Читать онлайн Правдивый лжец, автора - Стил Джессика, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правдивый лжец - Стил Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правдивый лжец - Стил Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правдивый лжец - Стил Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Джессика

Правдивый лжец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– О, Макс! – воскликнула Элин, потрясенная до глубины души. – Ты поранился? Чем я могу помочь?
– Тебе не кажется, что ты сделала уже все возможное? – простонал он, не отводя яростных темных глаз от ее ошеломленных зеленых.
Если он и помнил, что в прошлый раз они были на «вы», это никак не отразилось в его словах.
– Мне очень жаль, – нервно выдохнула она.
– Конечно, у тебя есть основания раскаиваться, – процедил он.
Элин молча снесла упрек. Ясно, что он выбрал для спуска одну из скоростных трасс и никак не ожидал наткнуться на кого-нибудь.
– Ты можешь встать? Ноги в порядке? – возбужденно спрашивала она.
– Принеси мои лыжи, – приказал он, и Элин, обрадованная возможностью хоть что-то сделать для него, с готовностью поспешила за лыжами.
Опираясь на лыжные палки, которые лежали рядом, он сумел подняться на ноги к тому времени, когда она вернулась.
– Ты наденешь лыжи? – спросила Элин.
– Пожалуй, нет, – кратко ответил он, и девушка поняла, что он все-таки получил травму.
– Ты здесь с друзьями? – спросила она, быстро сообразив, что может понадобиться помощь, чтобы доставить его вниз. Но ей тут же расхотелось услышать ответ на свой вопрос – ведь он, возможно, отправился в горы с одной из тех красоток… с фотографии. – Д-давай я схожу за санитарами, – предложила она, убедившись, что он не намерен отвечать на ее вопрос.
Она не видела их здесь, но должен же быть какой-то пункт «Скорой помощи»!
– Нет необходимости, – надменно процедил он сквозь зубы, и Элин сразу поняла, что, даже испытывая невыносимую боль, Макс Дзапелли не потерпит суеты вокруг себя.
– Ладно, – терпеливо сказала она. – Тем не менее, мне кажется, было бы хорошо, если бы мы спустились с горы. – Он поднял брови при слове «мы», но ничего не сказал, и Элин приняла его молчание за согласие вместе добраться до подвесной дороги. – Если это поможет, обопрись на меня, – предложила она, все еще ни жива ни мертва от мысли, что из-за ее незнания правил лыжной зоны кто-то, не говоря уже о любимом человеке, мог сломать себе шею.
Впрочем, она сразу выбросила все лишнее из головы, когда Макс сумел повернуться и опереться на ее плечо. Путь до подвесной дороги получился долгим. Макс настоял на том, что сам понесет лыжи, и Элин, хоть и знала, что ему больно, вынуждена была согласиться.
– Уже немного осталось, – подбодрила она его, когда они спустились со склона и смешались с отдыхающими.
Отдавая должное его терпеливости, Элин подумала, подходя к подвесной дороге, что, как ни болела у него нога – правая, судя по тому, что он слегка прихрамывал на нее, – со стороны, вероятно, даже не заметно, что он получил травму.
Упрямый, отважный, гордый, с любовью подумала она, стоя рядом с ним в первом вагоне. Она подняла голову, желая проверить, в порядке ли он, и встретила его взгляд.
– Ты-то в порядке? – тревожно спросил он, и Элин полюбила бы его еще больше, если б могла.
Она сообразила, что Макс спросил потому, что увидел слезы в ее глазах. Он беспокоится за нее, забыв о собственной боли, – она была готова разрыдаться. Но, конечно, не разрыдалась. У нее тоже есть своя гордость! Гордость не позволит ей показать, что могут сделать несколько его участливых слов.
– Я-то да, – бодро сказала Элин и услышала невнятное мычание в ответ.
Потом вагон тронулся, и общение между ними прекратилось – если не считать того, что теперь его рука, крепко обхватившая ее плечи, служила ей опорой, когда вагон встряхивало время от времени. Они не обменялись ни словом, даже переходя из одного вагона в другой на промежуточной остановке.
Когда они спустились и двинулись по крытому переходу, Элин заметила широкий подоконник.
– Если ты присядешь здесь, я схожу за такси.
Пока в ее мозгу стучала мысль, не проломит ли ей голову этот гордец, если она предложит заехать в больницу, чтобы там осмотрели его ногу, Макс холодно произнес:
– Я на машине, – и, не снимая руки с ее плеча, двинулся к автостоянке.
Элин почти сразу узнала «феррари», хотя на нем был держатель для лыж. Но когда они пошли к машине, девушка начала еще больше тревожиться за Макса. Теперь, вдали от посторонних глаз, он хромал гораздо сильнее.
– Ты… э-э… не хочешь показаться врачу? – спросила Элин, когда, добравшись до машины, он укрепил лыжи и открыл багажник.
– Нет, – бросил он. – Не хочу.
Сосчитай до десяти, Элин, сказала она себе, когда его тон и манеры начали вызывать у нее раздражение. Ему больно, напомнила себе Элин – и пришла в ужас от одной мысли, что была готова рассердиться на него.
– Так, – хрипло произнес он, дохромал до дверцы водителя, распахнул ее и приказал: – Садись.
В это мгновение Элин испытала явное нежелание подчиняться. Но подавила его.
– Хорошо, – сказала она спокойно и села, не убирая ноги в машину, готовая помочь ему.
Она думала, что Макс открывал багажное отделение, чтобы сменить лыжные ботинки на обычную обувь, но обнаружила, что ошиблась, и не только в этом. Во-первых, он, очевидно, решил переобуться позже, а во-вторых, дохромав без ее помощи до пассажирского места, он сел там и захлопнул дверцу!
Элин удивленно повернулась к нему. Она глядела на него, не понимая, что они будут делать дальше, а Макс, к ее полному изумлению, чтобы не сказать – ужасу, протянул ей ключи от машины. Пока Элин искала слова для возражений, он приказал:
– Закрой дверь и езжай!
Езжай! – повторила она, не веря собственным ушам. Он предлагает ей вести «феррари»! Да он шутит! Но Макс не походил сейчас на шутника.
– Езжай! – было приказано ей еще резче.
Черт бы тебя побрал, вскипела она и уже не думала о том, больно ли ему, пытаясь справиться с собственной уязвленной гордостью. Уже без всяких чувств к нему она выхватила у него из рук ключи, сунула в замок зажигания и с минуту сидела, разбираясь в управлении.
Потом, моля Бога, чтобы он не ответил «домой», что означало, как ей было известно, некий пункт между бергамским аэропортом и Вероной, спросила сквозь стиснутые зубы:
– Куда?
– Друг одолжил мне свое шале на выходные, это в пригороде Кавалезе, – ответил он. – Я буду указывать дорогу.
Все еще негодуя, Элин быстро расхрабрилась, включила зажигание и обнаружила, что «феррари» управляется гораздо легче, чем ее собственная прежняя машина. Во всяком случае, поездка оказалась недолгой, и минут через десять Элин затормозила у одноэтажного шале.
– Подожди. Я выйду и подам тебе руку, – сказала она, выключив двигатель, и выбралась из машины.
Макс сам открыл свою дверцу, но, похоже, был рад возможности опереться на ее плечо, когда они шли по дорожке и поднимались по лестнице на обшитую деревом веранду.
– Я разуюсь здесь, – объявил он, опустился на скамью и снял сначала левый ботинок.
Элин, нетерпеливо застывшая рядом, тут же его подхватила. Господи, ботинок весит целую тонну! Как же в них ходят и тем более ездят на лыжах?
– Осторожнее, – взмолилась она, готовая скривиться от его боли, когда увидела, что он торопливо занялся правым ботинком и, поставив левый на пол, быстро предложила: – Дай я… – Но тут же вспомнила, как тогда, на горе, он сказал, что она «уже сделала все возможное», и отпрянула.
Однако смотреть она тоже не могла и отвернулась, сосредоточив внимание на его черном «феррари». Неужели ей и в самом деле покорялось это бешеное чудовище? Услышав стук упавшего на пол ботинка, она не удержалась и взглянула на ногу в толстом шерстяном носке.
– Похоже, не очень распухла, – задумчиво сказала она, хотя, если на нем несколько пар носков, определить что-либо трудно.
– И поэтому я должен просить прощения? – саркастически поинтересовался он, а Элин удивилась странностям любви. Ей было больно от его боли, и в то же время она была готова надавать ему пощечин за эту издевку. Хмурые зеленые глаза глянули в его непреклонные черные, но Элин тут же признала, что больно ему по ее вине, и поняла, что грубит он сейчас от боли. Он же тем временем достал из кармана лыжной куртки ключи, открыл дверь в шале и приказал: – Иди приготовь кофе.
– Бьюсь об заклад, в школе хороших манер ты был лучшим учеником! – сердито фыркнула она и прошла в шале, стараясь не придавать значения тому, что звук за ее спиной очень походил на смешок.
Она вовсе не желала развлекать эту свинью! Скорее придушила бы!
Элин вошла в хорошо обставленную гостиную с роскошными коврами на натертом до блеска деревянном полу. Из гостиной вело несколько дверей, одна была открыта, туда-то Элин и прошла. Это была как раз дверь на кухню. Кофейник уже стоял на огне, когда она услышала шаги Макса в гостиной. Элин тут же стало стыдно. Нужно было помочь ему…
Где-то хлопнула дверь, и Элин поняла, что он добрался, куда хотел, без ее помощи. Скоро донесся шум воды – значит, он принимает душ после злополучных лыжных кульбитов, решила она. Как он управлялся, владея только одной ногой, было для Элин загадкой, но, узнав немного этого человека, она понимала, что если он задумал что-то, то не отступит. Ничто не остановит его.
Кофе был готов как раз тогда, когда Элин задалась вопросом, обедал ли он. Обследовав холодильник, она извлекла оттуда хлеб и сыр, сняла куртку и принялась за работу. Едва Элин управилась с сэндвичами, как за спиной у нее послышались неровные шаги. Элин обернулась.
По влажным волосам она определила, что Макс все-таки принял душ. Теперь он был одет в домашние брюки, рубашку и тонкий свитер. На ногах были только шерстяные носки.
– Как нога? – спросила она ровным голосом.
– Забинтована.
– Хорошо. Где будешь пить кофе?
Вместо ответа он сел за кухонный стол. Элин поставила перед ним тарелку сэндвичей с сыром и чашку кофе.
– А себе? – спросил он.
– Я поела в горах, – сообщила она.
– Но кофе?.. – только и произнес он.
Отказываться было бы невежливо, и Элин налила себе чашку. Повернувшись, Элин увидела, что Макс отодвинул для нее стул. Она взяла свой кофе, подошла и села.
– Не знала, что ты собираешься сюда на выходные, – светским тоном обронила она.
– Поверь мне, Элин, если бы я знал, что сюда ты собираешься, я бы трижды подумал, – ответил он, и тут она, наконец, развеселилась.
От прозрачного намека на то, что он бежал бы как от чумы от этого курорта, знай он, что из всех итальянских городков она выберет именно Кавалезе, уголки ее губ поползли вверх. Элин заметила взгляд, метнувшийся к ее губам, и тут же сердце ее забилось чаще. Но сработал защитный рефлекс, внутренний голос напомнил, что лишь предельная осторожность поможет ей не стать игрушкой в его руках.
– Я должна была приехать сюда с другом, но у него поездка сорвалась, – сказала она. – Ему придется работать в выходные, – торопливо добавила Элин, просто на случай, если Макс решит, будто ее друг передумал. – Но поскольку номер в гостинице был заказан, он предложил мне доехать с его сестрой, которая направлялась в эту сторону и…
– Стало быть, ты здесь одна? – перебил он, и Элин мысленно застонала.
О небо, должно быть, он уже устал от нее!
– Да, – призналась она. – А ты… – и неопределенно обвела рукой шале, – ты здесь один?
Он кивнул.
– У меня возникла странная идея побыть в выходные на природе.
Элин вдруг стало немыслимо приятно, что на этот раз у него в программе не оказалось ни одной умопомрачительной красотки, и она чуть вновь не попросила прощения за то, что испортила ему общение с природой. Но, вспомнив, что у него и так уже должно скулы ломить от ее извинений, а также и то, что «феррари» оказался гораздо проще в управлении, чем можно было предположить, она сказала:
– Я отвезу тебя домой, если хочешь.
Макс замотал головой задолго до того, как она договорила.
– Я никуда не собираюсь отсюда уезжать до понедельника, – заявил он, но тут же смягчил резкость тона пояснением: – Мне предстоит тяжелая неделя, и я просто должен проветрить мозги.
– На следующей неделе ты едешь в Рим, – вспомнила Элин и тут же сообразила, что, окажись он дома, прикованный из-за ноги к постели, у него тут же нашлась бы какая-нибудь работа.
– Помнишь… – заметил он, и, подумав, что она вряд ли забудет то немногое, что он говорил ей, Элин поняла: ему приятно, что она запомнила слова, мимоходом оброненные во время совместного ужина.
– Конечно, – ответила она небрежно, но разволновалась, боясь, что он вспомнит, как после ужина отвез ее домой и как она покорно приняла его объятия. – Значит, ты здесь до понедельника, а я возвращаюсь в Верону в воскресенье днем, – торопливо добавила девушка, скорее чтобы отвлечь себя и его от этих воспоминаний, чем по какой-либо другой причине.
– Как ты возвращаешься? – мягко поинтересовался он.
Элин вздохнула про себя от облегчения, что разговор повернул в сторону от опасной темы.
– Дилетта Агоста, сестра Тино, заедет за мной по дороге от своего жениха, – ответила Элин, слишком поздно сообразив, что ни много ни мало как открыла Максу имя друга, с которым собиралась приехать в Кавалезе. Впрочем, Макс не казался задетым этим признанием. – Но как же ты думаешь добираться до дому, если хочешь остаться до понедельника здесь? – спросила она.
Для того чтобы вылететь в Рим из веронского или бергамского аэропорта, ему нужно все-таки сначала добраться домой… Макс пожал плечами.
– Подумаю об этом в понедельник, – обронил он и мгновение-другое спустя, задумчиво глядя на нее, заявил как о чем-то само собой разумеющемся: – А пока перебирайся сюда из гостиницы, чтобы ухаживать за мной.
– П-перебраться сюда? – воскликнула она, глядя на него как громом пораженная, с заколотившимся от одной этой мысли сердцем. – Я не намерена делать ничего подобного! – возбужденно запротестовала она.
– А ты не считаешь, что должна мне кое-что?
– Не так много, – парировала она.
– Но ведь именно по твоей вине я не могу сам позаботиться о себе! – с вызовом высказал он правду, изрядно ослабившую ее оборону.
– Я… э-э… – пролепетала она, чувствуя, что не желает большего, чем перебраться сюда и ухаживать за ним. – Хорошо, – услышала она свой голос, – я побуду с тобой сегодня. Но на ночь вернусь в гостиницу, а утром приеду посмотреть, не нужно ли тебе чего-нибудь.
– Ты слишком добра ко мне, – протянул Макс, заставив ее сердце стучать сильнее, и, прихрамывая, вышел из кухни.
Элин задержалась после его ухода. Она так любила его, и вот Господь смилостивился над ней – должно быть, нарочно все подстроил. Впереди у них вечер наедине. Но всю ее пробирала дрожь от смущения.
Она сполоснула чашки и занялась уборкой на кухне. Судя по звукам в гостиной, Макс перешел туда, а не лег в постель, чтобы дать отдых ноге, как можно было предположить.
Элин еще раз обследовала холодильник и сделала вывод, что Макс собирался питаться преимущественно вне дома. Она подвергла осмотру шкаф. Макароны с тертым сыром и чипсы из морозильника не порадуют его гурманскую душу, но ничего другого в его желудке за ужином не окажется.
Взглянув на часы, она с удивлением обнаружила, что уже больше четырех. Почувствовав непреодолимую потребность увидеть его, она покинула кухню, тихую пристань, ради грозящей опасностями гостиной. Как оказалось, Макс разжег уютный огонь в камине и удобно расположился на кушетке с деревянными подлокотниками.
– Хочешь чашку чаю? – спросила Элин.
Он обернулся, и у нее мгновенно заколотилось сердце. Девушка боязливо перевела взгляд на включенную настольную лампу.
– Только если ты составишь компанию, – любезно согласился он, и, снова взглянув на него, Элин встретила его внимательно смотревшие на нее глаза.
– Хорошо, – пробормотала она и заторопила на кухню – сердце у нее выпрыгивало из груди.
– Ну так расскажи мне об Элин Толбот, – попросил Макс, когда десять минут спустя они сидели перед дымящимся чайником.
– Да рассказывать-то и нечего, – со смущенной улыбкой потупилась она, и взгляд ее упал на его ноги в шерстяных носках. – Ничего, если я тоже разуюсь? Здесь становится слишком тепло.
– Хочешь, я найду тебе пару носков? – предложил он.
– Конечно, нет! – кокетливо отказалась она. – У меня есть свои. Премного благодарна.
Обрадовавшись поводу, она поскорее нагнулась, чтобы снять сапоги, пока он не заметил по ее лицу, что творится с ее сердцем оттого лишь, что он пришел в хорошее настроение.
– Ну, тогда расскажи, – снова попросил он, – где Элин Толбот научилась делать такие фантастические сэндвичи с сыром.
– Ой, Макс, – захихикала она и растаяла от теплого взгляда – не иначе, плакать ей сегодня в постели. – Это еще когда я стояла на кухне, держась за мамину юбку, – серьезно ответила она. Почувствовав, что больше не вынесет, Элин вскочила. – Можно я пойду проверю, как тут действует водопровод?
К семи часам вечера она уже знала, что скрывается за каждой из дверей шале. Когда Макс сказал: "Счастливых исследований!», она по ошибке сначала открыла дверь в спальню и обнаружила там одну кровать и суперсовременную ванную комнату в смежном помещении. Кроме того, к семи часам они с Максом, непринужденно болтая, обсудили множество тем. От стекла, применяемого для витражей, перешли к горному хрусталю, который использовался в производстве «Дзапелли интернациональ».
После этого, отвечая на вопросы Элин, Макс рассказал о Вероне, расположенной на перекрестке издавна известных торговых путей, и о римских древностях, сохранившихся в этих местах.
Элин была жадной слушательницей, но, когда Макс снова сменил тему со словами: «Ну, довольно о моей стране, скажи лучше, всегда ли ты жила в Бовингдоне», она испугалась, что выболтает лишнее о себе – точнее, о своих чувствах к нему, – и попробовала увильнуть:
– Лучше я займусь твоим ужином, а то не успею приготовить его до возвращения в гостиницу. – И она вскочила.
– Элин! – суровый голос остановил ее на полпути к кухне.
Девушка тревожно обернулась.
– Да? – спросила она и поняла, что выдала смятение своей души.
Как ни странно, Макс, к огромному ее облегчению, не подал виду, что заметил это, лишь посмотрел на нее серьезно несколько мгновений и потом ободряюще улыбнулся.
– Надеюсь, ты уже поняла, что я не съем ни крошки сегодня, если ты не составишь мне компанию?
– Вот как! – вырвалось у нее.
– Хочешь, чтобы я умер с голоду? – поинтересовался он.
– Посмотрим еще, что получится на ужин! – предупредила она и рассмеялась. – Может быть, ты сочтешь голодную смерть меньшим злом! – С этими словами она удалилась на кухню, в твердом убеждении, что этот человек может сделать с ней все, что пожелает.
Ели они снова за кухонным столом.
– Вкусно получилось! – похвалил он ее за эксперименты с макаронами, сыром и молоком.
– Вряд ли кто-нибудь еще в этих краях смог бы приготовить макароны с сыром, – рассмеялась она и, поймав взгляд, брошенный на ее смеющийся рот, бодро спросила: – Как твоя нога?
– Выживу, – сообщил он.
– Ты понимаешь, что тебе нужен покой? – серьезно спросила она.
– А разве, сидя здесь, я не даю ноге покой?
– Ногу нужно держать приподнятой. Наверное, чертовски дергает?
– Откуда у тебя познания в этой области? – поинтересовался он.
– Инстинкт, я думаю, – легкомысленно отозвалась она и, чувствуя, что само его присутствие взвинчивает ее, поняла, что нужно следить за собой. – Ты иди и устройся поудобнее, а я принесу кофе в гостиную.
– Я сварю кофе, – предложил он.
– Это, – твердо сказала она, – не отдых.
– Все англичанки такие суровые? – добродушно поинтересовался он.
– Англичанки не растеряются, когда нужно покомандовать мужчинами-итальянцами.
– Один – ноль в твою пользу, но я еще отыграюсь, – пригрозил он, встал и пошел, хромая, в гостиную.
Пока готовился кофе, Элин убрала со стола и помыла посуду. Но все эти заботы очень мало успокоили ее к тому времени, когда нужно было нести кофе. Макс сидел на полу, прислонясь спиной к кушетке, и смотрел на огонь. Услышав ее шаги, он обернулся.
– Вот… отдыхает, – доложил он, указывая на приподнятую правую ногу. – Садись сюда, на пол.
Место было не хуже любого другого, и Элин устроилась на полу, опершись о массивное кресло. Скоро нужно будет возвращаться в гостиницу, но сейчас она переживает счастливейшие минуты в своей жизни и не намерена торопить их…
Жаркое пламя камина согревало ее ноги в длинных белых носках. В комнате теперь было тепло – хорошо, что она сняла свитер. Но скоро ей одеваться – на улице, должно быть, холодно.
– Ну, расскажи мне о Максимилиане Дзапелли, – выхватила она листок из его вопросника и от души рассмеялась, когда он, ухмыльнувшись, передразнил:
– Да рассказывать-то слишком много придется.
– Не сомневаюсь, – улыбнулась она в ответ и отвернулась, чтобы он не прочитал в ее улыбке, как она его любит.
Она не знала, как отнестись к словам, которые услышала:
– Давай уж сначала ты, милая красавица Элин… – И он подбодрил ее: – Ни за что не поверю, что «рассказывать-то и нечего».
– Что ж, пеняй на себя, – предупредила она, но все же сказала: – Начнем с того, что я родилась и выросла в Бовингдоне.
– И вкалывала на Сэма Пиллингера, – подхватил он. – Но эту малость я знаю и сам.
– А больше нечего рассказывать, – настаивала она.
– А про родителей?..
– Мои родители в разводе, – прямо ответила она, чувствуя, как дрожит ее голос.
Хоть бы он удовлетворился этим! Но он, конечно, не удовлетворится.
– Ты живешь с матерью, – протокольным тоном произнес он.
– И новой семьей, – добавила она, не собираясь развивать эту тему.
– С отцом видишься?
– Редко, – ответила Элин и неожиданно для себя выпалила: – «С глаз долой – из сердца вон» – вот его девиз.
– Тебя это мучает?
Она недовольно взглянула на него.
– Вот еще!
Но он не принял во внимание ни ее недовольный взгляд, ни насмешливый тон.
– Сколько тебе было, когда родители развелись? – мягко настаивал Макс.
Сначала она не собиралась отвечать, но он молча ждал – так упорно ждал, что она, пожав плечами, сдалась.
– Мне было двенадцать лет, когда он бросил нас. – Она решила, что не будет никакой беды, если скажет это, но уж вовсе не думала, что пустится в откровения. И тем не менее продолжала: – На самом деле я не знаю точно, ушел ли он сам, или это мать вышвырнула его.
Потрясенная тем, что сказала так много, мысленно ругая Макса, вытащившего из нее эту исповедь. Элин была готова ударить его, если последует какое-нибудь насмешливое замечание о способностях матери к метанию тяжелых предметов, раз она смогла вышвырнуть взрослого мужчину…
Но Макс не сказал ничего подобного, его тон казался спокойным, даже понимающим, когда, вглядевшись в нее внимательно и задумчиво, он неожиданно спросил:
– И как же это подействовало на тебя, Элин, – развод твоих родителей?
Она быстро перевела взгляд на огонь. Сделала движение, будто хотела встать и уйти. Но пока соображала, где оставила куртку, он, словно прочитав ее мысли, повернулся и успокаивающе положил ладонь на ее руку.
Девушка посмотрела на него так надменно, будто прикосновение оскверняло ее. Однако это не произвело желаемого действия – рука осталась где была, а он продолжал настаивать:
– Так больно?
– Совсем не больно, – холодно уверила она, но язык снова ее подвел: – Развод было лучшее из того, что им оставалось.
– Но у тебя, я вижу, шрам.
Это было утверждение, а не вопрос, и Элин была готова возненавидеть его за проницательность.
– Если тебе обязательно надо знать, то его измены матери внушили мне отвращение к этому типу мужчин! – выпалила она. – Этот бабник сделал несчастной мою мать, – сердито продолжала девушка. – Отец так часто заставлял ее страдать…
– И ты тоже страдала?
Элин метнула в него испепеляющий взгляд. Ей не нравился этот разговор.
– Еще как! – На этом она хотела остановиться, но тут, к ее ужасу, слова, подступившие длинной чередой, хлынули из нее… Отрывистые, злые слова сами срывались с губ: – Скандалы – силы небесные, какие у них были скандалы! Битая посуда… брань, драки. Он вечно уходил к какой-нибудь женщине, вечно бывал в долгах. И мы тоже всегда были в долгах. У нас не было денег… – Ее голос задрожал и сделался глуше. Она хотела остановиться, но не могла. – Я научилась н-ненавидеть долги и поклялась, что н-никогда не буду должна ни… ни… – Голос ее оборвался, и Макс вдруг нежно обнял ее.
– Выговорись, Cаrа, – успокаивающе нашептывал он. – Ты слишком долго носила это в себе.
Элин всхлипнула, и совсем другие чувства стали заполнять ее.
– Я рассказала тебе все, – дрожащим голосом пролепетала она.
– Многие же, наверное, годы ты сдерживала в себе эти эмоции, прежде чем освободиться от них, – сказал Макс, и она лишь улыбнулась дрожащими губами.
– Когда же ты закончил психологический колледж? – спросила она.
Она больше не сердилась на него – только любила…
– Храбрая малышка, – тихо сказал он, тепло улыбнувшись в ответ, отчего ей стало так хорошо, что, когда он наклонил голову, будто приветствуя ее храбрость, она подняла лицо – и ответила на его поцелуй.
– О, Макс, – прошептала она, а он улыбнулся и поцеловал ее снова.
Только на этот раз ее руки вскинулись вверх, чтобы обнять его, и это было удивительно хорошо – прижимать его к себе и чувствовать, как его руки сжимают ее. Следующий поцелуй был немного иным. Губы его оставались нежными, но стали более требовательными. О, Макс, Макс, хотела кричать она, но былf в плену, и Элин только прижимала его к себе все крепче и крепче.
А потом в его поцелуях вдруг появилась страсть, и Элин самой овладело желание. Она почувствовала, как его руки у нее на спине схватили ее тонкую блузку и выдернули из брюк.
– Прекрасная Элин, – шептал он в ее губы, и, издав стон, она почувствовала, как его чудесные теплые руки коснулись ее обнаженной кожи.
– Макс! – выдохнула она вслух его имя, а ее пальцы ласкали жесткие мужские волосы, а потом вцепились в плечи, когда большие ладони нашли и обхватили ее груди.
Она попыталась снова выкрикнуть его имя, но не смогла. Она испугалась, когда его пальцы расстегнули бюстгальтер и сжали ее обнаженные груди, но испугалась не его рук, а своего предательского языка. Она уже однажды сказала «нет», потрясенная его прикосновением. Она прижалась к нему в безумном порыве желания. Если у нее и вырвется хоть слово, то пусть этим словом будет «да».
Не отпуская ее губ, он расстегнул и снял с нее блузку. Бюстгальтер тоже куда-то исчез, и она храбро подавила мгновенное смущение. Когда Макс освободился от собственных свитера и рубашки и Элин почувствовала теплое и дивное прикосновение его кожи в жестких волосках к шелковой мягкости своего тела, она задохнулась от восторга.
Его длинные пальцы мягко заскользили вокруг ее затвердевших сосков, и она застонала от страсти. Но смущение вернулось, когда нежные пальцы перестали творить умопомрачительные вещи с набухшими бугорками и он отодвинулся, чтобы взглянуть на нее, освещенную мягким светом настольной лампы за его спиной. Мужской взгляд медленно ласкал нежные груди – от игры пламени в камине трепетные, прелестные.
– О, Cаrа, моя милая! – выдохнул он, и едва Элин успела пожелать, чтобы он отнес румянец, покрывший ее щеки, на счет жаркого пламени камина, а не мужского взгляда, впервые видящего ее обнаженное тело, как он нагнулся и прикоснулся губами сначала к одной ее груди, потом к другой.
– Макс! – Она припала к нему и просто не могла не выкрикнуть его имя.
Она хотела его, хотела! Его поцелуи, влага его рта, когда губы и язык ласкали одну грудь, а пальцы – другую, – все это переполнило ее безумным желанием. Она прижалась к нему еще крепче, счастливая, может ощутить его обнаженную кожу. Она наедалась им, наслаждалась тем, что он делал с ней, когда опускал спиной на теплый ковер.
Они освободились почти от всей одежды, и он так близко, что его кожа, казалось, стала ее второй кожей, когда ноги их сплелись и он оказался лежащим на ней.
– О, Макс! – выкрикнула она. И когда огонь желания в ее теле уже нельзя было сдержать, она взмолилась: – Пожалуйста… пожалуйста, возьми меня!
– Милая моя! – проговорил он в восторге и поцеловал ее, касаясь пальцами ее трусиков.
Скоро, Элин понимала, на ней не останется ничего. Она этого и хотела, погрузившись в безумный мир желания. Одержимая любовью к нему, она не могла не сказать:
– Я хочу тебя. Я никогда еще не хотела мужчину. Но сейчас… сейчас я знаю всепоглощающую страсть, знаю, что это… Макс, пожалуйста… – лихорадочно молила она. – Я никогда еще… – Хриплый, напряженный выкрик, какие-то слова на его языке и рука, которая, будто опаленная огнем, отдернулась от ее трусиков, заставили ее замолчать.
Но она совершенно онемела, когда он откатился в сторону, откатился так, чтобы не касаться ее, и сел, повернувшись к ней мускулистой обнаженной спиной.
– Макс… Что?.. – беспомощно спросила она, отчаянно пытаясь найти какой-то смысл в происшедшем. Макс был готов взять ее, сделать своей, принять ее страсть, удовлетворить желания, которые породил в ней, – так почему же он отпрянул от нее? – О! – воскликнула она, когда какая-то частичка ее мозга снова обрела способность мыслить. – О, Макс, извини… твоя нога! Я…
– Забудь об этом, – прорычал он; и холодный душ не произвел бы такого действия, как его тон. У него пропало желание заниматься любовью с ней.
– Забыть? – растерянно вырвалось у Элин. Но гордость, проснувшаяся в ней с небывалой, яростной силой, помогла ей справиться с чувствами. Силы небесные, она не будет клянчить! Она еще не пришла в себя окончательно, но уже говорила: – С-считай, что все забыто! – Оставалось надеяться, что всему виной адская боль, которую причиняет ему нога. Она нашла взглядом свои сапоги у камина, но невозможно было потянуться к ним у него на глазах. Нет. Хотя минуту назад она отдавала в его полную власть свое обнаженное тело, теперь он не увидит и руки. – Если ты будешь так добр, что п-подашъ мои сапоги, – попросила она срывающимся голосом, – я вернусь в гостиницу.
Она уже застегивала бюстгальтер и тянулась за блузкой, когда он хрипло объявил:
– В таком состоянии ты никуда не поедешь! – Как же она ненавидела его за то, что он так хорошо знает женщин, знает, в каком она сейчас состоянии, в каком смятении все ее чувства! – Ты можешь занять спальню. Я посплю здесь.
Черта с два, подумала она, но тут же заколебалась. Во-первых, поскольку Макс совершенно оставил мысль заниматься любовью с ней, нежелательный ночной гость ей не грозит, а во-вторых – она посмотрела на деревянные подлокотники кушетки, – во-вторых, тот, кто будет спать здесь, проведет отвратительную ночь!
Он заслужил худшего, но для начала сгодится и это.
– Спасибо, я принимаю приглашение! – фыркнула она и, подхватив остальную одежду, заторопилась из гостиной в единственную спальню.
Но, закрыв за собой дверь, она поняла, что не у Макса будет самая тяжелая ночь в этом доме!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Правдивый лжец - Стил Джессика

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Правдивый лжец - Стил Джессика



конец немного приторный, а так ничего почитать можно
Правдивый лжец - Стил ДжессикаЯна
24.12.2011, 0.34





миленько
Правдивый лжец - Стил ДжессикаКира
18.01.2012, 4.00





Всем советую! Любовь*
Правдивый лжец - Стил ДжессикаКатя
14.03.2012, 17.53





Обороты "Силы Господни" и "Силы небесные" встречаются раз 100.Разочаровала глава9:муть с выяснением кто и когда влюбился.А так можно почитать от делать нечего. 7/10.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаОлеся
14.03.2012, 21.38





Точно муть! Еле дочитала
Правдивый лжец - Стил ДжессикаАнна
7.06.2012, 20.55





Плохая концовка.
Правдивый лжец - Стил Джессиканаталья
17.11.2012, 21.52





Скукота неимоверная.Чтобы не терять время попусту,рекомендую прочитать последнюю (9) главу.В которой все описано до мелочей из предыдущих(8-ми)глав.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаНИКА*
11.12.2012, 20.13





Полностью согласна, достаточно прочитать главу№9 - вот и весь роман.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаСветлана
21.05.2013, 13.12





Не смогла прочесть роман до конца, слишком приторно! :(
Правдивый лжец - Стил ДжессикаЕлена
6.07.2013, 14.12





Бред! Опять таки те же "Силы небесные" :) А!!!!!!Кому взбрело ставить такие высокие оценки???!!!Нормальный только ГГерой. Да, читайте только 9 главу,потратите зря время.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаНаталья
30.08.2013, 23.34





Это,что то нереальное местами переходящее в бред.А выражение Страсти Господни повторяющиеся постоянно это просто ужас!!!
Правдивый лжец - Стил ДжессикаЛена
7.09.2013, 16.07





Ну да,концовка затянута черезчур!Но это лучше,чем когда в конце Гг-ня захлебывается слезами и молит любви на коленях.Только за это ставлю 8 из 10.Читайте обязательно!И да,если поджимает время,можно просто прочесть главу 9!))))
Правдивый лжец - Стил ДжессикаНаталия
13.09.2013, 6.29





Ну да, концовка затянута черезчур! Но это лучше, чем когда в конце Гг-ня захлебывается слезами и молит любви на коленях.Только за это ставлю 8 из 10.Читайте обязательно! И да, если поджимает время, можно просто прочесть главу 9! ))))rn rnНаталияrn rn13.09.2013, 6,29rnПереводчик Google
Правдивый лжец - Стил ДжессикаBelfegor
13.09.2013, 9.23





девочки спасибо что посоветовали не тратить время и прочитать г.9 я довольна!спасибо!!!!!!
Правдивый лжец - Стил Джессикаалекс
28.11.2013, 9.59





Вот это муть! В первую десятку самых бездарных ахиней.кто сомневается, прочтите 9 главу, собственно, это все
Правдивый лжец - Стил Джессикаэли
28.11.2013, 13.04





Решила без просмотра комментариев почитать, вроде начало интересное, середина романа это " Силы небесные и силы господни",а концовка просто "сахарный сироп" что аж зубы сводит.Не советую ни кому зря по тратила время, и свое зрение. 2 за начало романчика.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаЗара
8.08.2014, 18.02





Мой вердикт - роман нуждается в редакторской правке, местами руки так и чесались подправить, но с тяжёлым вздохом приходилось закрывать глаза в особо нереалистичных моментах. Главная героиня чрезвычайно привлекательна и все вокруг на неё сразу же западают, ну бывает, конечно, но все равно как-то странно: чтобы прям все с кем она общалась, с места в карьер проникались к ней такой симпатией, что аж на все готовы лишь бы добиться взаимности или отомстить! Дальше - молодая девушка 23-х лет (если не ошибаюсь) без специального образования, прикипев всей душой к процедурам умножения и вычитания, что бы вы думали?... Ни много, ни мало берет на себя управление всей фирмой отчима!!! О как! И как они без неё, дегенераты, справлялись?! Это ещё не все. После разорения фирмы отчима (а она, конечно, здесь ни при чем, наоборот, столько раз предупреждала, никто не слушал) опять же без специального образования и документов его подтверждающих поступает на работу в другую фирму. Ну конечно, начальником отдела, кем же ещё? После таких моментов создаётся впечатление, будто автор считает всех читателей полными дураками, для которых и такая откровенная бредятина прокатит. Неприятно. Если бы не это, получилось бы миленько. Не знаю, зачем надо было так утрировать. Несколько раз порывалась бросить читать, но дочитала. Поэтому 8,5 баллов.
Правдивый лжец - Стил ДжессикаЕкатерина
11.09.2014, 10.12





даже 9 главу не осилила...
Правдивый лжец - Стил Джессикаирина
12.02.2015, 17.03





даже 9 главу не осилила...
Правдивый лжец - Стил Джессикаирина
12.02.2015, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100