Читать онлайн Коварный замысел, автора - Стоун Диана, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварный замысел - Стоун Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварный замысел - Стоун Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Диана

Коварный замысел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Глэдис сидела перед горящим камином в библиотеке и обдумывала свое положение. Мобильный телефон – единственную связь с внешним миром – он у нее забрал, а домашний отключил. Да, думала Глэдис, положение, в котором она очутилась, нельзя назвать обнадеживающим. Джереми Гамильтон настроен весьма решительно и даже мысли не допускает, что она не Сандра, так что едва ли внемлет ее словам. Единственный выход – рассказать о своей болезни, но это она решила приберечь на самый крайний случай. Входная дверь заперта, и даже вещи из машины он не разрешил ей взять.
Но, странное дело, когда первая волна паники отхлынула, Глэдис с изумлением поняла, что не боится. Она не могла понять, в чем тут дело, но какое-то шестое чувство, о наличии которого в себе она раньше и не подозревала, подсказывало ей, что, несмотря на все свои угрозы, Джереми Гамильтон не причинит ей вреда. Откуда взялось это чувство, она понятия не имела, но оно было. Более того, с самого первого мгновения их встречи она ощущала противоречивые чувства, будто ее отталкивает и одновременно притягивает к нему. Это было странно и непонятно.
Глэдис услышала звук открываемой двери и, вздрогнув, очнулась от своих мыслей. Она оставалась в библиотеке, пока он был чем-то занят, и потягивала вино, с удовольствием ощущая, как по телу разливается живительное тепло. Как и прежде, на лице Джереми Гамильтона промелькнуло какое-то загадочное выражение, когда он посмотрел на нее, потом закрыл дверь и скривил губы в циничной усмешке.
– Вижу, ты тут совсем освоилась, чувствуешь себя как дома. Наверное, ты вот так же сидела здесь по вечерам, когда жила с Джеффри?
Глэдис любила сидеть, сняв туфли и поджав под себя ноги, но после его слов тут же спустила их. Не успела она нащупать свои туфли, как Джереми подошел и ногой отбросил их в сторону.
– В ближайшее время они тебе не понадобятся, – нахально заявил он и усмехнулся.
Глэдис решила не спорить с ним, поэтому просто вздохнула и сказала:
– Хорошо. Тем более что я и сама собиралась пожить здесь некоторое время. Сандра разрешила мне…
– Черта с два! – рявкнул он. – Это не ее дом, и она не может им распоряжаться!
– Не ее? – не удержалась Глэдис от того, чтобы не поддеть его.
– Не твой, – холодно поправился он. – Раз ты бросила брата, Бриксхолл больше тебе не принадлежит и у тебя нету на него никаких прав.
– Неужели? – Словно какой-то бес дернул Глэдис за язык. – Боюсь, вы слишком долго жили за границей, мистер Гамильтон, и не в курсе того, что в случае развода или раздельного проживания супруга получает половину всего имущества, следовательно…
– Ах ты расчетливая сука! – в бешенстве взревел Джереми и, схватив Глэдис повыше локтей, так рванул из кресла, что ее голова дернулась назад. – И ты еще смеешь заявлять, что этот дом теперь принадлежит тебе?! Что ты имеешь право на имущество Джеффри?!
В библиотеке было тепло, и, придя сюда, Глэдис сняла свитер, и теперь его пальцы больно впивались в кожу рук повыше локтей. Она так дрожала, что, наверное, упала бы, если бы он не держал ее.
– Я… я просто… имела в виду, что… – промямлила она под его испепеляющим взглядом, но вдруг почувствовала, что ей нехорошо, и побледнела.
Выражение его глаз сразу как-то изменилось.
– Такая хрупкая, – пробормотал он немного растерянно. – Такая бледная. Прямо сама невинность. Неудивительно, что бедняга Джеффри сходил с ума по тебе! – И не успела она понять, что он собирается делать, притянул ее к себе и прижался ртом к ее губам.
Хватка, с которой он стискивал ее руки, постепенно ослабела, и одна ладонь скользнула по плечу к вырезу блузки и нырнула внутрь. Другая рука легла на затылок, и он с такой силой прижал ее к себе, что, казалось, вот-вот затрещат кости. Глэдис едва не задыхалась, сердце лихорадочно колотилось в груди, словно пойманная в силки птица, но, несмотря на все это, она ощущала, что в ее теле пробуждаются неведомые ей доселе чувства. Никто еще не целовал ее с таким напором, таким необузданным вожделением, с такой злостью, но женское чутье подсказывало ей, что помимо воли его отношение к ней меняется.
Когда его рука стала гладить ее ключицы, подбираясь к груди, Глэдис оторвалась от его губ и слабо воспротивилась.
– Не надо…
– Не надо? – передразнил он, наклонился и, пальцем подцепив край блузки, лизнул обнажившуюся кожу. – Мм, какая ты вкусная. Так и хочется откусить кусочек. – Его тон изменился, в голосе появилась хрипотца. – И под блузкой у тебя ничего нет. – Его темные глаза мерцали из-под отяжелевших век. – Да-да, я заметил. Сразу заметил. Ты очень красивая. И сладкая.
Его ладонь между тем захватила в плен одну грудь, и ласкающие, оценивающие пальцы стали трогать, гладить набухающий сосок, пробуждая в теле Глэдис горячее желание.
– Прошу вас… не надо, – запротестовала она, испугавшись своей реакции. Она вскинула руки, чтобы оттолкнуть его, но вместо этого руки помимо воли обвились вокруг его шеи.
Как только он понял, что она откликается на его ласки, от его нежности не осталось и следа.
Резко убрав руку, он запахнул на ней блузку и отодвинулся.
– Я поклялся памятью брата, что заставлю тебя сполна заплатить за все то зло, которое ты ему причинила. Господи, ну разве я мог предположить, что тебе будет приятно? – с ожесточением прорычал он.
Если этими словами он рассчитывал унизить Глэдис, то это ему прекрасно удалось. Дрожащими пальцами она стала застегивать пуговицы блузки, чувствуя, как шею и лицо заливает краска стыда. Что на меня нашло? Как я могла повести себя так… развязно? Да еще с ним? Этот человек угрожает мне физической расправой, а я позволяю ему такое, чего никогда не позволяла ни одному мужчине. Кайл делал попытки затащить ее в постель, но она всегда удерживала его на некотором расстоянии из-за собственной неуверенности. Что ж, время показало, как права она была. И что же теперь? А теперь Глэдис поняла, что она такая же женщина, как и все, из плоти и крови, и ее желания такие же, как у всех. Ей хотелось чувствовать на себе руки Джереми Гамильтона! И он прав: ей было приятно.
Он сунул руки в карманы джинсов, словно боялся, что не сможет удержаться и снова потянется к ней, и угрюмо посмотрел на нее.
– Отправляйся спать, – грубо велел он. – Уйди отсюда. Мне надо побыть одному.
Спать? Он отправляет меня спать? Значит, сегодня больше не намерен исполнять свою месть? Во рту у Глэдис пересохло, она безуспешно попыталась заговорить, потом откашлялась и выдавила:
– А я… вы не…
Он скривил губы в злой усмешке.
– Не волнуйся, дорогая сестрица, сегодня тебе нечего меня бояться.
Глэдис бросила растерянный взгляд в сторону двери.
– А… где я буду спать?
– Не со мной, не надейся, дорогуша. – Увидев, как Глэдис залилась возмущенным румянцем, удовлетворенно хмыкнул. – Предлагаю тебе расположиться в спальне, которую ты делила с Джеффри. Надеюсь, его неугомонный дух придет к тебе в кошмарном сне и будет мучить всю ночь.
Уж скорее твой, чем Джеффри, мысленно возразила она, но вслух сказала, не удержавшись от саркастических ноток:
– Стоит ли мне еще раз напомнить вам, что я не Сандра и понятия не имею, какую комнату она делила с вашим братом.
– Ах ты маленькая лживая дрянь! Убирайся отсюда немедленно, пока я не сделал чего-нибудь такого, о чем потом пожалею!
Глэдис сжала губы.
– Но, мистер Гамильтон…
– Ад и все дьяволы! – чертыхнулся он, затем направился к двери, резко бросив: – Иди за мной!
Когда они проходили по лестнице, Глэдис подняла глаза и наткнулась на надменный и чуть насмешливый взгляд мужчины на портрете, висевшем на стене. Отец или дед Джеффри и Джереми? Забавно, пронеслось у нее в голове, что Джереми гораздо больше похож на своих предков, чем Джеффри. Судя по выражению лица человека на портрете, характер у него был такой же жесткий и непримиримый, как у младшего из братьев. Джеффри же, по-видимому, мягкостью натуры пошел в материнскую породу.
Джереми между тем отворил дверь в одну из комнат на втором этаже, которая, по всей видимости, служила хозяйской спальней. Когда зажегся свет, первое, что увидела Глэдис, была огромная кровать с балдахином, стоявшая посреди комнаты. Оглядевшись, она заметила, что стены комнаты нежно-персикового цвета, чуть темнее – оконные шторы и покрывало на кровати. Еще здесь были два кресла, комод и трельяж – все светлого полированного дерева. В оконной нише уютно примостился письменный стол. Было очевидно, что комната жилая, потому что на мебели не было чехлов, а на зеркале были выставлены предметы мужского туалета.
– Но… ведь это же ваша комната, – пробормотала Глэдис растерянно. – Я не могу спать в вашей комнате.
– Почему? – Он смерил ее холодным взглядом. – Я же сказал, что ты будешь спать одна. К тому же в доме больше нет готовых комнат.
– Но… а где тогда будете спать вы? – Глэдис окончательно стушевалась и снова покраснела. Черт, это прозвучало как предложение!
По-видимому, он тоже понял это, потому что насмешливо вскинул бровь.
– Предлагаешь присоединиться к тебе?
Она отчаянно замотала головой, и он усмехнулся.
– Что ж, в таком случае оставляю тебя с твоими привидениями. А за меня можешь не волноваться, я найду, где спать, – бросил он и вышел из комнаты.
Глухо стукнула дверь о косяк, и она услышала его удаляющиеся шаги. Только теперь, оставшись одна, Глэдис поняла, в каком ужасном нервном напряжении пребывала все это время, а ведь ей противопоказаны всяческие треволнения. Тяжесть всех волнений и переживаний последних двух часов всем грузом обрушилась ей на плечи, и она обессиленно опустилась на край кровати.
Это был невероятный, просто какой-то фантастический вечер, и она никак не могла поверить, что все это произошло именно с ней – тихой, робкой, застенчивой Глэдис Рейли. Теперь, когда все волнения на сегодня остались позади, ею вдруг овладело какое-то уныние. Нервное напряжение истощило ее силы, тем более что для нее подобное было впервые. Ее увлекала и пьянила игра, которую она вела с Джереми Гамильтоном, но сейчас она чувствовала лишь полнейшую опустошенность.
Еще раз оглядевшись, Глэдис с ужасом поняла, что ее сумка осталась внизу. Все бы ничего, но в ней лежит пузырек с таблетками, которые она должна принимать ежедневно. При одной лишь мысли, что ей придется снова пойти вниз и навлечь на себя гнев и насмешки Джереми, ей стало плохо. Она решила подождать и сделать это, когда он ляжет спать.
Ванная комната, примыкавшая к спальне, была выложена кафелем бледно-голубого цвета. С одной стороны располагалась большая голубая ванна, с другой – пластиковая душевая кабина. За дверью висели пушистые полотенца и темно-коричневый махровый халат, явно мужской.
Глэдис разделась, приняла душ, постаравшись не слишком сильно намочить волосы, вытерлась полотенцем и завернулась в большой халат. Интересно, чей он, подумала она. Джеффри? Или, быть может, Джереми? От этой мысли ее бросило в жар. Было так странно и немного волнующе носить вещь, принадлежавшую мужчине. Нет, не просто какому-то мужчине, а именно Джереми Гамильтону. Как будто она… как будто они…
Что за глупые и непристойные мысли лезут тебе в голову, Глэдис Рейли, отругала она себя и, встав перед зеркалом, стала несколько смущенно разглядывать свое отражение, словно пытаясь взглянуть на себя со стороны.
Ее светло-русые, почти белокурые волосы были прямыми и густыми и не поддавались никаким укладкам, поэтому она всегда носила их либо закрученными в узел, либо схваченными резинкой, редко – распущенными. Роста она была среднего, фигура, как ей казалось, среднестатистическая, то есть формы имелись, но не были особенно выдающимися. А сейчас бесформенный халат и вовсе скрывал их. Вообще она всегда считала себя обыкновенной, ничем не примечательной девушкой. Не то что Сандра…
Подумав о Сандре, Глэдис невольно нахмурилась. Интересно, где она сейчас? Как она могла так поступить с человеком, другом которого себя называла? У Сандры из-за ее несносного характера, непомерного гонора и себялюбия было мало подруг, и только Глэдис мирилась со всеми ее недостатками, внимательно выслушивала, старалась быть объективной. Ей казалось, что Сандра относится к ней если не с любовью, то по крайней мере с доверием и теплотой, и теперь не в силах была поверить, что она могла так бессердечно поступить с ней. Ведь Сандра, как никто другой, прекрасно знает о ее болезни, знает, что ей нельзя волноваться. Как же она могла устроить ей такое неожиданное приключение, хотя наверняка предполагала, что оно может плохо кончиться?
Глэдис покачала головой. Нет, Сандра конечно же не знала, что Джеффри умер, и, получив электронное послание от Джереми, подумала, что оно от мужа, и решила послать вместо себя бедную дурочку Глэдис. То есть, проще говоря, подставила ее. Интересно, что было в том послании? Думая, что ее вызвал муж, решила, что Глэдис ничто не угрожает, ведь он слепой? Или, наоборот, испугалась и нашла подходящего козла отпущения – вернее, козу! – в лице Глэдис Рейли? В любом случае это был злонамеренный поступок, иначе она не отключила бы телефон и не скрылась бы на время.
Вздохнув, Глэдис взяла щетку для волос и стала причесываться. Бледное отражение с большими серыми глазами смотрело на нее из зеркала. Она состроила себе рожицу. Завтра ей придется во всем признаться Джереми Гамильтону. Конечно, приятно хотя бы иногда притвориться, что ты такой же здоровый и полноценный человек, как все, но долго это не может продолжаться. Завтра она покажет свои лекарства Джереми, и он убедится, что она не Сандра. И ты перестанешь его интересовать, с грустью и каким-то сожалением подумала она.
Решив пока не ложиться, Глэдис присела на край кровати и прислушалась к тишине, царившей вокруг. Дождь почти прекратился, и только ветер шумел за окном. В ее городской квартире никогда не было такой тишины, а здесь на мили вокруг, возможно, не встретишь ни одной живой души, и Глэдис стало даже немного не по себе.
Значит, вот здесь Сандра жила с Джеффри Гамильтоном? Не дом, а целый особняк. Музей. Красивый, но пустой и унылый. Если бы это был мой дом, неожиданно подумала Сандра, я наполнила бы его звуками музыки и цветами.
Глэдис вздохнула, поднялась и выключила верхний свет, оставив зажженной только прикроватную лампочку, иначе было бы совсем уж темно и жутко.
Она снова прислушалась. Из-за дверей не доносилось ни звука. Может, Джереми уже лег спать? Глэдис снова взглянула на халат и решила, что спустится в нем. Не одеваться же ей только для того, чтобы выйти на каких-то пять минут.
Решив еще немного подождать для пущей верности, она забралась на кровать с ногами и обхватила руками колени. В груди была тянущая боль, не сильная, но ощутимая. Да, без лекарства ей явно не обойтись.
Просидев так еще минут пятнадцать, она решила, что пора, спустила ноги с кровати и прошла к двери. Выйдя из спальни, Глэдис двинулась по коридору и спустилась по лестнице в холл, где горела настенная лампа. Дверь в библиотеку была открыта, там еще догорали угли в камине, и она быстро отыскала свою сумку, которая так и лежала там, где она ее оставила, – на стуле. Быстро достав пузырек с таблетками, она подошла к подносу с напитками, плеснула в стакан немного воды и проглотила лекарство. Снова спрятав таблетки в сумку, вернула ее на место, чтобы не вызвать подозрений, и пошла обратно.
Она уже выходила из библиотеки, как вдруг зажегся яркий верхний свет, и Глэдис от неожиданности на мгновение зажмурилась. Открыв глаза и подняв голову, она увидела наверху лестницы Джереми Гамильтона. Это было последней каплей, – снова столкнуться с ним! – и она обессиленно ухватилась за перила.
С приглушенным проклятьем он сбежал по лестнице к ней и, не успела она ничего понять или возразить, подхватил на руки и понес наверх.
– Что… что вы делаете? – ахнула она, уставившись в его насмешливое лицо и пытаясь собрать в кучу разбегавшиеся мысли.
– Это я у тебя должен спросить, – ответил он. – Я услышал какой-то шум и решил посмотреть, в чем дело. Может, и вправду старина Джеффри пришел попугать тебя? – с явной издевкой проговорил он.
Он внес Глэдис в спальню и, поставив на пол, оглядел с ног до головы, затем насмешливо вскинул бровь.
– А ты, я вижу, неплохо тут освоилась. Тебе идут мои вещи.
Глэдис вспыхнула до корней волос, даже не подозревая, насколько привлекательно и соблазнительно выглядит в этот момент.
– Если вы имеете в виду халат, – пробормотала она, – мне просто больше нечего было надеть. Ведь вы не разрешили мне взять мои вещи из машины.
– Да я не против, – хмыкнул он. – Хотелось бы только знать, что же все-таки ты делала внизу. Что-то искала? Или пыталась сбежать? Если так, то не трать понапрасну время. Все двери запреты, и ключи у меня.
Глэдис изумленно воззрилась на него.
– Вы действительно думаете, что я могла сбежать в халате и босиком?
– Тогда зачем ты рыскала по дому?
– Я не рыскала! Мне просто нужно было взять… аспирин.
– Ах аспирин. Как все просто и правдоподобно. Почему же я тебе не верю, а?
Глэдис разозлилась. Ну сколько можно?
– Верите вы мне или нет, мистер Гамильтон, мне абсолютно безразлично. А сейчас, если не возражаете, я хотела бы лечь спать. – Она надеялась, что ее голос прозвучал увереннее, чем она себя чувствовала.
– Ничуть не возражаю, – усмехнулся он и бросил многозначительный взгляд на кровать. – Только вначале я хотел бы… забрать свой халат.
Глэдис возмущенно ахнула.
– Вы… вы…
– Ублюдок? Подонок? Негодяй? – глумливо подсказал он. – Вы совершенно правы. Итак, дорогая, я жду.
Глэдис нервно сглотнула. Она-то, наивная, думала, что ее унижениям на сегодня пришел конец. Как она ошиблась! Похоже, самые ужасные он приберег напоследок. Что ж, она не доставит ему удовольствия увидеть, как сильно страдает ее гордость, ее природная стыдливость.
Дрожащими пальцами Глэдис начала развязывать пояс. Справившись с этой задачей, повернулась к нему спиной и, сбросив халат на пол, не слишком грациозно забралась под одеяло.
– Спасибо. – Он поднял халат, но не отошел от кровати, и Глэдис, вцепившись в край одеяла, натянула его до самого подбородка, чувствуя, что непрошеное возбуждение вновь овладевает ею. – Что ж, тогда спокойной ночи.
Она кивнула, не доверяя своему голосу.
В его глазах промелькнуло любопытство.
– Неужели испугалась? – насмешливо протянул он. – Или это тоже игра. Должен сказать, что изображать стыдливую девственницу у тебя здорово выходит. Так правдоподобно. Если бы я не знал, кто ты на самом деле, то мог бы клюнуть на эту удочку.
Глэдис прикрыла глаза, надеясь, что произойдет чудо и он исчезнет. Но он не исчез. Она почувствовала, как прогнулся матрас с ней рядом и поняла, что ее мучения еще не закончились, они только начинаются.
Глэдис лихорадочно пыталась собраться с мыслями. Ее бросало то в жар, то в холод. Перед ее мысленным взором промелькнуло воспоминание о том, что произошло между ними ранее, в библиотеке, и как он отреагировал, когда она отозвалась на его ласки. Если он поймет, что она боится его, это может лишь усугубить дело. Значит, если попробовать убедить его, что она хочет его, тогда он, может, не тронет ее?
Открыв глаза, Глэдис посмотрела ему в лицо и с изумлением увидела в его бездонных черных глазах невыразимую муку. Наверное, думает о брате, решила она. Призвав на помощь всю свою смелость, она приподнялась на локте и, протянув руку, ладонью коснулась его лица. Он дернулся, как от удара, но не ушел, продолжая лежать, и тогда она спросила.
– Я вам нравлюсь, Джереми?
Черты его лица затвердели, окаменели, рот сжался в горькую линию, красноречивее всяких слов говоря о презрении к ней. Однако он не уходил.
– Будь ты проклята! – со злостью прорычал он, но интуиция подсказывала Глэдис, что эта злость направлена не только на нее, но и на себя. Несмотря на всю свою ненависть и презрение, он не может устоять перед влечением к ней. – Не боишься, что я сейчас овладею тобой?
– Я не могу остановить вас, – честно призналась Глэдис, удивляясь, как он не слышит бешеного стука ее сердца. Осознание, что не одна она уязвима перед лицом своих чувств, придало ей немного смелости и уверенности, но не уняло волнения.
– Вот именно, не можешь, – процедил он сквозь зубы, но в его глазах полыхнуло пламя страсти, заставив ее невольно отодвинуться.
Наверное, это ее непроизвольное движение подстегнуло его, потому что он резко придвинулся и так навис над ней, что ей пришлось вжаться головой в подушку. Она прерывисто задышала, когда он обвел пальцами контуры ее губ, неотрывно глядя в расширившиеся зрачки глаз.
– Ну что же ты, дорогая? Неужели испугалась? Я слышу, как твое сердце бьется словно пойманная птичка. Так оно есть, Сандра, птичка попалась в когти к ястребу. И теперь тебе уже ничто не поможет.
– Вы… ненормальный, – выдохнула она, но его губы неумолимо продолжали ласкать ее плечо, помимо воли возбуждая ее, и она чувствовала, что слабеет.
Она вскинула руки, чтобы оттолкнуть его, но вместо этого поймала себя на том, что скользит ладонями по шелку его рубашки, исторгая из его горла хриплый смех.
– Ну что же ты, – пробормотал он. – Давай, попробуй остановить меня. Или это именно то, чего ты хочешь? Ты ведь хочешь меня, да?
Нет! – кричало сознание Глэдис, и она завертела головой, пытаясь как-то освободиться.
Да! – противоречило сознанию тело, и она понимала, что с каждым движением выдает себя.
Верхние пуговицы его рубашки оказались расстегнутыми, и от прикосновения жестких волос на груди она почувствовала, как трепет пробежал по всему ее телу и сладко заныло где-то внизу живота.
Даже неопытной Глэдис было очевидно, что с каждой секундой он возбуждается все больше. В глазах, в которых только что горело презрение, теперь полыхала необузданная страсть, черты лица напряглись, движения стали резче.
– Сука… коварная сука, – хрипло бормотал он, словно пытаясь этими словами вызвать отвращение к ней, но они не помогали. Он отшвырнул в сторону одеяло и придавил ее своим телом, жестко и властно завладев губами.
Руки Глэдис по собственной воле скользнули ему на плечи, изучая его, дотрагиваясь до гладкой теплой кожи с неосознанным чувственным наслаждением. Она буквально купалась в доселе не изведанном физическом удовольствии от чувственного исследования его напряженного тела, когда пальцы гладили сильные, крепкие мышцы спины и плеч. Она ощущала каждый его мускул, каждый отклик на ее прикосновение, и эти новые ощущения завораживали, пьянили ее. Ей вдруг стало совершенно безразлично, что он думает о ней, кем ее считает, лишь бы продолжалось это чувственное волшебство. От него исходил такой жар, такая мужская сила, он так властно держал ее в своих объятиях, что у нее не было ни сил, ни желания противиться ему. Она капитулировала, полностью доверившись порывам и желаниям своего тела, безмолвно моля его продолжать делать с ней все, что он захочет.
И когда она не то с надеждой, не то со страхом уже начала думать, что он действительно намерен овладеть ею, по его телу вдруг прошла судорога, он замер и с отвращением оторвался от нее. Еще несколько мгновений Глэдис бессильно наблюдала, как его большое тело бьет дрожь неутоленного желания, но он усилием воли заставил себя подняться с кровати.
– Не сомневаюсь, – зло процедил он, сверля ее презрительным взглядом, – тебе бы очень хотелось, чтобы я забылся, не так ли? Ты уже предвкушала победу, мечтала, как будешь торжествовать, соблазнив меня так же, как брата!
– Нет, Джереми, я…
– Заткнись! Не желаю тебя слушать! – прорычал он, и она сжалась от обиды.
Как он может быть таким слепым? Неужели не в состоянии отличить притворство от подлинных чувств? Ведь она же видела, что он не притворяется, знала – что бы он ни говорил, как бы ни отрицал это, но между ними была истинная страсть, от которой его холодная враждебность таяла. И теперь ей так же больно, как и ему.
– А ты умнее, чем я думал, – бросил он, резкими движениями заправляя рубашку в джинсы. – Что ж, это еще раз доказывает правильность утверждения, что нельзя недооценивать противника. – Направившись к двери, он бросил через плечо: – Моя ошибка. Больше я ее не повторю.
После того как за ним захлопнулась дверь, Глэдис еще долго лежала с открытыми глазами, пытаясь осмыслить то, что произошло, понять себя, оценить свое поведение. Теперь, когда жар тела остыл, а стук сердца стал ровнее, она снова не могла поверить, что она, Глэдис Рейли, только что вела себя как настоящая распутница. Неужели это она лежит в чужой кровати совершенно голая и жалеет, что чужой мужчина, с которым познакомилась всего несколько часов назад, отказался переспать с ней?!
Это не он, а она ненормальная. Он действительно думает, что Глэдис – Сандра, а она своим поведением только подтверждает его уверенность в этом.
Глэдис укуталась в одеяло, с грустью гадая, поймет ли он, когда все выяснится, почему она так себя вела. И понимает ли она это сама?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Коварный замысел - Стоун Диана



Книгу читала на одном дыхании. Советую всем прочитать не пожалеете
Коварный замысел - Стоун ДианаМария
11.12.2012, 21.41





Мне понравилось, хотя и не супер
Коварный замысел - Стоун ДианаТатьяна
7.12.2013, 21.23





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





Книга написана школьницей. Не тратьте время.
Коварный замысел - Стоун ДианаЛюдмила
18.06.2015, 0.13





Двойник.
Коварный замысел - Стоун ДианаКэт
6.06.2016, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100