Читать онлайн Звезда, автора - Стил Даниэла, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Где ты была целый день? Я искала тебя повсюду. – Мать ждала ее на кухне. И вдруг на какой-то безумный миг Кристел захотелось рассказать матери о том, что произошло. Это было так здорово и необычно и очень, очень страшно для нее. Для девочки, которой еще не было и семнадцати. Она вдруг поняла, что такое быть женщиной.
– Я ездила верхом. Я ведь не знала, что понадоблюсь тебе.
– Твоя сестра плохо себя чувствует. Я хочу, чтобы ты пошла и помогла ей. – Кристел кивнула. Бекки никогда не чувствовала себя хорошо, во всяком случае, Кристел об этом не слышала. – Она хочет, чтобы ты посидела с Вилли. – Все та же старая история.
В раковине Оливия оставила грязную посуду. Кристел помыла ее и пошла через поле к коттеджу. Том слушал радио, комната вся пропахла запахом пива. Маленький Вилли ползал по полу в распашонке и ползунках. В комнате царил страшный беспорядок, а Бекки лежала в спальне на кровати и курила сигарету. Кристел спросила, будет ли она завтракать, и сестра кивнула, даже не взглянув на нее. Кристел пошла назад в кухню, чтобы приготовить ей сандвич.
– Сделай мне один, хорошо, малыш? – попросил ее Том пьяным голосом. – И дай мне еще одну бутылку пива из холодильника, ладно?
Кристел прошла в гостиную, отдала Тому пиво и взяла на руки Вилли. Малыш занимался тем, что лил в пепельницу молоко из своей бутылочки с соской. Он радостно загугу-кал, когда Кристел взяла его. От него отвратительно пахло, и Кристел поняла, что никто не подумал поменять ему ползунки с самого утра.
– Где это ты пропадала? Я слышал, как мама искала тебя повсюду. – На Томе была нижняя рубашка, под мышками проступали пятна пота, он весь напрягся, наблюдая за Кристел. Его жена стала толстой и вечно жаловалась. Эти женщины были настолько разными, что никто бы не подумал, что они сестры.
– Ходила к друзьям, – кратко ответила Кристел, держа на руках ребенка.
– Завела себе дружка?
– Нет, – фыркнула она, направляясь обратно в кухню. Ее ноги казались еще длиннее из-за джинсов. Он залюбовался ее фигурой, пока она делала ему сандвич.
Только к обеду Кристел смогла попасть домой. Она успела убраться, приготовить завтрак, искупать малыша Вилли. У нее сердце разрывалось на части, когда она видела, как они с ним обращаются. А теперь у них будет еще один ребенок, который тоже будет расти без присмотра, как дикая трава, крича по полдня от голода, пока Бекки соизволит приготовить малышу обед. Том куда-то ушел, прежде чем она закончила, и Кристел вздохнула с облегчением. Ей совсем не нравился взгляд, которым он смотрел на нее, и все его вопросы насчет дружков. У нее нет никаких дружков. Никого, кроме Спенсера, да и то в мечтах. Остальные слишком боялись Кристел, и ее это вполне устраивало. Ни с одним из этих парней она не согласилась бы даже поговорить. Они все слишком зависимы от этой долины. Они даже представить себе не могут, что вокруг существует огромный мир, и никто из них никогда не пытался открыть его для себя. В отличие от Кристел, мечты которой всегда были устремлены далеко за пределы Александровской долины.
Бекки и не подумала поблагодарить сестру. Дома, на ранчо, мать заставила ее фаршировать помидоры к обеду. Кристел сделала все, что ей велели, но устала смертельно и, отказавшись от обеда, сразу же пошла в постель. Она немного подумала о Хироко и пообещала себе, что обязательно завтра выберется навестить их после церкви. Надо только придумать, как улизнуть от матери и сестры. А то они постоянно находят для нее кучу работы. При отце все было совершенно иначе. Когда она в течение двух летних месяцев помогала отцу на ранчо, ведь кто-то готовил еду, убирал комнаты и на кого-то они ведь кричали и без нее. Она замечала, с какой ненавистью смотрит на нее мать. Оливия презирала ее, но почему – девушка не могла понять, ведь она ничего плохого не делала, она просто очень любила отца.
В июне закончились занятия в школе, осталось отучиться всего один год. А что потом? Жизнь останется прежней. Кристел будет продолжать делать для них всю эту работу на ранчо и смотреть, как Том разрушает все, что с таким трудом строили ее отец и дед, приводит в упадок ранчо, которое ее отец так любил. В конце этого года он собирался вырубить виноградники, так как не успел вовремя засадить их, и он уже продал большую часть скота, мотивируя это тем, что с ним слишком много возни. Он положил деньги в банк на свое имя, и это заметно пошатнуло доход ранчо.
Второй малыш Бекки родился сразу после того, как Кристел перестала ходить в школу. На этот раз родилась девочка, точная копия своего отца. Но Кристел привязалась к дочурке Бойда и Хироко, и она по-настоящему радовала ее сердце. Супруги крестили ее в Сан-Франциско и попросили Кристел быть ее крестной. После этого ей пришлось очень долго объяснять матери, где она отсутствовала целый день, но на этот раз Кристел согласилась поехать с ними, ее заранее притягивало то, что она там увидит. Она вернулась в долину довольная и полная новых впечатлений.
В этот год стояло замечательное лето. Кристел исполнилось семнадцать, она проводила целые дни у Бойда и Хироко, забавляясь с их дочуркой. Малышка Джейн очень походила на Хироко, и в то же время в ней все больше черт появлялось от Бойда: выражение глаз, улыбка и, конечно, темно-рыжие волосы, как бы смесь из цвета волос Бойда и Хироко. Кристел целыми часами могла лениво валяться на траве под деревом в их садике, забавляясь с девочкой, чувствуя тепло, исходящее от весело смеющейся малышки. Эти визиты к ним стали для нее самым счастливым времяпрепровождением. Домой она возвращалась только к вечеру, когда нужно было помочь матери и бабушке готовить обед. Как и Том, мать время от времени подозревала ее в том, что она завела себе дружка, и постоянно твердила ей, что она должна помогать Бекки с ее детьми. Но Кристел было не до них. Впрочем, как и Бекки. Все в долине говорили о том, что Том опять завел шашни с Джинни Вебстер. И Кристел верила в это. Она как-то спросила об этом у Бойда. Он пожал плечами и сказал, что не верит в сплетни, но при этом покраснел так, что его лицо сделалось такого же цвета, как и его волосы. Значит, это правда, и Кристел задумалась, а мог бы Том позволить себе такое, будь жив Тэд Уайтт? Но теперь это не имело значения. Тэд умер, и Том Паркер мог делать все, что ему заблагорассудится.
Том и Бекки крестили девочку в конце лета, незадолго до того, как начались занятия в школе. Но на этот раз мать не устраивала большого застолья, и Спенсер не приехал. Они пригласили на обед лишь несколько друзей, Том напился и рано ушел домой, в то время как Бекки сидела на кухне с матерью и плакала. Кристел медленно спустилась к реке и села возле того места, где был похоронен отец. Ей с трудом верилось, что еще год назад он был жив, а она сидела на качелях, разговаривая со Спенсером. Кристел понимала, что была тогда еще ребенком, чего нельзя было сказать о ней теперь. Прошедший год оказался очень тяжелым, слишком велика была утрата и слишком глубока была скорбь. Ей всего семнадцать, но можно с уверенностью сказать, что Кристел Уайтт стала взрослой женщиной.
Приглашение пришло в офис, и Спенсер улыбнулся, увидев его. Отец оказался прав. Он уже прочел об этом в газетах неделю назад. Гаррисон Барклай назначен в Верховный суд, и Спенсер Хилл приглашен на банкет в честь его назначения.
Для Спенсера год выдался удачным, наполненным тяжелой работой, общением с людьми, которые ему нравились. Андерсон, Винсент и Соброк оказались слегка старомодными, но ему это импонировало. И дела у него шли отлично. Он стал уже ассистентом одного из партнеров. Отец тоже был им доволен. Поначалу у них с отцом возникли некоторые разногласия, в основном из-за Барбары. В то лето, когда он приехал домой, его родители сняли дом на Лонг-Айленде, и Барбара со своими дочерьми провела в нем большую часть августа. Алиса и Вильям Хилл решили, что Спенсер тоже должен поехать туда. В конце концов он понял, что этого ему не избежать. Он провел там два уик-энда. Барбара тоже жила там. Сердца его родителей наполнились надеждой. Мать постоянно говорила, как она его ждала, отец добавлял, что она, без сомнения, любит его. В результате Спенсер взорвался. Она ждала вовсе не его, а Роберта, и вовсе не его вина, что брат убит на войне в Тихом океане. Она милая женщина, и ему очень нравились племянницы, но она вдова Роберта. Спенсеру достаточно, что он стал адвокатом. Он не обязан ни родителям, ни своему старшему брату настолько, чтобы еще и жениться на его вдове.
Барбара покинула дом вся в слезах, а потом последовала отвратительная сцена с родителями. Вскоре после этого он тоже уехал из Лонг-Айленда. Он не виделся с родителями до тех пор, пока окончательно не встал на ноги. Между тем Барбара с девочками вернулись в Бостон, и вскоре он услышал, что она встречается с сыном одного очень влиятельного политика. Для нее это была прекрасная партия, и он очень надеялся, что она наконец успокоится.
Спенсер не хотел упустить свой шанс, он решил жить исключительно для себя. Ему нравилось в Нью-Йорке, хотя он все еще скучал по Калифорнии. И не один раз он ловил себя на том, что думает о Кристел. Но теперь эти мысли редко посещали его. Она была слишком далеко и казалась чем-то нереальным – прекрасным видением, диким цветком, увидев который можно остановиться и восхищаться им, а потом отправиться дальше, зная, что не увидишь его больше никогда, так же как никогда не сможешь забыть. Он получил письмо от Бойда, где тот написал, что у них родилась дочь. В нем ничего не говорилось о Кристел. Пришла также открытка с сообщением, что у Тома и Бекки родился второй ребенок. Но теперь это все казалось далеко в прошлом. Это была часть войны, часть совершенно другой жизни. Он замотался со своей работой в конторе Андерсона, Винсента и Соброка. Теперь он стал хорошо разбираться в законах о государственных налогах. Правда, его больше интересовал преступный мир, но ни у одного из его клиентов с этим не было ничего общего. Он занимался отсуживанием имущества и составлением завещаний, и это была интересная работа, о которой он мог всегда поговорить с отцом.
В тот день, ужиная с родителями, Спенсер узнал, что они тоже получили приглашение, но отец сказал, что слишком занят и не может присутствовать на банкете.
– А ты собираешься поехать?
– Не знаю как и быть, отец. Ведь я с ним едва знаком. – Он улыбнулся отцу. Судья только что начал слушать дело о нашумевшем преступлении, и Спенсеру не терпелось узнать от него подробности, о которых не писали в газетах.
– Ты должен поехать. Очень мило с его стороны, что он продолжает поддерживать с тобой отношения.
– Я постараюсь, но не знаю, смогу ли в это время оставить офис. – Спенсер улыбнулся, он выглядел моложе своих двадцати девяти. Каждый уик-энд он ездил загорать на побережье и много играл в теннис. – Мне кажется, я буду чувствовать себя глупо, если поеду туда. Ведь он действительно меня почти не знает. И вряд ли у него будет время, чтобы поехать в Вашингтон.
– Ты должен найти время. Я уверен, что фирма будет только рада, если ты попадешь туда.
Все относятся к нему с пониманием и уважением. Это иногда даже раздражает. Такая жизнь очень похожа на ту, которой от него всегда ждали, часть реального мира, но он иногда не уверен, что это ему нравится.
– Я посмотрю.
Но к его большому удивлению, владелец компании, в которой работал Спенсер, повторил слова отца несколько дней спустя. Он пригласил Спенсера в «Ривер клаб» и там за выпивкой сказал ему, что он должен поехать к Гаррисону Барклаю.
– Это большая честь, что вы приглашены.
– Но я его едва знаю, сэр. – Точно так же Спенсер сказал и отцу, но его начальник покачал головой:
– Это не важно. Когда-нибудь он может быть вам очень полезен. Во всяком случае, я бы настоятельно рекомендовал вам сделать это.
Спенсер кивнул, принимая его совет, но все же чувствовал, что поступает глупо, согласившись на приглашение. Фирма даже забронировала для него номер в «Шоехаме», и за день до представления Спенсер поездом выехал в Вашингтон. Комната, которую для него заказали, оказалась большой и прохладной. Он улыбнулся про себя, опустившись в удобное кожаное кресло, и заказал виски. Что ни говори, это приятный образ жизни. А встретиться с Барклаями даже интересно. Он надеялся, что там будет Элизабет. Спенсер ничего не знал о ней, после того как она уехала учиться в Вассар. Скорее всего она нашла кучу поклонников. Он, впрочем, тоже не страдал отсутствием женщин. За этот год он встретился по крайней мере с дюжиной женщин. Обычно он назначал им девятичасовые свидания и водил ужинать в «Ле павильон» или «Валдорф». Он ходил с ними на вечеринки, в театры, играл в теннис в Коннектикуте или Ист-Хэмптоне, но ни одна из них серьезно не увлекла его. После войны прошло уже три года, но ему казалось, что все они озабочены только тем, как бы выгоднее выйти замуж. Он сам не чувствовал, что ему пора жениться. Да и адвокатская практика лишь первая ступень в его карьере. Правда, работа нравилась ему больше, чем он сам ожидал, но Спенсер часто признавался себе, что в ней не было ничего захватывающего. Он все еще мечтал о великих делах. Он надеялся, что в его жизни рано или поздно произойдут какие-нибудь изменения, и ждал, что жизнь еще подарит ему что-нибудь необычное, прежде чем он осядет и остепенится, женится, начнет строить спокойную семейную жизнь. В любом случае он еще не встречал подходящую девушку, которая была бы не занята.
Он только-только начал оправляться после всех потрясений войны и смерти брата. Боль утраты стала потихоньку притупляться. Роберт погиб четыре года назад, и родители продолжали говорить о том, как много он мог достичь. Спенсер уже избавился от чувства, что он должен идти по стопам своего погибшего брата. Теперь он был самим собой и иногда чувствовал себя так, будто весь мир принадлежит ему. Временами ему бывало одиноко, но он не обращал на это внимания. Ему даже нравилось иногда побыть одному. И несмотря на то что юриспруденция никогда не была пределом его мечтаний, он уже начал от души наслаждаться своей работой.
Следующий день выдался ярким и солнечным. Спенсер прохладным сентябрьским утром отправился в здание Верховного суда, где должна была состояться официальная часть представления. На нем был темный костюм в тонкую полоску и темный галстук, что очень шло к его черным волосам и синим глазам. Выглядел он великолепно. Его провожали заинтересованные женские взгляды, но он делал вид, что не замечает их. Ему даже удалось пожать руку судье Барклаю, прежде чем его подхватила толпа и поволокла за собой. Спенсер не встретил никого из знакомых и очень сожалел, что с ним не было отца.
Он погулял по городу, посмотрел памятник Вашингтону и мемориал Линкольна, потом отправился обратно в гостиницу перекусить и переодеться к вечернему банкету, на который тоже был приглашен. Барклаи устраивали официальный обед с танцами в «Мейфлауер отель».
Спенсер вышел из гостиницы, поймал такси, которое доставило его к отелю. Он долго и терпеливо ждал, когда подойдет его очередь поздороваться с Прициллией Барклай, его терпение было вознаграждено, так как жена судьи очень приветливо кивнула ему:
– Как мило, что вы пришли, мистер Хилл. Вы уже видели Элизабет?
– Спасибо. Нет, еще не видел.
– Она была здесь буквально несколько минут назад. Уверена, что она невероятно обрадуется, увидев вас.
Он прошел дальше, чтобы поздороваться с ее мужем, а потом быстро двинулся в зал, освобождая место другим гостям, ожидающим своей очереди. Оказавшись в баре, Спенсер заказал виски с тоником и оглянулся, чтобы рассмотреть небольшую компанию, стоявшую неподалеку от него. Большинство мужчин были пожилыми, женщины демонстрировали шикарные туалеты. Он узнал многих известных политических деятелей. Спенсер почувствовал волнение, что находится рядом с ними. Он отпил небольшой глоток из стакана, узнав в одном из мужчин еще одного члена Верховного суда. Тут он заметил молодую женщину, беседовавшую с пожилым мужчиной, и, когда она обернулась, он узнал в ней дочь Барклаев. Она показалась ему гораздо взрослее, чем год назад, и в то же время гораздо симпатичнее. Она улыбнулась, узнав его, и он вдруг припомнил, насколько уравновешенной она была во время их последней встречи и как это ему понравилось. Он решил, что девушка красивее, чем он ее помнил, и когда он, улыбаясь, направился в ее сторону, ему показалось, что ее бархатные карие глаза загорелись мягким светом. Медные волосы были подстрижены короче, чем в прошлый раз, она надела белое облегающее атласное платье, которое выгодно подчеркивало загар, явно приобретенный на озере Тахо. И он опять удивился, насколько она красива, а он этого не запомнил.
– Привет, как поживаете? Как учеба в Вассаре?
– Скучно. – Она улыбнулась, разглядывая его, потом, усмехнувшись, добавила: – Мне кажется, что я слишком стара для колледжа. – Действительно, Вассар казался ей детской забавой. Не прошло и трех месяцев, а она уже мечтала поскорее закончить его и заняться чем-нибудь другим, но ей оставалось учиться еще три года. Едва начав второй курс, она уже сомневалась, что сможет закончить его. – Поукипси просто ужасен.
– После Калифорнии таким же иногда кажется и Нью-Йорк. Зимы прямо-таки убивают, вы не находите? – Он рассмеялся. Год назад он сам в душе боялся именно этого, но теперь уже начал привыкать, и ему нравилась беспокойная нью-йоркская жизнь, которая так отличалась от жизни тихого Поукипси.
– Очень хорошо, что вы приехали. Я уверена, мой отец будет тронут, – вежливо сказала она, и Спенсер чуть не рассмеялся. Смешно представить, что окруженный толпой коллег и друзей, судья Барклай будет тронут появлением никому не известного адвоката.
– Очень мило с его стороны пригласить меня. Должно быть, он рад своему назначению.
Она улыбнулась и отпила джин с тоником из своего стакана.
– Да, конечно. А еще больше мама. Она ужасно любит Вашингтон. Вы же знаете, она здесь родилась.
– Нет, не знал. Но надеюсь, для вас это тоже большая радость. Вы часто пропускаете занятия? – Спрашивая ее, он любовался формой ее плеч и находил, что ему определенно нравится ее новая прическа.
– Не так часто, как бы мне хотелось. За последний год я почти не была в Нью-Йорке. Но постараюсь проводить с родителями побольше времени, во всяком случае, во время каникул. Это намного проще, чем постоянно ездить в Калифорнию.
Они поболтали еще немного, но тут гости начали рассаживаться, и, спросив одного из слуг, распределявших места, где ему сесть, Спенсер обнаружил, что его место – за одним столом с Элизабет. Ему стало приятно, что ее мать и здесь позаботилась об этом. Он даже представить себе не мог, что так распорядилась сама Элизабет, когда они с матерью просматривали списки гостей. В прошлом году он произвел на нее сильное впечатление, и ей было немного обидно, что он не попытался связаться с ней в Вассаре.
– Как вы находите свою адвокатскую контору в Нью-Йорке? – Она не могла вспомнить, как именно она называется, помнила только, что она очень известная.
– Мне она нравится. – Он улыбнулся, помогая ей сесть за стол, и она рассмеялась:
– Вы сказали это так, как будто удивлены.
Он опять улыбнулся ей одними глазами, усаживаясь за стол рядом с ней.
– Так оно и есть. Я никогда не был уверен, что хочу стать адвокатом.
– А теперь переменили свое мнение?
– Более или менее. Раньше я думал, что это намного сложнее, я не справлюсь, но все оказалось гораздо проще. И это меня действительно устраивает.
Она кивнула, а потом, гордо улыбнувшись, посмотрела на отца, сидящего за соседним столиком:
– И смотрите, к чему это приводит.
– Боюсь, что не всех. Но на данный момент меня вполне удовлетворяет то, что я делаю.
– Вы когда-нибудь думали о том, чтобы стать политиком? – поинтересовалась она.
Тут подали первое блюдо – пюре из омаров с белым вином. Спенсер оглядел девушку. У нее был все такой же настойчивый взгляд, который, казалось, хотел выпытать все, и она все так же не стеснялась задавать прямые вопросы. Именно это ему в ней понравилось еще год назад, и сейчас он снова был шокирован. Она не боялась показаться нескромной, и это восхищало. Элизабет брала инициативу в свои руки и двигалась прямо к цели. Она требовала откровенности от собеседника, и Спенсер надеялся, что и он имеет право спрашивать ее обо всем прямо. Сейчас она разглядывала его с явным интересом, политика действительно интересовала ее, потому что политиком был ее отец.
– Мой брат мечтал об этом. Во всяком случае, думал, что мечтает. Но я не уверен, что это и мой конек. – Самое смешное было то, что он еще не знал, где же все-таки его конек.
– Если бы я была мужчиной, я занималась бы именно этим. – Ее слова прозвучали очень серьезно, и то, что он рассмеялся, слегка задело ее. У нее воистину пылкое воображение. Он припомнил, что в прошлый раз она заявила, что хочет стать адвокатом.
– А что вы изучаете в Вассаре?
– Живопись, литературу, французский, историю. Ничего особенного.
– А что бы хотели делать? – Его все больше интересовали ее склад ума и прямой подход к делу. Элизабет Барклай явно не была изнеженным цветочком.
– Поскорее закончить учебу и заняться чем-нибудь полезным. Я хотела бы остаться в Вашингтоне на некоторое время, но отца чуть удар не хватил, когда я только заикнулась об этом. Он хочет, чтобы я сначала закончила колледж.
– И это вполне разумно. Вам осталось всего-то три года. – Но ему самому этот срок казался бесконечно долгим.
– Вы в этом году были в Калифорнии?
– Нет, – ответил он с сожалением, – у меня действительно не было возможности, время пролетело очень быстро.
Она понимающе кивнула. Для нее этот год в какой-то мере тоже пролетел незаметно, но иногда ей казалось, что он тянется бесконечно долго. На Рождество она летала в Сан-Франциско и дебютировала в клубе «Котильон» и на балу, который давали ее родители в «Бурлингем кантри клаб». А летом ездила отдыхать на озеро Тахо. Но этой зимой ее больше интересовали поездки в Нью-Йорк и Вашингтон. А на предстоящее Рождество родители уже пригласили ее в Палм-Бич.
Оркестр заиграл «Фантазию». Спенсер пригласил Элизабет на танец. Они начали медленно двигаться по залу. Танцевала она прекрасно, и Спенсер разглядывал ее медно-рыжие волосы и плечи, покрытые ровным загаром. В ней все дышало здоровьем, благополучием и властолюбием. Она сказала, что на будущее лето собирается поехать с родителями в Европу, на побережье Франции, и спросила, был ли он когда-нибудь там. Он признался, что никогда там не был. Отец обещал отправить его в Европу, когда он закончит колледж. Но сразу после этого началась война, его призвали в армию, и вместо побережья Франции он оказался на Тихом океане. Еще она сообщила ему, что собирается через несколько недель приехать в Нью-Йорк навестить своего брата. Иэн Барклай работал в адвокатской конторе, которая была даже еще более престижна, чем та, где служил Спенсер.
– Вы знакомы с ним? – Она выжидательно посмотрела на него, показавшись ему в тот момент совсем молодой и милой.
Виски уже начало действовать на него. Ему нравилось ощущать под руками гладкость ее кожи, вдыхать приятный запах духов, который он уловил, когда они танцевали.
– Нет, я его не знаю. Но он наверняка знаком с моим отцом. – Он вспомнил, как отец говорил, что Барклай работает у него в суде. – Вы должны будете нас познакомить. – В первый раз он намекнул на то, что собирается продолжить знакомство с ней.
– Сделаю это с удовольствием. – Она посмотрела на него с видом победительницы и даже слегка высокомерно, когда он вел ее обратно к столику.
За ужином они разговаривали о друзьях ее отца. К концу вечера ему уже казалось, что он знает ее намного лучше. Она играла в теннис, любила кататься на лыжах, немного говорила по-французски, ненавидела собак и совершенно не интересовалась детьми. За десертом она поведала ему о том, чего хочет от жизни: достичь чего-нибудь значительного, а не играть целыми днями в бридж и рожать детей. Еще ему стало ясно, что она безумно любит отца и мечтает выйти замуж за человека, подобного ему, за человека, который бы сам к чему-нибудь стремился, а не сидел сложа руки, позволяя себе плыть по течению. Она хотела выйти замуж за человека, который имел бы авторитет в обществе. Она решила это, когда была совсем маленькой – в двенадцать лет, но ее решение твердое. Когда они выходили из зала, Спенсер подумал, что ей гораздо больше понравился бы Роберт.
– Не хотите ли пойти куда-нибудь выпить? – Он сам удивился, что задал этот вопрос. Однако расставаться с ней не хотелось.
– Хорошо. Где вы остановились? – Она посмотрела ему прямо в глаза. Она никогда ничего и никого не боялась. Тем более Спенсера.
– В «Шоехаме».
– Туда и отправимся. Мы можем выпить в баре. Только скажу матери. – Она тут же сделала это, и через минуту они ушли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда - Стил Даниэла

Разделы:
12345677 891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344

Ваши комментарии
к роману Звезда - Стил Даниэла



Роман впечатлил. Интересный сюжет, и писательница классная)) Советую почитать)))
Звезда - Стил ДаниэлаИрина
3.11.2011, 20.21





Очень красивая и трогательная история
Звезда - Стил ДаниэлаНаталя
8.12.2013, 20.54





Хороший роман . Читайте.
Звезда - Стил Даниэланатали
17.05.2014, 1.05





Хороший роман . Читайте.
Звезда - Стил Даниэланатали
17.05.2014, 1.05





Красивейший роман о любви и шоу -бизнесе
Звезда - Стил ДаниэлаМарианна
29.12.2015, 13.17





Не впечатлил, слишком нудно и затянуто, много лишних описаний, хотя сама история довольно интересна, но чего-то не хватило, в общем это далеко не самое лучшее произведение этого автора.
Звезда - Стил ДаниэлаАнна
10.04.2016, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100