Читать онлайн Весь в моей любви, автора - Стингли Дайана, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Весь в моей любви - Стингли Дайана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Весь в моей любви - Стингли Дайана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Весь в моей любви - Стингли Дайана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стингли Дайана

Весь в моей любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11
Ко второму свиданию, хотя влюбленные еще ни о чем не догадываются, семена будущего конфликта уже посеяны

Вернувшись домой, я первым делом позвонила Аманде: необходимо было получить совет, как обращаться с Марком, расстроенным за Алекса, приревновавшего меня к Грегу. В наше время романы превратились в непростое предприятие.
– Сэм, я умираю от нетерпения, – сказала Аманда. – Ну что? Как все прошло? Я оказалась права и Марк играл прекрасно?
– Он был великолепен. Сначала было больновато: между Грегом и Дебби возникла такая атмосфера… ну, ты знаешь, когда для парочки перестает существовать окружающий мир, и сразу видно, насколько тесно они связаны друг с другом. Вот здесь все едва не пошло прахом. Но Марк оказался на высоте. Не скажу, что я на верху блаженства, но не жалею о затеянном.
– Сэм, все это надо обработать. Возьми ручку и бумагу и не пожалей двадцати минут, запиши свои ощущения. Это в любом случае весьма поучительный опыт. Ты многое о себе узнаешь.
При мысли об этом я опустилась на стул и прикурила сигарету.
– Аманда, хочу кое о чем спросить. Легенда представлялась мне безукоризненной – мы с Грегом всего лишь бывшие приятели, но Марк – наверное, потому, что он актер, – видит меня насквозь. Я притворялась изо всех сил, но Марк страшно недоволен. Он, видишь ли, обиделся за Алекса. Можно подумать, Алекс существует. Ты говорила, Марк серьезно относится к работе, но я не предполагала, насколько серьезно. Он что, немного тронутый, или все актеры такие? Аманда засмеялась:
– Если говорить о тех, кто поднимается на сцену получать «Оскара», – все до единого чокнутые. В некотором смысле, какого ты, наверное, не постигнешь, Алекс для Марка – реальный человек.
– Что действительно фантастика, так это то, что в некотором смысле Алекс и для меня становится реальным человеком, доводя до белого каления.
– Но почему?
– Он такой… Не знаю, самоуверенный, что ли, будто знает все на свете и видит тебя насквозь, и никакие уловки не собьют его со следа.
– О чем это говорит?
– Ну, о том, что мне не везет даже с фальшивыми кавалерами.
– Но ведь Марк прав, не так ли? Нельзя же сердиться, что он догадался, что именно ты пыталась от него скрыть.
– Моей целью являлось разыграть пару-тройку свиданий без всяких сложностей. А тут…
– Нет, Саманта, ты хотела, чтобы кто-нибудь притворился, будто у вас роман. Если желаешь, чтобы Марк продолжал участвовать в нашей затее, придется немного ему подыграть.
– Что ты предлагаешь?
– Представь, что ситуация реальна. Ты встретила прекрасного парня, но при виде Грега в душе зашевелились прежние чувства. Новый бойфренд это заметил, в нем проснулась ревность. Значит, на следующем свидании тебе необходимо вновь завоевать его доверие. Притворись, что действительно хочешь быть с Марком, но все еще переживаешь боль расставания с Грегом. Веди себя образцово, окружи Марка нежностью и вниманием. Вы, кажется, собираетесь на вечеринку?
– Шелли отмечает Рождество…
– Шелли Большие Буфера? Та самая стерва?
– Ну, она сильно изменилась. Например, стала лесбиянкой.
– Неплохо. Это всегда вправляет мозги. В любом случае постарайся весь вечер смотреть только на Марка, иначе рискуешь его потерять.
На следующее утро, оставляя Грегу сообщение, я решила не демонстрировать собственное превосходство: у меня роман с многогранной личностью, преуспевающим красавцем, который вот-вот подарит мне сказочную жизнь на лошадиной ферме. Дебби привлекательна (на любителя), мила, трудолюбива, ну, хорошая мать, но это же и сравнивать нельзя… Их роман можно назвать… э-э-э… милым. Мы с Алексом общаемся на совершенно другом уровне, какого им никогда не достичь.
– Звоню сообщить, как я рада была познакомиться с Дебби, – снисходительно сказала я автоответчику. – Мы с Алексом отлично провели время. Жаль, пришлось рано уйти, но вы же все понимаете… Праздничные хлопоты отнимают массу времени, так что, боюсь, мы вряд ли соберемся вместе в ближайшие дни. Счастливого Рождества и Нового года. Привет Дебби. Всего хорошего.
Сообщение мне понравилось. Небрежное, разумное, дружелюбное, без приторности, устраняющее всякую необходимость перезванивать и спрашивать, как мне понравилась Дебби, – разговор, без которого я охотно обойдусь. Грег должен понять – в ближайшие недели я буду очень занята. Но самое важное – сообщение задавало новый тон нашим взаимоотношениям. Не придется начинать разговор о том, что мы уже не сможем проводить время вдвоем, как привыкли. Грег не позвонит в воскресенье и не пригласит меня в кино, а он поймет – я не ожидаю его звонка. Пятницы в «Богартсе» отойдут в область преданий, причем без всяких объяснений и неуклюжих оправданий. Прекрасная возможность избежать неловкого выяснения отношений, лишь ухудшающего ситуацию. Умение уклоняться от ненужных разговоров является отличным способом решения проблем и одним из немногих фамильных талантов, передающихся в нашей семье из поколения в поколение.
Вечером в пятницу Марк снова ждал меня у входа в универмаг, одетый с изящной небрежностью – те же брюки, но на сей раз со светло-серой водолазкой и синим пиджаком. Именно так Алекс оделся бы для встречи с моими подругами. Я порывалась высказаться по поводу нашего первого свидания, но никак не могла привыкнуть общаться с выдуманным персонажем, находясь наедине с Марком.
Поездка до дома Шелли показалась вечностью. Бесконечные глубокие вдохи плюс почти физически ощущаемое напряжение. Выйдя из машины, мы направились к входной двери. В качестве знака внимания я легонько стиснула локоть Марка, одарив интимной улыбкой из категории предназначенных – только двоим, но вместо ожидаемой радости на лице Марка явственно отразилось смятение. Я попыталась сообразить, что сказала бы Саманта в такой ситуации, но не успела ничего придумать, как мы подошли к двери. Самое интересное, что в реальной жизни моя реакция, скорее всего, оказалась бы точно такой же, из чего видно – я держалась естественно как никогда.
Мы вошли в дом, и присутствующие обернулись как по команде. Я не отказала себе в удовольствии постоять, греясь в лучах славы, ибо подобные моменты и придают смысл и красоту фальшивым романам.
Сперва я не отходила от Марка, представляя его девчонкам и беззастенчиво им хвастаясь, но спустя несколько минут мы оказались в разных компаниях. В той части комнаты, где сидел Марк, раздавались взрывы смеха. Он стал гвоздем вечера, и я ощутила прилив гордости, сознавая, что моя кредитка приманила такого шикарного парня. Каждые пять минут я подходила посмотреть, все ли в порядке, и незаметно поглядывала, не слишком ли много пьет мой кавалер, всячески стараясь не сводить с него глаз и дарить улыбку. Но Марк, похоже, так хорошо развлекался, что почти не замечал меня, и вскоре я перестала лезть из кожи вон. Вечер обещал быть удачным. Может, напряженная атмосфера в машине мне померещилась?
Расслабившись, я наслаждалась покоем, выбирая между сальсой и соусом из моллюсков, когда подошла Шелли:
– Пойдем-ка на кухню, Сэм. Хочу с тобой поговорить.
Как только за нами закрылась дверь кухни, Шелли кинулась меня обнимать:
– Я так за тебя счастлива! Все заметили, что он в тебя безумно влюблен. Кроме того, он настоящий красавец.
– Пустяки, характер важнее…
– Сэм, надеюсь, тебе все-таки достался первый приз. Боже, я так рада – ты наконец-то заполучила прекрасного парня! Ты этого заслуживаешь. А с каким уважением он о тебе отзывается!
Ну, еще бы. А кто бы не стал на его месте?..
– Как ты смотришь на предложение Алекса устроить фотовыставку в галерее его приятеля?
– Уф… Не знаю. Мне кажется, он несколько пристрастно судит о моих снимках. Заурядные фотографии, ничего выдающегося.
– Откуда ты знаешь, Сэм, если ни разу не выставляла свои работы?
– Просто знаю и все, Шел.
– По-моему, ты себя недооцениваешь. Я пожала плечами.
– Мне очень нравится слушать о его тете, – сказала Шелли, благоразумно переменив тему. – Мировая дама. Случайно, не в курсе, она не «розовая»?
– Считаешь лесбиянкой каждую женщину старше шестидесяти, никогда не состоявшую в браке?
– Отчего же? В этой категории немало замужних. Знаешь, чем подкупает Алекс? Отсутствием противного мужского самодовольства. Он уморил всех девчонок историей о том, как пытался прочистить твою раковину.
– Да уж, страшно смешно получилось. Приподняв бровь, Шелли пристально посмотрела на меня:
– Господи, только не говори, будто не ценишь такого прекрасного парня! Пожалуйста, Саманта, не надо звонить через несколько дней с сообщением, что любовь не получилась, и ты бросила Алекса.
Одна из проблем с подругами – то, что они видят вас насквозь. С чего бы это Шелли прыгать от счастья за меня? Я все больше ощущала себя настоящей стервой.
– Сказать правду, Шел, Алекс не так уж хорош, как кажется на первый взгляд. Вообще-то он порядочный болван, и я действительно собираюсь порвать с ним после Рождества.
– Может, ты не даешь ему шанса себя проявить?
– Нет, Алекс показал себя во всей красе. Например, он убежден, что принимать решения – сугубо мужское дело.
– Да ты что?! Вот никогда бы…
– Извините, не хотел мешать, но у нас кончился лед…
– Том! – воскликнула Шелли.
Вот так-так. Не успеешь сообщить подруге о намерении бросить Алекса и вновь стать свободной, как на сцене появляется Том. Ничего, Саманта, жуй себе чипсы или что найдешь. Не поворачивай головы. Сейчас Шелли вручит Тому лед, и мы продолжим приватный разговор. Я и Шелли. Том нам не нужен.
– Сэм, это Том, я тебе о нем говорила. Том, это моя лучшая подруга, Саманта Стоун, можно просто Сэм.
Пришлось повернуться и поздороваться, мысленно поблагодарив счастливую звезду за то, что я сегодня с Алексом и нет нужды, так сказать, томиться с Томом остаток вечера, если все, чего мне хочется, – единолично сожрать весь соус с моллюсками.
– Здравствуйте, Том.
Но этот парень не мог быть Томом. Том просто обязан оказаться скучным педантом в костюме-тройке, похожим на тех, с кем Шелли раньше пыталась меня свести.
– Здравствуйте, Сэм. Рад познакомиться.
Том, безусловно, не мог быть обладателем внимательных зеленых глаз, густых каштановых кудрей и высокой тонкой фигуры, придававшей ему сходство с поэтом или пианистом. Никакой Том не может улыбаться так искренне, что окружающие невольно расплывались в ответной улыбке. Я видела много Томов, регулярно натыкаясь на них и им подобных, когда приходила на вечеринку к Шелли без кавалера. Томы так не выглядят.
– Том – автор осеннего ландшафтного дизайна нашего патио, – сообщила Шелли.
– Превосходная работа, – отозвалась я.
– Спасибо.
– Я уже думала, ты не придешь, – упрекнула Тома Шелли.
– Извини. Увлекся «Мальтийским соколом» и совершенно забыл о времени.
Последнюю реплику я решила пропустить мимо ушей. Живописный дизайнер ландшафтов не может тоже оказаться поклонником старых фильмов.
– Сэм смотрела «Сокола» раз сто, не меньше, скажи, Сэм?
– Вы любите старые фильмы? – удивился Том.
– Да, – небрежно сказала я. – И новые тоже. Я люблю… фильмы.
Да, Саманта, глупее выглядеть сложно. Несколько секунд все пытались постичь глубокий смысл моего ответа.
– Сэм у нас фотограф, – сообщила Шелли.
– Неужели? Как, должно быть, интересно!
– Ничего особенного. Я же не снимаю для «Тайм» или «Ньюсуик». Главным образом фотографирую… э-э-э… свадьбы.
– О, – понимающе сказал Том, – держу пари, вам есть что порассказать.
– И не говорите. Скажу лишь – высокий процент разводов меня совсем не удивляет.
Том засмеялся, не из вежливости, но искренне, смехом человека, любящего посмеяться и умеющего каждый день находить повод для веселья. Смех оказался настолько заразительным, что очень скоро захохотали мы с Шелли. Напряжение исчезло. Начав смеяться, мы никак не могли остановиться.
Открыв холодильник, Шелли принялась доставать лед, а мы с Томом засмотрелись друг на друга. Это длилось всего мгновение, но именно тогда дверь кухни отворилась.
– Эй! – шутливо воскликнул Марк. – Я иду посмотреть, нет ли тут… – голос дрогнул, Марк посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Тома, – …льда, – закончил он.
Я ощутила укол совести, пока Шелли представляла друг другу Тома и Марка, – словно я обманула Алекса. Может, мне вообще следует держаться подальше от мужчин. Если дела идут так плохо во время романа с выдуманным парнем, которого я оплатила и с кем увижусь только три раза, страшно подумать, что может произойти, если я осмелюсь пойти на настоящее свидание с реальным человеком.
Неловко пробормотав Тому, что было очень приятно познакомиться, я вышла из кухни вслед за Марком, несшим ведерко со льдом, врученное ему Шелли. Мы с Марком вытерпели до конца вечеринки, держась, правда, на расстоянии друг от друга. Нам даже удалось улыбнуться и весело помахать на прощание, когда через час мы спускались к машине, громко прощаясь с хозяйками дома.
Однако я чувствовала – надвигается гроза. По взгляду, брошенному Марком после взгляда, подаренного мною Тому, стало ясно – обратная дорога покажется бесконечной. Едва мы подошли к машине, началось.
– Неужели трудно найти ключи заранее? – нетерпеливо проворчал Марк, увидев, что я открыла сумочку.
– Вы злитесь не из-за ключей, – пробурчала я.
– Что?
– Говорю, вы не из-за ключей злитесь.
– А из-за чего, по-вашему, я злюсь?
– Вот эти чертовы ключи, довольны? – Хватит с меня бесед неизвестно с кем – с Марком, с Алексом, или с Марком, ставшим Алексом, или с Марком, выступающим от имени Алекса, или еще с каким чертом-дьяволом. – Есть что сказать – говорите, но предварительно уж будьте так любезны упомянуть, кто именно со мной будет говорить. Неужели я многого прошу?
Открыв дверцу, я села за руль. Роман меня доконает. С одной стороны, раздражал меня не Алекс – его действительно можно понять: сперва столкнулся с тем, что у меня еще остались какие-то чувства к Грегу, на следующем свидании застает меня в момент красноречивого обмена взглядами с другим мужчиной. У Алекса есть все основания чувствовать себя оскорбленным и злиться. Как персонажу. Я знала, Алекс не существует, однако он начал влиять на мою жизнь больше, чем подавляющее большинство знакомых.
С другой стороны, я больше не могла выносить Марка. Он никогда не говорил прямо, что не нравится Алексу, изводя меня брюзжанием по поводу каких-нибудь дурацких ключей, вынуждая умолять пролить свет на то, что беспокоит его или Алекса. Так как мне приходилось иметь дело сразу с обоими, проблема усугублялась, и каждый раз оказывалось – угодить можно кому-то одному. Двое – это слишком.
Марк постоял снаружи, видимо, размышляя, стоит или нет садиться в машину. Я повернула ключ, мотор завелся. Марк открыл левую дверцу и сел. Выехав на дорогу, я с досадой услышала, что мои худшие ожидания оправдались: Марк принялся барабанить пальцами по передней панели.
– Прекратите, пожалуйста, – не выдержала я.
– Хорошо. – Несколько секунд благословенной тишины. – Я мог бы израсходовать вдоволь эмоциональной энергии, подробно объясняя, почему у нас ничего не получается, но это бесполезно, вы меня все равно не слушаете.
– Прежде чем вы продолжите, скажите, с кем я разговариваю? С Алексом? С Марком? Сразу с обоими?
– Причем тут это?
– Я хочу сказать вам, в смысле – Марку: то, что вы видели, было лишь мимолетным взглядом. Согласна, Алекс, наверное, расстроился бы. Но неужели вы не можете притвориться, будто ничего не видели? Это ведь не Шекспир. И не Ибсен. Это даже не телесериал. Знаю, вы относитесь к работе серьезно, и уважаю ваш профессионализм, поверьте. Но, простите за прямоту, по-моему, вы переигрываете. Это всего лишь три свидания. И все. Только три свидания. Осталось всего одно!
Одно свидание, когда Алекс встретится с моей матерью, наверняка не покладая рук готовящей-чистящей-убирающей, с тех пор как услышала радостную новость. Независимо от моих чувств к Марку и Алексу вместе и по отдельности, я не собиралась ее подводить.
– На Рождество мне не нужен великий актер. Могу обойтись даже без хорошего актера. Требуется всего лишь носитель игрек-хромосомы, способный вежливо общаться с моей родней, хвалить еду и ухаживать за мной. Вот и все.
– Вы закончили?
– Да.
– Я не стану этого делать. С самого начала не горел желанием участвовать в вашей затее, согласился единственно из-за возможности усовершенствовать импровизационные навыки и отточить мастерство. Ни текста, ни готовых диалогов, только я и образ. Никто не скажет, что я многого просил, – элементарного уважения к творческому процессу…
– Слушайте, я не планировала заранее сегодняшнюю сцену. С каждым может случиться. Кстати, ничего особенного не произошло. Мы…
– Вы не слушаете. Я не в состоянии быть Алексом, поддерживающим с вами отношения. После сегодняшнего вечера я просто не могу придумать способ сделать сюжет правдоподобным. Я знаю Алекса. Сегодня он порвал бы с вами. Это было наше последнее свидание.
Как такое поведение типично для мужчин! Хуже всего не накопленный опыт расставаний, когда со мной порывал человек, искренне недоумевая, для чего я закрутила с ним роман. На этот раз меня бросает человек, мною же и придуманный. До Рождества остались считанные дни. Мужчины лишены элементарной порядочности.
Кроме одного. Алекса. Алекса Грэма. Он отнюдь не идеален, но одного он не сделает: не расстанется со мной подобным образом. Пойду на любые унижения, но не позволю Марку уклониться от встречи самого радостного праздника в году в кругу моей семьи.
– Марк, я тоже знаю Алекса и должна сказать вам следующее: он не закончил бы роман за пять дней до Рождества, поставив Саманту перед унизительной необходимостью объяснять родным, почему он не придет, зная, сколько времени и сил мать Саманты потратила, стараясь достойно принять дорогого гостя. Я скажу вам, как поступил бы Алекс. Он притворился бы, что не видел того взгляда. Да, ему было бы больно, но он лучше многих знает, что такое семья, поэтому стоически продержался бы еще несколько дней и пришел бы в гости на Рождество, словно ничего не случилось. Если не для Саманты, то для ее родных. Он именно такой человек.
Остаток пути показался бесконечным. Марк не произнес ни слова, я тоже не испытывала охоты говорить – единственный раз в жизни, кажется, сказав достаточно. Мой спутник даже не барабанил пальцами, что показалось хорошим знаком.
Подъехав к машине Марка, я остановилась, ожидая его ответа. Молчание следовало нарушить Марку.
– Хорошо, – сказал он, взявшись за ручку дверцы. – Я буду там.
– Спасибо. Знаю, вам нелегко, но это правильное решение. Это по-алексовски.
Марк не глядя захлопнул дверцу. Выехав задним ходом, я покатила дальше, тоже не оглядываясь. Еще одно, последнее свидание. Как-нибудь выдержим.
Прикурив сигарету, я поставила кассету – сборник с прекрасными ван-моррисоновскими песнями. Зазвучала мелодия «Напомни о себе», и почему-то вдруг захотелось круто развернуться, помчаться к Шелли, найти Тома и рассказать ему всю мою жизнь. Ну, может, с некоторыми купюрами.
Когда мы посмотрели друг другу в глаза, между нами пробежала некая искорка, искорка, являющаяся одной из величайших тайн существования, которую ученые объяснить пока не в состоянии, а психиатры, напротив, давно разложили на атомы. Никто из людей, которым не довелось ощутить «искорку», не сможет понять, что это такое.
Я запретила себе думать о Томе. Он для меня сейчас невозможен, по крайней мере, в ближайшие недели. Я дошла до жизни, когда идея нанять платного кавалера кажется остроумным выходом из положения. Хотя мы с Томом общались всего несколько минут, сильно сомневаюсь, что его привлекают такие женщины.
Спустя два дня позвонила мама – узнать, не произошло ли изменений в наших планах на Рождество – день, известный большинству как Рождение Господа, но для нее ставший датой Пришествия Алекса В Гости. Я заверила маму – чудо свершится по расписанию, Алекс посетит гала-представление семейки Стоун. Да, он с нетерпением ждет праздника, ему уже снится яблочный пирог. Да, ему очень хочется встретить Рождество в семейном кругу. Да, у меня тоже предчувствие – этот праздник станет лучшим за много лет.
Я повесила трубку, ощущая глубокую депрессию. Меня охватило искушение поудобнее устроиться на диване и предаться самокопанию. Я встретила мужчину, и между нами пробежала «искорка». Никак не удается выбросить из головы милого, смеявшегося моим шуткам (по крайней мере, одной шутке) молодого человека приятной внешности, однако и думать нечего о том, чтобы впустить Тома в свою жизнь, даже если он совсем не против, за что я головой не поручусь – «искорка» могла и померещиться. Даже если я не ошиблась, это ничего не меняет: мне делается дурно от одной мысли о новом романе, хотя бы и с прекрасным парнем вроде Тома. Не сейчас. Только все испорчу.
Другого мужчину я вынуждена терпеть до поры до времени, хотя не горю желанием с ним видеться. Внешне он гораздо красивее Тома, но между нами нет «искорки», а если бы что-то и возникло, ничего не изменилось бы: наши отношения сводятся к тому, что парень за плату изображает пламенную страсть. В довершение всего я уже едва могу выносить персонаж, которого он играет. Так что вряд ли и у этой связи есть будущее.
Размышлять об этом оказалось крайне утомительно, а тщательный анализ прошедших лет отберет, пожалуй, последние силы. Я пошла на компромисс: усевшись на диване, принялась заворачивать рождественские подарки, решив для разнообразия подумать о других людях. Нельзя же уделять внимание только своей особе. Упорно копаясь в собственных проблемах, недолго и здоровье подорвать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Весь в моей любви - Стингли Дайана



Мне понравился роман. Напоминает мою любимую Бриджет Джонс. Читайте! Не пожалеете. Кто любит юмор - оценит))
Весь в моей любви - Стингли ДайанаАлла
2.10.2015, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100