Читать онлайн Плохие соседи, автора - Стил Джессика, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плохие соседи - Стил Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плохие соседи - Стил Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плохие соседи - Стил Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Джессика

Плохие соседи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В понедельник утром, проведя в полном смятении самую ужасную ночь в своей жизни, Пернел отправилась на работу и до самого Восточного Дарнли напряженно думала обо всем случившемся – о Хантере, о самой себе, о том, во что все это выльется.
Вчера, когда он в бешенстве от нее выскочил, уже через полчаса она услыхала, как открылась дверь гаража, и заурчал мотор. Пернел совсем пала духом: ясно, зачем он приезжал – понадобилось что-то для Лондона, забыл, видно, взять, торопясь на свидание к своей Лили.
Уныние ее быстро перешло в возмущение и злость. Правильно сделала, что поставила его на место. Он еще легко отделался! Снова прошлой ночью ездил к этой… А в Примроуз завернул, только чтобы узнать у своей бесплатной сотрудницы, как тут его дела.
А, в конце-то концов, будь он неладен, этот Хантер Тримейн! Пернел припарковалась на стоянке у офиса «Майк Йоланд пластикс», ненавидя себя за то, что приняла его в свои объятия прямо из рук другой женщины, к которой он теперь и возвратился. Он заслуживает… она сама не знает чего! Любит его без всяких условий, соглашалась отдать ему себя безоглядно, ни о чем не думая. А он посмел обвинить ее в том, что она торгует своим телом в интересах фирмы Майка! Как это низко, гадко!
У себя на рабочем месте Пернел моментально забыла и ненависть, и любовь, вообще все эмоции, относящиеся к Хантеру: в дверях появился Майк.
– Доброе утро, Пернел.
По его напряженному взгляду она поняла: ждет, что она ему скажет. Опять она чувствует себя виноватой, что не оправдала его ожиданий.
Тон, в котором она ответила на его приветствие, заставил улыбку надежды сползти с его лица.
– Так мистер Тримейн в этот уик-энд не приезжал?
Пришлось признаться:
– Он приезжал. Но вчера большую часть дня отсутствовал.
– Значит, у тебя не было возможности узнать о наших делах? – Майк пытался улыбаться, но лицо его посерело. – Ну что же, не судьба. Может, тебе и не стоило к нему приступать с этим.
– Не сердись на меня, Майк, – пробормотала Пернел, чувствуя себя предательницей.
– Ладно, забудь об этом, – улыбнулся он. – Я-то все еще убежден: не стал бы мистер Тримейн писать письмо, даже приезжать сюда, не будь у нас шанса… ну, на девяносто девять процентов.
Вечером Пернел возвращалась домой в волнении и ожидании. Проверить все возможные места, где может оказаться посылка, она сочла своим долгом – ничего! – и застыла в напряжении: скорее бы семь часов… Но Хантер не позвонил; а на что же иное она рассчитывала? Ночь прошла беспокойно – в мыслях о Хантере, о Майке, в надежде на то, что, в конце концов, он получит благоприятный ответ.
Иногда ей хотелось верить в порядочность Хантера, но временами уверенность покидала ее. Ранним утром во вторник она вновь начала перебирать в памяти все, что знала о нем или инстинктивно чувствовала. Старалась быть беспристрастной, суммировать все известные факты. Хантер, конечно, заслуживает доверия, он держит слово – иначе не возглавлял бы такую фирму, как «Брэддон консолидейтид». Внезапно она почувствовала уверенность в успехе, как Майк. В письме Хантера содержались условия предоставления займа; значит, действительно собирался помочь. С этой успокоительной мыслью девушка наконец уснула.
Приехала она на работу в гораздо лучшем настроении, уже вполне уверившись: фирма заем получит.
– Доброе утро, Майк! – крикнула она, увидев, что дверь кабинета приоткрыта.
Из двери показалось похоронное лицо Майка, он словно постарел сразу лет на десять.
– Что, что такое, Майк?..
Не говоря ни слова, он протянул ей письмо, повернулся и вошел в кабинет. Из «Брэддон консолидейтид»… Сердце ее забилось. Нет, не может быть! Не веря своим глазам, она свалилась в кресло и стала перечитывать: «Принимая во внимание изложенные обстоятельства…» Отказ в предоставлении займа; подписан самим Хантером!
Сколько времени она просидела так – оглушенная, обиженная, расстроенная, в сотый раз перечитывая письмо. Вера в Хантера – и ее и Майка – пошла прахом. Так, значит, из-за нее он наказывает Майка? Вполне, вполне возможно… Но как это несправедливо!
«…фирма «Брэддон консолидейтид» никогда не обслуживала и не будет обслуживать своих клиентов через спальни их подчиненных!» Эта ужасная фраза преследует ее… Как мог он сказать ей такое?! Подписать вот это письмо?! Она не хочет верить! И тут же перед ней встало лицо Хантера, когда она ударила его по щеке. В отчаянии посмотрела на дату: вчерашнее число. Неужели?.. И вспомнила его последние слова: «Вот оно что!» О чем он, Пернел тогда, сразу, не поняла, видела лишь: оба они дошли до крайности, но он-то, Хантер, не сделал того, что она…
А это письмо – его ответ. Страшный ответ! Ведь он знал, какое значение имеет для нее самой, служащей фирмы, чтобы Майк получил финансовую поддержку. И все же, поманив, отказал; из-за нее, теперь она уверена!
Совершенно разбитая, Пернел ощутила потребность поговорить с Майком, как-то его ободрить. Но, как бы она ни старалась, легче ему не станет. Да и всю правду ему излагать не годится. Она ненавидит Хантера, да, – но и любит его, болеет за него, в душе верна ему… ну да, больше, чем своему шефу. Язык не повернется внушать Майку: мол, он слишком высокого мнения о Хантере, а единственная причина его отказа – она сама.
Все утро эти мысли приводили ее в бешенство. Неужели она стала рабой своего чувства, – выходит, Хантер поступает как ему заблагорассудится, а она его все равно любит, невзирая ни на что?! В таком настроении она отправилась обедать, а вернувшись, поняла: что ж, в любви своей она над собой не властна, но простить его – никогда! А пока что она на службе; вот – звонит телефон…
Она взяла себя в руки и ответила с профессиональной приветливой вежливостью. Голос Хантера! Вся ее выдержка и намерение сообразовываться с обстоятельствами разлетелись в прах. С чего бы это он решил вдруг выразить Майку притворное сожаление, что «не может рекомендовать предоставление кредита»?! Сердце ее колотилось, она изо всех сил старалась сохранять самообладание и деловой тон. Но не удержалась и ледяным голосом сообщила:
– Мистера Йоланда сейчас нет на месте. Если вы желаете оставить для него какое-нибудь сообщение…
– Мне он, собственно, не нужен, – прервал Хантер ничуть не любезнее.
Беспримерная наглость!
– Тогда я могу предположить, что вы хотите поговорить со мной? – Лед в ее голосе таял в жаре ярости. – Прекратите звонить мне, Тримейн! Чтобы еще раз позлорадствовать…
– «Позлорадствовать»?!
Чувствуя, что готова убить его за притворство, Пернел сочла за лучшее не вступать в перепалку:
– Если вы не поняли, повторяю: больше мне не звоните – никогда!
– Так продолжайте в том же духе! – прорычал он и бросил трубку.
Грубиян! Какое право он имеет бросать трубку?! Она кипела от гнева и с огромным усилием сдерживала слезы. Нет, она не заплачет! Вот еще, было бы из-за кого! Подумаешь, губитель женских сердец!
К счастью, рабочий день складывался спокойно, иначе ей пришлось бы довольно трудно. Но дома мысли о Хантере не оставляли ее ни на минуту, вновь и вновь она возвращалась к этому телефонному разговору. Да что тут особенно вспоминать? Просто ужасный грубиян! Нет сомнений – звонил, только чтобы позлорадствовать! Ведь признался, что не намерен говорить с Майком. Значит, какая у него была цель? Пусть она, Пернел, поинтересуется, почему его милость принял решение отказать Майку.
В памяти ее живо всплыл тот момент, когда она, растерянная, разгоряченная любовью, страхом, желанием, задала этот злосчастный вопрос о Майке… Что ж, и тогда, и вот только сейчас, по телефону, она доказала ему: ей до него нет дела, решительно никакого!
Как долго сегодня тянется время, как тягостен этот вечер… без него. Злость и обида прошли, а осталась… просто боль. Уж лучше злиться на него, придумывая в его адрес всякие нелестные слова, чем подсчитывать элегантных субботних посетительниц его дома.
Стоило ей только допустить до краешка сознания мысль, что они являлись к нему по утрам, а освобождали хозяина лишь во второй половине дня, как разум покидал ее, и она начинала пылать возмущением. А есть ведь еще неведомая Лили… Но растравить себя ей не удалось – сердце ныло все сильнее.
Не избавиться ей от этой любви, не выкинуть из головы этого типа. Вот, опять прислушивается, не едет ли машина, – да ведь он никогда не бывает в Миртл-коттедж по вторникам. Уже девять… И зачем она разговаривала с ним утром этим ненатуральным, ледяным голосом? Она просто с ума сошла! А теперь вот жалеет… Впрочем, у женщин мягкие сердца, если они любят. Например, она часто читала в газетах: самый отпетый негодяй заставляет женщину страдать, как будто лучше его никого на свете нет.
Сама-то она не заблуждается насчет Хантера, недаром читала и перечитывала это письмо: он безжалостен, мстителен, не держит обещаний… Телефон звонит! Господи, это он! Да нет, вряд ли… после того как бросил трубку с саркастическим пожеланием «продолжать в том же духе».
– О, ты дома! А я и не надеялась застать тебя.
Это мама! Пернел обрадовалась: хоть отвлечется от всех своих тягостных переживаний.
– Что случилось, мама, ты чем-то озабочена?
– Нет-нет, ничего страшного. Есть, правда, одна небольшая проблема.
Оказалось сестра Брюса чувствует себя неважно, он тревожится, собирается поехать к ней, в Корнуэлл. Но не один, а со своей женой.
– А ты… тебе не хочется ехать? – Пернел почему-то сочла, что мама не очень-то ладит с сестрой Брюса.
– Да нет, вовсе нет. Не не хочу… просто не могу.
– А почему, мам?
– А как же Артур?
– Артур?
– Ты все забыла! Это же пес миссис Дикин, я за ним присматриваю.
Пернел вспомнила: миссис Дикин… больница… Артур не желает пребывать вдали от родного дома. Все ясно!
– А Бэрил не выносит собак, шерсть вызывает у нее аллергию: ну, знаешь, глаза краснеют, текут слезы, чихание и все такое прочее.
– Та-ак… и ты, мама, поручаешь мне взять Артура к себе. Что ж… придется запирать его в доме, а в обед буду заезжать с работы, прогуливать его…
– Ну, понимаешь, дорогая…
– Так ты мне его не поручаешь?
– Конечно, да, только не у себя, а здесь.
– У тебя? – удивилась Пернел.
– Понимаешь, миссис Дикин будет страшно переживать, если я отправлю собаку куда-нибудь далеко.
– Когда же мне приехать?
– Как можно скорее. Ну, всего на два-три дня. Ты же знаешь, Брюс так привязан к сестре. Мы сразу вернемся, он только должен убедиться, что у нее все уладилось. Такая вот незадача… не помещать же Артура в приют: это разобьет сердце миссис Дикин.
– Дай мне время сообразить, как тут с работой, мам. Я тебе сразу же позвоню.
Разговор с матерью и, правда, заглушил на короткое время ее печали. И вдруг она поймала себя на том, что выглядывает из окна гостиной в надежде увидеть машину Хантера. Постоянно о нем думать, ждать его… Не лучше ли в самом деле на какое-то время уехать отсюда подальше? Но прежде всего надо позвонить Майку, договориться. К телефону подошла Зена, его жена:
– Добрый вечер, Пернел! Как поживаешь? Давно мы не видались.
– У меня все в порядке. Есть просьба к Майку: мне нужно несколько свободных дней.
– Ну, ненадолго-то я бы тебя подменила. Честно говоря, это и в моих интересах: хоть побуду рядом с ним. Ты ведь знаешь, он страшно подавлен, – может, я поддержу его. Не клади трубку – позову. Он сейчас наверху – с Томом возится, спать укладывает.
Не успела Пернел сказать, что перезвонит попозже, как Зена пошла за Майком – и тут же раздался его голос:
– Зена сказала мне о твоей просьбе.
Пернел коротко изложила, в чем дело.
– В этом году у тебя еще не было отпуска. До конца недели – времени хватит?
– Вполне. Спасибо, Майк.
Что ж, чем раньше она приедет в Йовил, тем вернее выручит маму. Завтра же и поедет – пораньше, часам к девяти. Стелла, услышав ответ дочери, вздохнула с облегчением. Хорошо, маме она поможет. А вот как помочь самой себе? Запретить себе бесплодное отчаяние, ненужные мысли о Хантере?
Еще одна беспокойная, полубессонная ночь – и Пернел, проснувшись очень рано, окончательно убедилась: куда бы она ни уехала, Хантер отправится с ней. Она заперла коттедж и, подавая машину назад по дорожке, вдруг подумала: прелесть ее дома, которому она уже привыкла радоваться, как-то померкла теперь, когда она полна мыслями о любви, а не об устройстве на новом месте. Что ее теперь ожидает здесь: любовь к Хантеру – и ненависть к нему, полное смятение чувств, а по уик-эндам, в свободное время, вместо отдыха – невыносимое, тягостное торчание у окна: не слышно ли звука мотора?
К матери она приехала около девяти, и все вместе – мать, Брюс и особенно Артур – устроили вокруг нее веселую возню.
– Видишь, он тебя помнит. – Брюс указал на пса: Артур, бешено вертя хвостом, положил лапы на ноги Пернел и залился отчаянным лаем.
– Его очень просто успокоить, – заявила Стелла. – Стоит сказать: «Вот сейчас отправлю тебя в школу, где собак учат уму-разуму!» – как он сразу прячется. А я для вас завтрак приготовила!
Пернел быстро справилась с едой, не желая, чтобы мать суетилась перед отъездом. Она проводила их и сразу же порадовала Артура длительной прогулкой; после обеда – еще раз. Вечером предстояло навестить миссис Дикин в больнице. За всеми этими делами ей стало как-то легче, но невеселые думы о Хантере, о своей неудачной любви подспудно мучили, не отпуская ни на миг.
В дом матери она вернулась, совсем приуныв: почему-то теперь лезли в голову все эти дамы – уик-эндовские визитерши, проводившие с ним по нескольку часов… Укладываясь спать, Пернел окончательно поняла: она долго не выдержит этого ножа, который вонзается ей в сердце, – этой ревности, безнадежности… отчаяния! Сон был беспокойным, и в три часа она проснулась, четко представляя, что ей надлежит сделать. Хантер не проживет долго в Миртл-коттедж, продаст его – так рассудила мама. Но время идет, и что-то не похоже, чтобы Хантер собирался продавать коттедж. Значит, она сама уедет из этого благословенного местечка.
Первой мыслью, когда она проснулась в четверг, было: нет, она не в состоянии жить, не видя Хантера хотя бы иногда. Видеть его… и его подруг – как их стройные ножки показываются из машины… Хватит с нее! Она так глубоко, так бесповоротно его любит, а он… Она ревнует, да, но у нее есть своя женская гордость: дожидаться пассивно, пока не произойдет что-нибудь непоправимое, пока он не уверится вполне в ее любви, и тогда… Но чего она боится? После вчерашней ссоры что заставит их снова заговорить друг с другом? Второе пришествие овец вряд ли произойдет. А ее язык… помимо ее воли он может наговорить что угодно, когда Хантер рядом. Даже… даже признаться в любви – особенно если он выведет ее из себя. Он так опытен, так коварен!
С трудом дождавшись девяти часов, она немедленно позвонила в агентство по недвижимости в Восточном Дарнли. Все что угодно, лишь бы Хантер не узнал о ее любви – этого она не допустит. Руфус Сэйер, услышав, что она намерена продать коттедж, выразил полную готовность тут же приехать.
– Но я звоню не из дома, там я буду только через несколько дней!
– Что ж, проблем с продажей не возникнет. Все необходимые данные у меня сохранились. Если стены держатся – все в порядке.
– Но я отремонтировала дом. – Пернел старалась заглушить последние сомнения. – Прошу вас – выставьте его на продажу как можно скорее. Вернусь – позвоню вам, и мы окончательно договоримся об условиях.
– Положитесь на меня, мисс Ричардс! Считайте, что с сегодняшнего дня дом выставлен на продажу.
Дело сделано! Но, положив трубку, она не почувствовала облегчения, какое обычно наступает, когда осуществишь задуманное. День прошел в прогулках с Артуром и невеселых раздумьях: все это глупо, наверно, и неожиданно, но другого выхода у нее просто нет.
Вечером Пернел долго не могла уснуть, – кажется, впервые в жизни она испытывала такое неизбывное одиночество и глухую тоску. Рано утром она повела Артура на прогулку, а когда вернулась, позвонила мать:
– Вчера я никак не могла тебе дозвониться. Кажется, Артуру страшно повезло – он только и делает, что дышит воздухом.
– Да уж, стараюсь вот, чтоб он растратил всю энергию – дома зато спокойнее.
– Ну, в это-то трудно поверить. Брюс уже пытался его угомонить – ничего не вышло. Бэрил гораздо лучше, дорогая. Брюс успокоился, завтра мы вернемся – до обеда будем дома.
– Так я приготовлю обед.
И Пернел снова занялась Артуром – пес уже привык к постоянному вниманию и не оставлял ее ни на минуту. Но придется ему немного потерпеть – хозяйке его, миссис Дикин, не очень-то уютно одной в больнице. В четыре часа дня Пернел опять ее навестила и утешила: Артур в полном порядке, только скучает по ней, ждет ее.
Сама Пернел тоже бессознательно ждала, хотя и не знала чего. В субботу, с самого утра, ее опять одолевали мысли о Хантере: что он делает сейчас? Наверняка по своему обыкновению валяется в постели. Вот только… один ли? Ревность пыталась овладеть ею… Хорошо, что есть дела, есть Артур, – можно себя занять.
Стелла и Брюс приехали около половины первого. Пернел так и подмывало поделиться – ну хотя бы рассказать о решении продать дом, – но она сумела удержаться. Придется ведь объяснять – почему. Пока она не в силах: сердечная рана так свежа, не может она говорить сейчас о Хантере даже с матерью – самым близким человеком.
– Оставайся с нами до завтра! – уговаривала Стелла, отдавая должное, вместе с Брюсом, приготовленному дочерью любимому пудингу.
Пернел хотела уже было согласиться, но какое-то непреодолимое беспокойство ей помешало.
– Не обижайся, мамуля, но я, пожалуй, поеду прямо сегодня – уйму дел надо еще провернуть до понедельника.
Из Йовила она уехала около двух часов дня, размышляя по дороге о своем состоянии. Ничего страшного, беспокойство ее естественно – после вчерашних-то переживаний. Все пройдет. Она правильно поступила, – зачем длить эти страдания? Но при мысли, что Примроуз уже почти ей не принадлежит, сердце заныло.
Остановившись в Восточном Дарнли, чтобы сделать кое-какие покупки (и зачем они ей – и думать о таких вещах не хочется), она продолжала путь с предательской мыслью: пока еще она не дала согласия продать дом, – стало быть, есть время все изменить.
Уже Чамлей-Эдж… Конечно, она не обманывается: за всеми ее колебаниями кроется страх никогда больше не увидеть Хантера. «Не смей заниматься, самоедством!» – пыталась она себя образумить. Теперь-то уж точно между ними все кончено. Она хорошо поставила его на место во время последнего телефонного разговора, и он вряд ли вспомнит уже через несколько дней о ее существовании.
Она медленно подъезжала к дому, и тут ее ожидало первое потрясение – плакатик «Продается», выросший в собственном ее саду. Так быстро! Этого она никак не ожидала… Руфус Сэйер действовал весьма оперативно и согласно ее указаниям. Все в порядке вещей; надо справиться со своими эмоциями и открыть ворота. Ни «ягуара», ни других автомобилей нигде не видно; она поставила свою машину на обычное место.
Грустно здесь что-то… без него, без Хантера. Что она будет делать одна? Он, верно, на выходные не приедет… О небеса! Пернел, совсем опечаленная, вылезла из машины. Одна мысль, что она его не увидит, ее убивала. И все это сотворила она сама!
Поставив чемодан на гравийную дорожку, она стала запирать машину – и вдруг вся напряглась и замерла от неожиданности: хлопнула входная дверь у Хантера! Она не обернется: по ее расчетам, сейчас примерно половина пятого, из дома, конечно, появляется очередная его дама… Что ж, ее это не касается, и смотреть на это ей незачем. Но что такое? Звук шагов приближается к ней… Сердце ее забилось в бешеном ритме, комок сдавил горло. Проглотить его – не получилось, обернуться – тоже. Шаги тяжелые, твердые – вовсе не женские… Внезапно грозный голос Хантера раздался прямо у нее за спиной:
– Где, черт возьми, вы пропадали все это время?!
Внутренне сжавшись, собрав все душевные силы, Пернел гордо повернула голову: да, она не ошиблась – он разъярен. Его горящие яростью темные глаза не отрываются от ее лица… Да какое, собственно, он имеет право… никто еще, никогда не позволял себе так на нее кричать.
– Это вас никоим образом не касается! – бросила она в ответ, вскидывая подбородок; сейчас она его попросит со своего участка без всяких церемоний.
Но Хантер опередил ее, не дав ей больше и слова вымолвить.
– А это… это что означает? – И он гневным указующим перстом ткнул в сторону плакатика.
Пернел завороженно взглянула туда же, потом снова на своего грозного судию… Сердце ушло куда-то в пятки, но она взяла себя в руки и из последних сил возопила:
– Только то, что там написано!
«О Господи, помоги мне!» – взмолилась она по привычке, узрев стальной блеск в его глазах. Ее независимый вид, ее отповедь, как видно, не произвели на него никакого впечатления. Ладно, она в долгу не останется, пусть себе он бушует.
– Ерунда какая-то! – прогремел он и продолжал уже спокойнее, но таким тоном, будто имел полное право получить исчерпывающий ответ: – Что, в конце концов, тут происходит?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Плохие соседи - Стил Джессика

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Плохие соседи - Стил Джессика



Роман неплохой. Читается легко. Напрягает только некоторое "тугодумство" главной героини и длиннющее признание в светлых чувствах главного героя)) Читайте, наслаждайтесь!!
Плохие соседи - Стил ДжессикаKaterina
9.07.2011, 20.14





катерина согласна почти на целую главу последнюю.
Плохие соседи - Стил Джессикаэлиза
20.07.2011, 5.15





идея романа понравилась. неприятно поразил стиль изложения - подробный отчет о каждом прожитом дне. удивляюсь, как это не было еще написано, что героиня в семь часов утра или без пяти минут двенадцать сходила в туалет справить малую нужду. читался роман из-за такого отчета ооочень нудно. а последняя глава, наоборот, привнесла разнообразия - и читалась намного легче.
Плохие соседи - Стил ДжессикаНиэль
24.03.2012, 8.52





Если честно не очень, главная героиня тупа, а главный герой какой дугодум
Плохие соседи - Стил Джессикаmeri
3.05.2015, 20.54





Очень понравился сюжет, идеальное знакомство и начало отношений. Даже перечитала спустя время, т. к. роман запомнился. Бытовые подробности перескакивала)), признание было не жизненным, но всё же увлекательным, прям как любят женщины - с подробностями, все по полочкам. rnПосоветуйте что - то с похожим сюжетом, пожалуйста))))))
Плохие соседи - Стил ДжессикаТина
17.02.2016, 23.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100