Читать онлайн Грехи юности, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи юности - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи юности - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Грехи юности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

ДЖЕСС
Вечерами по воскресеньям мясе Тейлор обычно куда-то уезжала. Ее забирала одна и та же темная машина, водителя никогда не было видно. Джесс подозревала, что у хозяйки пансионата есть любовник, однако делиться своими домыслами ни с кем не стала — чего доброго, поднимут ее на смех и обзовут выдумщицей.
— Однажды она сидела на веранде после ужина. Солнце уже село, на землю спустились сумерки, и лужайка перед домом была окутана тусклым светом. Было начало августа.
Прошло уже шесть недель с момента, когда она чуть не потеряла ребенка. Если бы это случилось, она бы не пережила — после смерти матери это было бы слишком большой для нее утратой. Джесс частенько задумывалась над своей дальнейшей судьбой: раньше будущее после рождения ребенка казалось ей в розовом свете, теперь ее все чаще стал мучить страх — от Ричарда не было вестей. Она пыталась убедить себя, что отец здесь ни при чем, однако это мало помогало.
Хлопнула входная дверь, и Джесс обернулась — к ней направлялась мисс Тейлор.
— Какой чудесный вечер, — сказала она, усаживаясь рядом с Джесс в плетеное кресло.
— Да, — согласилась Джесс. — Хорошо сегодня провели время?
— А я сегодня никуда не уезжала, — заметила хозяйка пансионата. — У моего друга внезапно изменились планы.
— Наверное, расстроились, — заметила Джесс, взглянув на мисс Тейлор.
Ей было уже под пятьдесят, но, несмотря на солидный возраст, она была довольно привлекательной особой. Желтые волосы всегда аккуратно причесаны, платья — чистые и отутюженные, тонкие губы неизменно накрашены ярко-красной помадой. Джесс никак не могла понять, почему мисс Тейлор не замужем.
Углубиться в размышления на эту тему ей не дали.
— Как ты себя чувствуешь, дорогая? — поинтересовалась пожилая дама.
— Очень хорошо, мисс Тейлор, просто отлично. Уже две недели по утрам нет тошноты.
Хозяйка пансионата ласково потрепала Джесс по руке.
— Хорошо. Скажи-ка мне, дорогая, ты разговаривала с отцом?
Джесс напряглась.
— Ага! — Мисс Тейлор тихонько прищелкнула пальцами. — Так я и думала. Он очень на тебя сердится, правда, дорогая?
Джесс почувствовала, как ее охватывает злоба. «Это все из-за него! — хотелось крикнуть ей. — Если бы по его милости мама не покончила с собой, со мной ничего не случилось бы». Но говорить об этом не стала, лишь заметила:
— Да, очень.
— Насколько я знаю мужчин, он сердится вовсе не на тебя, а на твоего дружка — отца ребенка. Мне частенько приходилось видеть, что в подобных ситуациях родители винят во всем случившемся не свою дочь, а ее приятеля.
Джесс повертела кольцо.
— А ты, дорогая, винишь своего мальчика в том, что произошло?
У Джесс на глаза навернулись слезы. Ее маленькое тельце внезапно показалось в огромном плетеном кресле совсем крошечным. Поставив ноги на сиденье, она обхватила колени руками, свернувшись в маленький клубочек.
Мисс Тейлор ласково обняла ее за плечи.
— Извини, дорогая. Я вовсе не хотела тебя расстроить.
— Я любила Ричарда, — призналась Джесс, — но я не собиралась отдаваться ему. Раньше у меня ничего подобного не было, это в первый раз, — с трудом проговорила она.
Мисс Тейлор притянула ее к себе, и Джесс тихонько заплакала на ее теплой груди.
— Ну не плачь, не плачь, моя хорошая, — ласково проговорила она. — Я уверена, отец злится вовсе не на тебя.
Да как вообще можно сердиться на такого очаровательного ребенка, как ты.
Сумерки сменила густая тьма, а они все сидели на крыльце, и впервые Джесс почувствовала себя не такой одинокой.
Ей показалось, что наконец-то она обрела подругу.
На следующее утро Джесс проснулась от стука в дверь.
— Мисс Джессика! — послышался хриплый шепот миссис Хайнс. — Мисс Джессика, быстрее спускайтесь вниз!
Джесс потерла глаза, пытаясь стряхнуть с себя остатки сладкого сна, в котором они с Ричардом целовались.
Стук повторился.
Что понадобилось миссис Хайнс? Может, она в чем-то провинилась?
— Что случилось, миссис Хайнс?
— Спускайтесь вниз, да побыстрее.
Джесс проворно вскочила с кровати, натянула на себя длинный шелковый халат, быстро прошлась щеткой по вьющимся волосам и, сунув ноги в шлепанцы, стрелой вылетела из комнаты. Что такое произошло, если миссис Хайнс понадобилось ее будить? Может, приехал отец? Или Ричард? Сердце ее радостно забилось.
Внизу из кухни доносились голоса. Распахнув высокую дверь, Джесс увидела, что мисс Тейлор и миссис Хайнс стоят у дубового стола. На столе — большая плетеная корзина. Женщины взглянули на Джесс и улыбнулись.
Значит, ни отец, ни Ричард к ней не приехали. Джесс с трудом подавила вздох разочарования.
— Доброе утро, — поздоровалась она.
— Доброе утро, дорогая, — ответила мисс Тейлор.
Даже в такой ранний час она, как обычно, была одета безукоризненно.
— Джесс, — проговорила она. — Сегодня утром к нам в пансионат поступило кое-что, «что могло бы тебя заинтересовать.
— Что же?
Мисс Тейлор снова улыбнулась и, взяв корзинку, протянула ее Джесс.
— Взгляни.
Джесс откинула стеганую ткань, которой та была покрыта. На нее глянули крошечные голубые глазки в обрамлении белого пушистого меха. Очаровательное создание зевнуло, высунув свой маленький розовый язычок.
— Котенок! — воскликнула Джесс. — Чей он?
— Твой, моя дорогая, — отозвалась мисс Тейлор. — Если, конечно, согласишься за ним ухаживать, пока будешь жить в Ларчвуде.
— Мой? — все еще не верила Джесс. Она никогда не видела таких очаровательных котят. — Ну конечно! Я буду ухаживать за ним. Но откуда он взялся?
— Шериф мистер Уилсон принес, — подала голос миссис Хайнс. — Он нашел его за почтой. Он ведь работает почтальоном по совместительству.
Джесс припомнился мужчина с носом-картошкой.
— Он решил, что вам, девушкам, будет приятно иметь в пансионате котенка, — подхватила мисс Тейлор. — Вот и принес его сюда…
При воспоминании о том, как она когда-то отнеслась к этому человеку, Джесс почувствовала угрызения совести.
— Как хорошо, что он его принес, — заметила она.
— Да, — сказала мисс Тейлор. — Он замечательный человек.
— А как мы назовем котенка? — спросила Джесс.
— Как пожелаешь.
— Интересно, это мальчик или девочка?
— Да какая разница! — проворчала миссис Хайнс. — Мальчик, девочка… Разве сейчас определишь? Называйте как хотите. Но если вы возьмете его, будете сами за ним убирать. Я и не подумаю! И так топчусь на кухне целыми днями! Не хватало еще мыть за кошками!
Джесс вытащила из корзины крохотное существо и крепко прижала к груди, стараясь не обращать внимания на резкие слова кухарки.
— Нужно назвать его кличкой, которая подходила бы и мальчику, и девочке, — спокойно сказала она. Внезапно ее осенило:
— Придумала! Назовем его Ларчвуд.
— Прекрасное имя! — восхитилась мисс Тейлор. — А сейчас, я думаю, Ларчвуд не откажется от блюдечка молока.
Джесс заглянула в голубые глаза котенка. «Милый Ларчвуд, — подумала она. — Ты такой красавец. Мы с тобой будем добрыми друзьями, я буду любить тебя и заботиться о тебе, а когда за мной приедет Ричард, я возьму тебя с собой и ты будешь жить с нами».
Она высоко подняла котенка, чтобы получше разглядеть его.
В течение дня Джесс повсюду таскала за собой Ларчвуда в плетеной корзинке и при удобном случае вытаскивала его и принималась с ним играть. Миссис Хайнс, ворча по обыкновению, дала Джесс клубок старой пряжи, который пришелся котенку по душе, — он тут же принялся катать его по полу, пока не размотал весь, до конца. Ночью котенок мирно спал в корзинке, которую Джесс поставила в своей комнате. А утром она вытащила из нее котенка и, гладя его по мягкой шерстке, шепотом принялась поверять ему свои секреты и делиться планами на будущее. Она рассказала ему о Ричарде и о том, какая у них будет замечательная семья. Котенок молча слушал и ласково лизал ей руку. А Джесс, уже успевшая привязаться к нему, готова была на все для своего любимца.
Однажды августовским днем Джесс сидела с котенком на веранде. Она купила ему крошечный розовый ошейник с искусственными бриллиантиками и теперь пыталась надеть его. Котенку эта процедура не нравилась, и он вырывался изо всех сил. В этот момент на веранду вышла Пи Джей.
— Ну, как себя сегодня чувствует маленький Ларчвуд? — спросила она.
— Помоги мне, пожалуйста, Пи Джей. Мне нужно, чтобы он хоть минутку посидел спокойно, чтобы я смогла надеть на него ошейник.
Пи Джей отпрянула назад.
— Ой, даже не знаю, Джесс. Когда я была маленькая, у меня на котов была аллергия.
— Всего на несколько секунд… Ну пожалуйста!
— Ладно, — согласилась Пи Джей, беря котенка в руки. — Он такой милашка.
Джесс, довольная тем, что ее любимца похвалили, принялась застегивать ошейник.
В этот момент Пи Джей чихнула, и котенок, вырвавшись у нее из рук, помчался по веранде.
— Держи его! — завопила Джесс, вскочив со стула.
В ответ Пи Джей чихнула еще раз. Джесс ринулась за Ларчвудом, но тут входная дверь распахнулась, и на веранде появилась Джинни. Быстро нагнувшись, она подхватила маленького беглеца.
— Потеряла что-нибудь? — спросила она, подняв котенка высоко над головой.
— Вот спасибо, Джинни.
Джесс потянулась взять у нее Ларчвуда, но та подняла его еще выше.
— Эти кошки — самые мерзопакостные твари, — заявила она. — От них одна вонь. Единственное, на что они способны, это ловить мышей. Терпеть их не могу!
Джесс почувствовала, что ей становится не по себе.
— Отдай его, Джинни, — попросила она, но та быстро отдернула руку, едва только Джесс попыталась взять своего любимца.
Котенок между тем отчаянно вырывался.
— Ты уверена, что он тебе нужен? Кошки, знаешь ли, прямо-таки напичканы всяческими болезнями.
— Отдай ей котенка, Джинни, — распорядилась мисс Тейлор, внезапно возникшая на пороге.
Джинни, пожав плечами, отдала Ларчвуда Джесс.
— Подумаешь! Уж и пошутить нельзя. Здесь такая скука, что и спятить можно.
Джесс, подхватив свое сокровище, крепко прижала его к себе и принялась ласково поглаживать по пушистой шерстке.
— Не бойся, малыш, — шептала она. — Все будет хорошо. Я тебя не дам в обиду.
«Какая жестокая эта Джинни, — подумала Джесс. — Не знаешь, что и ждать от нее».
Пи Джей наконец-то перестала чихать.
— Прости, Джесс, — проговорила она. — Это все из-за меня.
Джесс отрицательно покачала головой.
— Да, да, из-за меня, — не уступала Пи Джей.
— О Господи! Слушать вас тошно! — вмешалась Джинни. — Что у вас стряслось? Поделитесь, может, смогу чем-нибудь помочь.
— Ничего особенного, — поспешно проговорила Джесс.
— Но ведь я сказала, что помогу!
— Молодец, Джинни, так и нужно, — заметила мисс Тейлор и исчезла в доме.
— Ладно, — сдалась Джесс. — Подержи, пожалуйста, котенка, пока я буду надевать ему ошейник, — Ну конечно, — сказала Джинни, забирая у нее Ларчвуда. — Только не говорите никому, что я сюсюкала целый день с каким-то паршивым котенком!
СЬЮЗЕН
Сидя в гостиной, Сьюзен прекрасно слышала происходящее на веранде. Ну и соседки ей попались! Только и делают, что цапаются, ни на что другое они не способны, слишком тупы. Перебранки — любимое времяпрепровождение недалеких людишек, но хуже всех — Джинни: скандалистка до мозга костей. О Господи! Все бы отдала, чтобы оказаться среди людей своего возраста!
Сьюзен с отвращением отбросила в сторону местную газету. Несколько дней назад суд вынес в отношении Ширхана, обвиняемого в покушении на Роберта Кеннеди, оправдательный приговор. Вчера Рональд Рейган объявил, что выставит свою кандидатуру на президентских выборах от республиканской партии. Рейган! Этот паршивый актеришка! К чему мы идем, если убийца, пойманный с поличным, может оставаться безнаказанным, а паяц из Голливуда с подтянутым лицом считает, что ему по силам управлять такой страной, как Америка?! А эти чертовы местные газеты! Ничего в них не найдешь, кроме пустячных местных новостей да сплетен о сильных мира сего. Ни слова о важнейших событиях ни в стране, ни за рубежом, ни о войне во Вьетнаме!
— Все, хватит с меня этой дряни! — громко проговорила Сьюзен. — Мне нужна нормальная пресса.
Поднявшись с дивана, она решила отыскать Попа.
Может, он позволит ей взять машину, чтобы сгонять в город за «Нью-Йорк тайме». Она знала, что уж в этой известной газете найдется подробный обзор событий, происходящих в мире.
Решив не появляться на веранде (только ее там сейчас не хватало), Сьюзен прошла через кухню и вышла через черный ход. Попа она увидела сразу же. Он сидел над клумбой с какими-то коралловыми и розовыми растениями и что-то тихонько бормотал под нос. Сьюзен подошла поближе. Услышав ее шаги, он поднял голову и вытер пот со лба.
— Ну и жара! Эти красавицы прямо-таки задыхаются, — проговорил он. — Выцветают и засыхают на корню.
— Это верно, — подхватила Сьюзен и быстренько перевела разговор на интересующую ее тему:
— Поп, можно я одолжу на несколько минут твою машину? Мне очень нужно попасть в город, а беспокоить тебя не хочется.
Поп задумчиво поскреб подбородок.
— Прямо не знаю, мисс Сьюзен. Ведь старушка-то не застрахована. Мало ли что может случиться.
— Все будет хорошо. Поп. До города всего несколько миль. А если вдруг что-то произойдет, я несу полную ответственность.
Он повернулся спиной к поникшим цветам.
— Ну ладно, надеюсь, все будет хорошо. В конце концов вы не каждый день просите меня о таком одолжении.
Только помните, эта старушка — единственное, что у меня есть. Ключи в кабине.
— Спасибо, Поп, — поблагодарила Сьюзен и, охваченная духом свободы, хоть и относительной, помчалась к машине.
Усевшись за руль, она долго устраивалась поудобнее: длинные ноги и внушительных размеров живот мешали ей.
Потом захлопнула дверцу, отметив про себя, что на веранде опять возникла какая-то суматоха, завела машину, дала задний ход, а затем нажала на газ. И сразу же раздался пронзительный крик Джесс, перекрывающий шум мотора, а за ним глухой удар.
Сьюзен остановила машину и выглянула в окно. К ней бежали Джесс, Пи Джей и Джинни. Джесс пронзительно кричала, лицо Пи Джей исказилось от боли, Джинни прижимала руку ко рту.
— О Господи, Боже мой! — причитала она.
Внезапно Сьюзен все поняла — котенок, этот дурацкий котенок, с которым Джесс носилась несколько дней!
Выбравшись из машины, она нагнулась и заглянула под колесо — к нему прилипла белая шкурка, пропитанная алой кровью. Прямо в лицо ей глянул голубой глаз…
— О Господи, — прошептала она.
— Ларчвуд! — отчаянно кричала Джесс. — Ты убила Ларчвуда!
И она разрыдалась.
Пи Джей стояла, не в силах оторвать взгляда от колеса.
Джинни неловко обняла Джесс.
— Прости меня, пожалуйста. Какая же я идиотка! Нужно было держать его покрепче.
— Ты ни в чем не виновата, — покачала головой Джесс. — Если бы Сьюзен смотрела, куда едет… — И она порывисто повернулась к ней. — Неужели ты и вправду убила моего котенка?
Сьюзен стояла, не в силах вымолвить ни слова. Она никогда не убивала — ни муравья, ни паучка, не говоря уж о котятах. Ноги у нее вдруг стали ватными.
С заднего двора с лопатой в руках появился Поп.
— Что здесь происходит? — спросил он.
— Сьюзен убила Ларчвуда, — отозвалась Пи Джей, ткнув пальцем в лежащее на земле кровавое месиво.
— О Господи! — ахнул Поп и поскреб подбородок. — Идите-ка все в дом, а я здесь приберу.
Джинни повела Джесс к дому.
Сьюзен бросилась за ними.
— Джесс, — позвала она.
— Заткнись ты, сука! — обернувшись, выпалила Джинни.
Сьюзен не знала, что ей делать. То ли помочь Попу убрать останки котенка, то ли идти за девочками в дом. Не сделав ни того ни другого, она продолжала стоять.
— Ну-ка посторонитесь, мисс Сьюзен, — приказал ей Поп. — Я тут приберу.
Сьюзен отодвинулась и поглядела в сторону дома. Двигаясь как на шарнирах, она направилась к входной двери.
Ей нужно было во что бы то ни стало извиниться перед Джесс, объяснить ей, что произошел несчастный случай.
Девочек она отыскала наверху. Пи Джей стояла у дверей комнаты Джесс, Джинни — в холле. Увидев Сьюзен, они молча уставились на нее. Сьюзен, не говоря ни слова, зашла в комнату. На кровати рядом с Джесс сидела мисс Тейлор и пыталась ее успокоить.
— Может, шериф Уилсон принесет нам другого котенка, — ласково говорила она.
Джесс уже не плакала. Она сидела, глядя перед собой ничего не видящими глазами.
— Нет, — наконец ответила она. — Все это не имеет смысла. Все, кого я любила, покинули меня.
Интонации ее голоса поразили Сьюзен: ни малейшей жалости к себе, простая констатация факта.
— Это не правда, — сказала она.
Джесс посмотрела на нее.
— У тебя есть Ричард.
«Значит, Пи Джей и Джинни рассказали Сьюзен, — подумала Джесс. — Сообщили о моих планах на будущее.
Ну и ладно!»
Она перевела взгляд обратно в окно.
— Что ты знаешь о Ричарде?
Сьюзен, откашлявшись, шагнула к кровати. Пока в комнате сидела мисс Тейлор, не стоит говорить Джесс, что Пи Джей поведала о ее планах убежать с Ричардом.
— Я знаю, что ты пишешь ему каждый день. Значит, вы любите друг друга.
По щекам Джесс опять потекли слезы.
— Я здесь уже больше двух месяцев, а он даже не попытался связаться со мной. — Она покачала головой. — Я знаю, ему не разрешают ни писать мне, ни звонить, но если бы он действительно меня любил… — Слова повисли в воздухе.
Сьюзен присела на краешек кровати.
— Джесс, — прошептала она. — Пожалуйста, прости меня за все, что случилось. Я так виновата перед тобой. Ну прощу тебя, прости.
Мисс Тейлор встала.
— Думаю, вам лучше остаться вдвоем, — проговорила она и вышла из комнаты.
— Джесс, ну пожалуйста… Я ведь не нарочно. Просто очень спешила и не заметила котенка.
— Разве ты не слышала, что мы тебе кричали? — ледяным тоном спросила Джесс.
Сьюзен откинула назад волосы.
— Нет. Наверное, задумалась о чем-то своем.
— Как всегда, — заметила Джесс. — Ты никогда ни на кого из нас не обращаешь внимания, будто нас вообще не существует.
Внезапно на Сьюзен нахлынуло чувство вины. Вот рядом с ней сидит хрупкая, нежная девочка, у которой скорее всего в жизни есть все, все, кроме любви. Несмотря на беспрестанные стычки с родителями, Сьюзен знала, что они ее любят. И они, и бабуля, и Дэвид. Да, Дэвид тоже ее любил. И хотя Джесс никогда не делилась с ней своими воспоминаниями о жизни с родителями, Сьюзен догадывалась, что там не все гладко. В последнее время поведение Джесс действовало ей на нервы: Сьюзен считала, что та носится с этим подаренным ей котенком как дурень с писаной торбой, и только теперь поняла, что Джесс любила это крохотное существо, а котенок отвечал ей взаимностью.
Она же, привыкшая думать только о себе, мгновенно разрушила эту жизнь и эту любовь… Сьюзен закрыла лицо руками и заплакала. Ей было жалко и несчастного котенка, и Джесс, и Дэвида.
Внезапно она почувствовала, как хрупкая ручонка Джесс обвилась вокруг ее плеч.
— Сьюзен, — прошептала она. — Сьюзен, не плачь.
Но Сьюзен не могла остановиться.
— Ну пожалуйста, Сьюзен. Я знаю, ты сделала это не нарочно. Прошу тебя, не плачь.
Голос ее звучал несколько напряженно. Видимо, она боялась, что Сьюзен в очередной раз выкинет что-нибудь.
Сьюзен, оторвав руки от лица, взглянула на Джесс.
— Я не хочу здесь находиться! Не хочу рожать ребенка, не хочу сидеть в этом проклятом заведении. Ты не думай, что я вас всех не люблю. Просто я приказала себе выкинуть все мысли о вас из головы. А ведь я старше вас всех и должна бы, наоборот, ободрять и поддерживать остальных.
Так нет же! Господи, какая же я дура!
Джесс улыбнулась.
— Ну что ты, Сьюзен, — принялась успокаивать она. — Никакая ты не дура. Просто всем нам было бы намного проще, если бы мы держались друг друга.
— Он напишет тебе, Джесс, — прошептала в ответ Сьюзен. — Я знаю, напишет.
И, уткнувшись лицом в ладони, она снова зарыдала.
Тогда Джесс, придвинувшись к ней поближе и обхватив ее руками за плечи, принялась ласково покачивать Сьюзен из стороны в сторону.
ДЖИННИ
Услышав доносящиеся из комнаты рыдания Сьюзен, Джинни так и прыснула. Эта тягомотина начинает ей уже надоедать. Подумаешь, какого-то котенка убили! Дело какое! Нужно было самому смотреть, куда лезешь, а не бросаться под колеса. Сам виноват.
Вернувшись в свою бело-розовую спаленку, Джинни завалилась на кровать. Господи, а ведь она и впрямь почувствовала к Джесс жалость. Надо же, даже обняла ее! Вот идиотка-то! Нет, это богоугодное заведеньице начинает на нее плохо действовать. Пора уже линять отсюда. Как же, слиняешь! Она коснулась своего пухлого живота. Еще четыре треклятых месяца!
Нагнувшись, Джинни подняла один из разбросанных по полу журналов кино, полистала его. Через четыре месяца — здравствуй, Лос-Анджелес! Вот и я! А пока…
Она швырнула журнал обратно на пол. Она должна хоть что-то сделать, а для начала убраться подальше от этих девиц.
Джинни спрыгнула с кровати и подошла к шкафу. Придумала! Она пойдет в «Каплю росы». Паршивое, конечно, местечко, но другого здесь нет. Лишь бы здесь не торчать!
Порывшись в ящиках, она достала расклешенную мини-юбку и мятый серый свитерок, на груди которого алым пламенем полыхала какая-то дурацкая надпись. Алая, как кровь… О Господи, зачем только она купила его! Она почувствовала, как пульс начал биться быстрее. В памяти всплыла та проклятая ночь, тот мерзкий тип, мама, порванное платье, крики, боль — все это вихрем пронеслось в голове.
Горло Джинни будто сдавило. Комната поплыла перед глазами.
— Нет! — крикнула она, вцепившись в свитер с такой силой, что костяшки пальцев побелели.
Нет, она выкинет из головы эти гнусные воспоминания, заставит их отступить! Чувствуя учащенное сердцебиение, Джинни скинула блузку и поспешно натянула свитерок.
«К черту девчонок! К черту эту надпись Я пойду в „Каплю росы“. Сначала поиграю в кегли, а потом хорошенько приму на грудь и буду веселиться до упаду. И выброшу из головы эти воспоминания!»
Ей казалось, что самое трудное — незаметно улизнуть из Ларчвуд-Холла. Когда приходится делать что-либо тайком, всегда захватывает дух от предвкушения близкой опасности, а когда все заканчивается благополучно, испытываешь разочарование. Джинни без помех выскользнула из дома. Было уже почти одиннадцать вечера, и в пансионате царила тишина. Будущие мамаши уже почивали в своих постелях.
Мисс Тейлор обычно никогда не вытаскивала большой ключ из двери. И на этот раз она не отступила от своего правила.
Джинни повернула ключ, открыла дверь и вышла. Никто не окликнул ее, не бросился за ней вдогонку — в общем, никаких проблем.
Джинни быстро пошла по темной извилистой аллее к городу. Денег у нее было немного. Пачка, которую она стащила у отчима, быстро таяла. Правда, на сигареты и несколько бутылочек виски хватит до декабря. Джинни, как никто другой, хорошо знала поговорку «Хочешь жить — умей вертеться». И она, претворяя эту поговорку в жизнь, стащила со стола из кухни двадцать долларов — должно быть, миссис Хайнс приготовила для разносчика молока, яиц или еще для кого-то. Старая дура! Будет в следующий раз знать, как оставлять деньги на самом видном месте.
Джинни любовно погладила кармашек своей юбки — денежки лежали в целости и сохранности.
Грохот, доносящийся из «Капли росы», был слышен за два квартала. Ночная тьма скрывала само заведение, но оглушительный рев синтезатора и переливчатый приветственный звон игрового автомата явно указывали на место его нахождения. Джинни толкнула входную дверь и сразу же окунулась в знакомую атмосферу. Сизый сигарный дым, запах дешевого виски и прижавшиеся друг к другу тела были настолько для нее привычны, что она почувствовала себя почти дома. Сколько ночей провела она, забившись в уголок то одного, то другого бара — все они походили друг на друга как две капли воды, — не спуская глаз с мамы, готовой отдаться любому, кто купит ей стаканчик виски! Хоть больно и неприятно было смотреть на это, но одно хорошо — здесь Джинни чувствовала себя в относительной безопасности. Она понимала: если кто-нибудь вздумает к ней приставать, то всегда найдется другой, готовый дать ему в морду и, в свою очередь, начать свои гнусные ухаживания.
Джинни направилась прямо к стойке, протиснулась между двумя мужиками, восседавшими на высоких табуретах. Подозвав бармена, она швырнула на стойку бумажный доллар.
— Разменяй по пять центов! — крикнула она, стараясь перекричать шум.
Краешком глаза отметила — сидящий справа мужичок ощупывает ее глазами с головы до ног. Она знала, что свитерок надежно скрывает ее живот, а мини-юбка настолько коротка, что слабонервным лучше не смотреть. Любительница острых ощущений, Джинни подняла ногу и поставила ее на перекладину под стойкой, отчего юбчонка задралась до предела. «Ну-ка посмотрим, что с тобой будет теперь», — усмехнулась она про себя. Расчет ее оказался верным — мужика аж передернуло, и глазенки у него заблестели.
Джинни улыбнулась.
— Пятицентовики тебе понадобились? Хочешь немного поиграть? — спросил он.
Джинни взглянула на него повнимательнее: да ему не меньше сорока. Лысый, какой-то немного домашний. Впрочем, какое там немного. От жены, похоже, ни на шаг не отходит.
— Ага, — бросила она.
— Если чуток принять, то и игра пойдет веселее, ведь так? — не отставал он.
Джинни пожала плечами.
— Купишь?
— Ну конечно.
Джинни собрала монетки в ладонь.
— Тогда виски с содовой. А потом, так и быть, разрешу тебе сыграть со мной.
И она принялась протискиваться сквозь толпу к игровому автомату, прекрасно зная, что этот лысый тюфяк не заставит себя долго ждать, тут же примчится, да еще и выпить принесет. Знала она также, что он безобиден, как букашка, из тех, кому достаточно распалить свое воображение, а потом зайти в туалет и потихоньку удовлетворить свое желание. Он, конечно, понимал, что такая шикарная деваха, как Джинни, никогда с ним не пойдет.
Понимать-то он понимал, но помечтать ему никто не запрещал. Вот он и мечтал.
Джинни опустила монетку в щель — хромированные мячи тут же задвигались. Она потянула рукоятку на себя и стала смотреть, как первый мяч, описав дугу, понесся по узкому лабиринту, огибая разноцветные лампочки и пластиковые препятствия. Когда он стал стремительно возвращаться к ней, Джинни, вычислив примерную скорость, нажала на гашетку. Мяч, подскочив вверх, срикошетил на резиновую подушку. Раздался переливчатый звон, и на табло высветились очки.
Игра так захватила Джинни, что несколько минут она не видела ничего вокруг. Внезапно почувствовав на себе чей-то взгляд, оглянулась. Рядом стоял тот самый лысый тип и протягивал ей стакан.
— А ты неплохо играешь, — заметил он. — Наверное, не впервой.
Джинни, взяв из его рук стакан, рассмеялась.
— Да уж, доводилось играть пару раз, — бросила она и сделала щедрый глоток.
Виски, как обычно, обожгло ей горло. Вообще-то Джинни не была любительницей выпивки. Правда, нервы здорово успокаивает, но в остальном — дурацкое времяпрепровождение.
— Давай сыграем на следующий стаканчик, — предложила она.
— Ты меня и так уже обогнала, — заметил мужичонка, ткнув пальцем в табло.
— Ладно, так и быть, догоняй. Даю тебе десять тысяч очков форы. Идет?
Мужчина достал из кармана брюк пригоршню мелочи.
— Идет!
Джинни выиграла у него четыре игры, за что и была вознаграждена выпивкой. Однако мужичок попался самолюбивый — все его естество восставало против того, что какая-то девчонка-малолетка позволила себе так его обставить. Он все бросал и бросал монетки в автомат, так что Джинни прохлаждаться было некогда. К счастью, у нее хватило ума после второго стаканчика виски переключиться на имбирное пиво, иначе бы ей несдобровать — пьяная была, а посему запросто могла бы потерять контроль над собой, но этого Джинни допустить не могла.
Потянув за рукоятку, она выпустила последний мяч.
Она уже обыграла своего лысого партнера на пятьдесят тысяч очков, и он пополз в карман за очередной монеткой.
— Ну давай, давай, — подгоняла она мяч.
Нажав на гашетку, Джинни откинулась назад, отчего юбка ее взметнулась вверх, представляя взору обалдевшего мужичка то, что под ней, — нужно же ему получить за свои деньги хоть какое-то удовольствие.
Внезапно Джинни почувствовала, как кто-то тронул ее за плечо.
— Да подожди ты! — отмахнулась она, старательно ведя мяч к намеченной цели.
— Мисс Стивенс!
Услышав твердый, властный голос, Джинни от неожиданности выпустила гашетку из рук и обернулась. Рядом с ней стояла мисс Тейлор.
Джинни похолодела. Даже в полумраке бара видно было, что хозяйка пансионата внутренне негодовала. И Джинни решила пойти в атаку:
— Привет, мисс Тейлор. Хотите бросить мяч?
Последний мяч свалился в желобок у нее за спиной, не принеся, естественно, ни единого очка.
— Игра окончена, Джинни. А теперь пошли домой, — сказала мисс Тейлор, больно схватив ее за локоть и потащив к двери.
«Ну все, — подумала Джинни. — Надо же так вляпаться!»
На улице стояла знакомая машина, за рулем сидел Поп.
Мисс Тейлор открыла заднюю дверцу и подсадила Джинни в салон. Захлопнув за ней дверцу, устроилась на переднем сиденье. Поп отъехал от тротуара.
— А я-то думала, что на сегодня у нас в Ларчвуд-Холле проблем более чем достаточно, — заметила мисс Тейлор, и в голосе ее не было ни тени раздражения.
— Мне просто хотелось немного развлечься, — пробормотала Джинни.
— Вот как? — Мисс Тейлор обернулась и погрозила Джинни пальцем. — Тебе ведь только семнадцать. По-моему, в этом возрасте можно найти развлечения более подходящие, чем шатание по барам. Да и выпила ты, похоже, изрядно, разит как из винной бочки.
Джинни вздохнула. Интересно, что с ней сделает мисс Тейлор? Отправит домой? Маловероятно, ведь она уже заплатила до конца своего пребывания в пансионате.
— Может, до приезда в Ларчвуд-Холл ты и вела подобный образ жизни, но здесь у нас он не приветствуется. Я позабочусь о том, чтобы подобное не повторилось.
Мисс Тейлор отвернулась и уставилась в окно. Все, говорить больше не о чем.
Вот черт! Теперь эта старая мымра будет запирать ее снаружи на ключ. Но как эта карга ее вычислила? Нужно спросить. Хуже, чем оно есть, уже не будет, а выяснить не помешает.
— Простите меня, мисс Тейлор, мне жаль, что так получилось.
— Тебе жаль только одного — что тебя поймали, — выпалила мисс Тейлор.
«И то верно», — подумала Джинни, но вслух говорить об этом не стала. Однако если она и впредь собирается незаметно удирать из дома, надо бы все-таки выяснить, как ей удалось заловить ее. И Джинни взялась за дело.
— Простите меня, пожалуйста, мисс Тейлор, — ангельским голоском пролепетала она, — но после сегодняшних событий мне просто необходимо было развеяться. Я так расстроилась.
Старуха хранила гробовое молчание. Наверное, ждала, что Джинни скажет дальше, и та не заставила себя долго ждать.
— Я старалась спускаться вниз потихоньку, чтобы не разбудить остальных. Кралась как мышка. Простите, что разбудила вас.
— Ты меня вовсе не разбудила, Джинни. Красться бесшумно ты умеешь, вне всякого сомнения. Одного ты не учла — городок наш маленький, тут все на виду.
«На что она намекает? Может, кто-то увидел меня в баре и тут же позвонил в Ларчвуд-Холл?»
Поп свернул на длинную подъездную аллею.
— Тебе, милая моя, повезло, что не арестовали.
— Как это? — удивленно спросила Джинни.
— Мне позвонил шериф Уилсон, который заглянул в бар, чтобы встретиться там с другом из Общества борьбы с пьянством и алкоголизмом, и узнал тебя.
Так этот треклятый шериф знает, кто она? Этот кретин борется с пьянством и алкоголизмом! Уж она-то знает, что представляют собой эти людишки! Сама как-то затаскивала маму на их собрание. На вид — святоши, думают лишь о спасении человечества, а на самом деле… кто их разберет.
Она обрадовалась тогда, что мама на этом собрании долго не выдержала и сбежала. Вот был бы кошмар, если бы она примкнула к ним!
Поп остановил машину у входной двери.
— Иди наверх и оставайся в своей комнате до утра, — распорядилась мисс Тейлор. — Но не думай, что твое поведение останется безнаказанным.
— Я подумала, что будет приятно, если я составлю тебе компанию, — раздался на следующий вечер у дверей комнаты Джинни звонкий голос Джесс.
Для Джинни это был кошмарный день. Мисс Тейлор пригрозила позвонить матери и отослать ее домой. В конце концов решили: Джинни останется при одном условии — каждый вечер после ужина она обязана будет сидеть в своей комнате. Наказание должно длиться до тех пор, пока Джинни не докажет мисс Тейлор, что подобного и вправду больше не повторится.
И сейчас Джинни, развалившись на кровати, в сотый раз перечитывала киножурналы, стараясь придумать, где бы раздобыть денег, чтобы добраться до Лос-Анджелеса после появления на свет ребенка.
Джесс снова постучала.
— Джинни!
Может, и вправду лучше с кем-нибудь поболтать, чем мучиться в одиночестве?
— Открыто, — буркнула она.
Вошла Джесс. В руке у нее была сумка.
— Я сегодня ходила в город, — сообщила она.
— Можешь мне не рассказывать, опять отправляла письмо своему разлюбезному Ричарду?
Джесс кивнула.
— Ну, и что поведал обо мне шериф, он же почтмейстер?
— Ничего, он ничего не говорил. — Джесс вручила сумку Джинни. — Я тебе кое-что принесла. Хотелось сделать тебе приятное…
Джинни открыла сумку, в которой лежали последние номера трех журналов — «Голливуд сегодня», «Кино. Взгляд изнутри», «Звезды кинематографа».
— А это зачем? — буркнула Джинни.
Джесс намотала на палец прядь золотистых волос.
— Хотелось чем-то порадовать тебя в благодарность за то, что ты для меня вчера сделала, за помощь, поддержку… Ты не виновата в том, что случилось с Ларчвудом.
Джинни фыркнула.
— А может, потому, что меня посадили под домашний арест? Не иначе как пожалела меня!
Джинни только делала вид, что не верит Джесс. На самом деле она была поражена! Раньше ей никто никогда ничего не дарил, даже мама. Когда они жили одни, денег всегда не хватало, было не до подарков. А когда появился так называемый отчим, не было нужды. На день рождения и Рождество мама просто давала Джинни деньги на покупки.
— Очень может быть, — улыбнулась Джесс. — Мне ужасно неприятно, что ты попала в такое положение.
— По собственной глупости. Впрочем, откуда я могла знать, что мисс Тейлор как-то связана с шерифом!
Джинни задумчиво пролистала журналы. Никто прежде о ней никогда не думал, что верно, то верно. Хотя…
Джесс такая упакованная девица, что, наверное, привыкла покупать себе друзей. Что ж, она, пожалуй, не ошиблась в выборе. Глаза Джинни наткнулись на кольцо Джесс с изумрудом и бриллиантами.
— Садись, — предложила она, и Джесс послушно присела на краешек стула. — Хочу попросить тебя только об одном.
— О чем?
— Ты можешь оставаться и общаться со мной сколько пожелаешь при одном условии — не будешь выспрашивать, кто отец моего ребенка, и рассказывать мне о своем обожаемом Ричарде. Идет?
— Идет.
Джинни пошарила под кроватью и вытащила оттуда бутылку виски.
— Хлебнуть хочешь?
Джесс потянулась было к бутылке, но передумала:
— Нет, не буду. А ты пей, Джинни. Мне виски не .нравится.
— Мне тоже, — поддержала ее Джинни и сунула бутылку обратно под кровать. — Но на всякий случай всегда держу под рукой — мало ли что может случиться.
ПИ ДЖЕЙ
Прошел почти месяц с тех пор, как Пи Джей впервые убежала из дома на свидание с Питером. За это время она видела его трижды. Поджидала, пока он закончит работу, потом они брали термос с кофе и уезжали на озеро. Питеру хотелось познакомить Пи Джей со своими друзьями, пойти с ней в кино или куда-нибудь поужинать, а однажды он даже пригласил ее к себе домой: хотел познакомить с родителями. Пи Джей всякий раз находила предлог отказаться, понимая, что ее отговорки звучали неубедительно: то она придумывала, что плохо себя чувствует, то боится тети, то ссылалась на отсутствие времени, то на отсутствие одежды. На самом деле она пыталась сохранить их отношения на одном и том же уровне — пара часов наедине в том месте, где они могли бы спокойно посидеть, помечтать о будущем, пожаловаться друг другу на родителей, вспомнить смешные или грустные случаи из детства, а закончить встречу братским поцелуем в щеку. Этого Пи Джей было достаточно, чтобы почувствовать, что ее любят. Большего ей и не нужно, на большее она пока не способна.
Сейчас она стояла в своей комнате перед трюмо совершенно голая. Еще недавно такое налитое тело было обезображено пятимесячной беременностью: груди набухли, соски, ранее темные и упругие, стали плоскими и бежевыми. И хотя она каждый вечер мазала живот дорогим какао-кремом, на нем уже начали появляться отвратительные багровые растяжки. Пи Джей бессильно опустилась на пол и расплакалась. Она была толстая, уродливая и никому не нужная. Вот что такое быть обыкновенной…
Сегодня она увидится с Питером впервые после того случая, когда Джинни так неудачно вырвалась на свободу. Пи Джей наверняка повезет больше, хотя, по правде говоря, ей не по себе от предстоящего свидания: с каждым днем, с каждой неделей живот увеличивается. Скоро Питер заметит.
Пи Джей натянула старушечье муслиновое платье с короткими рукавами, обладавшее потрясающим свойством скрывать беременность. Только бы этот августовский вечер оставался таким же теплым, иначе несдобровать — промерзнет до костей. Пи Джей недовольно поморщилась. Надо же, дожила! Размышляет, что бы надеть, чтобы не видно было живота… Это она-то, писаная красавица, имевшая толпы поклонников! Но ничего, немного осталось мучиться.
Он приветливо чмокнул ее в щеку прямо на главной улице. Пи Джей поежилась от страха: что, если мимо будет проезжать всевидящий шериф?
— Поехали, — волнуясь, попросила она.
Питер удивленно взглянул на нее — от него не укрылось ее состояние.
— Как скажешь.
Они сели в его пикап и двинулись в путь, по дороге прихватив, как обычно, кофе. Пи Джей смотрела, как Питер спрыгнул на землю и фланирующей походкой направился к ярко освещенной пончиковой. Он был так хорош собой, строен, ловок, обаятелен, двигался с такой уверенностью, что Пи Джей разозлилась на себя. Да какое она имеет право морочить ему голову! Что ей от него нужно!
Неужели прежняя привлекательность дает ей право использовать Питера, да и любого другого, поступать с ним так, как когда-то поступил с ней Фрэнк?
По дороге к озеру Пи Джей была необычайно молчалива, понимала это, но поделать с собой ничего не могла.
Путь невинного флирта, казавшийся вначале таким захватывающим, завел ее в тупик.
— Что с тобой? — спросил Питер. — Поцапалась с тетей?
— Что?
— Ты за всю дорогу не сказала и двух слов. Что-нибудь случилось?
Питер взглянул на нее, и Пи Джей стало стыдно. Какой он красивый и какой наивный! Он не заслуживает подобного обращения, но он ей так нужен! Впрочем, Пи Джей тут же поймала себя на мысли, что нужен ей не конкретно Питер, а любой парень, который отнесся бы к ней с пониманием и нежностью. Значит, она не любит Питера? Ну и что! Может же и она быть хоть капельку счастлива. А почему бы и нет!
— Ничего, — ответила она. — Ничего не случилось, просто я сегодня еле выбралась из дома.
— Не понимаю, почему ты не скажешь о нас своей тетушке, — заметил Питер, выруливая на стоянку у озера. — Можно подумать, что ты ребенок.
Он выключил двигатель и потянулся к Пи Джей, не обращая внимания на стоявший на полу полный термос кофе. Похоже, сегодня ему было не до кофе.
— Питер… — начала Пи Джей, но он закрыл ей рот поцелуем.
— Нет, — пробормотал он. — Не надо слов. Я так по тебе соскучился.
Пи Джей ответила на поцелуй. Пусть она неповоротливая, уродливая, Питер все равно ее хочет. И ей это нравится.
Поцелуи становились все жарче и жарче. Руки Питера начали ласкать ее тело. Вот он дотронулся до ее груди.
Пи Джей в ответ покорно прильнула к нему и коснулась губами его шеи. Тогда он осторожно накрыл рукой ее полную грудь.
— Сними!… — прошептал он.
Дотянувшись до молнии на спине, Пи Джей расстегнула ее и медленно повела плечами. Платье соскользнуло. Не мешкая Питер щелкнул застежкой бюстгальтера, и его взору предстала ее налитая грудь. «А ведь мальчик-то не такой невинный, как кажется», — мелькнула у Пи Джей мысль и тут же исчезла.
Он принялся ласкать ее грудь и вдруг, быстро наклонившись, поцеловал ее. Пи Джей показалось, что она больше не выдержит. Запрокинув голову, она вся отдалась восхитительному чувству.
Оторвавшись наконец от ее груд», он принялся ласкать ее рукой.
— Я хочу тебя, Пи Джей, — жарко зашептал он. — Бог мой, какая ты красивая!
Рука скользнула под подол ее платья, прошлась по ноге, подбираясь к заветному местечку. Выше… Выше… Вот она коснулась трусиков, ощутив предательскую влажность.
Скоро доберется до живота, тогда Питер все поймет.
Пи Джей резко выпрямилась.
— Нет! — крикнула она.
— Что?
Быстро защелкнув застежку лифчика, она натянула платье.
— Нет, Питер. Я не могу.
Он отодвинулся от нее и посмотрел в окно.
— Черт! — донесся до нее из темноты его раздраженный голос.
Утром Пи Джей сидела на веранде. День обещал быть таким же жарким, как и вчерашний, но она надела поверх платья шерстяной джемпер. Ее трясло, она никак не могла согреться. Волосы она собрала в конский хвост, который ей абсолютно не шел, и не стала краситься. Не пошла на завтрак, вызвав тем самым неудовольствие мисс Тейлор.
Однако Пи Джей ничего не могла с собой поделать — не было аппетита.
За спиной распахнулась дверь, и на веранде появилась Сьюзен.
— Что с тобой? — спросила она Пи Джей, плюхнувшись на плетеное кресло.
Пи Джей покачала головой.
— Не знаю. Может, простудилась?
Сьюзен скинула сандалии и, вытянув свои длинные ноги, поставила их на нижнюю планку перил.
— Прошлой ночью?
В горле у Пи Джей застрял комок, и она поняла: если что-нибудь ответит, обязательно расплачется.
— Я знаю, что ты вчера куда-то уходила, — продолжала Сьюзен. — Я никак не могла заснуть и около полуночи подошла к твоей двери. Мне никто не ответил, и я решила, что тебя в комнате нет.
Договорив, Сьюзен закурила, и Пи Джей тут же почувствовала приступ тошноты. Ну уж если она курить не может, значит, с ней и в самом деле творится что-то неладное.
— Снова ходила на свидание с Питером? — спросила Сьюзен.
Пи Джей понуро взглянула на выкрашенный скучной серой краской пол и закрыла глаза.
— Следует ли, исходя из твоего молчания, понимать, что ты сказала ему, что, ждешь ребенка?
По щекам Пи Джей покатились слезинки.
— И он тебя, естественно, бросил.
Пи Джей покачала головой.
— Нет, — прошептала она. — Я ему ничего не говорила, но это не имеет значения. Я не буду с ним встречаться.
Теперь настала очередь Сьюзен молчать. Пи Джей смотрела, как Сьюзен не спеша затянулась, и грустные мысли пронеслись у нее в голове. Вот Сьюзен, долговязая, нескладная, нос как рубильник, а поди ж ты, нашелся кто-то, кто ее любит. Пи Джей не сомневалась, что они с Дэвидом любили друг друга. Как же это получается? Как могут двое сначала страстно влюбиться друг в друга, а потом вдруг разлюбить? Вот и Питер… Уверен, что любит ее, а сам о ней ничего не знает.
— Ах, Сьюзен, — вздохнула она. — Запуталась я вконец.
Сьюзен медленно выпустила струйку дыма, который тут же растворился в воздухе.
— Питер по мне сходит с ума, — продолжала Пи Джей.
— А ты?
Пи Джей пожала плечами.
— Что я? Ведь я беременна!
— Это ты вовремя вспомнила.
— И самое мерзкое, что он ко мне со всей душой, а я вожу его за нос. А теперь он думает, что он вообще мне не нужен, но ведь это вовсе не так. Дура я, правда?
— Почему? Парень в тебя влюбился. А ты? Что ты чувствуешь к нему? По-моему, пока он не узнает правду, тебе не разобраться в своих чувствах.
Пи Джей почувствовала, как по спине пробежал холодок.
— Только не это. Лучше просто перестать с ним встречаться.
Швырнув окурок через перила, Сьюзен встала.
— Дело, конечно, твое. Но мне кажется, ты относишься к Питеру точно так же, как когда-то к тебе отнесся Фрэнк.
Попользовалась и бросила. — И она направилась к двери, но, не доходя до нее, остановилась. — Пойду газету почитаю, позже увидимся.
«О Господи, — вздохнула Пи Джей. — Даже Сьюзен знает, как следует поступить».
Пи Джей считала, что самым тяжелым телефонным разговором был разговор с мамой, когда она сообщила о своей беременности. Однако этот оказался еще хуже. Трубку взяла какая-то женщина, видимо, мать Питера. Пока Пи Джей ждала к телефону Питера, она пыталась представить себе дом, где он живет. Наверное, уютный и симпатичный: на окнах занавесочки в клетку или полоску, на кухонном столе ваза с фруктами. Питер говорил, что у него три брата.
Должно быть, на кухне стоит прочный сосновый стол с крепкими скамейками — чтобы не рухнули под тяжестью здоровых молодых тел.
— Алло?
При звуке его голоса у Пи Джей подкосились ноги.
— Питер, — прошептала она. — Питер, это я, Пи Джей.
— Я тебя узнал.
Он говорил сдержанно, однако без тени раздражения.
— Питер, прости меня за вчерашний вечер. Давай встретимся сегодня, я хочу поговорить с тобой.
Питер молчал. У Пи Джей возникло желание повесить трубку и сделать вид, что она никуда не звонила. Найти он ее не сможет — не знает, где она живет. Ей больше не нужно будет с ним разговаривать, что-то объяснять.
— У меня есть идея, — наконец послышался его голос, — может быть, мне взять отгул? Могли бы поехать на природу или еще что-нибудь придумать.
У Пи Джей полегчало на душе, но вместе с тем было страшновато. Он хочет ее видеть, это понятно. Но она-то собирается рассказать ему правду. Природа обычно расслабляет, возможно, он воспримет неприятную новость менее остро.
— Хорошо, — ответила она. — Где встретимся?
— Может, заехать за тобой? — предложил Питер.
Пи Джей вздрогнула.
— Нет-нет, — поспешно пробормотала она. — Не нужно.
— Ну ладно, — вздохнул он. — Тогда жди меня у почты в половине двенадцатого.
— Я буду ждать, Питер. — И, прежде чем он успел повесить трубку, быстро добавила:
— Что мне принести?
Он помолчал, Пи Джей вначале даже показалось, что не расслышал, а потом сказал:
— Только себя.
И повесил трубку.
Сьюзен согласилась прикрыть ее. Если будут искать Пи Джей, она скажет, что та пошла в городскую библиотеку почитать о высших учебных заведениях Америки. Даже мисс Тейлор не подкопается.
Ждать Питера не пришлось — машина стояла у обочины. Отлично, значит, Бад Уилсон ее не вычислит.
Она села в машину. На сиденье стоял термос.
— Привет, — сказала Пи Джей, рассудив, что, прежде чем начинать тяжелый разговор, нужно хотя бы поздороваться.
Питер завел машину, и они поехали.
— Прошлой ночью я почти не спал, — заметил он.
— Я тоже, — призналась Пи Джей.
— Прости меня, Пи Джей, за вчерашнее, я не должен был этого делать.
Пи Джей машинально поиграла ремешком от термоса.
Она собиралась начать разговор, уютно расположившись на одеяле у озера, но терпение ей отказывало.
— Нет, Питер, ты ни в чем не виноват, я сама довела тебя до этого.
Питер молчал. Красный свет сменился зеленым, и они поехали дальше.
— Я все тебе наврала. — Пи Джей взглянула на него и увидела, что его лицо болезненно скривилось. — Нет, ты не понял. Ты мне нравишься, очень, но я сейчас нахожусь в таком положении, когда мне не может нравиться никто. — Она набрала побольше воздуха и, переведя взгляд на приборную доску, закончила:
— Питер, никакой больной тетушки у меня нет, я живу в Ларчвуд-Холле, у меня будет ребенок.
Вот она и сказала.
Питер как ни в чем не бывало продолжал вести машину, даже головы не повернул в ее сторону. Вдруг Пи Джей почувствовала теплое прикосновение его руки.
— Я знаю.
Не веря своим ушам, Пи Джей резко повернулась к нему.
— Что?!
— Городок наш маленький, Пи Джей. Со дня нашего знакомства я знал, кто ты и где живешь.
Несколько минут в машине царила гробовая тишина.
Пи Джей не могла прийти в себя. Значит, он знал… Но почему ни словом, ни полусловом не обмолвился? Пи Джей почувствовала, как в ней закипает злость. Что он вообразил? Что уговорить ее будет проще, потому что она из тех девушек, которые всем доступны? Внезапно ей пришло в голову, что ее просто одурачили. Она считала, что использует Питера, а на самом деле эта роль принадлежала ему.
— Останови машину! — приказала она.
Съехав на обочину, Питер коснулся ее руки.
— Подожди минутку, пожалуйста.
— Зачем? Чтобы ты мне посочувствовал, сказал: «Не переживай, любой может сделать ошибку»? Чтобы снова залезть ко мне под юбку? Не трудись, Питер, не выйдет!
Открыв дверцу, Пи Джей хотела выпрыгнуть на обочину, но не успела — Питер схватил ее за руку.
— Пи Джей, послушай, я люблю тебя.
— Прибереги для кого-нибудь другого!
— Я хочу жениться на тебе.
Она тут же представила остывающие на подоконнике пироги, полки в кладовке, заставленные всевозможными соленьями и маринадами. И дети… Крохотные создания, путающиеся под ногами… Потрескивающие поленья в камине и вкусный запах тушеного рагу.
— Хочу заботиться о тебе и твоем ребенке, — продолжал Питер. — Это будет наш ребенок.
Пи Джей взглянула в его красивое лицо: в бирюзовых глазах ни намека на вожделение, только любовь и нежность, а также наивность восемнадцатилетнего мальчишки, перед которым вся жизнь впереди, которую не стоит пока обременять семьей, а тем более чужим ребенком.
— Питер, — ласково сказала она. — Я не могу позволить тебе жениться на мне. После того как родится ребенок, я собираюсь вернуться в колледж, я хочу стать дизайнером — это мечта всей моей жизни. Из меня выйдет никудышная жена, да и мать, как я подозреваю, тоже.
Пи Джей, конечно, кривила душой, чтобы Питеру было не так больно. А впрочем, может, вовсе и не кривила. Ведь если она и вправду собиралась посвятить свою жизнь карьере, ей будет не до Фрэнков, которые так и норовят попользоваться ею и бросить, и не до Питеров, с которыми точно так же поступает она.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ II

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ III

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ IV

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ V

Глава 19Эпилог

Ваши комментарии
к роману Грехи юности - Стоун Джин



замечательная история о жизни!!!!
Грехи юности - Стоун Джиннаташа
21.04.2012, 10.16





супер книга. очень поучительная
Грехи юности - Стоун ДжинМарина
12.09.2013, 12.20





Очень интересный роман.Если и читать роман, то именно этот)
Грехи юности - Стоун Джинвероника
17.07.2014, 23.59





Из описания к роману не очень понятно: о чем он? Просмотрев положительные отзывы, решилась читать и непременно потом написать о чем же он конкретно. Но... Читала всю ночь. Говорю: ВЕЛИКОЛЕПНО!!! Передать сюжет в двух предложениях невозможно, а подробно нельзя, будет неинтересно читать.
Грехи юности - Стоун Джинтаня
10.07.2015, 9.13





Книга отличная. Конечно, не столько любовный роман, сколько книга о жизни, о ее сложности и непредсказуемости. Читала часто со слезами на глазах. Читать обязательно!
Грехи юности - Стоун ДжинСветлана
13.07.2015, 23.23





Очень трогательный, чувственный и проникновенный роман. Вообщем, понравился - 10 баллов. Он о девушках, которые в силу обстоятельств, забеременев, вынуждены отказаться от ребенка.
Грехи юности - Стоун Джинроза
20.07.2015, 21.48





Читается роман, можно сказать, в темпе (есно,когда располагаешь временем). События развиваются динамично,немного интриги,страдания и заторможеннось героинь,где нужно, не слащавая концовка,но и не трагичная( а для Джинни,как ..самой несчастной героини,так просто счастливая,что самое то: хоть в романе кому-то счастье улыбнулось). Читабельно. 9.
Грехи юности - Стоун ДжинСкорпи
16.10.2015, 21.40





Жизненно и трогательно. Да, это не классический сюжет для любовного романа с общим хэппи эндом, но иначе, на мой взгляд, было бы не правдоподобно.
Грехи юности - Стоун ДжинЮрьевна
7.03.2016, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100