Читать онлайн Уйти или остаться ?, автора - Стил Джессика, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уйти или остаться ? - Стил Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уйти или остаться ? - Стил Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уйти или остаться ? - Стил Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Джессика

Уйти или остаться ?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

В холодном свете следующего дня Эмми поняла, что любовь к Бардену — не плод ее воображения. Она поднялась с постели. Ночью ей, видимо, удалось немного поспать, хотя казалось, что она не сомкнула глаз ни на минуту.
Она встала под душ, раздираемая все теми же мучительными открытиями, что терзали ее всю ночь. Она любит его, и надо честно признаться: началось это с первого момента их встречи.
И куда девалась ее решимость не позволять ему больше притрагиваться к ней? Впрочем, ясно, что стоит ему сделать лишь движение — и вся ее решимость тает на глазах.
Что, если бы каким-то чудом у нее не вырвалось это «стой»? Не хотелось даже думать об этом. Барден не собирался прерывать свои ласки, это точно.
Эмми покинула ванную, так и не найдя объяснения, почему она его любит. Возможно, такого объяснения в природе и не существует: непонятно, почему вы кого-то любите. Ясно, что радости она тут не обретет. Но она любит его, и с этим ничего не поделаешь. А Барден ее не любит, и вероятности, что что-то изменится, — никакой.
Вот объяснение мелочей, тогда как будто незначительных, теперь — наполненных громадным смыслом. Чувство обиды, злости — как часто оно появлялось, особенно когда она считала, что у него интрижка с женой друга.
А как ей было неприятно думать, что он бабник! Хотя тут она оказалась не права. Или права. Пусть он и не ухлестывает за этими Ингридами, Паулами и так далее, но он ведь не проводит вечера в одиночестве, а? Точно известно, что, например, сегодня он выходит в свет с Карлой Несбитт.
Ревность, жестокая, разъедающая сердце ревность охватила ее. Эмми поехала на работу, вооружившись решимостью, на этот раз твердой решимостью преодолеть свою любовь к Барде ну. Ей надо заняться своей личной жизнью. У всех имеется какая-то личная жизнь… Ну, например, Адриан. Даже тетя Ханна куда чаще выходит в общество, чем она. Эмми решила, что ничто больше не помешает ей развлекаться изо всех сил. Ничто! Кто бы ее теперь ни пригласил, она отказываться не будет.
Но в промежутках между этими революционными размышлениями Эмми не переставала удивляться, откуда у нее в момент такой чудесной близости к Бардену нашлось это отвратительное словечко «стой». Неужели ее подсознание было на страже даже в такое мгновение удивительного эмоционального потрясения? Говорило ли ее шестое чувство о том, что не стоит потворствовать минутной слабости? По всей видимости, уступи она — и ее работа в этой фирме закончилась бы с окончанием их отношений. Не то чтобы Барден хотел от нее больше, чем просто поцелуй, вряд ли он рассчитывал на полноценную связь. Но он человек из крови и плоти, следовательно, рисковать не стоит.
— Доброе утро, — весело приветствовала она Дон, довольная тем, что ее коллега выглядит сегодня лучше, чем все последнее время.
Барден зашел гораздо раньше, чем Эмми была готова видеть его снова. Да когда она будет к этому готова? Она встретила его взгляд, но почувствовала, что краснеет.
— Принесите, пожалуйста, ваши пометки из Стратфорда, — попросил он, приступая таким образом к работе.
Эмми вернулась к своему столу, исполненная антипатии. «Сделайте это, сделайте то» — и не подумаешь, что всего несколько часов назад он ее целовал, кто не знает, решит — и пальцем не коснулся, так равнодушно он с ней обращается. Хорошо бы она не до конца вынула эту занозу, пусть бы у него палец воспалился.
Впрочем, к тому времени, как пора было идти домой, она уже корила себя за недобрые мысли. Барден был таким внимательным и столь многим заслужил ее благодарность, а теперь она целых два дня его не увидит. Это невыносимо.
В самом черном расположении духа Эмми проследовала на автомобильную стоянку. Тут-то ее и перехватил Симон Элсворт. Она была с ним немного знакома по работе. Совершенно очевидно, что он ее поджидал.
— Не согласитесь ли пообедать со мной? — спросил он, и благие намерения Эмми наладить собственную личную жизнь внезапно испарились. Это не Барден.
— Я… я занята в эти выходные. — Ей хотелось вежливо от него отделаться.
— Не обязательно в выходные, — быстро перестроился Симон. — Как насчет вторника?
Эмми подыскивала вежливый повод для отказа, но вдруг вспомнила, как мистер Не-по-мню-как-его-зовут Каннингем назначал свидание знойной Карле Несбитт.
— Буду рада, — ответила она.
Через несколько шагов она уже жалела о своем согласии.
На следующее утро Эмми поднялась с ощущением долгого-долгого дня, предстоящего ей, и решила, что не будет больше терять ни секунды на размышления о Бардене. Легко сказать! Чтобы занять себя, она затеяла грандиозную уборку. Небольшой перерыв пришлось сделать, когда заявился Адриан, чтобы выклянчить чашечку кофе. Потом она поменяла постельное белье, приняла ванну с пеной и отправилась в постель.
Но, как бы она ни устала, спать не могла. Не будет она, не будет, не будет о нем думать! Взяв лежащую у кровати книгу, она начала читать, но опять отвлеклась. Внезапно в дверь позвонили.
Тетя Ханна! Быстрый взгляд на часы — одиннадцать сорок. Видимо, тетя Ханна решила не дожидаться, пока ее заберут завтра. Эмми накинула халат и побежала открывать.
Но это была отнюдь не тетя Ханна, а, к ее великому изумлению, все тот же Барден Каннингем! Он был в парадном костюме, рубашке и галстуке. Она разинула рот, сердце забилось в бешеном ритме.
Она оцепенело глядела на него. И хорошо — ему пришлось заговорить первому.
— У меня жутко болит голова, — объяснил он. — Я подумал, что не доеду до дома.
О, бедный! Эмми мгновенно пришла в себя. Он действительно выглядел не лучшим образом.
— Совсем зеленый, — пробормотала она, пытаясь скрыть свое возбуждение. — Входите.
Пока она закрывала за ним дверь, он, двигаясь как сомнамбула, прошел в гостиную.
— Могу я недолго посидеть у вас? — спросил он. Казалось, он только теперь заметил, что поднял ее с постели.
— Вы выглядите так, что вам лучше лечь. — Надо было принимать решение, впрочем, решение было уже принято за нее. Она никак не ожидала увидеть его таким расклеившимся, даже сердце заныло от сочувствия. Она однажды уже ночевала с ним в одной комнате, и вреда от этого не было. Бедняжка. Да, собственно, у него будет своя комната. — К счастью, постель тети Ханны готова.
— Она не с вами в эти выходные?
— Вы шатаетесь! — заметила Эмми. — Туда, — сказала она и поняла, что ему трудно найти правильное направление. — Ну же, — сказала она, взяла его за руку и повела в комнату тети Ханны. — Вы что-нибудь принимали? — Она усадила его на постель.
— Я не настолько плох, чтобы возить с собой лекарства, но приму все, что вы дадите, — ответил он.
Эмми, припоминая, что, кажется, если мигрень уже началась, то лекарства не помогут, тем не менее отправилась искать что-нибудь болеутоляющее.
— Много выпили? — спросила она, подавая таблетки.
— Стакана чего-то красного и вонючего было достаточно, чтобы отказаться от второго.
Интересно, может ли красное вино спровоцировать приступ мигрени? Эмми в этом не слишком разбиралась. Она подождала, пока он проглотит таблетки.
— Видно, вечер был не из удачных, — прокомментировала она, забирая у него стакан с водой.
— Я направлялся домой, но понял, что дальше ехать не могу.
— Хватит разговоров. — Эмми склонилась, чтобы снять с него туфли и носки. Затем встала, чтобы помочь ему освободиться от пиджака.
Видно было, что ему правда нехорошо, он морщился при каждом движении.
Его глаза были закрыты, когда она, совершенно лишившись его помощи, прижала его к своей груди, чтобы снять пиджак. Лицом он уткнулся во впадинку между грудей. Она запоздало поняла, что, когда наклонялась, халат ее распахнулся.
Продолжая удерживать Бардена, она стягивала пиджак, когда он еле слышно проговорил:
— Надеюсь, вы не хотели поиздеваться надо мной?
Эмми улыбнулась: чуть живой, но пытается ерепениться! Любовь и нежность нахлынули на нее, и она поцеловала его в макушку.
На рубашку сил уже не хватило.
— Ложитесь, — приказала она и, после того как он подчинился, расстегнула пуговицы. Немного поколебавшись, ослабила ремень на брюках. Если ему станет получше, он легко сам справится с остатками одежды.
Эмми натянула ему на плечи одеяло и уже собиралась положить холодную руку на лоб, когда увидела, что глаза у него открылись.
— Поцелуйте меня, Эмми, — попросил он. Голос его звучал так, словно из него ушла вся жизнь.
О, как она любит, любит его!
— Вы обещаете быть безобидным?
— В настоящий момент да.
— Звучит обнадеживающе, — поддразнила она и, склонившись над ним, нежно поцеловала.
— Спокойной ночи, — пробормотал он.
Эмми выпрямилась. Будем надеяться, что сон его освежит.
Повесив пиджак на спинку стула, Эмми погасила свет и тихонько вышла.
Ложась в постель, она опять подумала, что хорошо бы он уснул, отдохнул. Она же теперь не уснет. Надо признать, что ей приятно его присутствие здесь. Значит, он не был с какой-то женщиной. Или был? Не завез ли он свою даму домой, до того как почувствовал первый приступ мигрени? Даму, которая живет поблизости?
Не в силах уснуть, Эмми встала с постели и подкралась к двери в соседнюю комнату. Было тихо.
Она вернулась в кровать, чутко прислушиваясь, но так ничего и не услышала, а часа в четыре все же уснула.
Неудивительно, что в воскресенье она проснулась позднее, чем обычно. А вот что было удивительным, так это проснуться и обнаружить у себя в комнате человека, в которого влюблена.
Как Эмми и предполагала, он сумел самостоятельно раздеться. Теперь на нем был халат тети Ханны, висевший обычно на крючке в ее комнате. Халат оказался маловат. Руки наполовину высовывались из рукавов, ноги тоже были едва прикрыты. Зато лицо у него было куда жизнерадостнее, чем накануне.
Скорее от смущения, чем из потребности выяснить, она спросила:
— Как вы себя чувствуете сегодня? Он улыбнулся:
— Как никогда, — и, опершись о край шкафа, добавил:
— Хотя…
— Хотя? — поторопила она, сразу заволновавшись.
— Хотя, думаю, я только что здорово вам навредил в ваших любовных делах.
По нему не скажешь, подумала Эмми, что он слишком расстроен этим обстоятельством.
— Да? — спросила она, не понимая, куда он клонит.
— У вас есть знакомый по имени Адриан? — невинно поинтересовался он.
Он прекрасно знает, что есть. Вот так. У Адриана имеется такая привычка — забегать с утра пораньше за чем-нибудь: чаем, сахаром, вчерашней газетой — что в воскресенье, что в обычные дни.
Она изучающе оглядела стоящего перед ней мужчину: его мускулы, щетинистый подбородок, руки и ноги, нелепо торчащие из малоподходящего халата.
— Вы открыли дверь — в таком виде?
— Я подумал, что вам будет приятно, если я надену халат, — ответил он с невинной улыбкой. Его слова подразумевали, подумала вдруг она, что под халатом, скорее всего, ничего нет.
— Вы понимаете, что только что погубили мою репутацию? — строго сказала она, скрывая под напускной суровостью радость видеть его. Она-то думала, что придется ждать до завтра.
Барден долгое время глядел на нее, потом насмешливо протянул:
— Не полагаете ли вы, что мне следует на вас жениться?
Она жутко разозлилась. На ней… он… жениться!
— Как можно! — выпалила она. Да она не выйдет за него, даже если он умолять будет — пусть выкатывается! — Очевидно, вы совершенно оправились. Убирайтесь!
— Меня не пригласят на завтрак?
— Сначала его надо приготовить! — бушевала Эмми, но, дурь это или что другое, только ей уже хотелось смеяться.
Барден замер, не отрывая глаз от ее счастливого лица. Потом он отлепился от шкафа и сделал пару шагов к двери. И вдруг повернулся к Эмми:
— Позвольте сказать вам, мисс Лоусон, что вы — обладательница на редкость уютной, располагающей к отдыху груди.
Она вспыхнула: ему, видимо, только того и надо было. Она-то прошлой ночью, баюкая, считала его полумертвым.
Что оставалось делать? Босс он, не босс, но только она привстала на кровати и, величественно указав на дверь, приказала:
— Очистите помещение, Каннингем!
К ее удивлению, он вышел.
Эмми слышала, как он ходит в соседней комнате. Хотя ей и хотелось встать, но она терпеливо пережидала, когда он покинет квартиру.
Тогда она поднялась, и ноги сами понесли ее в соседнюю комнату. Он убрал постель, на которой спал, а она снова любила его.
Тетя Ханна была в особенно разговорчивом настроении, когда Эмми приехала забирать ее. Она в мельчайших подробностях пересказала увиденную пьесу, а потом спросила, не будет ли Эмми возражать, если и в следующую субботу они не встретятся: днем у них запланирована игра в вист, которая может затянуться очень надолго.
Сколько Эмми знала тетю Ханну, никогда не подозревала, что та интересуется картами, тем более — вистом. Но, с другой стороны, Эмми не могла не радоваться, что тетя, видимо, все более и более приживается в «Кесвике».
После обеда тетя Ханна устроилась подремать, а Эмми взяла газету. Но чтение ее не увлекло. Барден опять воцарился у нее в мыслях, отодвигая на задний план все остальное. Прошлой ночью он выглядел таким больным, едва держался на ногах. Конечно, утром ему стало куда лучше, стоит только вспомнить наглое замечание относительно ее «уютной» груди — да, энергия била через край.
Она поймала себя на том, что усмехается, и прикрыла лицо газетой. Потом, вспомнив, что не далее как через неделю Барден должен улетать в Штаты, перестала улыбаться. Какие могут быть улыбки, как она выживет без него целых две недели?! Достаточно пятницы, когда она думала, что придется ждать встречи два, дня. Но две недели! Почему бы ему не пригласить ее поехать с ним? Он берет секретаря с собой в Стратфорд, почему нельзя взять ее в Штаты?
На работу она шла, зная, что все равно не смогла бы поехать: ей надо быть тут из-за тети Ханны. К ее радости, Барден был в хорошем настроении.
— Как поживает сегодня прелестная Эмми? — спросил он, взяв у нее принесенные бумаги.
— Замечательно, — степенно отвечала она и не удержалась от встречного вопроса:
— А вы оправились?
— За мной был очень хороший уход, — невозмутимо поведал он.
Эмми чуть порозовела. Несомненно, он учел в своей оценке и ее «располагающую к отдыху» грудь.
На следующий день он был все в том же любезном настроении и даже не смущал ее больше никакими намеками на «хороший уход» и тому подобное. Просто околдовал ее.
Настолько околдовал, что если бы она не столкнулась в одном из коридоров с Симоном Элсвортом, то никогда бы не вспомнила о назначенном свидании.
Вечер сразу начался на неприятной ноте. Симон Элсворт оказался снобом. Это стало понятно по его лицу, когда он увидел ее дом.
— Хорошо, что вы уже готовы, — приветствовал он ее, не успев войти в дверь, — не хотелось бы оставлять машину без присмотра в таком месте больше, чем на минуту.
«Угадайте, кого не пригласят на чашечку кофе?»
— Очень мудро, — ответила она. Любовь ее к Бардену мгновенно выросла во много раз — он-то оставлял свою безумно дорогую машину надолго — да на целую ночь — как-то совсем недавно.
Не имея в Симоне ни малейшей заинтересованности, она и не посчитала нужным показывать себя любезной собеседницей. Симон же, казалось, и не ждал от нее умения поддерживать разговор; весь вечер он говорил исключительно о своей особе.
— Не желаете заехать ко мне? — спросил он в конце вечера.
Пора уносить ноги.
— Это был превосходный вечер, — улыбнулась Эмми и добавила:
— Но уже очень поздно, а нам обоим следует хорошо выспаться, чтобы завтра быть в форме.
При прощании он попытался ее поцеловать. Она обнаружила, что находит подобное намерение неприличным.
— Спокойной ночи, — сказала она, отстраняясь от него.
— Я увижу вас снова?
«Нет, если я увижу вас первая».
— Обязательно, — пообещала она тем не менее. — Возможно, уже завтра. На работе. Спокойной ночи. — И вошла в дверь. Если даже у него есть что добавить, то она не собирается дожидаться ответа.
Симон Элсворт оказался ошибкой, раздумывала она по дороге на работу на следующий день. Она считала его робким, немного стеснительным. Она не угадала. Фу, как он пытался поцеловать ее — гадость! Может, любовь к Бардену отравила для нее всякий интерес к другим мужчинам? Может быть.
День начался неплохо. Дон, видимо, переносила последний этап своей беременности куда лучше. И все больше и больше полагалась на свою помощницу.
Например, она целиком возложила на Эмми подготовку документации для американской поездки. Эмми так и не могла себе представить, как проживет без Бардена две недели — шестнадцать дней, если считать предшествующие поездке субботу и воскресенье.
Она решила жить настоящим и, весело впорхнув к нему, натолкнулась на его взгляд. Ее колени сразу ослабели. Чтобы как-то отвлечься, она повернулась прикрыть за собой дверь.
— Относительно этих цифр… — начала она, направляясь к его столу, и обнаружила, что в данный момент цифры Бардена не волнуют.
— Ваши любовные дела не пострадали, как я понимаю? — вкрадчиво спросил он.
Эмми попыталась на ходу перестроиться.
— Не могу так сказать, — спокойно ответила она.
— Он простил вас — Адриан? — резко выпалил Барден.
Его тон разозлил ее.
— Не знаю, что там вы себе навоображали, но, насколько мне помнится, ему нечего было мне прощать!
— С прошлого четверга у вас снова было свидание с ним?
Четверга! Она смутно припомнила, что, возвращаясь из Стратфорда, наболтала Бардену о предстоящей встрече, даже хорошенько не помнит, что именно. Барден целовал ее, он…
— Я пытаюсь забыть четверг! — оборвала она. Но он настырно лез напролом:
— Его или меня?
Адриан вообще был ни при чем. Но делать такое заявление опасно, не стоит обнадеживать Бардена.
— Вам обоим лучше постоять в сторонке, — напустила она на себя надменный вид. — Вчера вечером у меня было свидание с Симоном.
О боже! Что-то вид у него не самый добродушный. Сейчас просто испепелит ее, видимо, у него есть возражения относительно фамильярности, с которой она объявила, что его дело — сторона. Она прекрасно знает, что совершенно не интересует его, но что прикажете ей делать — скромненько сесть в угол и отмалчиваться? Вести себя тихо, как выяснилось, не в ее натуре… А он внезапно утратил интерес к предмету.
— Дайте сюда документы, — командным голосом потребовал он и надулся, как индюк.
Среда закончилась неудачно. Настроение у начальника испортилось до конца дня. Даже звонок Карлы его не взбодрил. Эмми отправилась домой в твердом убеждении, что если Барден Каннингем уедет в Штаты и никогда не вернется, то уж она-то плакать не будет.
Злости хватило ненадолго. Через час она уже мечтала оказаться рядом с ним, в каком бы настроении он ни был.
Под вечер позвонила тетя Ханна и, как бы в качестве доказательства тому, насколько она освоилась и привыкла к своему новому местожительству, спросила, не будет ли Эмми возражать, если она не приедет и в воскресенье.
— Ты занята? — спросила Эмми, зная, что будет скучать, и одновременно радуясь за тетю.
— У нас будет собрание по поводу благотворительности.
— Извести меня, если я смогу быть полезной, — предложила Эмми и улыбнулась, когда тетя решительно заявила, что учтет ее предложение.
К радости Эмми, назавтра Барден совершенно оправился от своего дурного расположения духа и был очень милым.
Она взмолилась, чтобы этот его настрой сохранился, когда на следующее утро позвонила Лиза Браун и сказала, что миссис Витфорд снова ушла, никого не поставив в известность, и довольно долго отсутствует.
Эмми только-только положила трубку, как дверь открылась, и вслед за Дон вошел Барден.
— Проблемы, Эмми? — Он сразу заметил ее напряженный взгляд.
— Тетя Ханна, она…
— Покинула «Кесвик», — закончил он за нее. Эмми кивнула. — Машина при вас?
— Да.
— Тогда вперед.
— Мне так неловко, — начала извиняться она, внезапно почувствовав дикое смущение.
— Ничего — сегодня вы работаете до восьми.
Он улыбнулся, она в ответ вымучила улыбку, и Дон, которая уже была посвящена в тайны тети Ханны, тоже ободряюще улыбнулась.
Эмми обнаружила драгоценную родственницу у себя в квартире.
— Я подумала, что раз не увижу тебя в выходные, то приду-ка я сегодня, — заявила та, нисколько, очевидно, не смущенная тем, что сегодня Эмми должна быть на работе. — Ходила по магазинам? — спросила она.
Эмми позвонила в «Кесвик», потом сварила кофе. Они немного поболтали, и Эмми смогла убедить свою непоседливую тетю отправиться назад в «Кесвик». Вернувшись на рабочее место, Эмми обнаружила, что Дон уже ушла. Барден был очень занят, ведь это его последний день в конторе перед отъездом.
Тем не менее он нашел время спросить, как дела, и Эмми была счастлива сообщить ему, что нашла тетю у себя дома.
— Это хороший признак, — добавила она. — Хотя немного тревожит, что она так вызывающе отказывается отмечаться в книге, когда куда-то идет, зато на этот раз она явилась уже по моему новому адресу.
Эмми отправилась к себе и, стараясь наверстать упущенное время, усердно принялась за работу. Ее отвлек неизвестно как тут оказавшийся Барден. Она оторвалась, ожидая новых инструкций, в который раз напоминая себе, что ни в коем случае не следует показывать, как ей будет грустно без него.
Заявление Бардена ее озадачило.
— Я подумал, не согласится ли миссис Витфорд снова поехать со мной?
— Вы хотите повезти тетю Ханну в Бирмингем, в… — Эмми изумленно уставилась на него.
— Если вы пообещаете хорошо себя вести, то мы возьмем и вас с собой, — предложил он как само собой разумеющееся, и сердце ее запело. Если они встретятся завтра, то дней будет всего пятнадцать.
И тут же она пала духом. Ну впору просто зарыдать. Это несправедливо. Эмми улыбнулась: или так, или уж плакать, но ведь надо иметь хоть какую-то гордость.
— Просто и не знаю, как благодарить вас за внимание, но у тети Ханны другие планы на субботу и воскресенье, и мы с ней не увидимся.
— Ничего, это было так, случайная мысль, — с этими словами он вернулся к себе, а Эмми, готовая выть от обиды, постаралась сделать вид, что ей весело, как никогда. Но добил ее звонок Карлы Несбитт. Соединив ее с Барденом, Эмми совсем приуныла.
Эмми проработала с Барденом до семи. В восьмом часу она собралась домой.
— Все в порядке, — подвела она итог. — Надеюсь, что поездка будет удачной. — «Возьми меня с собой, ну пожалуйста, возьми». — До встречи, — щебетала она. Он никогда не узнает, какая печаль лежит у нее на сердце свинцовым грузом.
Барден поднялся, торжественно произнес:
— Будьте паинькой, Эмили Лоусон.
— И вы тоже, — улыбнулась она и быстро отвернулась, чтобы он не увидел, как быстро тает ее улыбка. Домой, скорее домой.
За неделю Эмми всего пару раз встречала Адриана, да и то все на ходу, и была благодарна ему за то, что если он и удивился, увидев ее гостя, то ничем этого не показал. В субботу с утра он заскочил выпить кофе и снова промолчал. К сожалению, появление Адриана оказалось самым ярким событием этого безрадостного дня. Барден, конечно, где-то гуляет с Карлой Несбитт.
В воскресенье утром она встала с намерением занять себя, но ее квартира и так уже сияла после вчерашней уборки.
Не в силах сидеть на одном месте, она вышла на улицу; Барден сопровождал ее на всем пути. Что толку уговаривать себя, что ничего хорошего из такой любви не выйдет? Она и так это знает. Но сделать все равно ничего нельзя.
Вернувшись домой, она начала стряпать, хотя есть совсем не хотелось. Что за нелепость!
Стрелка часов приближалась к шести, когда в ее пустой квартире зазвонил телефон. Эмми от неожиданности чуть не подпрыгнула.
— Да? — произнесла она в трубку и снова чуть не подпрыгнула, когда услышала голос Бардена.
— Надеюсь, вы ни с кем там не заняты? — послышалось из трубки.
Шпионит? А сам? Как там Карла? С ума можно сойти от ревности.
— А в чем дело? — спросила Эмми, не собираясь докладывать, есть тут кто или нет.
— Не можете ли вы подъехать и сделать кое-какие пометки?
Пометки! Да они все закончили в пятницу. Она так думала. Хотя, возможно, он провел утро в делах и… Солнце неожиданно стало светить ярче. Его единственный аппетит — к работе.
— Нельзя ли мне все записать по телефону? — Мгновенно ей захотелось проглотить свой язык. Бестолочь! Если он согласится, она умрет на месте. Лишиться драгоценного шанса увидеть его еще раз перед отъездом!
— Я накормлю вас обедом, — начал увещевать он.
У Эмми даже голова закружилась от любви. Она готова переписывать что угодно день и ночь.
— Вы умеете готовить? — вырвалось у нее ехидно.
— Моя экономка… — пояснил он. Дом его в часе езды.
— Тогда расскажите мне поподробнее, как доехать, — согласилась Эмми и начала быстро собираться.
Душ, чуть подкраситься, теперь — что надеть. Красное шерстяное платье. Оно ей идет. Короткие рукава, приоткрытая шея, совсем простое. Перед тем как надеть пальто, Эмми вгляделась в свое отражение в зеркале: черные волосы блестят, в глазах — тоже возбужденный блеск. Надо последить за этим. Но медлить дальше нельзя. И, ладно, пускай для работы, но Барден ждет ее.
Оставив машину, она пересекла лужайку перед домом и позвонила. Ее не заставили долго ждать. Она думала, что откроет экономка, но на пороге стоял сам Барден.
Эмми быстро опустила глаза. О, как она его любит!
— Привет, — казалось правильным поскорее закончить процедуру встречи. — Ваша экономка занята на кухне? — Не самое оригинальное замечание, но ничего умнее придумать ей не удалось.
— Обед уже готов, я отпустил миссис Тревор, — спокойно отвечал Барден. Если он и посчитал ее высказывание идиотским, то не показал вида. — Заходите, Эмми. Я уже начал думать, что дал вам неверные указания.
Эмми вошла в устланный ковром холл. Улыбка начала расплываться у нее по лицу: ей казалось, она приехала быстро, а ему — что слишком задержалась.
— Позвольте ваше пальто, — предложил он, указывая ей дорогу дальше через холл и открывая одну из дверей. Эмми сняла пальто и подала ему. Красное платье приковало его взгляд. — Вы никогда не надевали это в офис, — прокомментировал он.
— Вы обращаете на это внимание?
— На это стоит обратить внимание, — ответил он, уголки его рта чуть приподнялись.
Она храбро попыталась вооружиться против его расслабляющего очарования, мобилизовать свои мозги:
— Кстати о пометках, я забыла блокнот.
— Не страшно — я и не ожидал, что вы его привезете. — Он улыбнулся своей разящей наповал улыбкой, легко коснувшись ее локтя, провел ее в комнату, меблированную большой мягкой софой с накиданными подушками, большим креслом и двумя столами, один из которых располагался рядом с софой. На нем были телефон и стопка бумаги. — Думаю, мы устроимся тут. Больше подходит для воскресной работы, чем мой кабинет.
— Как скажете, — согласилась она. Рот у него дрогнул:
— Мы присядем тут, и я перескажу вам суть, а свои вопросы вы сможете задать за обедом.
— Прекрасно, — ответила она, опускаясь на громадную софу, и попыталась сдержать неистовое биение сердца, когда Барден, взяв стопку бумаги, уселся рядом.
Вспомнив свои профессиональные навыки, она придвинулась ближе и протянула руку за листком, на который ей следовало взглянуть. Пальцы ее случайно коснулись его пальцев, между ними проскочила молния. Она отпрянула назад — и скатилась к нему еще ближе.
Не заметить ее движения он не мог. Повернулся поглядеть на нее. Сказал мягко, слегка удивленно:
— Вы дрожите.
Он был совсем рядом, его тело, его лицо — слишком близко.
— Нет, ничего подобного, — попыталась отрицать она, но ее выдал внезапно осипший голос. Несмотря на отчаянные попытки принять холодный деловой вид, успокоиться ей не удавалось.
— Извините, Эмми, — сказал он тихо, — возможно, идея поработать тут была не слишком удачной.
— Вы нарочно стараетесь смутить меня?
— Как вы все остро воспринимаете! — Он все еще говорил тихо и мягко. — Конечно же, у меня нет цели смутить вас. Хотя я… осознаю, — подобрал он подходящее слово, — притяжение между нами, которое предпочитаю держать под контролем.
Ну и что ей делать после этого?! Она покраснела до ушей.
— Говорите за себя, мистер Каннингем, — резко прервала она его.
Она уже была готова уехать. Пропади он со своими пометками!
Барден взглянул на нее, слегка озадаченный, потом издал смешок:
— Джентльмен бы пропустил это мимо ушей, но…
— Но вы не джентльмен, — закончила она за него.
— Вы предпочитаете, чтобы я лгал и позволил вам лгать?
— Я ничего не предпочитаю, я еду домой! — взорвалась она, ненавидя его вместе с его проклятой софой.
Пытаясь найти опору, она опустила руки рядом с собой. При этом одна рука оказалась у него на бедре — с очень хорошо развитыми мускулами. Как ошпаренная, она отдернула руку.
— Не стоит прощаться так враждебно, — сказал он мягко.
— Барден… — беспомощно прошептала она. Он уезжает завтра на две недели, на две злосчастные, мучительные недели, и она не хочет, чтобы они расстались врагами, пронеслось у нее в голове.
— Не поцеловаться ли нам и не помириться ли? — поддразнил он.
Лучшее из всех предложений на свете!
— Только если вы не будете обвинять меня в излишней отзывчивости, — фыркнула она, радуясь прикосновению его губ к своим.
Он уезжает. Две бесконечно длинные недели! Только об этом она и думала, когда он обнял ее.
— Мне будет не хватать тебя, когда я уеду, — прошептал он у ее рта.
Ничего прекраснее ей никто не говорил. Она хотела сказать, что ей тоже будет не хватать его, но робость помешала, момент был упущен — он снова завладел ее губами, и она не смогла бы ничего сказать, даже если бы не была робкой.
— Барден, — задыхаясь, произнесла она его имя.
— Эмми, — пробормотал он — только это, и ничего более.
Ничего более и не требовалось. Голова его снова приблизилась, он заглядывал в ее теплые карие глаза.
Он снова целовал ее, сначала нежно, потом — со все нарастающей страстью, прижимая к себе все крепче, чувствуя ее отклик, открывая ее губы своим языком. Прильнув к нему, растворяясь в его объятиях, Эмми позабыла обо всем на свете.
Она хочет его, хочет всеми клеточками своего тела. Они одновременно улеглись, погрузившись в многочисленные подушки софы. Прижались друг к другу: тело к телу, бедра к бедрам.
Мягкими, едва уловимыми касаниями Барден поглаживал ее, и, когда его пальцы начали расстегивать молнию на ее платье, Эмми не испытала ни малейшей тревоги. Она поцеловала его, а он, не торопясь, снял с нее платье. В висках стучало от нарастающего возбуждения. Она расстегнула его рубашку, смутно припоминая, что встречал он ее в легком свитере, который куда-то исчез.
— Ты прекрасна, Эмми, так прекрасна! — выдохнул он, любуясь ею. Она ответила ему улыбкой, обещающей все на свете, и он снова опустил голову, покрывая ее бесчисленными поцелуями, рукой проводя по правому плечу и отодвигая в сторону бретельку бюстгальтера.
Барден поцеловал прохладную кожу ее плеча, потом его губы спустились к груди. Ее охватило смущение, когда он, лаская грудь, расстегнул бюстгальтер.
— Барден! — воскликнула она хрипло.
— Это «стой»? — мягко спросил он. Она снова растаяла.
— Я… я не привыкла к такому, — сказала она, с трудом дыша.
— Знаю, — ответил он понимающе.
— О, Барден! — вздохнула она, а он отбросил бюстгальтер.
— Можно мне посмотреть? — спросил он. Она чуть не сказала, что любит его. Но вместо этого, еще раз проглотив комок в горле, спросила:
— Можно мне тоже посмотреть? — и полюбила его еще сильнее, когда он понял и это, потому что снял рубашку, и Эмми смогла созерцать его широкую грудь — чистую, с маленьким островком темных волос. — О! — прошептала она и была благодарна за то, что он не спросил, что означает это «О!».
Вместо этого он опустил взгляд к ее теперь совсем открытым грудям.
— О, Эмми, — пробормотал он, — Эмми, солнышко… — склонился и поцеловал ее трепещущие губы, и она ощутила теплоту его обнаженной кожи.
Наверное, он еще раз выдохнул ее имя, но она не была уверена, потому что, целуя ее, он все ласкал и поглаживал упругие выпуклости ее груди, и желание нарастало и нарастало в ней. Она хочет его, больше всего на свете она хочет его. Любит и хочет его…
Он начал покусывать кончики ее грудей и по тому, как она впилась ногтями в его спину, должен был понять, что она до безумия жаждет его.
Они снова лежали совсем близко, и, когда их ноги переплелись, она поняла — как ни странно, без всякой паники, — что он успел расстаться со своими брюками. Самое время отступить назад. Но в ней пробудилось новое существо — страстная женщина, восторженно проводящая пальцами по его груди, наслаждающаяся прикосновениями к нему. Она накрутила его волосы на палец, потянула и услышала стон желания. Его руки оказались у нее на спине, спустились ниже. Если на ней были колготки, а они были, то теперь и они исчезли.
Тепло его рук, проникших в трусики, рождало новые ощущения, заставляя вцепиться в его спину. Возглас радости вырвался у него, он притянул ее на себя. Они лежали, сплетясь в единое целое, она целовала его.
Из какого-то далека она услышала звонок телефона, но он не имел никакого отношения к ней и Бардену. Она поцеловала его, касаясь языком его губ, так, как раньше делал он. Телефон продолжал звонить. Она остановилась.
— Пусть себе… повтори еще, — потребовал Барден.
Эмми была счастлива подчиниться. Она прижалась к нему, целуя, и услышала стон, который, даже при ее неискушенности, сразу восприняла как знак неодолимого желания довести их ласки до конца. Его руки прижали ее еще крепче, и если бы не непрекращающийся трезвон, Эмми бы капитулировала.
Но этот телефон, стоявший рядом на столе, все звонил.
Эмми протянула руку к навязчивому аппарату, еще не решив, хочет ли прервать его звонки или, по устоявшейся привычке, соединить Бардена со звонящим, чтобы тот сам попросил оставить их в покое. Она подняла трубку и, пытаясь передать ему, пронесла мимо своего уха.
Прорываясь через помехи связи, раздался оживленный мужской голос:
— Барден, хватит соблазнять свою секретаршу, лучше поговори со мной! — Ледяная волна накрыла ее с головой.
Эмми мгновенно пришла в себя. Вот она — правда! Для Бардена такая ситуация, похоже, не внове. Очевидно, ему не впервой соблазнять своих посетительниц! Барден — этот любитель женщин — планировал все заранее! А кого соблазнять, по большому счету ему безразлично.
Ужаснувшись его предательству, она швырнула ему трубку и схватила свою одежду.
— Что?.. — начал он, попытавшись встать, но ее уже и след простыл — Эмми не была настроена слушать его басни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Уйти или остаться ? - Стил Джессика

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Уйти или остаться ? - Стил Джессика



хороший роман. люблю почитать про войну сильных характеров
Уйти или остаться ? - Стил Джессиканина
18.12.2011, 0.45





Ну и ХРЕНЬ!!!!!!!! Такой БАНАЛЬНЫЙ! Последнюю главу не смогла прочитать... с их слащавыми признаниями, аж затошнило... девочки, не читайте - ЭТО!!!!!!!
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаЗлючка
15.10.2013, 13.55





О Боже, мои глаза... где страсть, где накал??!! Разочарована, не одной постельной сцены, ПАРДОН.
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаЛайла
15.10.2013, 14.21





Фу-у-у!!!!!!!!!!!! Бяка!
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаДиди
15.10.2013, 14.25





Ах, как жалко время потраченое, на эту книгу! Ведь читала коменты...нет, мало мне было!
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаВеро
15.10.2013, 14.27





Извините за выражение, ну и ГАВНО!!!
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаЛиля
15.10.2013, 14.29





нормальный роман правда героиня взбаломошная но читать можно
Уйти или остаться ? - Стил Джессикаольга 3
27.10.2013, 18.30





ochen slabii roman mojno chitach esli vse knigi izcheznut i ostanitsya tolko eto.
Уйти или остаться ? - Стил Джессикаluna
14.01.2015, 21.41





Последняя глава убила наповал. Накал страстей был, похоже, только у ггероев. Средненький романчик.
Уйти или остаться ? - Стил ДжессикаНаталия
3.03.2015, 23.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100