Читать онлайн Принцесса и ангел, автора - Стоун Диана, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Принцесса и ангел - Стоун Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Принцесса и ангел - Стоун Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Принцесса и ангел - Стоун Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Диана

Принцесса и ангел

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Золотисто-розовые лучи утреннего солнца неспешно проникали в комнату, с каждым мгновением отвоевывая все больше пространства у отступающей ночи.
Алекс медленно пробуждалась от сна с приятным ощущением прикосновения к ней теплого мужского тела. Одна рука Колина была вытянута вверх, а другая обнимала ее за талию.
Открыв глаза, Алекс рассеянно понаблюдала за завораживающей пляской пылинок в солнечном свете. Она полежала еще немного, стараясь как можно дольше сохранить блаженное ощущение, рождаемое близостью Колина. Еще несколько мгновений она расслабленно прислушивалась к ритмичному, успокаивающему рокоту волн, крикам чаек, доносившимся с океана. Наступал новый день. Новый день ее новой жизни. Как же долго она ждала этого!
С грацией и томностью сытой кошки Алекс потянулась всем телом, чувствуя приятную истому. Захватывающее ощущение счастья внезапно нахлынуло на нее, словно невидимая рука в бархатной перчатке жала сердце, когда она стала вспоминать все, что произошло сегодняшней ночью.
Господи, неужели это было?! Неужели это не сон?! – восторженно дивилась Алекс. Но тепло и тяжесть мужской руки, лежавшей у нее на талии, убеждали ее в том, что все это восхитительная явь.
Внезапно Колин зашевелился и перевернулся на спину, оставляя ее без своего тепла. Алекс приподнялась на локте и залюбовалась мужчиной, который безраздельно завладел ее сердцем. Сон немного смягчил его суровые, словно высеченные из гранита черты, придавая им какую-то мальчишескую незащищенность.
Рассеянный утренний свет играл на его плотно закрытых веках с густыми ресницами и вспыхивал золотистыми бликами на взъерошенных волосах. Она осторожно и нежно коснулась их шелковистой мягкости, почувствовав приятное покалывание в кончиках пальцев. Простыня, которой он укрывался, скомкалась и сбилась на поясе, оставляя открытым мощный торс, покрытый легким загаром, и длинные крепкие ноги, поросшие жесткими золотистыми волосками. Ей так захотелось прикоснуться к его теплой коже, провести по ней ладонью, ощутить ее упругость, а потом повторить весь путь губами, но она не решалась из боязни разбудить его. Во сне он выглядел таким открытым, близким и юным. И хотя ее тело еще не остыло от воспоминаний о прошедшей ночи, о силе его страсти и безграничной нежности, с которыми он любил ее, Алекс не прочь была набраться новых впечатлений. Но ей не хотелось тревожить его. Она понимала, что он нуждается в отдыхе. Пусть отдохнет, а она посторожит его сон и вдоволь налюбуется им.
Ее хватило всего на несколько минут. Желание прикоснуться к нему перевесило все ее благие намерения. Сев на кровати, она осторожно провела ладонью по его плечу, скользнула по руке вниз, затем вернулась назад. Он не проснулся и даже не пошевелился. Алекс улыбнулась. Бедный, она совсем его измотала.
Не в силах устоять перед искушением, она наклонилась и прикоснулась губами к нежной коже живота над пупком. На мгновение его мышцы напряглись, но потом вновь расслабились.
Легкими поцелуями она стала покрывать его живот, поднимаясь к груди. Добравшись до одного соска, лизнула его языком. Колин застонал и... перевернулся на живот. Простыня соскользнула еще ниже, открывая ее жадному взору узкую талию и крепкие ягодицы.
Она погладила ладонью упругую кожу ягодиц и повела ее через поясницу вверх по спине, наслаждаясь ощущением трения кожи о кожу.
Внезапно рука ее остановилась, когда взгляд наткнулся на необычную родинку в форме звезды на плече. Она отдернула руку, словно обожглась. Родинка в форме звезды.
Так вот откуда у него это странное имя, пришла на память давняя мысль. Алекс ясно, словно это было вчера, увидела себя молоденькой девочкой с сияющими глазами, впервые в жизни познавшей физическое влечение к юному, обнаженному по пояс златоволосому герою, которого она восхищенно разглядывала.
– Звездный Ангел... Энджел... – прошептала она, дрожащими пальцами прикасаясь к звездочке. Легкая благоговейная улыбка заиграла на ее губах.
И вдруг полное осознание сделанного ею открытия нахлынуло на нее, и улыбка погасла. О господи! Нет, этого не может быть! Ведь этот мужчина Колин Маршалл. Разве может он быть Звездным Ангелом? Это какое-то невероятное совпадение. Игра ее воображения. Причуда судьбы.
Но хотя мозг еще упорно отказывался верить глазам, лихорадочно пытаясь придумать разумное объяснение, сердце уже подсказывало ей, что это правда – перед ней ее спаситель и первая любовь. Звездный Ангел и Колин Маршалл – один и тот же человек.
Вихрь сумбурных мыслей завертелся в голове. Что она знает о Колине Маршалле? Да, он известный бизнесмен, но как человек сплошная загадка.
Суровый, жесткий взгляд, твердая линия рта. Кажется, что ему ужасно трудно улыбаться... Прошлое не имеет значения... Принцесса... Я был один... Потрясенная сделанным открытием, Алекс несколько минут сидела, не в силах пошевелиться, не понимая, что ей делать, как быть дальше.
Я должна подумать, должна подумать, мысленно повторяла она, пытаясь остановить бешеное верчение мыслей.
Наконец она соскользнула с кровати и словно сомнамбула прошла в примыкавший к спальне душ. Встав под горячие струи, Алекс почувствовала, как оцепенение в конце концов уходит из нее, оставляя обессиленной и опустошенной. Если бы заплакать, ей стало бы легче, но плакать она почему-то не могла.
Вытеревшись полотенцем, она надела махровый халат, который висел на двери ванной, тот самый, в который Колин – или Звездный Ангел? – предложил ей переодеться в самый первый вечер.
Стоя посреди ванной, она дрожащей рукой прикоснулась к цепочке со звездами и ангелами, которую всегда носила как символ покоя, надежды и бесконечной любви все эти годы. Боль стальными иглами вонзилась в сердце, и ей пришлось ухватиться за край умывальника, чтобы не упасть.
Значит, этой ночью, когда она бесконечно повторяла, что любит его, и не только словами, но и телом с готовностью подтверждая это, он продолжал обманывать ее, продолжал бежать от самого себя, от своего прошлого, того прошлого, которое когда-то было у них общим.
Все это время, с того самого первого вечера, когда была буря и она пришла к нему, он уже знал, кто она, но так и не открылся ей. Почему? Что это значит? Он не доверяет ей? Не доверяет никому? Неужели он и дальше собирался скрывать от нее свою тайну? Но почему, почему? Он же говорил, что она дорога ему? Или лгал? Бесконечные вопросы продолжали терзать ее душу, и она не находила на них ответа.
Однажды, семнадцать лет назад, Звездный Ангел уже обманул ее, предал. Она уже давно простила ему это, простила, потому что любила, потому что он защищал ее, оберегал, ухаживал за ней, слушал и утешал, кормил и ничего не требовал взамен. Но сейчас выходит, что этот человек – тот, кем стал он теперь, – снова предал ее, жестоко умолчав о себе, о своем прошлом, утаив от нее свою тайну, лишив доверия. А разве бывает любовь без доверия. Он мог таиться от всего остального мира, но от нее...
Что же ей делать? Одеться и тихо уйти, пока он спит? Сесть в машину и уехать из Стоунвейла? Забыть его навсегда? Вырвать из своего сердца? Но, едва подумав об этом, Алекс поняла, что не сможет это сделать. Не сможет ни уехать, ни тем более забыть его. Да и не в ее характере бежать от проблем. Она должна поговорить с ним, должна услышать его объяснение, попытаться понять его.
Решительным шагом Алекс вошла в спальню. В тот же миг Колин проснулся и открыл глаза, словно почувствовав важность и напряжение момента. Увидев ее, улыбнулся теплой, сонной улыбкой.
– Доброе утро, солнышко, – пробормотал он. – Ты уже приняла душ? Почему же не разбудила меня? Мы бы сделали это вместе.
Алекс молча остановилась у изножья кровати. Видимо, что-то в ее лице насторожило Колина, потому что улыбка его погасла, а в глазах промелькнул страх. Он сел на постели.
Несмотря на свою обиду, смятение и неуверенность, Алекс не могла отвести от него глаз. Каким неотразимо сексуальным он выглядит утром! Ей безумно захотелось покрыть поцелуями его веки, лоб, губы, волосы, навеки изгнать этот страх перед прошлым из его глаз. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не поддаться этому порыву. Боль, которую он причинил ей в прошлом и сейчас, пересилила желание.
– Ты все знаешь. – Это не было вопросом. Колин с тревогой смотрел ей в лицо: глаза, прежде взиравшие на него с восхищением, обожанием и любовью, теперь были наполнены болью и отчаянием, и он ненавидел себя за то, что причинил ей эту боль.
– Да, – выдавила она сквозь ком в горле. Горькие слезы обиды и отчаяния внезапно подступили к глазам. И если несколько минут назад она хотела поплакать, чтобы почувствовать облегчение, то сейчас ей хотелось сдержаться, не давать волю эмоциям, быть сильной. Но невозможно оставаться сильной, когда боль разрывает душу на части. Слезы брызнули из глаз и потекли по щекам. Она покачнулась и ухватилась за спинку кровати, чтобы не упасть.
В следующий миг она почувствовала, как сильные нежные руки подхватили ее, не дав упасть, и обняли. Не в силах сопротивляться этому теплу, этой нежности и заботе, Алекс уткнулась лицом в плечо любимого и горько разрыдалась. Она не хочет, не может потерять его снова.
Она безутешно всхлипывала у него на груди, а он обнимал ее вздрагивающее от рыданий тело и легкими, успокаивающими движениями гладил по спине – в точности как это было семнадцать лет назад, когда она плакала, а он молча обнимал ее, давая выплакаться.
В конце концов слез больше не осталось и судорожные всхлипы мало-помалу прекратились. Сделав глубокий вдох, Алекс почувствовала, что ей стало гораздо легче, словно вся горечь и боль вытекла из нее вместе со слезами. Теперь, немного приведя в порядок свои чувства и обретя некое подобие контроля над собой, она могла спокойно выслушать его.
Он бережно, словно хрупкий сосуд, который может разбиться от неосторожного прикосновения, подвел ее к кровати и усадил. Сев рядом, обнял ее и привлек к себе. Она не сопротивлялась. Да и как она могла, если это единственное, чего ей сейчас хотелось – чего хотелось всегда, – чтобы он был рядом, чтобы вот так же нежно и бережно обнимал ее, согревал своим теплом.
– Ты ведь теперь расскажешь мне все, да? – спросила Алекс, поднимая к нему свое заплаканное, покрасневшее от слез лицо.
– Да, милая. – Он стер большим пальцем слезинку, блестевшую в уголке ее глаза.
В этом жесте было столько нежности, что у Алекс защемило сердце. Ей уже было неважно, кто же он на самом деле – Звездный Ангел, Колин Маршалл или кто-то третий. Она любит его. И всегда будет любить.
– Прости, что не сделал этого раньше. Я собирался, правда... о... – он помолчал, подбирая слова, желая, чтобы она поняла его, – но привычка скрывать свое прошлое настолько укоренилась во мне, настолько вошла мне в плоть и кровь, что я до смерти перепугался. Испугался того, что с твоим появлением моя жизнь безвозвратно изменится, что я потеряю то, чего добивался так долго и с таким трудом. – Он горько усмехнулся. – Я искренне верил, что я живу именно так, как хочу, и делаю то, что всегда хотел делать. Что этот бесцветный, одинокий замок – именно то, о чем я всегда мечтал. – Он остановился, чтобы перевести дыхание.
Алекс ощущала его волнение, читала в его глазах отражение собственной печали.
– Мои родители были хиппи, как ты, вероятно, догадалась по тому имени, что они мне дали. Отец был идеалистом и мечтателем. Мечтал о всеобщем равенстве и мире во всем мире. Они с мамой были убеждены, что любовь может спасти мир, поэтому до поступления в школу я не видел ничего, кроме любви и трогательной заботы родителей и их единомышленников. Мы жили в коммуне – замкнутый мирок, имевший мало связи с окружающим миром.
Алекс слушала его, затаив дыхание.
– Мне и в голову не приходило, что я отличаюсь от других людей, до тех пор пока я не пошел в школу. Вот где мне сразу дали понять, что я не такой, как все. В то время, когда мы с тобой встретились, я был зол на весь белый свет. Я был зол на всех, потому что не хотел быть «чокнутым из коммуны», парией, белой вороной, а хотел быть нормальным, обыкновенным человеком, живущим среди нормальных, обычных людей. В общем, хотел быть таким, как все. Я просто не мог оставаться тем, кем был раньше.
Алекс покачала головой.
– Не понимаю, что ужасного в том, что ты такой, какой есть?
Колин резко вздохнул и сглотнул комок в горле.
– До шести лет воспитываясь в коммуне, где царит всеобщая любовь и согласие, я думал, что и весь мир таков. Но в первый же день в школе я убедился в обратном. Когда родители привели меня в класс, все дети затихли. Было так тихо, что я слышал удары своего сердца. Все глазели на нашу странную одежду, длинные волосы, на ожерелье, которое носил мой отец. А потом начались перешептывания и смешки.
С того самого дня моя жизнь в школе превратилась в ад. Меня дразнили, давали мне всякие обидные прозвища, смеялись над моей одеждой, манерами, речью. Они обсуждали между собой телепередачи, которых я никогда не видел, обменивались компьютерными играми, в которые я никогда не играл, потому что не имел обо всем этом ни малейшего представления.
Он помолчал, удивляясь, что даже по прошествии стольких лет по-прежнему не может говорить без боли и дрожи в голосе о своих детских обидах.
– В начальной школе у нас была пожилая учительница, и только спустя несколько лет я узнал, что ее сын погиб во Вьетнаме, и она ненавидела тех, кто отказывался служить в армии. Ее ненависть распространялась и на меня, и она использовала самые изощренные методы, чтобы дать мне это понять.
– Какие? – Алекс похолодела, боясь, что услышит сейчас нечто ужасное.
Колин взглянул на нее. У нее на глазах вновь заблестели слезы, только на этот раз это были слезы обиды за него.
– Она делала вид, что не замечает подножек, которые одноклассники подставляли мне, когда я шел к доске, и молчаливо одобряла их жестокие шутки и насмешки. А когда я ошибался, в ее глазах светилось откровенное злорадство. Всем своим видом она словно говорила: чего еще от него ожидать? Он ведь не такой, как все нормальные дети.
– О боже! – ужаснулась Алекс. Ее голос наполнился состраданием. Все собственные обиды на него были забыты.
– Постепенно разрыв между мною и остальным миром становился все больше, пропасть все шире. Я страстно желал быть таким, как все, ничем не выделяться. В конце концов я решил, что должен стать другим человеком, каким мне хотелось быть. Барни помог мне. Достал новое свидетельство о рождении с другим именем и датой рождения. Так я стал Колином Маршаллом.
Алекс попыталась осмыслить то, что он рассказал. Ей доводилось слышать самые разные истории от детей, убежавших из дому, но еще никогда она не сталкивалась с тем, что рассказал ей Колин. У нее сжималось сердце при мысли, что он сотворил с собой и какой вред нанес себе, своим чувствам. Когда они встретились семнадцать лет назад еще почти детьми, она была слишком поглощена своей бедой, чтобы интересоваться его проблемами. Но все равно помнила, что была поражена той печалью, которая появлялась у него в глазах, когда он думал, что его никто не видит. Сейчас она понимала, что заставило того мальчика изменить свое прошлое, перекроить свое «я» так, как портной перекраивает одну вещь на другую.
То, чего недосказал Колин, Алекс дополнила сама, и ей стало ясно, почему он испытывал потребность окружить себя непроницаемой стеной, через которую ей с таким трудом удалось проникнуть.
– И я хочу, чтоб ты знала вот еще что, – продолжил Колин, прерывая ее мысли. – То, что я сделал тогда, я сделал не ради денег. Да, я предал тебя, позвонив твоему отцу, но денег у него я не взял.
– Но я видела...
– Если бы ты знала, как мне хотелось взять их, ведь они были мне так нужны, но я увидел твой взгляд и... В общем, я сунул деньги обратно твоему отцу, но ты уже отвернулась и не заметила этого.
Алекс верила ему.
– Я тебя любила, – прошептала она, – а ты причинил мне такую боль.
Сердце Колина болезненно сжалось. Он сделал глубокий вдох, прежде чем продолжить:
– Когда мы встретились, я видел в тебе наивную принцессу с печальными глазами, и мне хотелось защитить, оградить тебя от зла в этом мире. Я и сам не заметил, как моя привязанность к тебе переросла в нечто большее. Возможно, потому, что ты не смеялась надо мной, как другие...
Он улыбнулся, и это была новая улыбка, какой Алекс еще никогда у него не видела. Эта улыбка была такой мягкой и бесконечно нежной, что у нее перехватило дыхание.
– А может, потому, что мы жили вместе в маленькой квартирке Барни. Знаешь, стоит мне закрыть глаза – и я вижу все, как будто это было вчера: вот ты выходишь из душа, свежая, юная и прекрасная, с длинными волосами, ниспадающими по спине. А вот ты сидишь на стойке бара, постукивая пятками, улыбаешься и смотришь на меня с немым восхищением. По твоим глазам я видел, что стал для тебя героем, самым храбрым парнем на свете, и черт меня побери, если тогда я не почувствовал себя таким! Никогда в жизни никто не смотрел на меня так, как ты.
Она смотрела на него, и в ее зеленых глазах светилась такая нежность, что ему хотелось прижать ее к себе крепко-крепко и не отпускать от себя ни на миг.
– Каждую ночь я лежал без сна, весь в поту и не мог дождаться утра, так сильно хотел тебя. Каждую ночь ты вскрикивала во сне. Я вставал, подходил к твоей кровати, опускался на колени и гладил твои волосы, пока ты не переставала плакать. А потом сидел рядом и смотрел, как ты спишь, отчаянно желая того, чего не должен был желать.
Алекс представила себе, как он сидит возле ее кровати, оберегая ее покой и ничего не требуя взамен. Глаза вновь защипало от слез.
– Я позвонил твоему отцу, потому что очень беспокоился о тебе.
– Так ты действительно любил меня? – прошептала она. – Почему же ни разу не поцеловал до того последнего дня? Я так желала тебя! Ты был мне так нужен. Я бы отдала тебе все – свое тело, сердце, душу! – Одна слезинка выкатилась из-под ресниц и скатилась по ее щеке.
Кончиками пальцев он осторожно стер мокрую дорожку. Голос его был таким же нежным, как и прикосновение:
– Ты думаешь, я не знал, что ты бы с радостью отдалась мне? Но как я мог, Алекс?! Я не имел права. Мы были слишком молоды, и я не мог предложить тебе ничего, кроме будущего, которое собирался построить на обмане. И еще... – он тяжело сглотнул, – я считал, что потерял право любить и быть любимым после того, как жестоко бросил людей, любивших меня.
Алекс чувствовала, что ее сердце разрывается на части. Как же ему не хватало любви, которой он сознательно лишил себя! Слезы потекли по ее щекам. Взяв его лицо в свои ладони, она наклонилась и с бесконечной любовью коснулась его губ своими.
– Что бы ты ни сделал в прошлом или в настоящем, каким бы ни был, ничто не может лишить тебя права быть любимым. Любовь не зарабатывают. Она дается совершенно свободно.
Кровь молоточками застучала у него в висках, сердце отчаянно забилось, и этот стук, казалось, отдавался во всем теле, наполняя его силой и энергией любви. Во второй раз Алекс дарила ему это чудо, чудо своей любви!
– Это ведь так замечательно – знать, что кто-то в этом мире любит тебя! И я люблю тебя! И ты можешь любить меня, если только позволишь себе это.
Не поднимая на нее глаз, Колин попытался произнести слова, которые так трудно было сказать вслух. Сердце гулко стучало в груди, на лбу выступили капли пота.
– Я... – прошептал он, потом голос его окреп. – Алекс, я люблю тебя. Всегда любил и всегда буду любить. Мне нужен шанс, чтобы все исправить. Мне будет непросто вновь вернуться в свое прошлое и исправить все, что я там наворочал, но с тобой я готов попробовать. Тебе придется помочь мне научиться любить.
Алекс кивнула. Ком в горле не давал ей заговорить, но счастливая улыбка выдавала все, что она думала и чувствовала.
Колин потянулся и обнял ее, желая удержать любовь, прощение и поддержку, которые она так щедро предлагала ему. Вместе они медленно опустились на кровать. Ее тихий счастливый вздох был заглушен его поцелуем, и в ту же секунду он проник в ее зовущее, благодатное тепло. С этого мгновения он принадлежал ей душой и телом.
Волны реки под названием Любовь вздымали их, а они плыли все дальше и дальше, сплетясь телами и шепча друг другу слова любви и желания.
Колин закрыл глаза, боясь поверить в то, что это не сон.
– Я люблю тебя, – снова и снова повторял он.
Потом они вместе лежали и мечтали о будущем. Когда Колин сказал Алекс о своем решении навестить родителей, она радостно поцеловала его, выражая таким образом свою любовь и поддержку.
– Знаю, тебе будет нелегко, – сказала Алекс с нежностью, – но я буду с тобой. Вместе мы сможем все преодолеть.
Он взъерошил ее волосы.
– Я хочу подарить вашему Обществу дом миссис Питтс в Ричмонде для устройства там детского приюта.
– Тебе необязательно это делать, – запротестовала она.
– Мне этого хочется. Ты вернула мне возможность чувствовать, любить и жить не только для себя, но и для других. Считай, что этот дом мой свадебный подарок. Один из многих.
Алекс улыбнулась, заглянув в любимые глаза.
– Хорошо, согласна. И каждый раз, когда какой-то ребенок постучится в дверь приюта, я буду вспоминать о том, как мы нашли и спасли друг друга.


Он внезапно проснулся, как от толчка. Что-то его разбудило. Кажется, кто-то плакал.
Он поднял руку и потрогал свое мокрое от слез лицо. Значит, это был он сам?
Шон даже не помнил, когда плакал в последний раз. Наверное, несколько лет назад.
Ужас внезапно сжал его своими ледяными пальцами. Рыдания сотрясли маленькое детское тельце. Закрыв глаза ладонью, мальчик сел и забился в угол.
Несколько минут спустя он понял, что должен сделать. Что ему давно надо было сделать.
На слабых, подгибающихся ногах он подошел к двери и отворил ее. Бледный утренний свет на мгновение ослепил его.
Он подождал, пока привыкнут глаза, потом глубоко судорожно вздохнул и зашагал по выложенной ракушечником дорожке, ведущей к соседнему коттеджу.


Алекс с Колином заканчивали готовить завтрак, когда услышали робкий стук в дверь.
Колин пошел открывать, и, когда распахнул дверь, глаза его удивленно расширились. На пороге стоял мальчик.
– Доброе утро.
– Извините за беспокойство, – пробормотал Шон, – но я... я хотел бы видеть мисс Престон. Она говорила, что я могу... что я...
Колин ободряюще улыбнулся и шагнул в сторону, приглашая мальчика в дом.
– Пожалуйста, проходи. Мисс Престон здесь. Я знаю, она будет рада тебя видеть. Мы как раз собираемся завтракать. Надеюсь, ты к нам присоединишься. Мы нажарили столько яиц с беконом, что хватит на целую улицу.
Мальчик поднял глаза и настороженно посмотрел на мужчину, который разговаривал с ним таким добрым голосом, не зная, стоит ли ему доверять. Наконец, решившись, он пробормотал «спасибо» и переступил порог дома.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Принцесса и ангел - Стоун Диана

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Принцесса и ангел - Стоун Диана



Чудесный роман - настоящая добрая сказка!
Принцесса и ангел - Стоун ДианаКатя
28.03.2012, 2.08





а,не очень,уж больно надуманно
Принцесса и ангел - Стоун Дианасветик
28.03.2012, 11.18





Понравилось..просто и со вкусом, хоть неслащаво))))!!!!
Принцесса и ангел - Стоун ДианаОлеся
31.03.2012, 20.45





Как описать нежность, трепетность, заботу, бескорыстие, любовь.Читайте, получите чудесные моменты сопереживания и сопричастности.Мне понравилось.
Принцесса и ангел - Стоун Дианаирина
31.03.2012, 23.08





Очень понравился роман!
Принцесса и ангел - Стоун ДианаНаталья
19.06.2012, 12.28





Красивая, трогательная история- мне понравилось! 10/10
Принцесса и ангел - Стоун ДианаТимуровна
19.06.2012, 17.11





Понравился просто сказка!!!!
Принцесса и ангел - Стоун ДианаВера Яр.
9.12.2012, 23.10





Ничего особенного...
Принцесса и ангел - Стоун ДианаНИКА*
14.07.2013, 14.35





Добрая сказка... Приятно было читать
Принцесса и ангел - Стоун ДианаЕлена
17.07.2013, 19.07





Сказка прекрасная трогательная и чудесная
Принцесса и ангел - Стоун ДианаДиана Ибрагимава
20.12.2015, 16.47





Да ни о чем.
Принцесса и ангел - Стоун ДианаО.
20.12.2015, 20.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100