Читать онлайн Грехи юности, автора - Стоун Джин, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи юности - Стоун Джин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи юности - Стоун Джин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Джин

Грехи юности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая
Пятница, 17 сентября
ДЖИННИ

Облокотившись о белый рояль, она сбросила серебристую туфельку на высоком каблуке и слегка согнула ногу в колене, вполне осознавая, что при этом движении ярко-розовое платье без бретелек еще сильнее подчеркивает ее соблазнительную фигуру. Но Джинни Стивенс-Роузен-Смит-Левескью-Эдвардс демонстрировала свои прелести вовсе не своей собеседнице — даме средних лет с платиновыми волосами, стоявшей рядом и успевшей замучить ее светской беседой, без которой немыслима ни одна вечеринка. Вовсе нет! Для этой цели Джинни подыскала объект получше — бармена с обширным задом, который стоял на другом конце просторной гостиной и пожирал ее глазами.
Она смотрела на него, облизывая в то же время ободок бокала с мартини. Глаза их встретились.
— А сколько у вас детей? — допытывалась дама.
Джинни пришлось посмотреть на нее.
— Двое, это дети мужа.
«Сколько она еще будет мне докучать?»
— Тогда вы понимаете, что я имею в виду.
«Как же! — раздраженно подумала Джинни. — Я вообще ни слова не слышала из твоей болтовни».
— А сколько им лет?
— Брэду — тридцать, Джоди — двадцать восемь.
— Неужели! — воскликнула почтенная дама, коснувшись рукой бриллиантового колье. — Да они почти ваши ровесники!
— Вы мне льстите, — улыбнулась Джинни, про себя обругав собеседницу последними словами.
— А чем они занимаются?
Джинни вздохнула.
— Брэд работает на телестудии, а Джоди — в реабилитационном центре.
Это был стандартный ответ, которым они с Джейком пользовались всякий раз, когда речь заходила о детях. Насколько им было известно, Брэд в последний раз появлялся на телестудии в семнадцать лет. Они понятия не имели, откуда у него берутся деньги, но передвигался он только на спортивных машинах последних моделей и ни в чем себе не отказывал. А Джоди и в самом деле работала в реабилитационном центре: мыла полы и скребла унитазы вместе с другими бывшими малолетними алкоголиками, приговоренными судом к принудительным работам. Можно сказать, пыталась встать на путь праведный, уже в четвертый раз.
Внезапно Джинни почувствовала, как кто-то взял ее под локоток. Муж. Рядом с ним стоял огромный детина с зачесанными на лоб редкими седыми волосиками — тщетная попытка убедить окружающих в том, что он и не думает лысеть.
— Дорогая, позволь представить тебе мистера Джоргенсона, — сказал Джейк.
Джини выпрямилась и надела туфлю. Несмотря на то что Джейк был в Голливуде продюсером и привык бывать на людях, он избегал шумных сборищ, подобных сегодняшнему. Она это знала. Единственной причиной, по которой они сегодня оказались здесь, был этот Джоргенсон.
Поэтому придется быть с ним поласковее ради Джейка. Он неплохой парень и нормальный муж. Во всяком случае, до сегодняшнего дня был таким.
— Добрый вечер, — ангельским голоском пропела Джинни, протягивая руку.
Краешком глаза она заметила, что недавняя собеседница с платиновыми волосами незаметно скрылась в толпе — в Лос-Анджелесе на вечеринках подобного рода прощаться не принято.
Он схватил ее руку своей огромной лапищей. «Интересно, — подумала она, — какой он мужчина».
— Счастлив познакомиться с вами, миссис Эдварде, — пробасил он.
— Я тоже, — подхватила Джинни. — Джейк столько мне о вас рассказывал!
Наконец-то он выпустил ее руку и обнял Джейка за плечи.
— Молодец, мой мальчик. Благодаря его фильму виноградники Джоргенсона прогремят на весь мир! — сказал он, обращаясь к Джинни.
Так обозвать Джейка! Нашел мальчика! Да ему в будущем году будет шестьдесят!
— У вас изумительное вино, мистер Джоргенсон.
— Зовите меня просто Эрик, — сказал он, улыбнувшись.
— Эрик, — поправилась Джинни и, улыбнувшись в ответ, перехватила свой бокал так, чтобы не было видно в нем джина. — Особенно «Цинфандел», мое любимое.
Она глянула на Джейка, желая удостовериться, что не сказала чепухи. Он улыбнулся — значит, все в порядке, решила Джинни.
— А где вы собираетесь снимать документальный фильм? — спросила она, возвращаясь к теме, особенно волновавшей Джейка.
— В Европе, — похвастался Джоргенсон. — Начнем с Франции.
Джинни дала понять, что восхищена столь мудрым решением.
— Снимать калифорнийское вино во Франции? Оригинально.
Она вновь поглядела на бармена. Тот поднял голову, глаза их встретились. Джинни выпятила нижнюю губу и, выгнув спину, перевела взгляд на Джоргенсона. Тот откровенно разглядывал ее грудь. «Слава Богу, кондиционеры работают», — подумала она. Когда в комнате холодно, ее соски торчат обычно просто вызывающе.
— У тебя очаровательная жена, — бросил Джоргенсон Джейку, убирая руку с его плеча и взгляд с ее груди. — Она поедет в Напу?
— Боюсь, что нет, Эрик, — ответил Джейк.
— Но в это время года там чудесно, — разочарованно протянул он и повернулся к Джинни:
— Может, передумаете?
Джинни отхлебнула глоток мартини. Хотелось крикнуть:
«Да пошел ты к черту! Меня уже тошнит и от тебя, и от всей этой светской болтовни!», но вслух она сказала:
— Очень жаль, но я не могу бросить свою благотворительную деятельность.
— А какой именно благотворительностью вы занимаетесь? — удивленно спросил он, приподняв широкие брови.
Джинни перехватила взгляд Джейка. Казалось, он говорил: «Не перегибай!»
— Детьми, — поспешно проговорила она. — В основном детьми.
— Должно быть, вы получаете от этой деятельности истинное удовлетворение, — заметил Джоргенсон.
— Эрик, — поспешно вмешался Джейк. — Вон стоит Раймонд Флинт, наш будущий редактор. Пойдем, я хочу вас познакомить. — Он повернулся к Джинни. — Надеюсь, ты извинишь нас, дорогая?
И Джейк взял Джоргенсона под руку.
— Было приятно познакомиться, — проговорила она и добавила:
— Эрик.
— Если передумаете, буду счастлив показать вам свои виноградники.
Мужчины удалились.
Некоторое время Джинни смотрела им вслед, потом снова взглянула на бармена. Он что-то смешивал в шейкере для коротышки в дурацком парике. Небрежной походкой Джинни направилась к столику с закусками.
Похоже, устроители вечера решили сэкономить на официантах, решила она. Должно быть, в Лос-Анджелесе они совсем недавно, сделала вывод Джинни, осматривая критически столик. И тут же подумала, что придется торчать здесь не меньше часа, прежде чем Джейк предложит ей ехать домой.
Повесив свою изящную сумочку с серебряным ремешком на плечо, она взяла клубнику, обмакнула ее во взбитый йогурт и стала пробираться сквозь толпу к бару. Стоя за спиной человечка в парике, Дженни смотрела на бармена до тех пор, пока глаза их не встретились.
Не отрывая от нее взгляда, он протянул коротышке два бокала. Джинни поднесла клубнику к губам и начала медленно слизывать белый крем — сначала вокруг, потом вдоль ягоды. Бармен улыбнулся.
— Чем могу служить? — спросил он.
Джинни молча взяла своими полными губами кончик ягоды и принялась всасывать ее нежную мякоть, не спуская глаз с лица бармена, хотя ей больше всего хотелось взглянуть вниз, на его брюки, проверить, насколько он возбужден. Потом она вынула ягоду изо рта, облизала губы и медленно высунула кончик языка, тряхнула темноволосой головой. И все это без улыбки, с серьезным видом.
После подобных забав ей почему-то всегда хотелось в туалет. Поэтому она отправилась на поиски ванной комнаты.
Ванную комнату она нашла быстро — просторная, отделанная красным, желтым и оранжевым. Вполне в современном духе. Джинни закрыла за собой дверь и бессильно прислонилась к стене. На лбу выступили капельки пота.
Провела рукой по телу — от крутых бедер до высокой груди — и горделиво улыбнулась. Затем, запрокинув голову, расхохоталась.
Дверь бесшумно открылась. Вошел бармен, закрыл за собой дверь и собрался было запереть ее.
— Не нужно, — задыхаясь, проговорила Джинни. — И давай потише.
Улыбнувшись, он убрал с замка руку и поддернул брюки. Джинни бросила взгляд на ширинку. Так и есть, возбужден до крайности. Он подошел к ней вплотную. Тряхнув головой, она снова выпятила нижнюю губу и медленно подняла юбку. Обхватив за талию, бармен легко поднял ее и усадил на туалетный столик. Джинни с готовностью раздвинула ноги.
Он принялся расстегивать молнию на брюках, но она остановила его, и, приподняв подол своего шелкового платья, потянула его руку к своим бедрам. Он моментально понял, что от него требуется.
Пальцы у него оказались большие, сильные и нежные.
Джинни не сводила взгляда с его глаз. Он осторожно касался средоточия ее страсти. Она сдавленно застонала. Улыбнувшись, он быстро наклонился и коснулся языком того места, где только что находились его пальцы. Джинни едва не закричала от восторга. Она исступленно задвигалась в медленном ритме. Еще, еще… Дыхание прерывалось, во рту пересохло. Он становился все более требовательным, все более решительным. По ее телу прокатилась волна блаженства.
Внутри словно что-то взорвалось…
— О Господи! — послышался вопль бармена.
Джинни глянула вниз. Она описала ему лицо.
Зажимая рот рукой, она принялась хохотать. Вид у него был потешный: на лице недоумение, а по подбородку стекает желтая жидкость.
— Ах ты, дрянь! — закричал он, отталкивая Джинни.
Тщетно пытаясь сдержать смех, она сползла со столика.
— Извини.
Нажав на красную ручку крана, бармен принялся мыть лицо, одновременно ругая ее неприличными словами.
Вытерев оранжевым полотенцем подбородок, он бросил его в раковину и поспешил к двери, выпустив на прощание последнюю очередь площадной брани.
Не переставая смеяться, Джинни глянула на себя в зеркало. «Ну что ж, — подумала она. — Начало положено.
Паршивенькое, правда, могло бы быть и получше».
Внутри нарастала знакомая тошнота. Джинни закрыла глаза и глубоко вздохнула, пытаясь побороть это ощущение. «Черт бы его побрал, — подумала она. — Нужно просто забыть». Открыв глаза, подкрасила губы и попудрилась.
Гордо вскинув голову, она перебросила через плечо ремешок своей изящной сумочки и вернулась в гостиную.
Она прошлась по гостиной, избегая смотреть в сторону бара. Мужчины продолжали беседовать о чем-то в уголке.
Джинни оглядела комнату оценивающим взглядом: ничто не ускользнуло от ее внимания — ни натянутые улыбки престарелых особ, тщетно пытавшихся вернуть себе молодость косметическими средствами, стоившими целое состояние, ни плотоядные взгляды подвыпивших старичков в сторону немногочисленных юных созданий, ни откровенные позы последних. «Вот на таких сборищах, — подумала Джинни, — которые нельзя проигнорировать и где важен не ты сам, а с кем из сильных мира сего знаком, и вершатся важнейшие дела». Ее мысли прервал громкий хохот, сопровождаемый пыхтением. Джинни обернулась. В укромном уголке сидела пара — молодая особа, поразительно похожая на новомодную актрису, и известный старый развратник. Потрепав девушку за подбородок, он провел пальцем по ее шее, потом спустился ниже — в глубокую ложбинку на груди. Ответом на этот бесцеремонный жест был новый взрыв смеха. Джинни наблюдала за разыгравшейся сценкой и в очередной раз сделала неутешительный вывод: жизнь — сплошной обман.
Она подошла к столу, уставленному закусками, положила на тарелку краба и несколько ломтиков авокадо и направилась к раздвижным стеклянным дверям, попутно размышляя над тем, что никогда не видела, чтобы кто-то ел здесь нормальную еду, хотя живет она в Лос-Анджелесе давно.
Она вышла на веранду и чуть не споткнулась о двух юных любовников-гомосексуалистов, исступленно целовавших друг друга. Это еще раз доказывало, что жизнь — дурацкая штука. Скинув туфли, с тарелкой в руке она спустилась по деревянной лестнице на пляж.
На душе было неспокойно, однако Джинни понимала, что вряд ли когда-нибудь сможет обрести душевное равновесие. В январе ей исполнится сорок три года, но она до сих пор не может понять, для чего живет на свете. Опустившись на песок, она принялась жевать краба, устремив невидящий взгляд в безлунное море. Джейк оказался лучшим из ее мужей, а их было трое. С ним она прожила пять лет — дольше, чем со всеми остальными. Запросов у него было меньше, чем у других мужей, однако его заветной мечтой было подчинить ее себе целиком. Джинни предстояло решить, стоит ли так дорого платить за финансовую стабильность.
Покончив с едой, она выбросила тарелку в море и уселась поудобнее, подтянув колени к груди. Песок тут же впился в ее тело, как осколки стекла. Приглушенно доносились отрывки пустого разговора.
— Так и думал, что ты сюда сбежишь, — послышался из-за спины голос Джейка.
Джинни подняла голову — его фигура, освещенная лившимся из окон ярким светом, четко вырисовывалась на фоне темнеющего неба.
— Мне там противно было, — призналась она.
Он опустился рядом с ней.
— Я знаю, что ты ненавидишь эти вечеринки. Я прошу тебя присутствовать, когда это действительно необходимо.
— Знаю.
Он попытался обнять ее за голые плечи. Джинни отшатнулась.
— Тебе не холодно? — удивился он.
— Нет.
Он убрал руку.
— Джоргенсону ты понравилась.
— Не знаю, зачем он тебе понадобился, — заметила Джинни. — У тебя ведь есть работа.
Джейк покачал головой.
— Дело не в самой работе, а в той выгоде, которую она может дать. Джоргенсон — широкая натура, у него связи по всему миру.
— Но тебе уже почти шестьдесят, Джейк. Зачем тебе эти треклятые деньги? У тебя их до конца дней хватит.
Джейк поморщился, словно его ударили.
— Чтобы ты делала прически за сто долларов и покупала платья за полторы тысячи, в которых потом валяешься на песке. Их нужно намного больше, чем ты думаешь.
Джинни посмотрела на свое платье. Джейк немного ошибся — платье стоило не полторы тысячи, а две триста.
— И потом, чем я должен заниматься в твоем понятии? — продолжал Джейк. — Торчать с тобой целыми днями дома? Или болтаться по разным клубам?
— Мы могли бы путешествовать, — сказала Джинни, глядя в сторону океана. — В Монте-Карло, Гонконг, Рио, да куда угодно! Лишь бы уехать из этой чертовой дыры!
Жить, а не прозябать.
Помолчав секунду, Джейк проговорил:
— Смотреть на твои развлечения с очередным барменом?
Джинни промолчала. Они никогда не разговаривали на эту тему, но она знала, что Джейк догадывается. Однако он ни разу не упрекнул ее. В свои шестьдесят ему уже было не до любовных утех: ни желания, ни возможности. Поэтому он смотрел на ее увлечения сквозь пальцы. Почему бы девочке не позабавиться, если это доставляет ей удовольствие?
Удовольствие она и вправду получала, особенно вначале.
Джинни вспомнила лицо бармена и улыбнулась — вот увидеть бы Джейку происшедшее несколько минут назад!
— Кроме того, Джинни, — голос Джейка вернул ее к действительности, — дело не только в деньгах, но и в других благоприятных возможностях.
— Это каких же? Посещать треклятые вечеринки?
— Нет, находиться в гуще событий. — Немного помолчав, он добавил:
— Так сказать, не выпасть из игры.
— О Боже! — прошептала Джинни, запуская пальцы в песок. Потом встала, отряхнула платье. — Я хочу домой.
Джейк тоже поднялся.
— Подожди, Джинни.
Она обернулась.
— Почему ты не хочешь поехать со мной? Лучше провести несколько недель в Напе, чем болтаться без дела в Лос-Анджелесе.
Джинни расхохоталась.
— Не могу. Ты же знаешь, у меня благотворительная работа.
Джейк искоса взглянул на нее.
— Не выношу, когда ты врешь.
— Да брось ты! Джоргенсон ничего не узнает, только подумает, какая у тебя идеальная жена.
— Джинни…
Круто повернувшись, Джинни зашагала к дому.
— Я не поеду на этот чертов виноградник, и не надейся, — бросила она через плечо. — Скажи спасибо, что сюда пришла.
Она спустилась по ступенькам, удивляясь своему поведению по отношению к Джейку. На самом деле ей хотелось только одного — поехать домой, выпить снотворного и лечь в постель.
По дороге домой оба молчали. Но когда Джейк вырулил на круговую подъездную дорожку, ведущую к дому в каньоне» у обоих вырвался возглас негодования и возмущения.
— Этого только не хватало! — вырвалось у Джейка.
— О Господи! — воскликнула Джинни.
Поводом для подобной реакции послужил красный «порше», стоявший у входной двери. Джейк поставил машину неподалеку, и они вышли. В молчании они подошли к двери. Джейк отпер дверь. Изнутри доносились громкие звуки рэпа. Они вошли в холл. Налево была гостиная. Посреди нее на подушке лежал Брэд. Он балдел под оглушительный грохот стереосистемы, барабаня пальцами по абиссинскому ковру.
— Как ты попал сюда? — закричал Джейк, стараясь перекричать исступленно орущих певцов.
Брэд обернулся и помахал ему рукой.
— Привет, папуля! Как поживаешь?
Даже с такого приличного расстояния было видно, что он изрядно выпил.
— Оставь его, Джейк, — сказала Джинни. — Пошли спать.
Не слушая ее, Джейк ворвался в комнату и выключил музыку.
— Вставай и убирайся из моего дома! — бросил он сыну.
Брэд повернулся на бок. На нем были поношенные тесные джинсы и белая рубашка, которая распахнулась на груди, открывая мускулистую грудь и плоский живот. Когда он поворачивался, послышался звук золотых цепей.
«Какая фигура, — подумала Джинни. — И такому кретину досталась».
— А нельзя ли поласковее со своим единственным сыном? — заметил он с укоризной.
Джинни поняла — Джейк сейчас взорвется. Для этого ему было достаточно одного взгляда на Брэда.
— Отдай ключи, — потребовал он.
— Какие ключи?
— Которыми ты открыл дверь. Давай!
Брэд расхохотался.
— Старик, никаких ключей у меня нет. Я и без них могу без проблем попасть в любое место.
— А как тебе удалось проскочить через систему охранной сигнализации?
— Ты забыл, что я прожил здесь двенадцать лет? Я знаю код.
— Я его сменил.
— Подумаешь, какая проблема, — сказал Брэд, пожав плечами. — Я перерезал провод. Можешь возбудить в отношении меня уголовное дело.
Рассвирепев, Джейк схватил его за руку.
— Ну-ка поднимайся и убирайся отсюда!
Брэд в долгу не остался, тоже вцепился в отца.
— Полегче, старик.
Джинни, вздохнув, подскочила к ним и попыталась расцепить отца и сына, уже готовых подраться.
— Джейк, пошли. Брэд, оставь его в покое!
Оба взглянули на нее.
— Очаровательное платьице, мамуля, — заметил Брэд. — Вот только где у него юбка?
Джейк со всего размаху дал Брэду пощечину. Тот упал навзничь, выпустив его руку.
— Что тебе нужно, Брэд? Зачем ты сюда явился? — крикнула Джинни, поставив руки на бедра. Щеки ее пылали.
Повернувшись, Джейк подошел к камину и встал к нему спиной, гордо расправив плечи. Брэд сел и потрогал место удара.
— Моя старуха вышвырнула меня, — тихо сказал он.
Джейк громко фыркнул.
— Мне нужно было где-то переночевать. — Он посмотрел в сторону отца. — Вот я и решил: самое лучшее — вернуться домой.
— И очень зря, — сказала Джинни, стараясь не смотреть на темные волоски, курчавившиеся на его мускулистой груди.
— Кроме того, — продолжал Брэд, — я хотел поговорить с отцом о маленьком деловом предложении.
Джейк повернулся к сыну.
— Куда ты умудрился вляпаться на сей раз?
— Хочешь верь, хочешь нет — никуда. Стараюсь вести праведный образ жизни, отец.
Джейк расхохотался.
— Эту песню я слышал уже сто раз.
Джинни подошла к низкой софе с муаровой обивкой и села, скрестив ноги. И без того короткий подол ее платья задрался еще выше. Взгляд Брэда остановился на ее лице, потом спустился ниже, на ее бедра. Джинни понимала, что с того места, где он сидит на полу, у него прекрасный обзор и ему видно столько, что Джейк пришел бы в ярость, узнай он об этом.
Брэд повернулся к отцу.
— У меня появилась возможность открыть ресторан.
Джейк устало прислонился к мраморной каминной доске.
— А что ты знаешь о ресторанах? — спросил он.
— У мужа Бетти есть ресторан. Последние два года я занимался им.
Джейк с Джинни переглянулись.
— А кто эта Бетти? — спросила она.
— Моя подружка.
— Первый раз о ней слышу.
— А где тебе слышать? Я здесь не очень-то желанный гость.
Он снова коснулся щеки, на которую пришелся удар.
Джинни предположила, что в этот раз он сработал на публику.
— Так вот, — продолжал Брэд. — Ее мужик обанкротился, и у меня появился шанс прибрать к рукам этот ресторан по дешевке. Всего за двести тысяч.
— За ресторан, который прогорел? Дороговато.
— Не ресторан прогорел, просто этот кретин погорел на каких-то других делах.
— Это на каких же?
Брэд пожал плечами.
— А я почем знаю? Думаю, на недвижимости. Но это не важно. Мне нужны деньги. Если ты мне их дашь, то до конца жизни не увидишь мою физиономию.
«Заманчивое предложение, — подумала Джинни. — Только вряд ли Джейк согласится».
— Ты не знаешь, почему я тебе не верю? — словно в подтверждение ее мыслей спросил он.
Брэд задумчиво повертел в руке свою замшевую туфлю.
Джинни стало его жаль. Что ждет его в будущем? Мать его была алкоголичкой, как и мать Джинни. Однако в отличие от ее матери эта особа бросила своих детей, когда Брэду было шесть лет, а Джоди — четыре годика. Как ни старался Джейк — а уж настойчивость своего мужа Джинни знала, — сделать ничего не смог. Дети, к несчастью, унаследовали тяжелый недуг матери.
— Да ты сам можешь проверить, — продолжал Брэд. — Этот ресторан находится на Четырнадцатой улице, рядом со стадионом, где проводят автородео. Туристов просто тьма.
Джинни взглянула на Джейка. Похоже, Брэд говорил правду.
Джейк тяжело вздохнул.
— Утром я уезжаю, вернусь не раньше двенадцатого октября. На размышления у меня будет достаточно времени.
— Это может оказаться слишком поздно, — заметил Брэд.
— Ничего, подождут. Я же сказал, что должен все хорошо обдумать.
— А что мне делать в течение этого времени?
— Прежде всего — убраться из моего дома. По возвращении позвонить мне. Тогда получишь ответ.
Брэд встал, пригладил свои темные волосы, потуже затянул резинкой длинный конский хвост.
— И на том спасибо, — пробормотал он. — Помни, папуля, если ты согласишься, я никогда и ничем больше не буду тебе докучать.
Брэд направился к выходу. Проходя мимо Джинни, лукаво глянул на нее и подмигнул. Они уже давно флиртовали друг с другом. Заигрывания носили безобидный характер, однако если бы Джейк узнал о них, он бы убил обоих.
Было позднее утро. Джинни наконец встала и, протирая глаза, избавляясь от остатков сна, отправилась на кухню. Красные плитки пола холодили ноги, но лицо горело — так было всегда, когда накануне она позволяла себе чересчур расслабиться.
У плиты стояла Консуэло и с усердием скоблила сковороду, на которой жарила Джейку бифштекс. Если он и дальше будет завтракать подобным образом, быть Джинни скоро богатой вдовой.
— Доброе утро, Консуэло, — с трудом проговорила она.
— Доброе утро, сеньора, — как обычно, холодно приветствовала ее служанка. — Сеньор Джейк уехал с час назад. Вернется двенадцатого. Не хотел вас будить.
— Угу, — пробормотала Джинни и достала из холодильника коробку апельсинового сока.
Налив в высокий стакан, секунду подумала и потянулась к висевшему над раковиной шкафчику. Достала большую бутылку водки, плеснула в тот же стакан — для просветления мозгов. Потуже завязав поясок шелкового халата, Джинни отправилась во двор, не обращая внимания на недовольство Консуэло.
Она поставила стакан на стеклянный столик, устроилась в мягком шезлонге и в очередной раз подумала, как она ненавидит Лос-Анджелес. Когда-то, много лет назад, этот город был ее голубой мечтой. Она не сомневалась, что станет всемирно известной звездой, которую будут баловать вниманием, узнавать на улицах. А вместо этого единственное, чего ей удалось добиться в жизни, это заполучить деньги Джейка и стать женой голливудского продюсера.
Впрочем, и этих благ можно лишиться в любой момент.
Джинни закрыла глаза — пусть солнышко поработает, выбьет хмель из ее одурманенной алкоголем головы — и продолжила свои невеселые думы. Джейк говорит, что любит ее, однако Джинни понятия не имеет, что такое любовь. Видимо, она ее не испытала. Да и нет ее вовсе! Просто выдумали словечко, которое мужики произносят всякий раз, когда хотят переспать с тобой либо завоевать тебя. А если хотят и того и другого, произносят другое слово — женитьба.
Целый месяц не нужно будет посещать эти дурацкие вечеринки, думала Джинни, куда она обязана появляться вместе с мужем. Одна она может делать все, что ей заблагорассудится. Нужно пользоваться благоприятным моментом!
Джинни своего не упустит! Можно будет кутить вволю, да так, что чертям станет тошно, а можно попытаться вернуться на сцену. Суперзвезд, которым за сорок, сейчас полно. Может, еще не поздно…
Джинни уселась поудобнее и сделала первый глоток. А если не получится, можно махнуть в Рио. Небольшой отдых в этом городе ей не помешает. Да и доктора советуют.
А если захочется вернуться, что ей может помешать… Джейк никуда не денется. Ведь он любит ее, сам говорил.
Горьковатый коктейль из апельсинового сока с водкой обжег ей горло и попал в пустой желудок. Если бы Джейк не относился к ней с такой нежностью, так бережно, было бы гораздо проще изменять ему, бросать его, когда вздумается…
— Сеньора!
Джинни откинулась на спинку шезлонга и, закрыв глаза, задала себе вопрос: почему эти эмигранты не желают говорить по-английски?
— Что? — нехотя спросила она.
— Что прикажете приготовить на обед?
Голос служанки, как обычно, прозвучал равнодушно. С Джинни она всегда разговаривала таким тоном, с Джейком — иначе, словно заботливая мать, ее черные глаза так и светились любовью. А ее она просто не выносила, однако Джинни это было безразлично. Меньше всего ее волновало мнение служанки.
— Консуэло, сейчас только десять часов, а ты пристаешь с такими вопросами в такую рань!
— Да, сеньора, — тут же последовал ответ, и Джинни услышала удаляющиеся шаги.
Она села и помассировала виски. А может, не стоит ехать в Рио? Что она там забыла? Иностранная речь всегда наводила на нее тоску. Джинни допила остатки коктейля.
Может, лучше позвонить своему агенту? Если повезет, он вспомнит ее.
— Джинни? — донесся до нее тихий голос.
Она обернулась и тут же зажмурилась от солнца, которое било ей прямо в глаза. В нескольких метрах от нее виднелась фигурка маленькой девочки.
— Да, это я, — сказала Джинни.
Девочка осторожно шагнула вперед.
— Джинни, — проговорила она. — Я чуть не потеряла надежду отыскать тебя.
Джинни прикрыла глаза ладошкой. Кто бы это мог быть?
Черт бы побрал эту Консуэло! Пускает в дом кого ни попадя!
— Ну, нашла, и что дальше? — проворчала она, пытаясь припомнить, видела она когда-нибудь этого ребенка или нет. — Кто ты такая?
— Джесс, — проговорила девочка. — Джесс Бейтс.
Теперь она стояла прямо перед ней. Джинни почувствовала тошноту. Какая же она маленькая, эта Джесс.
Впрочем, она и раньше не отличалась большим ростом.
Всегда такая аккуратненькая, что смотреть противно. Одета вроде бы просто, а на самом деле — в вещи, купленные в самых дорогих парижских магазинах. Вокруг глаз появилась сеточка морщин. Но все-таки это она, Джесс Бейтс, без сомнения. Внезапно разболелась голова.
— Что ты здесь забыла?
Джесс улыбнулась.
— Узнаю старушку Джинни, — попыталась пошутить она.
— Как ты меня нашла? — настаивала Джинни, не принимая шутки.
Та рассмеялась звонким, однако несколько принужденным смехом, и Джинни поняла — она нервничает.
— Наняла частного детектива. По-моему, он нашел тебя через рекламного агента.
«Ну что ж, — подумала Джинни, — значит, еще помнят обо мне, и то хорошо…»
— Частного детектива, говоришь? Так не терпелось меня найти?
— Да, я очень хотела тебя разыскать.
— А ты все такая же богатенькая, как и раньше. Приятно видеть.
— Да и ты, Джинни, похоже, не бедствуешь.
Джинни хихикнула.
— Можно мне присесть?
— Нет, — отрезала Джинни, откидываясь на спинку шезлонга. — Мне нечего тебе сказать.
В желудке водка начала бороться с апельсиновым соком. Джинни едва не вывернуло наизнанку прямо на модные туфли Джесс.
— Ну прошу тебя, Джинни, — взмолилась между тем она. — Я добиралась к тебе через всю страну!
— А теперь будешь добираться обратно, — проговорила Джинни.
— Мне нужно сказать тебе что-то важное.
— Уверена, ничего такого, что могло бы меня заинтересовать.
Из кармана халата Джинни достала пачку сигарет и зажигалку и, закурив, выпустила струю дыма.
— Шла бы ты лучше отсюда, — настаивала она, — пока я не велела Консуэло вызвать полицию.
Джесс подошла к стулу и села напротив Джинни.
— Не думаю, что ты это сделаешь.
Джинни сделала еще одну затяжку. Вот черт! Жизнь и так препаршивая штука, а тут еще гостья из прошлого, которое она так старалась забыть. Явилась, будь она неладна!
Джинни взглянула на Джесс, и к горлу вновь подступила тошнота. Она поспешно сглотнула и опять затянулась. И вдруг ее как громом поразило — как она могла забыть, что эта женщина спасла ей жизнь!
— Что тебе нужно? — спросила она, закрыв глаза.
— За эти годы я много о тебе думала.
— Ты что, явилась шантажировать меня?
Пропустив этот выпад мимо ушей, Джесс продолжала:
— О тебе и о других тоже.
— О красотке Ни Джей и мегере Сьюзен? — усмехнулась Джинни.
— Вот видишь, ты даже помнишь, как их зовут, их самих не забыла.
Джинни промолчала.
— А больше всего я думаю о наших детях.
Джинни выпрямилась и поспешно погасила окурок.
— Послушай, — начала она, — если ты явилась сюда копаться в старье и думаешь, что я составлю тебе компанию, то глубоко ошибаешься. Я давным-давно обо всем забыла, поэтому тебе лучше уйти.
— Я никуда не пойду, — заявила Джесс, сложив руки на коленях, — пока не скажу тебе, что собиралась сказать.
Джинни снова откинулась на спинку шезлонга.
— Это вовсе не означает, что я обязана тебя слушать.
— Все так же любишь показывать зубки?
Джинни лишь рассмеялась в ответ.
— Джинни, — начала Джесс, коснувшись рукой края шезлонга, — думаю, настало время заглянуть в прошлое и кое-что в нем исправить. — Она помолчала и закончила:
— Уверена, этого хотела бы и твоя мама.
Джинни снова закрыла глаза. Солнце поднялось выше, стало невыносимо жарко. В горле по-прежнему стоял мерзкий комок. Джинни показалось, что она видит сон, дурной сон. Попыталась выкинуть слова Джесс из головы, но было слишком поздно. И тогда Джесс рассказала ей о своих планах.
Едва она закончила, как Джинни вскочила.
— Убирайся из моего дома, — просто сказала она.
— Джинни…
Но ту уже понесло.
— Что ты себе позволяешь? Врываешься ко мне после стольких лет и предлагаешь такое! Да как ты смеешь распоряжаться жизнью других людей?! Что ты о себе возомнила?! — выкрикивала Джинни, бегая взад-вперед по дворику. — Да и не способна ты на такое. То, что ты задумала, наверняка противозаконно, а я не думаю, что такая праведница, как ты, пойдет на преступление. Это не для тебя!
Лицо Джесс исказилось от боли, но Джинни знала, что та от своего не отступится.
— Послушай, — продолжала она уже более спокойно, перестав бегать по двору. — Много лет назад ты мне здорово помогла, спасибо тебе. Но я никому ничего не должна: ни тебе, ни ребенку. — Она направилась было к дому, но, не дойдя до двери, опять повернулась к Джесс. — И уж поверь мне, моей маме никогда и в голову такое не пришло бы.
— А тебе самой? — бросила ей вдогонку Джесс. — Неужели ты никогда…
— Нет. А теперь убирайся!
Джесс встала, одернула брюки.
— Шестнадцатого октября, — сказала она. — В два часа.
В Ларчвуд-Холле. Надеюсь, Джинни, ты передумаешь. Ради своей дочери.
Джинни ворвалась в дом, с силой хлопнула дверью и заперла ее. Затем побежала на кухню и, наклонившись над раковиной, выплеснула из себя этот проклятый коктейль.




ЧАСТЬ II
1968 ГОД



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Грехи юности - Стоун Джин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4

ЧАСТЬ II

Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

ЧАСТЬ III

Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ IV

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ V

Глава 19Эпилог

Ваши комментарии
к роману Грехи юности - Стоун Джин



замечательная история о жизни!!!!
Грехи юности - Стоун Джиннаташа
21.04.2012, 10.16





супер книга. очень поучительная
Грехи юности - Стоун ДжинМарина
12.09.2013, 12.20





Очень интересный роман.Если и читать роман, то именно этот)
Грехи юности - Стоун Джинвероника
17.07.2014, 23.59





Из описания к роману не очень понятно: о чем он? Просмотрев положительные отзывы, решилась читать и непременно потом написать о чем же он конкретно. Но... Читала всю ночь. Говорю: ВЕЛИКОЛЕПНО!!! Передать сюжет в двух предложениях невозможно, а подробно нельзя, будет неинтересно читать.
Грехи юности - Стоун Джинтаня
10.07.2015, 9.13





Книга отличная. Конечно, не столько любовный роман, сколько книга о жизни, о ее сложности и непредсказуемости. Читала часто со слезами на глазах. Читать обязательно!
Грехи юности - Стоун ДжинСветлана
13.07.2015, 23.23





Очень трогательный, чувственный и проникновенный роман. Вообщем, понравился - 10 баллов. Он о девушках, которые в силу обстоятельств, забеременев, вынуждены отказаться от ребенка.
Грехи юности - Стоун Джинроза
20.07.2015, 21.48





Читается роман, можно сказать, в темпе (есно,когда располагаешь временем). События развиваются динамично,немного интриги,страдания и заторможеннось героинь,где нужно, не слащавая концовка,но и не трагичная( а для Джинни,как ..самой несчастной героини,так просто счастливая,что самое то: хоть в романе кому-то счастье улыбнулось). Читабельно. 9.
Грехи юности - Стоун ДжинСкорпи
16.10.2015, 21.40





Жизненно и трогательно. Да, это не классический сюжет для любовного романа с общим хэппи эндом, но иначе, на мой взгляд, было бы не правдоподобно.
Грехи юности - Стоун ДжинЮрьевна
7.03.2016, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100