я не завидую.
В машине наступила тишина. Сьюзен думала о Дэвиде.
— Как ты думаешь, я смогу его отыскать? — спросила она Пи Джей.
Та лишь пожала плечами.
— Во всяком случае, попытаться стоит, хуже от этого не будет.
Сьюзен побарабанила пальцами по рулю.
— Что ж, попытаюсь, — тихонько прошептала она.
Когда они выехали на подъездную аллею, ведущую к Ларчвуд-Холлу, шел одиннадцатый час вечера. Над входной дверью светился фонарь.
— Как ты думаешь, мисс Тейлор ждет нас? — спросила Сьюзен.
— Не сомневаюсь, — улыбнулась Пи Джей.
Сьюзен поставила машину в гараж. Они вышли из нее и поднялись по ступенькам.
— Только помни, никому ни слова, — предупредила Сьюзен. — Ни единому человеку.
— Не беспокойся, — ответила Пи Джей.
Девушки вошли в дом.
Мисс Тейлор сидела в своем кабинете, освещенном лишь настольной лампой под шелковым абажуром.
— Вижу, вы добрались в целости и сохранности, — вяло проговорила она.
Девушки переглянулись — может, что-то случилось?
— Да, мы очень удачно съездили, мисс Тейлор, — сказала Сьюзен. — Спасибо, что отпустили нас.
— Пи Джей, извини нас, пожалуйста, но мне нужно поговорить со Сьюзен кое о чем наедине, — заметила мисс Тейлор, обращаясь к Пи Джей.
Та взглянула на Сьюзен, потом на мисс Тейлор.
— Ну конечно, пойду к себе. Спокойной ночи. — И она вышла.
«Начинается, — подумала Сьюзен. — Мисс Тейлор знает.
Эта чертовка инспекторша ей все доложила».
— Садись, дорогая, — пригласила мисс Тейлор.
Сьюзен послушно села.
— Что-нибудь случилось?
— Мисс Глэдстоун сообщила мне, что ты решила оставить ребенка.
Сьюзен почувствовала, как к горлу подкатила тошнота.
— Это еще не точно, — соврала она. — Я только подумываю об этом.
— Ну что ж, дорогая, если будет желание обсудить этот вопрос, я всегда к твоим услугам.
И это все?
— Да, Сьюзен, звонила мама. Просила тебя перезвонить ей сегодня. Думаю, еще не слишком поздно.
Значит, звонила мама? Неужели мисс Глэдстоун и ей обо всем сообщила?
— Ну что вы, конечно, нет. Я могла бы позвонить прямо сейчас.
— Очень хорошо, не буду тебе мешать.
И мисс Тейлор, встав со своего кресла, вышла в холл.
«Странно, — подумала Сьюзен. — С чего бы ей уходить? А впрочем, что тут странного. Она думает, что мама начнет меня отговаривать. Ну почему все они обращаются со мной, как с ребенком?! Я уже достаточно взрослая, чтобы самой решать, как жить дальше!» Ну ничего, отговорить ее мама не сможет, как и не в ее власти отнять у нее впервые испытанное чувство независимости и безудержного счастья. Пускай язвит, пускай подкалывает! Этот номер у нее не пройдет ни сегодня, ни впредь.
Сьюзен сняла трубку и продиктовала телефонистке номер их домашнего телефона, а сама тут же записала его в журнал для оплаты. Мать сняла трубку после первого же гудка.
— Сьюзен? — проговорила она, даже не поздоровавшись.
— Да, мама, это я. Ну как ты?
— Отлично, просто отлично.
Голос матери на сей раз был напрочь лишен обычных ворчливых ноток. Странно.
— Мисс Тейлор сказала мне, что ты звонила.
— Да. Сьюзен, я сегодня кое-что узнала.
Так, начинается.
— Звонил твой приятель по институту.
— Дэвид?
Сердце застучало в груди как бешеное.
— Нет, не Дэвид, а Аллан. У него есть известия относительно Дэвида, которые, как он считает, тебе было бы интересно узнать. Правда, не очень радостные.
— Аллан? — Значит, сосед Дэвида по комнате каким-то образом отыскал ее родителей. — Что он сказал, мама?
Сьюзен уже начала терять терпение.
— Это касается Дэвида.
Она изо всех сил вцепилась в телефонную трубку.
— Он, оказывается, отправился во Вьетнам.
— Да, мама, я знаю.
Ну быстрее же, быстрее!
— Так вот, он попал в список без вести пропавших.
Трубка выпала у Сьюзен из рук.
Сьюзен набрала номер телефона Аллана. Да, он звонил, да, это правда — Дэвид считается без вести пропавшим: пропал, когда ходил в разведку, в сентябре, 14-го числа. Больше он ничего не знает.
Сьюзен сидела, ничего не соображая. Но где Дэвид сейчас? Жив ли, нет ли? А что, если его пытают? Казалось, сердце готово было разорваться на мелкие кусочки.
— Зачем он поехал туда, Аллан? — всхлипнула она. — Ну зачем?
— Он сказал, что ты бросила его, Сьюзен. А потом, после покушения на Кеннеди у него не осталось никаких надежд, он разуверился во всем.
— О Господи! Это все из-за меня.
— Нет, не казни себя, Сьюзен, ведь он не погиб, а только пропал без вести. Его найдут, вот увидишь!
— Аллан, а ты мне позвонишь, когда его найдут?
— Ну конечно.
Сьюзен продиктовала ему номер телефона в Ларчвуде.
— Я пробуду здесь еще пару месяцев, а потом перееду в Бостон и сразу же сообщу свой номер телефона.
— Ты сейчас учишься?
Сьюзен помялась.
— Нет, живу у друзей, — наконец ответила она и после секундной паузы добавила:
— О Господи, Аллан! Как бы я хотела хоть чем-то помочь!
— Чем тут поможешь? Единственное, что ты можешь сделать, это помолиться.
ПИ ДЖЕЙ
Странно было снова оказаться в Бостоне. Старинные здания, скрытые раскидистыми кленами с янтарной листвой, шум машин, снующих по узким улочкам, такой родной и знакомый запах влажной булыжной мостовой. Бостон и осенью не спутать ни с одним другим городом.
Пи Джей сидела на веранде Ларчвуда, наслаждаясь теплым октябрьским деньком. Когда Сьюзен попросила ее поехать с ней в Бостон, первым побуждением Ни Джей было отказаться. Нет, она не желает больше видеть этого города, который опять напомнил бы ей о Фрэнке! Но Сьюзен была так взволнована, что Пи Джей стало ее жаль.
Подруг у нее никогда не было, одни приятели-мальчишки.
Ей очень не хотелось потерять Сьюзен, за последнее время они очень сблизились. Поэтому и согласилась.
К счастью, квартира, которую сняла Сьюзен, располагалась по другую сторону реки. Этот район Пи Джей знала плохо. Вроде бы Бостон, и вроде бы нет. Запах не тот, незнакомый, непривычный… Неподалеку от будущего жилища Сьюзен находилась крупная кондитерская фабрика, и в воздухе стоял одуряюще-сладковатый аромат.
Пи Джей вздохнула. Трудно поверить, что со времени их поездки в Бостон прошла только неделя. Как все изменилось! Мечты Сьюзен развеялись как дым. Она почти не говорила с Пи Джей об исчезновении Дэвида. Вместо этого замучила ее воспоминаниями о старых друзьях, о тех, кто хорошо знал ее и был близко знаком с Дэвидом. Большую часть свободного времени она проводила, разговаривая по телефону. Это напомнило Пи Джей о том, что за стенами Ларчвуда их всех ждет совершенно другая жизнь: у каждой своя и самое главное — не имеющая никакого отношения к теперешней. Но для Пи Джей возврат к этой жизни настанет позже, чем для остальных. Сегодня только 19 октября, а родить она должна где-то в районе Рождества — самой последней из всех. Остальные уедут из Ларчвуда, а Пи Джей останется. Одна…
Из дома донесся пронзительный телефонный звонок.
Опять звонят Сьюзен. Бедняжка! Дэвид, похоже, навсегда ушел из ее жизни. Пи Джей подумала о других девочках.
Джесс. Ее мечты о примирении с отцом такие зыбкие.
Джинни. Та вообще никак не может найти себя в этой жизни. Да и она сама не лучше. Единственная ее мечта — скорее покончить с этим постылым одиночеством. Интересно, испытывала ли мама подобное чувство? Почему она никогда не рассказывала ей, что у нее был ребенок? Ну почему? Особенно сейчас. Почему упорно скрывала? Может, мама ненавидит ее за то, что она забеременела, будучи не замужем, тем самым напомнив ей о собственном темном прошлом?
Дверь отворилась, и на веранду вошла мисс Тейлор.
— Утро сегодня просто чудесное, — заметила Пи Джей. — Стоят последние теплые денечки!
Мисс Тейлор не ответила. Пи Джей бросилась в глаза ее необычная бледность.
— Что случилось, мисс Тейлор? С вами все в порядке?
Хозяйка села рядом в плетеное кресло. — Пи Джей заметила, что она дрожит.
— Пи Джей, — с трудом выговорила она. — О Господи, даже не знаю, как тебе сказать.
— О чем? Что случилось?
Мисс Тейлор накрыла своей жилистой рукой ее руку.
— Боюсь, у меня плохие новости.
Плохие новости?
— О Дэвиде? О Боже! Бедная Сьюзен!
Мисс Тейлор ласково погладила Пи Джей по руке.
— Милая моя, только что звонила твоя мама.
Мама? Что-то случилось с мамой?
— Мы подумали, будет лучше, если я сама тебе скажу, чем ты услышишь по телефону.
Пи Джей почувствовала, как по спине пробежал холодок.
— Что произошло, мисс Тейлор? — едва выдохнула она.
Мисс Тейлор тяжело вздохнула.
— Твой отец, Пи Джей…
— Что? Что случилось с папой?
— У него был сердечный приступ…
Пи Джей порывисто вскочила с кресла.
— Что?! О Господи, нет! Только не это!
Она бросилась к двери, а в голове билась одна-единственная мысль — папа, папочка, нет…
— Я должна ею видеть! — закричала она. — Поп сможет отвезти меня туда?
— Пи Джей, милая ты моя… — тихонько прошептала мисс Тейлор.
Пи Джей бросила на нее яростный взгляд.
— Он обязан это сделать! Мне нужно во что бы то ни стало повидать папу! Бедный мой папочка! Когда это случилось? На работе?
— Да. Но, Пи Джей, боюсь, ты не поняла.
Пи Джей взглянула на хозяйку пансионата. Лицо бледное, губы, как обычно, накрашенные ярко-красной помадой, дрожат… Вдруг больно сжалось сердце, и она все поняла.
— Он умер?
Мисс Тейлор опустила глаза.
— Умер…
Пи Джей застыла.
— Умер… — эхом повторила она.
Через минуту она уже звонила домой. Трубку взял брат.
— Джуниор? Это я, Пи Джей.
— А, привет.
Какой у него отрешенный, взрослый голос!
— Джуниор, это правда?
— Да.
— О Господи! — едва выдохнула она. — Как это случилось?
— Может, тебе дать маму?
— А она может говорить?
— Мам! — закричал Джуниор. — Это Пи Джей.
Пи Джей представила себе мать. Наверное, сидит на кухне, уставившись в пустоту, на коленях блокнот. Взяла его, чтобы записать, что следует выполнить, но не до того — сил нет. Как же ей хотелось быть там! Снова почувствовать такое теплое, успокаивающее объятие. Только вот кто ее теперь обнимет? Мама? Разве она когда-нибудь ее обнимала? Ох, папочка…
— Пи Джей? — наконец послышался голос матери.
Казалось, что она находится за тридевять земель. А может, так оно и было.
— Мама, как ты? — шмыгая носом, спросила Пи Джей.
— Со мной все в порядке.
Голос прозвучал настолько уверенно, что Пи Джей поразилась.
— Мама, мне просто не верится…
— Знаю.
— Как это случилось?
Секунду помолчав, мать ответила:
— Он был на работе. И вдруг упал, ударившись головой об стол. Вызвали «скорую», но было уже поздно.
В коротких предложениях уместился весь страшный смысл случившегося.
— Нет, этого не может быть! Только не папа! — зарыдала Пи Джей.
Горе схватило ее в свои цепкие объятия. Ну почему, почему именно ее папа! Ведь она видела его две недели назад! Он выглядел вполне здоровым, разве что немного испуганным: боялся рассказать ей о постыдном прошлом матери, что Пи Джей была просто обязана знать.
— Мама, он что, плохо себя чувствовал? — рыдая, проговорила Пи Джей.
— Врачи сказали, что сердечные приступы обычно бывают вызваны стрессами, а их у него в последнее время было предостаточно благодаря тебе.
Пи Джей машинально покрутила телефонный провод.
— Когда похороны?
— Послезавтра. Отец всегда просил, если умрет первым, чтобы я не тянула с похоронами.
— Поп Хайнс отвезет меня домой.
Молчание.
— Алло, мама!
— Ты не приедешь ни при каких обстоятельствах!
Пи Джей стояла как громом пораженная.
— Почему?
— Ты меня слышала! — донесся до нее шипящий голос матери. — Может, забыла, что ты уже на седьмом месяце?
«Ах ты, сука! Сука паршивая! — хотелось завопить Пи Джей. — А как же ты сама? Ведь ты ничем не лучше меня!
Я все о тебе знаю! Все!»
Но она обещала отцу молчать об этом и обещание свое сдержит.
— Мама…
Но та не дала ей и слова сказать:
— Я не допущу, чтобы тебя здесь увидели и поняли, до чего ты докатилась! Думаю, что ты этого не сделаешь, хотя бы из уважения к отцу.
Пи Джей почувствовала — возражать бесполезно, матери ничего не докажешь.
— Я скажу знакомым, что тебя направили продолжать обучение в Европе и что я не стала сообщать тебе о смерти отца, — продолжала мать и закончила:
— Не могу поверить, что ты так поступила с нами! Отец этого не заслужил.
Единственное, чего ей хотелось, это встать под душ, смыть с себя горе, смыть с себя чувство вины. Пи Джей стояла под горячими струями воды, которые больно били по телу, вцепившись в белую полиэтиленовую штору, словно та способна была дать ей силы выстоять и жить дальше.
«Папочка, — шептали непослушные губы. — Папочка… неужели это я во всем виновата?» Она прислонилась к стене и обхватила руками свой огромный живот. «Господи, папа! Неужели это я свела тебя в могилу? Может быть, и правда ты умер со стыда за свою дочь?»
Боль переполняла ее. Казалось, она сочится даже из ее набухшей груди. Пи Джей потерла глаза — черная тушь потекла по рукам грязными струйками. Она вытянула ладони вперед и стала смотреть, как вода смывает с них грязь и та уходит… Уходит в никуда. Только что тушь была здесь, и вот ее уже нет… как и папы — его тоже нет и никогда не будет…
Пи Джей продолжала стоять под душем — голая, несчастная и такая одинокая. В душевой было тихо, лишь рыдания нарушали тишину, да и те заглушались глухим шумом льющейся воды.
— Думаю, нам следует поехать всем, — заявила Джесс.
Она сидела в комнате Пи Джей за столом, остальные примостились на кровати.
Пи Джей вышла из душевой и швырнула в угол мокрое полотенце.
— Пи Джей, прими наши самые искренние соболезнования, — сказала Сьюзен.
Остальные молча закивали.
— Спасибо, — ответила она.
Ну почему умерли не они, а папа, самый лучший человек на свете! Единственный, кто любил ее! Какое они вообще имеют право быть живыми и зачем пришли сюда?
— Куда это вы собрались? — спросила она, стараясь как-то разрядить гнетущую атмосферу.
Девочки переглянулись. Ответила Джесс:
— На похороны. Вместе с тобой.
У Пи Джей вырвался нервный смешок.
— Ну если вы собираетесь на похороны, то поедете без меня.
— Если ты не хочешь, чтобы мы ехали…
— Да нет же, черт подери! Поезжайте, если хотите. А вот мне это категорически воспрещено.
В комнате воцарилась тишина.
— Тебе нельзя поехать? — спросила Сьюзен.
Пи Джей, опустившись на пол, натянула на ноги подол своего вельветового сарафана.
— Мама не разрешает. — И, снова хохотнув, она ткнула пальцем в свой живот. — Что скажут соседи?
Девочки молча уставились на Пи Джей. Та горько разрыдалась.
Сьюзен быстро подошла к ней, обняла за плечи.
— Но ведь ты хочешь поехать, правда?
Пи Джей, подтянув колени к груди, обхватила их руками. Вытерев слезы, сказала прерывающимся голосом:
— Дело тут не в моем желании.
— Да пошли ты ее к черту! Она не имеет никакого права тебе запретить! — воскликнула Джинни, вскочив с кровати.
— Если она ослушается, будут неприятности, — заметила Джесс.
— Ну и что! — бросила Джинни и вдруг застыла на месте. — А что, если… — Лицо ее отразило напряженную работу мысли. Густо накрашенные глаза превратились в узенькие щелочки. — А что, если она не узнает, что ты приезжала на похороны?
— Это будет трудновато скрыть, — усмехнулась Пи Джей невесело.
— Вовсе нет, если ты будешь похожа на кого-то постарше'. — Резко повернувшись, она принялась ходить взад-вперед по комнате. — Например, на мисс Тейлор. Я могла бы тебя загримировать, — проговорила она. — Потом взять у нее платье…
— Мисс Тейлор меня не отпустит, — охладила ее пыл Пи Джей. — Наверняка мама ее уже настроила.
— Вот черт! — пробормотала Сьюзен.
— А кто говорит, что нужно обязательно докладывать мисс Тейлор? — ласковым голоском прощебетала Джинни.
Пи Джей ни разу не слышала, чтобы она говорила таким доброжелательным тоном.
— Что-то не пойму, что ты хочешь сказать, — заметила Джесс.
— Все очень просто. Я могла бы забраться к ней в комнату и… одолжить у нее платье.
Джесс укоризненно взглянула на нее.
— Ты хочешь сказать — украсть?
Джинни пожала плечами:
— Если тебе так больше нравится. А ты, Джесс, — продолжала она, вращая глазами, — пойдешь к Попу и попросишь его отвезти Пи Джей в Массачусетс.
— Ой, Джинни! — заохала Джесс. — А если он расскажет мисс Тейлор?
— Скажешь, чтобы и думать не смел. Он для тебя все сделает, ты это отлично знаешь.
— Что ж, может быть…
— Правильно, — подхватила Сьюзен. — Джинни добудет платье и загримирует тебя, а у меня где-то завалялись отличные старушечьи туфли. Они, правда, здоровые, но можно затолкать чего-нибудь в носки.
— Отлично, — обрадовалась Джинни. — Когда придет время, Джесс займет чем-нибудь мисс Тейлор, чтобы Пи Джей без проблем выскользнула из дома.
Пи Джей взглянула на каждую девушку поочередно — подруги, самые настоящие подруги, верные и надежные.
— А мы с ней разве не поедем? — спросила Джесс.
— Ну конечно, поедем, — отозвалась Сьюзен.
— Подождите-ка, — вмешалась Пи Джей. — Я вам благодарна за то, что вы хотите для меня сделать, но не кажется ли вам, что четыре беременные женщины на похоронах — это уж чересчур?
Сьюзен призадумалась.
— Это точно. И потом, как мы объясним наше отсутствие мисс Тейлор? Но я поеду. Мы с Попом.
— А зачем вообще брать Попа? — спросила Джинни. — Он ведь дал тебе машину съездить в Бостон. Значит, и сейчас даст.
— А откуда ты знаешь, что я ездила в Бостон? — удивилась Сьюзен.
Джинни улыбнулась и промолчала.
— Так или иначе, — продолжала Сьюзен, бросив насмешливый взгляд на Джинни, — мне будет спокойнее, если Поп поедет с нами. Мало ли что может случиться.
— Мне тоже, — добавила Пи Джей.
На следующий день Джесс влетела в комнату Пи Джей.
— Поп согласен! — радостно крикнула она.
Джинни в это время гримировала подругу. Посыпала рыжеватые волосы Пи Джей пудрой, отчего они стали белоснежными, щедро намазала лицо гримом и провела по нему кисточкой. Получились глубокие морщинки. Конечно, до преклонного возраста мисс Тейлор было далеко, но нужного эффекта Джинни добилась. Пи Джей стала казаться старше, и намного.
— Сначала он никак не соглашался, — затараторила Джесс. — Сказал, что если узнает мисс Тейлор, не миновать скандала. Но я рассказала ему, как много это значит для Пи Джей, да и для всех нас. И он сдался.
Пи Джей прикрыла глаза. Господи! Будь ты проклят за то, что отнял у меня отца, и спасибо тебе за то, что ты дал мне друзей.
Джинни принялась придирчиво рассматривать лицо Пи Джей.
— Молодец, Джесс! Я так и знала, что у тебя все получится. Гм… Так! Все понятно! Нужны очки. Возьмешь у Сьюзен.
— Да я в них и шагу ступить не смогу! — воскликнула Пи Джей.
— Наденешь их только перед тем, как входить в церковь. Все равно тебе придется ждать, пока все туда войдут. Сядешь на самую дальнюю скамейку — никто тебя не заметит.
Пи Джей только удивилась: как это Джинни умудрилась все предусмотреть!
— Джинни… — проговорила она.
— Что?
— Спасибо тебе.
— Да ладно, — бросила та, пожав плечами.
Ночью, лежа в кровати, Пи Джей старалась выбросить из головы мысли о матери. Обняла подушку, представив, что обнимает отца, и зарыдала. Так она провела всю ночь — в полудреме, между сном и бодрствованием.
Горе не отпускало ее от себя. Она понятия не имела, который час. Когда умирает человек, которого любишь, кажется, что время останавливается.
Когда наконец-то настал рассвет, Пи Джей оторвалась от подушки и заставила себя подняться. Сегодня она едет на похороны папы.
— Мне очень хочется, чтобы ты, мама, узнала меня, — вслух сказала она. — Чтобы увидела, что нет силы, способной меня остановить.
— Что-то вы, девочки, сегодня слишком смирные, — заметила за завтраком мисс Тейлор.
Все промолчали, взглянув понимающе друг на друга.
— Ну ладно, пойду позанимаюсь, — проговорила Джинни и первой вышла из столовой.
От Пи Джей не укрылось выражение крайнего удивления, появившееся на лице мисс Тейлор.
Все было готово к предстоящей операции. Джинни стащила у мисс Тейлор платье и пару толстых чулок. Пи Джей предпочла не спрашивать, как ей это удалось. Джесс принесла белые перчатки и маленькую кожаную сумочку.
— Да ни одна старушенция такую сумку и в руки не возьмет! — фыркнула Джинни, и Джесс обиделась.
У Пи Джей, однако, было другое мнение — ей казалось, что это как раз то, что нужно.
Когда с гримированием было покончено, Джесс помогла Пи Джей влезть в платье мисс Тейлор, и она сразу же стала походить на кругленькую, пухленькую женщину средних лет. Беременность лишь подчеркивала сходство.
— Нужно еще прикрыть грудь кружевным платочком, — заметила Джинни.
Когда с одеванием было покончено, в комнату вошла Сьюзен.
— Ну что, готовы? — спросила она.
Джесс, Джинни и Пи Джей с удивлением посмотрели на нее. Неужели это и вправду Сьюзен? Длинные, обычно распущенные по плечам волосы теперь убраны в аккуратный пучок, на лице ни грамма косметики, на ногах лакированные лодочки на низком каблуке, на теле простенький свитерок и белая блузочка. Благонравная беременная дамочка.
— О Господи! — первой пришла в себя Пи Джей. — Что это с тобой?
Сьюзен расхохоталась.
— Я подумала, что меньше всего тебе хотелось бы видеть на похоронах папы какую-то хиппушку. И вообще, — тихо добавила она, — по-моему, время для демократических выступлений прошло.
Пи Джей подошла к ней, тронула за плечо.
— Спасибо, Сьюзен, Спасибо тебе, что едешь со мной. — И, чувствуя, что на глаза начинают наворачиваться слезы, обратилась ко всем остальным:
— Спасибо вам всем, девочки. Вы даже не представляете, что для меня все это значит.
— Желаем тебе удачи, — ободряюще улыбнулась Джесс.
— Ну давай выметайся отсюда поскорее, да смотри, на мисс Тейлор не напорись, — подхватила Джинни. — А я пойду к Попу. Когда Джесс начнет вешать мисс Тейлор лапшу на уши, я вам тотчас подам знак.
Джесс с Джинни ушли, а Пи Джей со Сьюзен остались ждать сигнала.
— Она просто молодец! — заметила Пи Джей.
— Кто, Джинни?
— Да. Как будто каждый день этим занимается.
Сьюзен кивнула.
— Улица и не тому научит.
Пи Джей выглянула в окно — Поп стоял, прислонившись к машине. Ей вдруг стало не по себе. С чего бы это?
Боится, что мать узнает ее? Что мисс Тейлор каким-то образом проведает об их намерениях и запретит ей ехать?
А может, пустота, охватившая душу, — следствие глубокого горя?
К Попу подошла Джинни. Взглянув на окно в комнате Пи Джей, она подала девочкам знак.
— Пора, — сказала Сьюзен.
Спускаясь по лестнице, они старались ступать тихо как мышки. Пи Джей, прижимая к груди сумочку, прилагала все усилия, чтобы туфли Сьюзен, которые были ей намного велики, не стучали по ступенькам. Проходя мимо двери в кабинет мисс Тейлор, Пи Джей услышала приглушенные голоса. Они на цыпочках пробежали по кухне и выскочили через заднюю дверь. Поп уже сидел за рулем, мотор тихонько работал. Джинни распахнула дверцу.
— Ну, удачи вам, девочки, — шепотом пожелала она.
В этот момент из дверей донесся пронзительный голос мисс Тейлор:
— Пи Джей!
У Пи Джей внутри все оборвалось. Внезапно она почувствовала, насколько нелепо, по-дурацки одета — ну точь-в-точь карикатура на почтенную мать семейства. Мисс Тейлор с сумкой в одной руке и с перчатками в другой решительно направлялась к машине.
— Если ты твердо решила ехать, не буду тебя останавливать, дорогая, — ласково проговорила она. — Лучше поеду с тобой. Садитесь со Сьюзен на заднее сиденье.
От удивления Пи Джей не проронила ни слова. Они забрались в машину. Когда Поп вырулил на подъездную аллею, она увидела у заднего крыльца Джесс и Джинни.
Джесс улыбнулась и помахала ей рукой, а Джинни повернулась и вошла в дом.
Улица, на которой стояла белая церковь с колокольней, была запружена машинами. Пи Джей сидела в фургоне и молча смотрела, как в церковь один за другим входят люди, пришедшие проводить отца в последний путь: мистер Браун — владелец ресторана, в котором папа любил обедать, Глэдис и Джордж Прайор — давнишние соседи, Тим Дэвю — партнер по гольфу, Мэвис и Марла Томпсон — партнерши матери по бриджу. Пи Джей была абсолютно спокойна, только озноб пробирал ее слегка, она дрожала, никак не могла согреться.
Когда перед церковью уже никого не осталось, мисс Тейлор обратилась к Пи Джей:
— Ну, пора. Как ты себя чувствуешь?
Пи Джей глубоко вздохнула.
— Отлично, мисс Тейлор, — проговорила она и, распахнув дверцу, вышла из машины.
Остальные последовали за ней. Они поднялись по ступенькам. Сьюзен легонько поддерживала Пи Джей под локоток. Поп открыл дверь церкви, и они вошли. Народу было Видимо-невидимо.
К ним тут же подошел Уолтер Кнадсон. Он был другом их семьи, сколько Пи Джей себя помнила, а теперь, очевидно, выступал в роли распорядителя, показывающего пришедшим на похороны людям их места. Пи Джей испугалась: вдруг он ее узнает?
Мисс Тейлор тут же пришла на выручку. Она отвлекла внимание Уолтера на себя, сказав, что они будут сидеть на откидных стульях, располагавшихся вдоль задней стены.
Он кивнул и отвернулся. Не узнал…
Пи Джей села у самого прохода — так ей лучше был виден гроб из красного дерева, покрытый белоснежным покрывалом с кистями по краям, расшитым розами. За гробом стояла огромная корзина белых цветов. К ней была прикреплена белая лента с надписью золотыми буквами — «Папе». Рядом с гробом сидела мать. Пи Джей была видна ее голова под черной вуалью, высоко вскинутая и неподвижная.
Отпевание шло долго, но Пи Джей не слышала ни слова ни из панихиды, ни из панегирика, произнесенного Смитти, самым близким другом отца и его верным помощником. Она не могла глаз отвести от гроба. Неужели и в самом деле в нем лежит ее отец? Неужели останется там навсегда?
При этой мысли Пи Джей стало не по себе, она закрыла глаза и тут же почувствовала теплую руку мисс Тейлор.
Пи Джей с трудом подавила уже готовый было вырваться горестный стон.
Голоса стихли. Орган заиграл любимый гимн отца. Пи Джей тихонько заплакала.
После того как отзвучали последние аккорды, все встали. Органист заиграл «Верую в Господа, Отца нашего».
Сквозь слезы Пи Джей смотрела, как гроб повезли по проходу. Уолтер Кнадсон подошел к матери и помог ей подняться. Пи Джей похолодела. Господи, сейчас она пройдет прямо рядом с ней! Она почувствовала, как Сьюзен ободряюще дотронулась до ее руки.
Гроб приближался все ближе, ближе, вот он уже рядом с ней. Пи Джей протянула руку и легонько коснулась края.
— Я люблю тебя, папочка, — тихонько прошептала она.
Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд.
Мама! Сухие — ни слезинки — глаза матери в упор смотрели на нее. Мать узнала ее, вне всякого сомнения. Пи Джей на секунду показалось, что у нее перестало биться сердце. Потом ясный взор матери перешел на мисс Тейлор, и в сопровождении ничего не подозревающего Джуниора мать вышла вслед за гробом на залитый солнцем церковный двор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ II

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ III

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ IV

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ V

Глава 19Эпилог

Ваши комментарии
к роману Грехи юности - Стоун Джин



замечательная история о жизни!!!!
Грехи юности - Стоун Джиннаташа
21.04.2012, 10.16





супер книга. очень поучительная
Грехи юности - Стоун ДжинМарина
12.09.2013, 12.20





Очень интересный роман.Если и читать роман, то именно этот)
Грехи юности - Стоун Джинвероника
17.07.2014, 23.59





Из описания к роману не очень понятно: о чем он? Просмотрев положительные отзывы, решилась читать и непременно потом написать о чем же он конкретно. Но... Читала всю ночь. Говорю: ВЕЛИКОЛЕПНО!!! Передать сюжет в двух предложениях невозможно, а подробно нельзя, будет неинтересно читать.
Грехи юности - Стоун Джинтаня
10.07.2015, 9.13





Книга отличная. Конечно, не столько любовный роман, сколько книга о жизни, о ее сложности и непредсказуемости. Читала часто со слезами на глазах. Читать обязательно!
Грехи юности - Стоун ДжинСветлана
13.07.2015, 23.23





Очень трогательный, чувственный и проникновенный роман. Вообщем, понравился - 10 баллов. Он о девушках, которые в силу обстоятельств, забеременев, вынуждены отказаться от ребенка.
Грехи юности - Стоун Джинроза
20.07.2015, 21.48





Читается роман, можно сказать, в темпе (есно,когда располагаешь временем). События развиваются динамично,немного интриги,страдания и заторможеннось героинь,где нужно, не слащавая концовка,но и не трагичная( а для Джинни,как ..самой несчастной героини,так просто счастливая,что самое то: хоть в романе кому-то счастье улыбнулось). Читабельно. 9.
Грехи юности - Стоун ДжинСкорпи
16.10.2015, 21.40





Жизненно и трогательно. Да, это не классический сюжет для любовного романа с общим хэппи эндом, но иначе, на мой взгляд, было бы не правдоподобно.
Грехи юности - Стоун ДжинЮрьевна
7.03.2016, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100