Читать онлайн Коварный замысел, автора - Стоун Диана, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварный замысел - Стоун Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварный замысел - Стоун Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Диана

Коварный замысел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Окно кабинета Джеффри Гамильтона выходило на озеро, к которому от дома спускался пологий склон, плавно переходивший в песчаную отмель. Весна потихоньку вступала в свои права, и даже за те несколько дней, что Глэдис пробыла здесь, холмы зазеленели чуть ярче, а почки на деревьях в запущенном саду заметно набухли.
У Глэдис установился определенный распорядок дня. По утрам она спускалась в столовую, где завтракала либо с Джереми, либо одна, если он к тому времени уже уезжал по делам. Потом шла в кабинет, который миссис Окли с разрешения Джереми открыла, убрала и проветрила для нее, садилась к своему ноутбуку и работала над книгой. Работа спорилась, несмотря на то что мысли то и дело норовили ускользнуть в сторону, – в сторону Джереми, разумеется! – и три главы из задуманных десяти у нее уже были почти готовы. После обеда она обычно с полчаса гуляла по дорожкам сада, иногда спускалась к озеру и кормила чаек оставшимися с обеда кусочками хлеба, затем возвращалась в дом и продолжала работу.
После того вечера в библиотеке Джереми она видела мало, в основном только в столовой: он держал слово не докучать ей, а она была слишком застенчива, чтобы признаться, что не только не возражает против его общества, но, напротив, жаждет его. Когда он отсутствовал, миссис Окли передавала его извинения, приправленные ее собственными домыслами и наблюдениями.
– Я слышала, мистер Джереми часто наведывается в конюшни миссис Клейтон, – поведала она как-то Глэдис во время обеда, на котором Джереми не присутствовал. – Они вместе в школе учились. Говорят, у них была любовь, да что-то там не заладилось, а потом он уехал в Венесуэлу, а она через пару лет замуж вышла.
В следующий раз, за ужином:
– Мистер Гамильтон просил вам передать, что сегодня ужинает у Дженкинсов. Доктор Дженкинс – наш местный врач, уж такой внимательный, каких еще поискать. А дочка у него красавица, но вот, поди ж ты, не повезло бедняжке, такая молодая – всего двадцать семь – и уже вдова. Ее муж разбился на машине год назад. Я слышала, она сейчас гостит у родителей.
Конечно, миссис Окли рассказывает ей все это по простоте душевной, без всякого намека, убеждала себя Глэдис, стараясь быть великодушной, но тем не менее это отвлекало ее от работы и мешало сосредоточиться. Можно сколько угодно притворяться, что между нею и Джереми ничего нет и быть не может, но все-таки она не могла избавиться от неприятного чувства, подозрительно смахивавшего на ревность, когда представляла его в обществе других женщин. Глэдис твердила себе, что это смешно и глупо, что у нее нет на него никаких прав. Более того, они, эти права, ей совсем не нужны. Но ничто не помогало. Дни шли за днями, а ее желание быть с ним отнюдь не уменьшалось, а, напротив, лишь усиливалось.
Сандра тоже не подавала о себе знать. С одной стороны, это было хорошо – пусть потомится неизвестностью, но с другой – Глэдис испытывала чувство обиды: неужели Сандре совершенно все равно, что с ней здесь произошло, жива ли она вообще.
Скрывать свою болезнь оказалось совсем нетрудно, поскольку они с Джереми, в сущности, жили каждый своей жизнью. Да, она сама этого хотела, сама об этом просила, но отчего же у нее теперь так грустно и пусто на душе? Днем, когда она работала, было еще терпимо, а вот вечерами, когда миссис Окли уходила к себе домой, Глэдис оставалась одна, а впереди была длинная, одинокая ночь…
Однажды во время обеда, как раз когда миссис Окли накладывала ей рагу из баранины с овощами, в столовую вошел Джереми. Он был в короткой кожаной куртке и тесно облегающих джинсах, от него пахло лошадьми, и он излучал такую мужественность, силу и энергию, что Глэдис поневоле залюбовалась им, не сумев скрыть своего откровенно восхищенного взгляда. Заметив это, Джереми широко улыбнулся, и она поспешно отвела глаза и покраснела.
– Добрый день. Приятного аппетита, Глэдис, – вежливо сказал он. – Прошу прощения, – продолжил он, снимая куртку и вешая ее на спинку свободного стула. – Я не успел переодеться. Все время забываю, что надо соблюдать правила этикета, ведь у меня гостья. – Он отодвинул стул напротив нее и сел, позволив миссис Окли обслужить его.
Глэдис была уверена, что ничего он не забыл, просто решил поддразнить ее. Что ж, если он нарывается на небольшую стычку, она вполне может оказать ему такую любезность. Может, тогда он наконец перестанет ее игнорировать, словно она пустое место?
Однако Глэдис благоразумно дождалась, когда удалится любопытная миссис Окли, прежде чем заметить:
– Ничего удивительного, что ты забыл обо мне, ты ведь так занят, нанося светские визиты соседям.
Он резко поднял голову и вскинул брови.
– Это упрек?
Она небрежно пожала плечами.
– Ни в коей мере. Просто констатация факта.
Он откинулся на стуле, не сводя с нее внимательного взгляда блестящих глаз.
– Вот уж не думал, что ты заметишь мое отсутствие, тем паче будешь им недовольна. Разве не ты просила не мешать тебе работать?
– Не мешать и совершенно игнорировать – это не одно и то же.
– Вот как? – Он с интересом продолжал наблюдать за ней, заставляя нервничать и лишая аппетита.
Она уже пожалела, что заглотала его наживку и затеяла этот разговор. Но, с другой стороны, как приятно было высказать ему в глаза все свое недовольство и разочарование, которые накопились за эти дни. И плевать ей было, что она противоречит сама себе. Больше невозможно было терпеть эту пытку одиночеством и неизвестностью. Она уже и сама не знала, чего на самом деле хочет.
– Да, так, – с вызовом бросила она, взглянув на него.
Джереми закатил глаза.
– Ох уж эти женщины с их пресловутой женской логикой. Я старался держаться в стороне, полагая, что это именно то, чего ты хочешь. Я думал, ты и не заметишь моего отсутствия. Принимал все приглашения подряд, чтобы не докучать тебе. Так я ошибся? Поступил неправильно? Вел себя негостеприимно?
– Да… то есть нет… ох, я не знаю, – удрученно пробормотала Глэдис. – Просто… ну, временами мне бывает немного скучно. – И одиноко, мысленно добавила она. – Днем я работаю, да, но вечерами… мне нечем заняться. Читать не могу, потому что от компьютера у меня устают глаза, а телевизор я вообще не люблю. – Она спохватилась, что все это звучит так, словно она навязывается, и поспешила дать задний ход. – Впрочем, все это ерунда, не обращай внимания. Сама не знаю, что это на меня нашло. Я прекрасно понимаю, что у тебя свои дела, друзья, которых ты давно не видел и хотел бы навестить, и ты вовсе не обязан меня развлекать. Это даже хорошо, что ничто не отвлекает меня от работы.
– Ну, насчет того, что я обязан или не обязан делать, я мог бы поспорить, но не буду. Могу я поинтересоваться, как продвигается твой роман?
Глэдис была ему благодарна, что он сменил тему. Дернул же ее черт начать упрекать его! Что он теперь о ней подумает? Что она взбалмошная и непоследовательная и сама не знает, чего хочет. Вот что. И отчасти будет прав.
Она с энтузиазмом рассказала ему о том, сколько уже успела написать, после чего он с искренним интересом расспросил, о чем она намерена поведать дальше в своей книге, и Глэдис так увлеклась рассказом, что опомнилась только тогда, когда миссис Окли вошла в столовую, неся на подносе кофе, сливки и сахар.
– Ой, да вы почти ничего не ели! – огорченно воскликнула та, увидев едва тронутую еду на тарелках обоих. – Что, рагу не понравилось?
– Что вы, миссис Окли, все очень вкусно как всегда, – поспешила заверить ее смутившаяся Глэдис. – Просто я, кажется, проголодалась меньше, чем думала.
– Рагу просто божественное! Во рту тает! – улыбнулся Джереми, и Глэдис поневоле залюбовалась тем, как улыбка преобразила его лицо, которое и без того было красивым, а сейчас стало просто неотразимым. – Если вы дадите мне еще хотя бы пять минут, то я успею воздать ему должное, клянусь! – шутливо приложив руку к сердцу, пообещал Джереми. – Просто я сегодня катался верхом с миссис Клейтон, и, должен признаться, она предложила мне перекусить.
А что еще она тебе предложила? – подумала Глэдис, почувствовав укол ревности. Значит, миссис Клейтон, мрачно размышляла она, пока миссис Окли собирала со стола посуду и сокрушалась по поводу того, что все ее старания идут прахом. Одноклассница Джереми, с которой у него была любовь до того, как его отправили в Венесуэлу.
Миссис Окли ушла. Джереми начал резать ветчину, а Глэдис как завороженная уставилась на его руки, не в силах оторвать взгляд. У него были сильные, ловкие руки; это не были изнеженные руки горожанина, никогда не знавшего физического труда, как у Кайла. Это были твердые, загорелые руки настоящего мужчины, с длинными чувственными пальцами. Она помнила, как эти руки прикасались к ней, ласкали ее, помнила их силу и тепло, настойчивость и нежность и поймала себя на мысли, что снова хотела бы почувствовать их на себе.
Осознав, о чем думает, Глэдис немедленно залилась краской стыда. Резко оторвав взгляд от его рук, она опустила его в тарелку, пытаясь унять участившееся сердцебиение. Ее ладони вспотели, и она поспешно спрятала их на коленях. В конце концов решившись поднять глаза, она заметила, что он внимательно наблюдает за ней, и по его лицу прочла, что он прекрасно знает, о чем она думает.
– Да, – сказал он, подтверждая ее догадку. – Ты сама знаешь, что нас влечет друг к другу, но продолжаешь упорно делать вид, что ничего не происходит.
– Я… я не понимаю, о чем ты, – пробормотала Глэдис, отводя взгляд.
– Все ты прекрасно понимаешь. – Он снова откинулся на спинку стула и насмешливо воззрился на нее. – Снова себе противоречим, малышка Глэдис? Ты только что упрекнула меня в том, что я уделяю тебе мало внимания. Что ж, я готов исправить положение и проводить с тобой больше времени, но только если ты пообещаешь, что перестанешь притворяться.
Глэдис нервно сглотнула.
– Притворяться? Но я не…
– Еще как притворяешься, – не дал он ей закончить. – Я с уверенностью говорю об этом, потому что знаю тебя. Я держал твое обнаженное тело в своих объятиях и чувствовал, как оно отвечает на мои ласки. Ты вовсе не такая чопорная, какой хочешь казаться. За этим строгим фасадом скрывается пылкое сердце, не так ли?
Глэдис открыла было рот, чтобы возразить, но он не дал ей заговорить, жестом остановив.
– Нет, не говори ничего. Я просто прошу тебя не прятать свои чувства за семью печатями, а быть со мной более открытой. Такой, какой ты была только что, когда с увлечением рассказывала о своей книге. Я невольно позавидовал твоим героям из-за того, что они безраздельно владеют твоим вниманием, твоими мыслями.
Это ты владеешь всеми моими мыслями, хотелось сказать Глэдис, но она понимала, что не должна это говорить. Если бы он знал, как ей хотелось отбросить прочь все свои сомнения, наплевать на опасения и разумные доводы и хотя бы раз в жизни целиком отдаться во власть чувств и эмоций, быть искренней и открытой! Но решится ли она? Осмелится ли?
Она молчала, не зная, что сказать, а он, доев свою порцию, как и обещал миссис Окли, поднялся из-за стола.
– Кофе я пить не буду, поднимусь к себе приму душ. А ты подумай о том, что я сказал, хорошо?
Глэдис молча кивнула, а он неожиданно наклонился над столом и, приподняв ее лицо за подбородок, запечатлел на губах легкий поцелуй, от которого по всему ее телу разбежалось приятное покалывание, а конечности словно онемели.
– Вот и умница. – Он ослепительно улыбнулся и стремительным шагом вышел из столовой, оставив Глэдис ошеломленно смотреть ему вслед.
Аппетит у нее совсем пропал, но она не могла уйти из-за стола и обидеть миссис Окли. Однако вскоре вернувшаяся экономка воздержалась от комментариев, увидев нетронутую еду. Молча собрав тарелки, она сказала:
– Я вымою посуду и уйду, мисс Рейли. Сегодня у меня свободный вечер, я уже говорила с мистером Гамильтоном, и он сказал, чтобы я все приготовила и оставила, а вы сами подогреете и подадите на кухне.
– Да? – Глэдис постаралась не выразить удивления. – А, конечно-конечно, миссис Окли. Большое спасибо.
Миссис Окли кивнула.
– Может, хотите чего-нибудь другого? У меня с завтрака булочки остались.
– Спасибо, не беспокойтесь, ничего не нужно. Все очень вкусно, но, боюсь, я не успела проголодаться. – Она встала. – Давайте я помогу вам все унести.
Миссис Окли покачала головой.
– Вы слишком много сидите взаперти, вот что я скажу. Все работаете не покладая рук. Уж не обессудьте, что я вмешиваюсь не в свое дело, но у меня прямо душа болит, глядя на вас: такая бледненькая и худенькая, беда прямо. Вам бы больше на воздухе бывать да отдыхать. Еще наработаетесь за свою жизнь, точно вам говорю. А молодость пролетит – и глазом моргнуть не успеете. Так что, работа работой, но и про отдых забывать не нужно.
– Вы совершенно правы, – улыбнулась Глэдис. – Я непременно воспользуюсь вашим советом, миссис Окли, и постараюсь побольше отдыхать и бывать на свежем воздухе.
Пожилая женщина просияла.
– Вот и славно, вот и правильно. А то где это видано, чтобы молодая красивая девушка целыми днями сидела одна взаперти, будто какая-то отшельница. – Миссис Окли взяла поднос с грязной посудой и, бормоча что-то еще себе под нос, удалилась.
Глэдис поднялась к себе и оделась потеплее, решив немного погулять по саду или, быть может, спуститься к озеру и побродить по берегу. Миссис Окли совершенно права: свежий воздух ей необходим. К тому же во время прогулки она сможет поразмыслить над словами Джереми и его предложением. Проходя по коридору мимо его комнаты, она услышала шум воды в ванной. По-видимому, он принимает душ, решила она и, мысленно представив его загорелое мускулистое обнаженное тело под струями воды, почувствовала сладкую тянущую боль внизу живота. О господи!
Глэдис вышла из дома и по тропинке, петлявшей между холмов, спустилась к озеру и стала бродить вдоль берега, мучительно размышляя над тем, как ей быть, как вести себя с Джереми. С одной стороны, она хотела его видеть, быть с ним, узнать его поближе, но с другой… С другой – боялась дать волю чувствам, прекрасно зная, к чему это приведет. Она боялась не его – нет, Глэдис была уверена, что он не сделает ничего без ее согласия, – она боялась себя. Она знала, что не сможет устоять перед его несокрушимым обаянием, не сможет побороть свое влечение к нему. И как бы горячо в глубине души она ни жаждала этого, все же понимала, насколько это опасно. Что будет, когда все закончится и придет время расставания?
Так и не придя к определенному решению, Глэдис примерно через час вернулась домой и, войдя в холл, увидела, что дверь в библиотеку открыта. Обычно она была закрыта. Вечера она всегда проводила в той маленькой, уютной гостиной, куда Джереми принес ее в первый вечер, когда она упала в обморок. Узнав, что Глэдис остается, миссис Окли открыла и привела в порядок несколько комнат, в том числе и кабинет Джеффри, поэтому библиотекой, которая в ее представлении была связана с Джереми, Глэдис пользовалась редко.
Повинуясь любопытству, она тихо подошла к двери и замерла, увидев у окна Джереми, который не отрываясь смотрел на запущенный сад. Он стоял к ней вполоборота, засунув руки в карманы брюк, и выражение его лица казалось задумчивым и немного печальным. Интересно, о чем он думает? Вспоминает детство? Время, прожитое здесь, в этом доме? Сожалеет о том, что все здесь пришло в упадок?
Глэдис хотела было потихоньку ретироваться, не желая нарушать его уединение, но, словно почувствовав ее взгляд, он повернулся, и их глаза встретились: его черные и непроницаемые, и ее, широко открытые и неуверенные.
– Ну как прогулялась? – поинтересовался он.
– Спасибо, хорошо, – отозвалась она.
– Должно быть, это так, потому что ты выглядишь посвежевшей.
Глэдис и сама отметила, что физически чувствует себя гораздо лучше, чего нельзя сказать о ее душевном состоянии.
– Извини, если помешала тебе, я не хотела…
– Ты и не помешала. Я просто размышлял кое о чем. А ты? Чем собираешься сейчас заняться?
– Думаю… пойду немного поработаю. Кое-какие идеи пришли мне в голову, пока я гуляла, надо их записать, пока не улетучились, – солгала она. Во время прогулки она не могла думать ни о чем и ни о ком, кроме Джереми и своей дилеммы.
– Что ж, это разумно. – Он оттолкнулся от подоконника и неторопливо направился к ней, не отпуская ее взгляда, словно гипнотизируя.
Глэдис и чувствовала себя загипнотизированной, не в силах оторвать глаз от его мужественной красоты, излучающей какой-то животный магнетизм. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты, открывая полоску смуглой кожи, поросшей черными волосками. Под тонкой тканью отчетливо прорисовывалось твердое мускулистое тело. Когда он остановился в полушаге от нее, Глэдис ощутила его мужской, мускусный запах, который действовал на нее как афродизиак. Ее зрачки расширились и потемнели, а грудь набухла и затвердела. Как хорошо, промелькнуло у нее в голове, что на ней так много одежды и он не видит этого явного свидетельства ее желания.
– Сандра не давала о себе знать? – спросил Джереми.
Глэдис покачала головой.
– Нет.
– Стерва! – бросил он, и Глэдис мысленно согласилась с ним: похоже, Сандре все равно, что тут с ней происходит. Ее интересует только одна персона на свете – она сама. – Отправить ягненка в логово волка и даже не поинтересоваться, жив ли он еще!
– Я не ягненок! – возмутилась Глэдис. – Почему ты всегда изображаешь меня этакой беспомощной маленькой глупышкой?
Он улыбнулся одними уголками губ.
– Не стану спорить насчет маленькой, но беспомощной глупышкой? Никогда! Ты умная и отнюдь не беспомощная, просто невинная, наивная и беззащитная.
– Считаешь это недостатком? – Глэдис вызывающе вздернула подбородок.
Его глаза блеснули.
– Ни в коей мере. Но разве ты не знаешь, – вкрадчиво продолжил он, что помимо желания защищать все эти качества вызывают в мужчине еще и сильнейшее желание?
Глэдис почувствовала, как ее лицо медленно заливает румянец. Джереми протянул руку и коснулся ее щеки кончиками пальцев, на мгновение задержал их, затем погладил нежную шелковистую кожу.
– И твоя способность краснеть тоже.
– Что… тоже? – не поняла Глэдис. От его прикосновения мысли путались у нее в голове.
– Возбуждает меня до крайности.
– О, – только и смогла вымолвить Глэдис, когда его рука скользнула ей на шею и обхватила затылок, а другая обвила за талию и притянула к его телу.
– А еще я знаю, что под этой бледной сдержанной оболочкой таится огонь, и это тоже ужасно возбуждает меня. Короче, меня возбуждает в тебе буквально все, малышка Глэдис. – Он слегка надавил ладонью ей на шею и приблизил свои губы к ее губам. От него пахло сигаретами и мятной жвачкой. – Я так хочу поцеловать тебя, Глэдис. Только не сопротивляйся мне, пожалуйста.
А Глэдис и не думала сопротивляться. Да даже если бы и хотела – не смогла бы. Она таяла. Таяла в его объятиях, от его близости, его прикосновений. Неужели это так ужасно, если она позволит ему поцеловать себя? Какой может быть вред от одного поцелуя?
Вздохнув, Глэдис окончательно расслабилась и отдалась во власть своих чувств и ощущений. В эти сладостные мгновения она ощущала силу и жар его тела, чувствовала его дыхание на своем лице и с трепетной ненасытностью упивалась теплым ароматом кожи.
– Ах, милая моя девочка, не смотри на меня так.
Джереми еще теснее прижал ее к себе, давая почувствовать силу своего желания. Он наклонил свою темную голову и коснулся губами ее рта, и от этого тихого, как шепот, бережного прикосновения сердце ее бешено застучало, дыхание участилось. Он отстранился, а она робким движением обвела пальцем твердую линию его чувственного рта. Трепетное молчание прерывалось только пением какой-то птицы за окном. Глэдис нежно провела другой рукой по его груди и даже через рубашку почувствовала, как неистово колотится его сердце. Кровь еще быстрее побежала по жилам. Она хотела его, она нуждалась в его ласке.
Его губы шевельнулись, захватили ее изучающий палец, а кончик языка мягко переместился ему навстречу. Она глядела в его глаза и читала в них возбуждение.
Он с нежностью вглядывался в ее вспыхнувшее лицо.
– На тебе слишком много одежды, – сказал он наконец. – Давай снимем куртку. Я хочу почувствовать тебя.
Она повиновалась, как лунатик, позволив ему расстегнуть молнию своей куртки, стащить ее с нее и бросить в ближайшее кресло. Потом он привлек ее к себе так близко, что его сильные бедра прижались к ее бедрам, а мышцы крепкого торса – к мягкой груди.
Его большой палец коснулся ее рта, и Джереми взглянул на него, словно хотел запомнить движение.
– Боишься? – спросил он осипшим голосом.
Она покачала головой, и в ее ответном взгляде была жажда и обреченность. Мягкие губы приоткрылись в страстном ожидании встречи с его губами. Тонкие руки сомкнулись вокруг его шеи, она лихорадочно возвращала ему поцелуи, пытаясь показать, что может стать для него всем, чем он захочет. Даже если это только на миг. На сегодня.
Его сильная рука стащила резинку с ее волос, а властный рот требовательно раздвинул губы. Глэдис вся дрожала, потрясенная интимностью этого глубокого проникновения. Она с изумлением ощутила на своей спине его руки, скользнувшие под свитер, их ласкающие прикосновения к шелковистой коже.
– Ты никогда не носишь бюстгальтер? – прошептал он, не прерывая поцелуя, и она почувствовала, как его губы тронула насмешливая улыбка.
Интимность этого вопроса смутила ее, и она внезапно вывернулась и перехватила его запястья, прежде чем настойчивые руки успели скользнуть ей под мышки.
– Джереми… – запротестовала она.
Он усмехнулся и убрал руки, чтобы положить их ей на бедра поверх толстой пряжи свитера.
– А сказала, что не боишься, – напомнил он ей.
– Ты, наверное, смеешься надо мной? – жалобно произнесла она. – Просто я… не такая искушенная…
– Сразу видно. – Он тихо рассмеялся. – Но разве я не говорил, что именно это мне и нравится в тебе: твоя невинность, твоя неискушенность.
Он взял ее руку и прижал к обнаженной у ворота груди, к твердому теплу густых спутанных волос. Она вновь почувствовала тяжелый ритм его сердца.
– Слышишь, Глэдис? – мягко сказал он. – Из-за тебя моя кровь несется как река во время наводнения.
Она совсем потонула в его темных глазах, в глубине его ласкового голоса. Ее пальцы вцепились в его рубашку, не желая расставаться с этим мускулистым телом.
Джереми, казалось, прочел ее мысли. Он резко схватил ее руки и спрятал под рубашку, прижав к широкой твердой груди. Ее пальцы затрепетали на его жесткой коже.
– Я никогда никого так… не касалась, – призналась она, изумляясь новизне желаний, пронзивших ее тело так, что она задрожала в его больших руках. – И мне ничего такого не хотелось до встречи с тобой.
– Значит, я разбудил тебя, моя Спящая Красавица?
Его губы касались ее лба, дыхание было теплым и каким-то неровным, а ее любопытные пальцы ощупывали сильные мускулы.
Она подняла глаза и встретила взгляд Джереми.
– Я… Джереми, я чувствую…
Его пальцы нежно прижались к ее губам.
– Поцелуй меня, – прошептал он. – Не думай, не говори. Просто поцелуй меня. – Его губы прижались к ее губам осторожно, мягко, вызывая приступ голода, который вырвал стон из ее сдавленного горла.
Она приподнялась на цыпочки, чтобы помочь ему, чтобы понравиться ему, ее губы раскрылись навстречу вкрадчивому нажатию его рта, когда он начал углублять поцелуй. Она чувствовала, как его руки ласкают спину, уверенно продвигаясь к груди. Но на этот раз она не перехватила его запястий.
Его пальцы обняли высокие крепкие холмики ее груди, и Глэдис замерла, прислушиваясь к новизне этого касания.
– Все в порядке, – прошептал он у ее губ. – Не отодвигайся от меня.
В ее широко открытых серых глазах он прочел легкую боязнь и любопытство.
– Это… что-то новое, – прошептала она.
– Мужская ласка? – тихо спросил он. – Или моя?
– И то, и то, – призналась она.
Его пальцы взобрались выше, и он смотрел на ее лицо, когда они нашли твердые вершинки и успели нежно погладить их, прежде чем поглотили бархатную роскошь и стали сдавливать ее теплыми чувственными пожатиями.
– Как тебе, малышка? – спросил он глубоким медовым голосом. – Хорошо?
Эта ласка подействовала на нее как колдовство, она вцепилась ногтями в кожу на его груди и тихо застонала.
– Не надо было… разрешать тебе, – прошептала она.
– Конечно, не надо… – согласился он, прижимаясь еще тесней. – Скажи мне, чтобы я перестал, Глэдис, – прошептал он в ответ. – Скажи, что тебе не нравится.
– Если бы я могла… – еле слышно промолвила она. Он целовал ее закрытые веки, нос, высокие скулы, а руки его, как бешеный душ, обрушивающийся на обнаженную кожу, вызывали блаженные содрогания.
Его рот стал нежно покусывать ее губы, и череда этих дразнящих прикосновений вырвала вскрик из ее горла.
– Господи, какая же ты сладкая… – хрипло шептал он. – Нежная словно шепот.
Ее пальцы теребили завитки волос на его мощной груди. Она испустила глубокий прерывистый вздох, приподнимая тело навстречу его искусным уверенным рукам.
– Джереми?.. – простонала она.
– Скажи, чего ты хочешь? – Его темные глаза пылали. – Нет ничего, о чем ты не могла бы меня попросить. Ты знаешь это? Чего ты хочешь, Глэдис?
Ее тело жгло какое-то новое для нее ощущение, но она не умела выразить в словах, чего ей хотелось. Никогда с ней такого не бывало. Никогда!
– Я не знаю, как сказать, – призналась она беззвучным шепотом. – Джереми… прошу тебя…
Он наклонился, поднял ее на руки и отнес на мягкий кожаный диван у боковой стены. Потом опустился рядом с ней, и на его смуглом лице появилось какое-то новое, незнакомое выражение. Она предполагала, что Джереми искусный любовник, но ее теперешнее впечатление не поддавалось описанию. Она не умела справиться со смущением, отражавшимся на ее пылающем, полном ожидания лице, в ее серых глазах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Коварный замысел - Стоун Диана



Книгу читала на одном дыхании. Советую всем прочитать не пожалеете
Коварный замысел - Стоун ДианаМария
11.12.2012, 21.41





Мне понравилось, хотя и не супер
Коварный замысел - Стоун ДианаТатьяна
7.12.2013, 21.23





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





Книга написана школьницей. Не тратьте время.
Коварный замысел - Стоун ДианаЛюдмила
18.06.2015, 0.13





Двойник.
Коварный замысел - Стоун ДианаКэт
6.06.2016, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100