Читать онлайн Коварный замысел, автора - Стоун Диана, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коварный замысел - Стоун Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коварный замысел - Стоун Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стоун Диана

Коварный замысел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

– Какой у тебя удивленный вид, – усмехнулся он спустя несколько мгновений, в течение которых Глэдис не сводила с него изумленного взгляда. – Разве ты не знала, что у Джеффри есть брат? Впрочем, вполне возможно, что и не знала. Меня это не удивляет. Гамильтоны предпочитали делать вид, что меня не существует.
Глэдис нервно облизнула пересохшие губы.
– Но у Джеффри действительно нет никакого брата, – твердо заявила она. – Я это точно знаю. Сандра мне говорила.
– Неужели? – Он явно не верил последней части высказывания. – Что ж, очень жаль разочаровывать тебя, но с фактами не поспоришь: у Джеффри есть брат, точнее сводный брат. Наш общий папочка любил порезвиться на стороне.
– Вы хотите сказать, что вы…
– Ублюдок? Ты это имела в виду? Ну да, все верно. Как по рождению, так и по натуре, как видишь.
– Послушайте… – Глэдис попыталась еще раз воззвать к его разуму, – Для меня неважно, кто вы и зачем здесь. Мне нет дела до того, что вы думаете о Сандре. Но я еще раз повторяю: я не она. Я Глэдис Рейли, как я вам и говорила. Прошу вас, поверьте мне!
– Бога ради, Сандра, избавь меня от этого спектакля! – Джереми сунул руку в карман брюк и вытащил портсигар. – Мы оба прекрасно знаем, кто ты и почему здесь…
– Я-то знаю, но вы – нет.
– Я тебя умоляю, смени пластинку, – раздраженно бросил он, зажигая одну тонкую сигару.
Глэдис почувствовала нарастающее отчаяние. Как же ей убедить его?
– Мистер Гамильтон! Пожалуйста, выслушайте меня! – Глэдис непроизвольно сделала шаг вперед, и он тут же ухватил ее за запястье, больно сжав своими длинными, смуглыми пальцами.
– Нет, дорогуша, это ты меня послушай, – процедил он. – Джеффри умер. Ты что, не поняла?
– Нет!
– Да. – Джереми приблизил к ней свое злое лицо, и Глэдис ощутила запах виски. – Умер, ясно тебе?! Покончил с собой! И ни я, ни кто другой ничего не смогли сделать.
– Нет! Нет! – Глэдис отчаянно трясла головой, а он все крепче сжимал ее руку, пока та не занемела. Заглянув в мстительное лицо Джереми Гамильтона, она вдруг с ужасом осознала, что он может причинить ей физический вред, даже убить. Вот почему он вызвал сюда Сандру, вот почему угрожал ей чем-то таким, что могло заставить ее приехать. Да только она не приехала. Она сделала ловкий ход. Послала вместо себя Глэдис, надеясь, что слепой муж, с которым они не виделись почти шесть лет, не заметит подмены. И ее коварный план мог бы сработать, тем более что Глэдис всегда невольно сочувствовала мужу Сандры. Непонятно, зачем он просил жену приехать, но Сандра рассчитывала, что приезд вместо нее Глэдис сорвет его планы. Невероятная подлость! Интересно будет послушать, что Сандра скажет в свое оправдание. Впрочем, наверняка вновь постарается выйти сухой из воды.
– Говорю же вам, я не Сандра Гамильтон! – закричала она в страхе и отчаянии. – Вы ошибаетесь!
– Нет, дорогая. Это ты ошиблась, приехав сюда. Теперь ты полностью в моей власти, – заявил он, злорадно усмехаясь. – Что же ты, Сандра? Не ожидал от тебя такой глупой доверчивости? Неужели мое послание так напугало тебя, что ты стремглав примчалась сюда, да еще одна?
– Так это вы вызвали Сандру? – выдохнула она в лицо этому безжалостному человеку, который держал ее словно в железных тисках, пресекая все попытки вырваться.
– Разумеется, – зло бросил он. – Я же сказал, что Джеффри больше нет. Он умер месяц назад, и все это время я просто мечтал о том, как придушу тебя собственными руками!
Сердце Глэдис забилось неровными толчками, кровь отхлынула от лица, и в голове внезапно стало пусто. Перед глазами почернело и поплыло, и она провалилась в спасительную темноту обморока.
Очнулась она уже в какой-то другой комнате, на зачехленном диване. Наверное, какая-то гостиная, подумала Глэдис, когда способность соображать вернулась к ней. В комнате была и другая мебель, тоже в чехлах.
Голова как будто перестала кружиться, и она приподнялась на локте, когда Джереми Гамильтон вошел в комнату, неся стакан воды. Сейчас он показался Глэдис чуть бледнее, но глаза по-прежнему смотрели сурово. Когда он подошел, она откинулась на диванные подушки, и сердце снова тревожно забилось при виде холодного, ледяного выражения его красивого лица.
– Ты в порядке? – спросил он скорее обвиняюще, чем сочувственно.
Впрочем, глупо было ждать сочувствия от такого жестокого человека.
– Что произошло? – спросила она, пытаясь выиграть время, и он нахмурился.
– Ты упала в обморок, – процедил он презрительно и протянул ей стакан. Когда она не взяла, поставил его на журнальный столик. – Или, может, это тоже игра? Если так, то ты еще лучшая актриса, чем я думал.
Глэдис неуверенно спустила ноги с дивана и села. Голова больше не кружилась, но сердце продолжало неровно биться. Она вспомнила, каким убийственным блеском горели глаза Джереми Гамильтона, когда он говорил о жене своего брата и своем желании отомстить за него. Как же все-таки подло и чудовищно, думала Глэдис, что Сандра со спокойной совестью отправила меня сюда, прекрасно зная, как вредны мне всяческие волнения.
– Пожалуй, нам не помешает перекусить, – заявил Джереми, и Глэдис потрясенно застыла.
– Перекусить?
– Ну да. Почему бы и нет? Миссис Окли оставила для нас в столовой кое-что из еды. Впереди ночь, так что нам с вами не помешает подкрепиться.
Глэдис словно завороженная смотрела на него, не в силах оторвать глаз. Сколько ему лет? – гадала она. Лет тридцать пять или около того? Интересно, женат ли он? Или, наученный горьким опытом старшего брата, не рискнул? Как бы то ни было, он явно не мальчик, и его замечание про ночь впереди наполнило Глэдис безотчетной тревогой. Она должна во что бы то ни стало разрешить эту невозможную ситуацию, пока не случилось чего-нибудь непоправимого, поэтому она поднялась на ноги и спросила:
– А где моя сумка?
– Сумка? – переспросил Джереми, сунув руки в карманы джинсов, обтягивающих его узкие бедра, словно вторая кожа.
У Глэдис промелькнула мимолетная мысль, что, окажись на ее месте Сандра, уж она бы не растерялась и не пришла в ужас от перспективы провести с ним ночь.
– А зачем она тебе? Разве ты еще не поняла, что никуда не едешь?
– Мне нужна моя сумка, – твердо повторила Глэдис.
Взглянув в ее решительное лицо, он угрюмо кивнул и вышел из комнаты.
Несколько секунд Глэдис взвешивала свои шансы убежать, пока он ищет сумку, но потом вспомнила, что ключи от машины в сумке. Значит, с побегом пока придется повременить. На непослушных ногах она подошла к двери и выглянула в холл. Он как раз выходил из библиотеки и совершенно бесцеремонно рылся в ее сумке.
– Что вы себе позволяете?! – возмутилась она, когда он подошел и сунул ей сумку в руки.
Нимало не смутившись, он нахально хмыкнул.
– Просто решил подстраховаться на случай, если у тебя там спрятан пистолет или какое-нибудь холодное оружие вроде перочинного ножичка, дорогая сестрица. Что, впрочем, меня ничуть не удивило бы.
Глэдис потрясенно уставилась на него и заметила, что на его лице вдруг промелькнуло какое-то странное выражение. Словно помимо воли, он протянул руку и коснулся ее щеки. Она отшатнулась, но он лишь нахально улыбнулся.
– Кто бы мог подумать, – протянул он, – что у старины Джеффри был такой превосходный вкус. Неудивительно, что он так страдал, когда ты его бросила. Возможно, на его месте я поступил бы точно так же.
– Очень сомневаюсь. – Глэдис почувствовала, что ее прямо-таки трясет от негодования. Впервые в жизни она столкнулась с таким отношением к себе. Впервые ей встретился мужчина, который относится к ней с холодным презрением и ненавистью, совершенно, между прочим, незаслуженно. Это и обижало и злило Глэдис. Из-за слабого здоровья и чрезмерной материнской опеки до появления Кайла ее общение с противоположным полом было крайне ограниченным. Десять месяцев назад умерла мама, и Глэдис осталась совсем одна. Вскоре она познакомилась с Кайлом, и они стали встречаться. Их отношения продолжались и крепли вплоть до того, как Сандра обмолвилась о болезни Глэдис, после чего Кайл стал ее избегать. Поначалу Глэдис очень тяжело переживала его предательство, но сейчас, спустя несколько недель, начала понемногу приходить в себя, хотя горечь обиды все еще разъедала ей душу. Впрочем, ее реакция на жест Джереми была скорее инстинктивной.
Гамильтон пристально следил за ней.
– Хотя по здравом размышлении, – сухо добавил он, – ни одна женщина не стоит такой жертвы. Даже такая, как ты, моя дорогая.
– Никакая я вам не дорогая, – процедила сквозь зубы Глэдис и стала рыться в сумочке в поисках водительских прав.
– Вот, – сказала она, протягивая их ему, – мои водительские права. Можете убедиться, что я говорю правду.
Он спокойно взял у нее права и стал читать вслух, вскинув темные брови.
– Глэдис Рейли. Сент-Пол, Блумсбери-сквер, шестнадцать, квартира семь. – Он поднял на нее глаза. – Гм, как интересно. И кто же это такая, Глэдис Рейли? Твоя секретарша? Твой агент или кто там еще?
– Глэдис Рейли – это я. Почему вы мне не верите?
Джереми Гамильтон неприятно усмехнулся.
– Попробуй угадать.
– Но ведь…
– Ты считаешь меня легковерным дураком, да, Сандра? Таким же наивным, как твой муж? Вот тут ты просчиталась, дорогуша, – хмыкнул он. – Я не настолько наивен, чтобы не понимать, что ты способна на любой обман и на любую подлость. Что под этой ангельской внешностью скрывается черная душа. Полагаешь, права что-нибудь доказывают? Люди твоей профессии часто путешествуют инкогнито, не так ли?
Глэдис вздохнула. Господи, ну как же его убедить, что она вовсе не Сандра Гамильтон. Внезапно ей пришла в голову одна мысль.
– А вы когда-нибудь видели Сандру? Встречались с ней? Как вы не замечаете, что я ничуть на нее не похожа?
– Не встречался, но знаю, что Сандра Гамильтон стройная блондинка с серо-голубыми глазами, выглядит моложе своих лет… – Он пожал плечами. – Все совпадает. Кроме того, я видел твои фотографии. Нет никаких сомнений: ты и есть Сандра. Я узнал бы это «невинное» личико где угодно!
Глэдис покачала головой, лихорадочно соображая, какие еще привести доказательства. Похоже, он заранее все для себя решил и не намерен прислушиваться ни к каким доводам. Она сделала еще одну попытку.
– Во-первых, у меня глаза не серо-голубые, а просто серые. А во-вторых, если вы видели фотографии Сандры, то должны знать, что у нее яркая, броская внешность. Если я немного и похожа на нее, то лишь как бледное отражение.
Он фыркнул.
– В наше время с помощью линз можно менять цвет глаз хоть каждый день. А что касается яркости… просто ты сейчас без грима, вот и все.
– Но как же вы не понимаете?! – в отчаянии воскликнула она. – Те фотографии, они же наверняка были сделаны лет десять назад. Сандра с тех пор изменилась, стала старше. Где эти фотографии? Покажите их мне!
– У меня их нет, – холодно заявил он. – Джеффри почти не выпускал их из рук, особенно ту, где вы сняты вдвоем на берегу озера. Когда он умер, фотографию положили ему в гроб.
Глэдис сглотнула.
– Вот как… – Она почувствовала, что пол закачался у нее под ногами. Внезапно ей в голову пришла новая мысль, и она не могла взять в толк, как раньше не додумалась до этого. Телефон! Ну конечно же! Как все просто. – Давайте позвоним Сандре. В моем мобильном есть номер ее телефона. – Она достала из сумочки телефон и вручила ему. – Вот, пожалуйста, поговорите с Сандрой и убедитесь, что я не она.
Он со скептическим видом взял трубку и, отыскав в телефонной книжке имя «Сандра», нажал кнопку вызова. Трубка механическим голосом сообщила ему, что абонент отключен или находится вне зоны действия сети.
– Наверное, она забыла включить телефон или батарейка села, – предположила Глэдис. – Или у нее сейчас спектакль и она отключилась.
Он снова насмешливо вскинул брови.
– Ловкий ход, дорогая, но меня не так легко провести, как я уже тебе сказал. Уверен, что у тебя не один телефон и номер, по которому ты сейчас звонила, просто один из твоих, вот и все.
– Ну, тогда позвоните в театр, можете по домашнему, если мне не доверяете.
– Откуда мне знать, что ты не договорилась с кем-нибудь в театре, чтобы там ждали моего звонка?
– Но как я могла знать, что так случится?! – в отчаянии спросила Глэдис.
Джереми помрачнел.
– В моем послании, которое, как ты думала, прислал Джеффри, было ясно сказано, чтобы ты приехала одна и никому не говорила, куда едешь.
Глэдис заморгала.
– А… ну тогда конечно.
Он явно заколебался. Глэдис отыскала пульс на руке. Он был гораздо чаще, чем следовало. Врачи категорически запретили ей волноваться, но как это возможно в этой ситуации? Кто бы на ее месте не волновался? Да она, наверное, за всю жизнь столько не нервничала, как за последний час. Однако, как ни странно, но это ее совсем не пугало. Никогда раньше ей не приходилось ощущать, как бурлит адреналин в крови, и это непонятное возбуждение словно опьяняло ее.
– Ну ладно, так и быть, – проговорил он наконец, когда Глэдис уже перестала надеяться, что он согласится. – Какой там номер?
Глэдис назвала номер, и он прошел через холл к телефону, висевшему на стене. Вызов шел, казалось, бесконечно долго, но наконец на другом конце подняли трубку. Глэдис затаила дыхание, внимательно следя за лицом Джереми Гамильтона.
– Ее нет? – услышала она его голос, после чего он повернулся к Глэдис и мрачно и многозначительно посмотрел на нее. – Заболела? Вот как? Очень жаль… А когда она будет, не скажете? Нет-нет, просто знакомый. Да, конечно. Извините за беспокойство. До свидания.
Он повесил трубку, и Глэдис почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок, а во рту пересохло. Ей не надо было ничего спрашивать, она все поняла по его лицу.
– В театре, насколько я понял, небольшая паника. Неожиданно заболела главная исполнительница. Пришлось поставить замену, но публика недовольна, ведь они шли на блистательную и несравненную Сандру Гамильтон. Никто не знает, когда она будет в театре.
Глэдис беспомощно взирала на него широко открытыми, испуганными глазами, не представляя, что ей теперь делать.
– Наверное, Сандра все это специально подстроила. Конечно же она не могла не знать, что я попытаюсь с ней связаться…
– Довольно. – По его тону было ясно, что он крайне раздражен. Не кажется ли тебе, что игра затянулась и пора ее прекращать? Мне следовало сразу догадаться, еще когда ты упала в обморок, что посторонний человек не стал бы так реагировать. Признайся, дорогая, ты до смерти перепугалась. Перепугалась за свою драгоценную шкуру. И правильно делаешь, что боишься, ибо я уверен, то, что я задумал, тебе совсем не понравится.
Глэдис внезапно ощутила неимоверную усталость, словно все жизненные силы разом покинули ее. Такие стрессы не для нее. Хорошего понемногу. Она хотела возразить, что не предложила бы позвонить в театр, если бы знала, что Сандры там нет, но потом передумала. Зачем понапрасну сотрясать воздух? Все равно Джереми не поверит ни единому ее слову и вообразит, что это ее очередная уловка.
– Ну что, ты готова перекусить? – холодно спросил он и, не дожидаясь ответа, твердо взял ее за руку повыше локтя и повел к дальней двери справа.
Не было смысла ни упираться, ни возражать, поэтому Глэдис решила временно смириться с обстоятельствами и позволила отвести себя в столовую.
Тяжелые бархатные портьеры на окнах столовой не были задернуты, и комнату слабо освещал быстро тускневший дневной свет. В углу горел торшер, стол был накрыт белой льняной скатертью, на которой сияло начищенное до блеска столовое серебро. На ужин было приготовлено заливное из рыбы – явно из той, что ловят в озере, промелькнуло в голове у Глэдис, – овощной салат и свежеиспеченные крендельки с корицей. Жаль, подумала Глэдис, что она вряд ли сможет отдать должное этим аппетитным на вид блюдам. Вся эта нервотрепка напрочь лишила ее аппетита. Единственное, о чем она могла думать, так это о том, что Джереми намерен сделать с ней – точнее, с Сандрой. От этих мыслей сердце как безумное колотилось в груди, ладони вспотели, а щеки горели лихорадочным румянцем.
– Расслабься, – сухо бросил Джереми, жестом приглашая ее сесть к столу. – Для женщины твоего возраста, которая прошла огонь, воду и медные трубы, ты что-то уж слишком чувствительна. Или это снова искусная игра? Если так, то я аплодирую твоему таланту.
Глэдис опустилась на стул в противоположном от него конце стола, даже не пытаясь ответить на его очередной циничный выпад. Она мысленно твердила себе, что его ненависть и презрение направлены вовсе не на нее, а на Сандру. Впрочем, эта мысль мало утешала, поскольку он-то уверен, что она и есть Сандра, и, как он и сказал, она сейчас целиком в его власти.
На протяжении всего ужина она либо молчала, либо что-то тихо и односложно отвечала, и он не скрывал своего раздражения. В конце концов он, тихо выругавшись, встал и пересел на другое место, с ней рядом.
– Так гораздо уютнее, – с холодной усмешкой пояснил он, и Глэдис невольно сглотнула и непроизвольно стиснула руку, лежавшую на коленях.
Наверное, Глэдис следовало сказать ему, что она не только не та, кем он ее считает, но еще и больной человек, которому противопоказаны сильные эмоции и стрессовые ситуации. Она страдала редким врожденным заболеванием сердца, которое при обычных обстоятельствах не давало о себе знать, но во время сильного волнения, эмоциональных нагрузок или стрессов могло неожиданно проявиться. Хороший уход и лекарства сдерживали дальнейшее развитие болезни, но не могли вылечить полностью. Глэдис не любила распространяться о своей болезни и признаваться в физической слабости, которую ее мать так ревностно оберегала, постоянно опекая дочь и напоминая, что она не может и не должна делать. После маминой смерти Глэдис на какое-то время забыла о болезни, но предательство Кайла напомнило ей о ее уязвимости.
И вот теперь этот ужасный человек, Джереми Гамильтон, пугал ее какой-то страшной расправой, угрожал, понятия не имея, что в любой момент ее сердце может не выдержать…
– Что же ты совсем ничего не ешь? – спросил он, накладывая себе вторую порцию салата. – Все очень вкусно. Миссис Окли выше всяческих похвал. За те несколько дней, что живу здесь, я успел в этом убедиться.
Глаза Глэдис внезапно вспыхнули надеждой. Миссис Окли!
Заметив это, Джереми раздраженно хмыкнул.
– Только не пытайся убедить меня, что тебя знает экономка. Она присматривает за домом только с тех пор, как Джеффри уехал жить в Венесуэлу. Вряд ли ты с ней встречалась.
Глэдис вскинула на него глаза.
– Но неужели вы никогда не видели Сандру? Она же так знаменита!
– В определенных кругах – да. Но лично я не любитель мюзиклов и не отношусь к числу ее поклонников. К тому же последние шестнадцать лет я жил в Южной Америке. – Он горько усмехнулся. – Я уже говорил, что всегда был в нашей семье паршивой овцой. Старик Эшли, наш отец, никогда не хотел, чтобы я жил с ним. Я был нежелательным напоминанием о грехах молодости.
Глэдис вздохнула.
– Ясно. А почему Джеффри уехал жить в Венесуэлу?
Джереми бросил на нее насмешливый взгляд, словно говоря: «Не притворяйся, будто не знаешь», – но все-таки ответил:
– Получил там виллу в наследство.
– От кого?
Он подозрительно сощурился.
– Ну что ж, в эту игру могут играть и двое. От нашего двоюродного деда Эрнандо, разумеется. Разве ты не знаешь, что наша с Джеффри бабка была венесуэлкой?
– Нет, не знаю. – Так вот почему у него такая смуглая кожа, подумала Глэдис. – Говорю же, мне известно только то, что рассказывала Сандра.
– А, ну конечно, – насмешливо протянул он. – Так вот, наша бабушка родом из Пуэрто-Акуто, что на берегу Ориноко. Есть такая река в Венесуэле, – с сарказмом добавил он.
– Это я, представьте себе, знаю, – парировала Глэдис. – Кое-чему и меня научили в школе.
– Рад за тебя, – усмехнулся Джереми. – Итак, Эрнандо Корвальо был двоюродным братом нашей бабки. Детей у него не было, поэтому, согласно завещанию, Джеффри получил в наследство его дом, а я акции нефтедобывающей компании «Барселона».
– Понятно, – кивнула Глэдис.
Джереми немного помолчал, затем продолжил:
– Дело в том, что я намного больше общался с родственниками с той стороны, чем Джеффри. Когда я закончил школу, меня отправили учиться в университет в Каракас. Отец решил, что лучше, если ошибка его молодости будет как можно дальше от него, желательно за пределами Штатов. Как бы там ни было, этим он оказал мне большую услугу. Хуанита, наша бабушка, любит меня.
– Понимаю.
– Понимаешь? В самом деле? – Он скривился. – Значит, Джеффри никогда обо мне не рассказывал?
– Я же говорю вам, что…
– Ну да, знаю. – Он остановил ее взглядом. – Ладно, теперь ты расскажи мне о… Глэдис Рейли. Кто она? Чем занимается? Работает или тоже подвизается на сцене?
Глэдис стиснула на коленях руки и опустила взгляд.
– Я… работаю в бухгалтерии музыкального театра, в котором служит Сандра. Я бухгалтер.
– Вот как? – Он оценивающе оглядел ее. – Как интересно. Впрочем, вполне подходящая профессия для того образа, который ты придумала для своего прикрытия.
– Никакое это не прикрытие, – устало проговорила Глэдис, уже не надеясь, что он ей поверит. – Я и есть самый настоящий бухгалтер. И я люблю свою работу.
– Верю на слово, – съязвил он, и Глэдис снова умолкла. – Почему ты ничего не ешь? Твоя голодная смерть не входит в мои планы, поверь.
Глэдис подняла на него глаза.
– А каковы ваши планы, мистер Гамильтон? Зачем вы просили Сандру приехать? Решили ей отомстить? Каким образом?
Джереми Гамильтон внимательно посмотрел на нее, затем, не спрашивая, положил ей на тарелку рыбы и салата.
– Давай-ка лучше ешь.
Глэдис сжала руками край стола.
– Почему вы не отвечаете? Что задумали?
Несколько мгновений он молча жевал, потом снова взглянул на нее.
– Значит, ты думала, что послание пришло от Джеффри, да? Тебе не было до него дела? Наплевать, что он умер?
– Я об этом не знала! – выпалила Глэдис, и Джереми Гамильтон презрительно улыбнулся.
– Вот видишь, – протянул он, – так оно и бывает. Если поиграть чуть подольше, жертва не выдержит и сама себя выдаст.
– Если бы вы потрудились меня выслушать…
– Я не желаю слушать очередное вранье!
– То, что я Глэдис Рейли, не вранье и я действительно не знала, что Джеффри умер.
– Глэдис Рейли и не могла это знать.
– Почему не могла? Ведь Сандра моя подруга. Если бы она знала, то сказала бы мне.
– И что Джеффри был тяжело болен, ты тоже не знала? Так тяжело, что написал тебе письмо, в котором умолял приехать повидаться с ним?
– О нет! – Глэдис не могла в это поверить. Сандра не говорила, что Джеффри болен. Напротив, из ее слов можно было заключить, что он прекрасно чувствует себя в теплом климате, наслаждаясь сменой обстановки. – Когда… это было?
– В конце января, – угрюмо пробормотал Джереми. – Ровно за два месяца до того, как он умер… покончил с собой.
– Нет!
– Да. – Он был неумолим, и, по мере того как тон разговора менялся, черты его красивого лица становились все жестче и суровее. – Как тебе прекрасно известно, у него был рак легкого. От этой же болезни умерла и его мать, так что это у него было наследственное.
– Значит, рано или поздно…
– Молчи! – рявкнул он. – Знаю, что ты хочешь сказать, но для нас, тех, кто любил его, смерть Джеффри была трагедией, ужасной трагедией, которой могло бы не быть, если бы в тебе была хоть капля милосердия. Если бы ты приехала повидаться с ним, как он просил, этого не случилось бы.
Что могла Глэдис ответить на это? Только то, что она не Сандра и не виновата в случившемся. Если бы Сандра рассказала ей, она бы постаралась убедить ее поехать навестить человека, которому, в сущности, обязана своим нынешним положением, успехом, славой. Благодаря ему смогла пробить себе дорогу в жизни, познакомилась с Андре Мартиньи.
Рассеянно поковыряв вилкой салат, она подняла глаза на Джереми.
– Но если Сандра не ответила на письмо Джеффри, не поехала повидаться с ним в Венесуэлу, то… как вы могли быть уверены, что она приедет сюда?
– Но ведь ты приехала, не так ли, дорогая невестка? – отозвался он с холодной усмешкой, и Глэдис поспешно отвела глаза, чтобы он не заметил вспыхнувшей в них тревоги. Он взял бутылку вина и, не обращая внимания на ее возражения, наполнил оба бокала. – Выпей! – велел он тоном, не допускающим возражений. – Судя по твоему виду, тебе это явно не повредит.
Глэдис покачала головой, но все же сделала один глоток, чтобы не раздражать его. Вино оказалось немного терпким и приятным на вкус.
– И что вы собираетесь со мной делать? – пробормотала она, сжимая ножку бокала к руке. – Наверное, у вас был в отношении меня какой-то план?
Он растянул губы в злой улыбке.
– Можешь не сомневаться. – Он помолчал, пристально изучая ее, затем слегка нахмурился. – Хотя, должен признаться, ты несколько обескуражила меня.
Глэдис заморгала.
– Я? Обескуражила вас?
– Вот именно. – При свете торшера черты его лица казались резче и какими-то зловещими. – По описаниям Джеффри да и по вашему отношению к нему я представлял вас совсем другой.
– Другой? Какой же вы меня представляли? – Она затаила дыхание в ожидании ответа.
Он взглянул на нее из-под нахмуренных бровей.
– Ну… я представлял себе жесткую, напористую, беспринципную стерву, не останавливающуюся ни перед чем ради достижения своей цели. Этакую барракуду без намека на какие-либо чувства или сантименты. – Продолжая хмуриться, он задумчиво пожевал нижнюю губу, затем продолжил: – А ты… ты другая. Мягче, нежнее, даже хрупкая. Это такая игра? Может, именно такой и видел тебя Джеффри? Нежная и хрупкая снаружи и каменная, холодная и бесчувственная внутри?
Глэдис пожала плечами.
– Но разве… ваше собственное впечатление обо мне не лишнее доказательства того, что я не Сандра?
– Что ж, – он небрежно откинулся на спинку стула, вытянул свои длинные ноги под столом и сделал глоток вина, – я, конечно, мог ошибиться, как любой живой человек, но все-таки думаю, что я прав. Мне прекрасно известно, какая ты умная, подлая и коварная. Ты способна на любую подлость, на любой обман. Да только меня тебе не удастся обвести вокруг пальца. Я не Джеффри.
Проглотив ком страха, подступивший к горлу, Глэдис все же решила не отступать.
– Значит, мы вернулись к тому, с чего начали. Что вы намерены со мной делать?
– Что ж, не скрою, – он подался вперед и оперся обеими руками о стол, – сначала я хотел убить тебя. Но, когда я уже готов был осуществить свою месть, ты… в общем, можешь себя поздравить. Ты весьма удачно выбрала момент.
– Выбрала момент? – непонимающе переспросила Глэдис.
– Ну да, для обморока. – Он смерил ее холодным взглядом. – Талантливая игра, достойная настоящего профессионала.
Глэдис прекрасно понимала, что отрицать или доказывать что-либо бесполезно. Если бы она начала это делать, то пришлось бы признаться в некоторых вещах, говорить о которых ей совсем не хотелось. Конечно, все это сильно смахивало на безумие, но все равно казалось каким-то волнующим, манящим, словно запретный плод. Она знала, что мама – упокой, господи, ее бессмертную душу! – пришла бы в ужас от подобного безрассудства дочери, но Глэдис впервые в жизни чувствовала, что по-настоящему живет! Никогда, даже с Кайлом, она не испытывала ничего подобного.
Мелкий трепет не то страха, не то возбуждения пробежал по позвоночнику.
– Вы… действительно хотели убить меня? – выдавила она.
– А почему тебя это удивляет? Ты превратила жизнь моего брата в ад! Ты использовала его, бросила, из-за тебя он страдал, потом ослеп, а потом и вовсе свел счеты с жизнью!
– Мне очень жаль.
– Да неужели?! Ей жаль, видите ли! Думаешь, этими словами и покаянно опущенными глазками ты можешь искупить свою вину? – Он стиснул зубы. – Нет, вы только посмотрите на нее. Ну просто образчик невинности, ни дать ни взять. Да только у этой святой невинности на совести смерть человека, и, кто знает, возможно он не последняя жертва!
Глэдис открыла было рот, чтобы возмутиться, возразить, но в очередной раз вспомнила, что это бессмысленно.
– И все же я не понимаю, что вы собираетесь делать.
– Скоро поймешь, дорогая, – оскалился он, словно хищник, предвкушающий удовольствие полакомиться своей добычей, которая теперь никуда от него не денется. – Как ты думаешь, для чего я тебя сюда вызвал? Уж во всяком случае, как ты, вероятно, догадываешься, не для светских бесед. Я хочу, чтобы ты так или иначе заплатила за все то горе, которое причинила брату, за его преждевременную смерть.
– Заплатила? – тупо переспросила она, охваченная новым приступом паники. О господи, кажется, только сейчас она по-настоящему испугалась.
– Да, дорогуша. – Он снова откинулся на спинку стула. – Вот только никак не могу решить, то ли прикончить тебя, то ли сделать так, чтобы тебя посадили за убийство. Не могу пока определиться, что доставит мне больше удовольствия.
Глэдис чуть не задохнулась.
– Нет, вы просто сумасшедший! – Это уж слишком и это уже не игра. – Сколько раз повторять вам, что я не Сандра?
Джереми небрежно пожал своими широкими плечами, обтянутыми дорогим кашемировым свитером.
– Еще не наигралась, милочка? Что ж, поиграем еще немного, тем более что торопиться некуда, времени у нас предостаточно. Ты никуда не едешь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Коварный замысел - Стоун Диана

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Коварный замысел - Стоун Диана



Книгу читала на одном дыхании. Советую всем прочитать не пожалеете
Коварный замысел - Стоун ДианаМария
11.12.2012, 21.41





Мне понравилось, хотя и не супер
Коварный замысел - Стоун ДианаТатьяна
7.12.2013, 21.23





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





У меня книга изд. 1992г. "Ловушка Иуды" The Judas trap Энн Мэтер. Имена другие, сюжет один в один.
Коварный замысел - Стоун ДианаИрина
17.06.2015, 18.17





Книга написана школьницей. Не тратьте время.
Коварный замысел - Стоун ДианаЛюдмила
18.06.2015, 0.13





Двойник.
Коварный замысел - Стоун ДианаКэт
6.06.2016, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100