Читать онлайн Злой умысел, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Злой умысел - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Злой умысел - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Злой умысел - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Злой умысел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

От Дуайта до Чикаго было меньше двух часов езды на автобусе. У Грейс было с собой сто долларов, которые ей выдали при освобождении. А Дэвид, прежде чем уехать, сообщил, что на ее имя открыт счет в банке.
Он прислал ей чековую книжку на пять тысяч долларов, но этих денег она клятвенно пообещала ему пока не трогать.
В Чикаго она поначалу растерялась – не знала, куда идти, где остановиться… Перед самым выходом на свободу ей сообщили имя офицера, регистрирующего условно освобожденных. Она обязана была в течение двух дней явиться к нему в контору. Ей дали его адрес и номер телефона. Звали его Луис Маркес. А одна из женщин еще в Дуайте объяснила Грейс, как найти дешевую гостиницу.
Автобусная станция в Чикаго находилась на углу улиц Рэндольф и Дирборн. Гостиницы, про которые ей говорили, находились всего в нескольких кварталах оттуда. Но когда Грейс увидела, что за люди ходят тут по улицам, ей расхотелось заходить в здание. Повсюду шныряли проститутки, неопрятные мужчины снимали номера на час, а на конторке администратора спокойно сидели два крупных таракана…
– На ночь, на день, на час? – смахивая рукой насекомых, спросил администратор. Даже в Дуайте не было так мерзопакостно. По крайней мере там было много чище.
– А… можно на неделю?
– Конечно. Шестьдесят пять баксов, – не моргнув глазом ответил он, и Грейс показалось, что это ужасно дорого. Но податься больше было некуда. Она сняла одноместный номер с ванной на четвертом этаже ровно на семь дней, а потом спустилась в надежде найти какой-нибудь ресторанчик и перекусить. Двое пьяных остановили ее и попросили на выпивку, а шлюха, одиноко стоящая на углу, оглядела Грейс с головы до ног, недоумевая, что этот ребенок тут делает. Знали бы они, что «ребенок» только что из Дуайта.
Но несмотря на всю мерзость здешнего бытия, Грейс рада была, что вновь на свободе. Как хорошо было снова бродить по улицам, глядеть в небо, запрокинув голову… Удивительно приятно было зайти в ресторан, в магазинчик, купить газету, просто проехаться на автобусе… Она весь вечер гуляла по Чикаго, и красота ночного города просто потрясла ее. И, повинуясь минутному романтическому настроению, она вернулась в гостиницу на такси.
Проститутки все еще разгуливали там, их «пасли» сутенеры, но Грейс не обращала на них внимания. Она взяла ключ и поднялась наверх. Потом заперла за собой дверь и принялась просматривать купленные газеты, ища объявления о приеме на работу. А на следующий же день она, с газетой в руках, пустилась на поиски.
Она зашла уже в три агентства по найму: везде интересовались ее опытом работы, спрашивали, где она служила прежде, кем была… Она рассказала, что родом из Ватсеки, что закончила колледж, а потом – курсы машинописи, стенографии и делопроизводства. Она честно признавалась, что у нее опыта вовсе никакого, а следовательно, нет и рекомендаций. На это ей ответили, что без всего этого помочь ей ничем не могут. По крайней мере на место секретарши рассчитывать она не могла. Вот разве что официантки или младшей продавщицы. В двадцать лет, без опыта и рекомендаций, Грейс не представляла для работодателей никакого интереса – об этом ей так прямо и сказали.
– А вы не подумывали о карьере фотомодели? – спросили Грейс во втором агентстве. Из чистой любезности женщина черкнула на листке два адреса. – Это агентства фотомоделей. Может, вы поговорите там… Ваша внешность должна их заинтересовать.
Она улыбнулась Грейс и пообещала позвонить ей в гостиницу, если появится какое-нибудь стоящее предложение для девушки, не имеющей опыта, но не хотела слишком ее обнадеживать.
Потом Грейс двинулась прямиком к офицеру, призванному осуществлять надзор за условно освобожденными, который должен был зарегистрировать ее прибытие. И тут ей показалось, что она снова в Дуайте – нет, пожалуй, даже хуже… Это было предельно унизительно, и рядом не было ни Луаны, ни Салли.
Луис Маркес оказался низеньким жирным человечком с бегающими глазками-бусинками, редеющими волосами и масляными усиками. Увидев входящую Грейс, он позабыл про все свои дела и уставился на нее в недоумении. Никогда еще девушка с такой внешностью не переступала порога его конторы. Он общался в основном с наркоманками, проститутками, реже – с маклерами и перекупщиками краденого. Девушки ее лет попадались редко, да еще к тому же осужденные за столь тяжкое преступление, и ко всему прочему, столь изысканно красивые, как Грейс.
К тому времени она уже купила себе несколько юбок, строгое темно-синее платье – специально для поисков работы и черный пиджак с розовым шелковым воротником.
К Маркесу Грейс явилась в темно-синем платье, потому что целый день, с утра, бегала по агентствам, и ноги ее отчаянно ныли после дня ходьбы на высоких каблуках.
– Чем могу быть полезен? – Он был и озадачен, и заинтригован. Он не сомневался, что девушка ошиблась дверью. Но это его даже обрадовало – он рад был отвлечься от нудного перебирания бумаг.
– Мистер Маркес?
– Да, это я. Чем могу служить? – Глаза его алчно блеснули – он еще не верил своему счастью. Глаза его расширились, когда девушка, порывшись в сумочке, извлекла оттуда так хорошо знакомые ему бланки. Он бегло просмотрел их, потом не веря своим глазам уставился на нее: – Вы были в Дуайте?
Грейс спокойно кивнула.
– Это гнусное местечко. – Он был несказанно изумлен. – И как вам жилось там два года?
– Очень спокойно, – улыбнулась Грейс. Она выглядела не по годам мудрой. Впрочем, глядя на нее, в строгом, темном платье, делавшим ее еще стройнее, ей можно было дать куда больше двадцати лет. Ее с легкостью можно было счесть двадцатипятилетней. Но более всего изумил Маркеса вердикт суда и формула обвинения.
– Умышленное убийство, да? Поссорилась с дружком? – Он немедленно перешел с ней на ты.
Грейс не понравился тон офицера. Она ответила очень холодно:
– С отцом.
– Ясненько… – Маркес явно наслаждался. – С тобой, видно, связываться опасно…
Грейс не отвечала. Глаза-бусинки сверлили ее. Маркес прикидывал, что можно поиметь с этой красотки.
– А сейчас у тебя есть дружок?
Грейс не знала, как отвечать. Она не понимала, отчего ей задают такой странный вопрос.
– У меня есть друзья. – Она подумала о Салли и Луане. Кроме них, у нее нет друзей на всем белом свете. Дэвид… Но он далеко, в Калифорнии. Она все еще тяжело переживала утрату Молли. Но она не желала, чтобы он понял, как она одинока.
– У тебя тут семья?
На сей раз она покачала головой:
– Нет.
– Где ты живешь? – Он имел полное право задавать подобные вопросы, и она это знала. Она назвала гостиницу, он кивнул и все тщательно записал.
– Не слишком-то подходящее место для девочки вроде тебя. Кругом одни шлюхи. Впрочем, ты, наверное, уже заметила… – И вдруг со злобным блеском в глазах бросил: – Пойдешь на панель – снова упеку в Дуайт на два года! И не плети мне потом, что негде было подзаработать!
Грейс отчаянно хотелось отвесить ему пощечину, но тюрьма многому ее научила, в частности терпению. И она просто смолчала.
– Ты уже ищешь работу?
– Я побывала в трех агентствах и регулярно просматриваю газеты. У меня есть еще кое-какие мысли… Завтра вновь попытаю счастья, но сначала я хотела явиться сюда. – Она и впрямь меньше всего хотела опоздать с регистрацией – это сулило бы ей крупнейшие неприятности. А в Дуайт возвращаться и вовсе не намеревалась – ни на два года, ни даже на две минуты.
– Я бы мог подыскать тебе здесь кое-какую работенку… – задумчиво проговорил Маркес. Ему было бы весьма кстати заполучить ее, а ситуация была для этого просто идеальной. О, она будет смертельно его бояться и сделает все, чего бы он ни попросил. Чем дольше он думал об этом, тем в больший восторг приходил. Но Грейс была слишком умна, чтобы попасться на эту удочку. Всем Луисам Маркесам в мире не удалось бы ее одолеть. Те времена минули безвозвратно.
– Спасибо, мистер Маркес, – спокойно отвечала Грейс. – Если у меня ничего не получится, я позвоню вам.
– Если не подыщешь себе работу, я отошлю тебя назад, в тюрьму! – сварливо проговорил Маркес, и Грейс прикусила язык, чтобы не сболтнуть чего лишнего. – Я могу вновь заключить тебя под стражу, когда захочу, и не забывай об этом! Тунеядство, неспособность содержать себя, недостойное поведение, нарушение правил условного освобождения… Видишь, у меня масса средств снова упечь тебя за решетку!
Всегда ей кто-то угрожает, пытается испортить ей жизнь, заставить подчиниться! Грейс смотрела на Маркеса, изумляясь тому, какой же свиньей он на поверку оказался, а он вдруг достал из ящика стола пластиковый стакан с крышечкой.
– Мне нужен твой анализ мочи… Женский туалет напротив, через холл.
– Сейчас?
– Конечно. А почему нет? Ты, кажется, собираешься со мной поспорить?
– Нет, – со злостью ответила Грейс. – Просто не пойму, для чего вам это? Я никогда не принимала наркотиков, об этом и в моих документах сказано…
– Зато ты убийца. И только что из тюрьмы. И теперь освобождена условно. И я вправе требовать от тебя всего, что, по моему мнению, необходимо. Мне нужен твой анализ мочи! О'кей – или отказываешься? За отказ тоже пойдешь прямиком в тюрьму – это тебе известно?
– Хорошо, хорошо. – Грейс встала и направилась вон. «Какой ублюдок…» – думала она.
– Моя секретарша должна была бы сопровождать тебя и проследить, но нынче я отпустил ее пораньше. В следующий раз все будет по правилам, а сегодня так уж и быть – сделаю тебе послабление…
– Благодарю. – Грейс посмотрела на него с плохо скрываемой яростью. Но ему удалось схватить ее за горло – подобно тому, как все поступали с ней долгие годы: ее родители, Фрэнк Уилле, полицейские в Ватсеке, охранники в Дуайте, даже сука Бренда с товарками, пока Луана и Салли не вызволили и не защитили ее. Но здесь спасителя ждать неоткуда. Она должна сама постоять за себя – и выстоять в неравном к поединке с паразитами вроде этого вот Маркеса…
Она возвратилась через пять минут с полным стаканчиком и осторожно поставила его на письменный стол. …Ах, как ей хотелось, чтобы этот выродок опрокинул его на свои дрянные бумаги!
– Придешь через неделю. – Глаза его похотливо шарили по фигурке Грейс. – Дашь знать, если переедешь или найдешь работу. Не покидать пределов штата. Не предпринимать ничего, не поставив меня в известность.
– Прекрасно. Спасибо.
Грейс встала и пошла к выходу, а Маркес пожирал глазами всю ее, узкобедрую и длинноногую… А минуту спустя уже выливал ее мочу в раковину. Он и не собирался делать никаких анализов, просто хотел унизить ее и дать ей понять, что может заставить ее выполнить любое свое желание.
Сидя в автобусе, везущем ее назад, в гостиницу, Грейс чувствовала, что она вся в испарине. Луис Маркес был живым воплощением всего того, с чем она боролась всю жизнь, но теперь Грейс не намеревалась сдаваться. Он не отошлет ее назад, в тюрьму. Нет, скорее она умрет…
Тем же вечером она внимательно просмотрела все объявления, ища адреса агентств фотомоделей. Ей пришлось по душе утреннее предложение попытать счастья там, но не в качестве фотомодели. Она предпочла бы стать секретаршей, служить в офисе… У нее получился довольно внушительный список адресов и телефонов, и она жалела, что не знает, где самое приличное место. Но узнать этого не представлялось возможным – надо было просто попытать счастья.
На следующее утро она поднялась в семь утра. Она все еще была в ночной сорочке и чистила зубы, когда услышала стук в дверь. Кто бы это мог быть? Скорее всего какая-нибудь проститутка или сутенер ошиблись дверью. Грейс накинула на плечи полотенце и открыла дверь – она все еще держала в руках зубную щетку, а ее темные, с медным отливом, волосы струились по спине.
Это был Луис Маркес. В первую секунду она просто не узнала его, потом вспомнила.
– Пришел поглядеть, где ты живешь. Это ведь входит в мои обязанности.
– Как мило. Вижу, вы в делах с утра пораньше, – злобно ответила Грейс. Куда он клонит? Что он себе воображает?
Словно, опять явился отец мучить ее – одна мысль об этом заставила Грейс задрожать.
– Что тут такого? Я просто зашел, – вкрадчиво сказал Ларкес. – Просто хотел убедиться, что ты действительно здесь живешь.
– Да, я живу здесь, – холодно отвечала Грейс, и не думая закрывать двери. – А все остальное зависит от того, зачем именно вы пожаловали. – Она смотрела на него не мигая.
– Ты это о чем?
– Вы прекрасно знаете, о чем я. Зачем вы пришли? Увидеть, где я живу? Прекрасно. Вы увидели. Что дальше? Я не собираюсь накрывать на стол.
– Не груби, ты, маленькая сучка! Я ведь могу сделать с тобой, что захочу! И не забывай об этом!
И оттого, как он это произнес, внутри у Грейс все сжалось и похолодело. Она сделала шаг к нему… Лица их оказались вровень, и глаза Грейс полыхнули огнем:
– Однажды мне уже сказали такое – и попытались это продемонстрировать. Этот человек мертв. Я пристрелила его. И не забывайте об этом, вы, мистер Маркес! Теперь мы поняли друг друга?.
Маркес кипел от злости, но прекрасно понимал, что перегнул палку. Он пришел лишь затем, чтобы убедиться, на что он может рассчитывать и удалось ли ему запугать девчонку. Но Луана прекрасно ее вышколила.
– Ну-ка, не зарывайся! Думай, что говоришь и кому говоришь! – злобно бросил он, топчась в дверях. – Я не намереваюсь выслушивать наглости от какой-то соплюшки, которая пришила папочку! Думаешь, ты крутая? Так вот, узнаешь, на чьей стороне сила, когда угодишь в Дуайт еще годика на два! И не думай, что я шучу!
– Но вам придется отыскать для этого серьезный повод, Маркес, – я и шага отсюда не сделаю лишь оттого, что вы изволили явиться ко мне в гостиницу в семь часов утра!
Она прекрасно понимала, зачем он пришел. И она тотчас же раскусила, что он просто-напросто блефует. Положительно, эта девчонка его изумляла! Он рассчитывал, что с ней будет куда проще, и был отчаянно раздосадован. Но попробовать все же стоило, и если он заметит в ней хоть малейшую слабину, то раздавит, словно таракашку!
– Чем еще могу быть вам полезна? Хотите, пописаю в стаканчик? Буду счастлива.
Она не сводила с него глаз – и, ни слова не говоря. Маркес повернулся и поспешил вниз по лестнице. Игра еще не закончена. Она в его власти на целых два года – у него будет вдоволь времени ее помучить.
Спустя некоторое время после его ухода Грейс надела черный пиджачок с розовым воротником и очень тщательно -, причесалась. Надо было выглядеть так, чтобы не стыдно было переступить порог агентства фотомоделей. Грейс хотела выглядеть холодной, уверенной в себе и одетой со вкусом, но не так, чтобы конкурировать с фотомоделями.
В первых двух агентствах ей ответили, что вакансий нет и, похоже, просто не заметили ее. Третью попытку она еде лала в агентстве «Свенсон» на Лейк-Шор-драйв. Она вошла в роскошную приемную, где по стенам были развешаны огромные цветные фотографии красавиц. Похоже, тут поработал классный дизайнер, и Грейс очень нервничала, когда е. пригласили в кабинет для встречи с самой Шерил Свенсон Эта женщина предпочитала лично встречаться со всеми девушками, ищущими работу, – такова была и политика ее мужа Боба. Агентство «Свенсон» – о, это была фирма! И модели были лучшими в городе – с ними сотрудничали манекенщицы, и собственно фотомодели… Все здесь свидетельствовало об успехе и изысканнейшем стиле. Оглядывав офис в ожидании Шерил, Грейс радовалась, что ей пришло голову надеть свой лучший пиджачок от Щанель.
Через минуту в офис стремительно вошла высокая темноволосая женщина. Волосы ее были забраны в аккуратный пучок на затылке, а на носу красовались огромные очки. На не; было поблескивающее черное платье. Красавицей она не была но выглядела на редкость экстравагантно и выразительно.
– Мисс Адамс? – Она улыбнулась Грейс, оценивая девушку. Явно очень молода и испугана, но выглядит умницей, к тому же очень хороша собой. – Я Шерил Свенсон.
– Здравствуйте. Спасибо, что нашли время… – Грейс протянула руку. Потом вновь села, чувствуя стеснение в груди и молясь, чтобы не начался приступ. Бесконечные хождения по агентствам так изматывали ее – все эти бесплодные переговоры, просьбы принять ее на работу… Это длилось уже целую неделю, и все еще не было ни проблеска надежды. Грейс знала, что если за эту неделю не отыщет работу, у нее с Маркесом будут крупные неприятности.
– Я слышала, ты интересуешься работой секретарши. – Шерил пробежала глазами записку, оставленную ей секретарем. – Это ответственный пост. Любой приходящий в первую очередь видит твое лицо, слышит твой голос. Это их первое знакомство с агентством «Свенсон». И очень важно, чтобы ты была воплощением нашего стиля. Ты уже ознакомилась с профилем агентства?
Шерил сняла очки и еще внимательнее принялась изучать Грейс. Безупречная кожа, потрясающие глаза, роскошные волосы. Все это заставило ее усомниться в искренности Грейс – полно, уж не предлог ли все это? Может, девочка спит и видит себя фотомоделью?
– Вы хотите быть фотомоделью, мисс Адамс? – спросила Шерил строгим официальным тоном. Вероятно, дело именно в этом…
Но Грейс отчаянно замотала головой – ей меньше всего хотелось, чтобы парни лапали ее лишь потому, что она фотомодель, и чтобы фотографы толпились вокруг, снимая ее в купальнике… или даже без него. Нет, спасибо.
– Нет, не хочу. Вовсе нет! Я хочу работать в вашем офисе.
– Но может быть, ты достойна большего. – Шерил еще раз взглянула на записку. – Грейс… может быть, ты подумаешь о карьере фотомодели? Ну-ка, встань.
Грейс неохотно поднялась, а Шерил с удовольствием рассматривала ее: рост у девочки был в самый раз… Но похоже, она вот-вот расплачется или с криком кинется вон из офиса…
– Я не хочу быть моделью, миссис Свенсон! Лучше я буду отвечать на телефонные звонки… или печатать на машинке, или бегать по поручениям – все, что угодно, только не сниматься!
– Но почему? Все девушки мечтают стоять на подиуме! Обычные девушки – да, но не Грейс. Она хотела жить обыденной жизнью, получить обыкновенную работу. Ей не хотелось начинать новую жизнь в погоне за радугой. – Совсем не этого я хочу. Я хочу чего-нибудь более… более… – Она мучительно искала подходящее слово. – Солидного.
– Ну ладно. – В голосе Шерил слышалось сожаление. – У нас есть именно то, чего ты хочешь, но мне все же жаль… Кстати, сколько тебе лет?
Грейс собиралась было солгать, но раздумала.
– Мне двадцать. У меня диплом с отличием, и еще я умею печатать… правда, не очень быстро. И… я буду стараться, буду хорошо работать, клянусь!
Грейс просто умоляла принять ее, и Шерил не удержалась от улыбки. Да, потрясающая девушка. Право, жаль, что такая красотка будет просто отвечать на звонки, сидя за конторкой. Но с другой стороны, она будет недурной рекламой для агентства «Свенсон». Так сказать, лицо фирмы. Она выглядит не хуже любой из фотомоделей.
– Когда можешь приступить к работе? – Шерил улыбнулась ей материнской улыбкой. Девочка ей положительно нравилась.
– Сегодня. Сейчас. Когда вы хотите. Я лишь недавно в Чикаго.
– Откуда ты родом? – с интересом спросила Шерил. Но Грейс не хотелось отвечать, что она из Ватсеки. Л вдруг Шерил слышала что-нибудь об убийстве ее отца? И меньше всего ей хотелось, чтобы Шерил узнала о том, что она только что из Дуайта.
– Я из Тейлорвилля, – солгала Грейс. Так назывался небольшой городок милях в двухстах от Чикаго.
– Твои родители живут там?
– Мои родители умерли… оба… когда я заканчивали школу. – Это было довольно близко к истине, но тем не менее достаточно туманно, чтобы не вызвать пристального интереса.
– А у тебя есть родственники? – обеспокоенно спросила Шерил Свенсон.
Но Грейс лишь покачала головой:
– Никого.
– Вообще-то обычно я требую рекомендации, но ведь тебя вовсе нет опыта и рекомендовать тебя решительно некому, верно? Так что пока мне довольно благоприятного отзыва от администрации колледжа и первого моего впечатления. Добро пожаловать в нашу семью, Грейс. – Шерил встала и дружески потрепала Грейс по плечу. – Надеюсь, тебе будет здесь хорошо и ты останешься довольна новой работой, по крайней мере пока не решишься стать моделью, – рассмеялась она. – Пока же будешь работать секретаршей в приемной. Сто долларов в неделю. – Грейс о большем и не мечтала.
Шерил сама вывела девушку в холл и представила служащим. Тут было шестеро агентов, три секретарши, два делопроизводителя и еще несколько человек – Грейс не поняла даже, кто они такие. А потом Шерил отвела ее в роскошный офис, весь отделанный серой кожей и замшей, и представила своему мужу. И он, и она выглядели лет на сорок – сорок пять. Шерил уже объяснила Грейс, что они женаты около двадцати лет, но детьми так и не обзавелись. «Модели – вот наши дочки, – пошутила она, – наши милые детки».
Боб Свенсон сердечно улыбнулся девушке. Эта улыбка заставила Грейс и впрямь ощутить себя частью большой семьи, потом поднялся и сам пошел навстречу девушке, чтобы пожать ей руку. Роста он был высокого – около метра девяносто, а темные волосы в сочетании с голубыми глазами и голливудской улыбкой делали его похожим на кинозвезду. Еще в детстве он и впрямь снимался в Голливуде, потом стал фотомоделью, в одном из агентств Нью-Йорка познакомился с Шерил, а позднее они переехали в Чикаго и открыли собственное дело.
– Ты сказала, это секретарша? – спросил Боб у жены. – А ты не ошиблась,, это не новая модель? – Он лучезарно улыбнулся Грейс, и она почувствовала себя как дома. Наконец-то… Эти двое и впрямь такие милые…
– Нет, я не ошиблась. – Шерил с улыбкой посмотрела на мужа, и сразу стало ясно, что они обожают друг друга. – Она упрямица, Боб. Говорит, что хочет работать только в офисе.
– Откуда ты взялась, умница моя? – расхохотался Боб, глядя на Грейс. Да, это на редкость эффектная девушка,– жена права, она могла бы сделать головокружительную карьеру фотомодели. – Нам понадобились долгие годы, чтобы понять, насколько спокойнее в конторе!
– Просто я знаю наверняка, что у меня бы ничего не вышло… Мне лучше будет за кадром. Предпочитаю обеспечивать тылы.
…Так, как когда-то вела хозяйство дома, как выполнял,, свои обязанности кастелянши в Дуайте. У нее был настоящий талант организатора и к тому же потрясающая работе способность: она никогда не успокаивалась, пока дело не было сделано.
– Ну что ж, добро пожаловать, Грейс. А теперь за работу.
Проводив женщин, Боб снова сел в кресло и еще несколько минут смотрел им вслед. Что-то особенное было в этой девушке, что-то необыкновенное, хотя он еще не понимал, что именно. Но Боб всегда гордился своим шестым чувством.
Шерил попросила двух секретарш взять новенькую по. теплое крылышко – объяснить, как работают внешний внутренний телефоны и прочая офисная техника. И к полу дню Грейс казалось, что она проработала тут уже целую вечность. Прежняя секретарша уволилась неделю назад, и ее обязанности автоматически распределились между остальными, что причиняло им немало хлопот. И теперь все чувство вали облегчение оттого, что есть кому отвечать на звонки назначать время визитов для посетителей и регистрировать приходящих. Это было непросто и требовало сноровки, ж уже к концу первой недели Грейс поняла, что все это ей по-настоящему нравится. Это была ее работа.
Когда Грейс отчиталась в конце недели перед Луисом Маркесом, тому ничего не оставалось делать. Ровным счетом не на что было жаловаться. У Грейс были прекрасная работ; и достойное жалованье. Она вела вполне респектабельную жизнь, к тому же собиралась переехать из грязной гостиницы сразу, как только выпадет случай. Ей очень хотелось бы жить поближе к месту работы, но квартиры в районе Лейк-Шор-драйв стоили безумных денег.
Она как раз изучала газетные объявления, когда к ней подошли четыре девушки-фотомодели, озабоченные той же проблемой, что и Грейс. Она не уставала поражаться всякий раз, насколько, они красивы и ухожены. Дивные прически, безупречный маникюр, а макияж выглядел так, словно был наложен профессиональным визажистом. Да и одежда девушек возбуждала в Грейс нечто отдаленно напоминающее зависть… Но вот делать то, что приходится делать этим красавицам, Грейс вовсе не желала. Ей не хотелось торговать своей внешностью или сексапильностью и вообще привлекать к себе такого рода внимание. Эмоционально Грейс была к этому не готова. Она не выдержала бы и прекрасно это осознавала. После стольких лет испытаний, когда жизнь ее порой зависела именно от умения не привлекать к себе внимания, это было бы чересчур. Даже в двадцать лет уже поздно было что-то менять. Грейс предпочитала никогда не быть в центре внимания. Но девушкам нередко удавалось втянуть ее в разговор. На этот раз они оживленно обсуждали перспективу переселиться в прелестный домик неподалеку от конторы. Грейс такая возможность казалась недостижимо прекрасной, но это стоило бы тысячу долларов в месяц. В домике было пять спален, а девушкам нужны были всего четыре, а то и меньше – одна из них уже давно подумывала о замужестве…
– Нам нужен еще один человек, – сказала девушка по имени Дивайна, экзотическая красотка родом из Бразилии. – А ты не интересуешься? – спросила она Грейс без обиняков, но та и представить себе не могла, что станет жить с ними. Да и сумма казалась Грейс просто фантастической.
– Да, я подыскиваю квартиру, – честно сказала она. – Но не думаю, что смогу платить столько.
– Но если разделить на пятерых, то выйдет всего по двести баксов! – как бы между прочим прикинула двадцатидвухлетняя немка Бригитта. – Ты ведь можешь себе это позволить, Грэзи? – У нее был прелестный акцент.
– Да, если перестану есть, – улыбнулась Грейс. Двести долларов – это ведь половина ее месячного жалованья, а второй половины с трудом хватило бы на питание, развлечения или другие насущные надобности. А снимать деньги со своего счета в банке Грейс очень не хотелось, хотя она и знала, что в любой момент может это сделать. Впрочем, возможно, что жизнь в приличном районе, в доброй компании стоит таких денег.
– Дайте мне время подумать.
Одна из двух девушек-американок расхохоталась и посмотрела на часы:
– Класс! Думай ровно до четырех часов. Мы должны сообщить хозяевам о своем решении не позднее половины пятого. Хочешь пойти с нами?
– С радостью, если к тому времени закончу дела. И потом, мне надо спросить у Шерил…
Когда Шерил услышала о намерении Грейс, она пришла. в восторг. Ведь когда она узнала, в каком гадком месте приходится жить Грейс, она пришла в дикий ужас. Шерил даже пригласила девушку пожить у них с Бобом, в их квартире на Лейк-Шор-драйв, пока она не подыщет себе подходящего жилья, но Грейс не приняла приглашения.
– Слава Богу, детка! – воскликнула Шерил и чуть ли не вытолкала Грейс за двери вместе с остальными. Девушки все как одна были приличными и порядочными, к тому же Шерил думала, что если Грейс какое-то время поживет с ними, то, может быть, станет фотомоделью. Шерил все еще не отказалась от этой идеи, хотя и поняла уже, что Грейс с ее организаторским талантом была даром Божьим для всего агентства.
Домик оказался и вправду прелестным. В нем было пять довольно просторных спален, три ванных комнаты, большая кухня, внутренний дворик и чудная гостиная с видом на озеро. Это было пределом мечтаний для всех пятерых девушек и тем же вечером они подписали договор. А Грейс долго еще стояла и поверить не могла, что теперь это ее дом. Дом был частично меблирован – тут были диван, несколько стульев кухонный гарнитур, а девушки в один голос утверждали, что у них вполне достаточно мебели на прежних квартирах. Грейс предстояло лишь купить себе кровать и еще кое-что из мебели для спальни. Это было невероятно. У нее есть теперь работа, дом, друзья. А она стоит и наслаждается видом на озеро и глаза ее полны счастливых слез… Но Грейс отвернулась, чтобы никто ничего не заметил, и сделала вид, что любуется внутренним двориком в стиле испанского патио.
Марджори, одна из новых ее подруг, исподтишка наблюдала за девушкой. Она заприметила странное выражение лиц;; Грейс, и это ее взволновало. Марджори была «мамой-курочкой» для своих «цыпляток», и подруги частенько дразнили ее за чрезмерную о них заботу. Ей был всего двадцать один год. но она выглядела старше всех своих «детишек».
– Ты в порядке? – встревоженно спросила она Грейс.
Та обернулась, увидела выражение искренней заботы на липе Марджори и улыбнулась сквозь слезы, которые теперь уже невозможно было скрыть.
– Я просто… это все как сон… я всю жизнь именно об этом и мечтала. Это даже чуть больше…
Как жаль, что она не может показать всего этого великолепия Молли! Та глазам бы своим не поверила. Бедное, забитое и несчастное создание обернулось прекрасным лебедем. Теперь у нее новая жизнь в новом мире – да, мечта становится явью! Дэвид и Молли оказались правы. Если быть сильной, то тени прошлого отступят навсегда. И вот наконец это случилось!
Она отослала открытку Салли и Луане всего пару дней назад. Грейс писала, что у нее все хорошо, что в Чикаго просто чудесно. Но этих двоих девушка хорошо знала – они никогда не ответят ей. Но все же она хотела дать им знать, что у нее все в порядке, что она в безопасности. И что она не забыла о них…
– Ты только что выглядела такой расстроенной, – не унималась Марджори, но Грейс уже улыбалась.
– Просто я счастлива. Мне кажется, исполняется моя самая заветная мечта.
…Марджори никогда не узнает, насколько она искренна сейчас. Она никогда никому из них не позволит узнать, что убила отца и отсидела за это два года. Она навсегда оставит его в прошлом.
– Это и для меня исполнение мечты, – призналась Марджори. – Родители были настолько бедны, что единственные приличные туфли у нас с двумя сестрами были одни на троих. Правда, у них ноги были на два размера меньше, чем у меня, – вот мать и покупала туфли по их мерке… Я никогда прежде не жила в таком доме. А вот теперь могу это себе позволить благодаря Свенсонам.
Благодаря своей внешности, подумала Грейс, да и сама Марджори это знала. Она собиралась вскоре переехать работать в Нью-Йорк – сразу же по истечении контракта. А потом, возможно, даже махнуть в Париж…
– Правда, это здорово?
– Да это просто великолепно!
Они какое-то время болтали, а потом Грейс поехала в гостиницу и стала спешно собирать вещи. Пусть даже ей придется спать на полу, пока не прибудет заказанная кровать, – она ни единой ночи не проведет больше здесь, в этой дешевой протухшей гостинице, давя тараканов и морщась oт отвратительных звуков, доносящихся из уборных.
Грейс переехала в новый дом на следующий же день. утра, и оттуда уже, бросив чемодан, отправилась на работу, а во время ленча она пошла присмотреть кровать и еще кое-что в магазин Джона М. Смита на Мичиган-авеню. Она купила даже две небольшие картины. Все это пообещали доставить в субботу, и Грейс преисполнилась решимости до того времени спать на коврике в пустой спальне.
Она еще никогда не была такой счастливой, да и на работе все шло великолепно. Но в пятницу, когда она пришла с визитом к Маркесу, начались неприятности – и офицер откровенно этим упивался.
– Ты переехала! – заявил он обвиняющим тоном, тыча в нее пальцем, как только она вошла. Он так ждал ее! Недавно он проходил мимо гостиницы, зашел справиться о ней, и ему ответили, что она рассчиталась и выбыла в неизвестном направлении еще во вторник.
– Да. Ну и что? В чем проблема?
– Ты не оповестила меня.
– Правило гласит, что я обязана оповестить вас в течение пяти дней после переезда. Я выехала из гостиницы три дня назад, и вот я официально оповещаю вас об этом. Что еще, мистер Маркес?
Он ждал малейшего ее промаха словно манны небесной Грейс понимала это. Но сейчас он ничего не мог ей возразить – она была права.
– Адрес? – рявкнул он, приготовившись записывать.
Глядя на Маркеса, Грейс поняла, что это означает.
– Это значит, что вы будете время от времени меня навещать? – обеспокоенно спросила она. Ее волнение понравилось офицеру. Ему приятно было досадить ей, застать врасплох, даже напугать, если получится. Она пробуждала в нем самые темные, самые низменные сексуальные инстинкты…
– Вероятно. Я ведь имею на это право, ты знаешь. Разве тебе есть что скрывать?
–.Да. Вас. – Она смотрела прямо ему в глаза, и Маркес покраснел до корней редеющих волос.
– Это еще что значит? – Ручка со стуком выпала из его пальцев. Он раздраженно уставился на девушку.
– Это значит, что я живу вместе с четырьмя девушками, которым вовсе не следует знать о том, где я провела последние два года. Вот и все.
– Они не знают, что ты отсидела за убийство? – Маркес словно расцвел. Теперь у него есть крупнейший козырь. Он станет угрожать, что раскроет правду ее соседкам.
– Именно это я имею в виду. Но в ваших устах это звучит сладчайшей музыкой.
– Да это же изумительно! Уверен, они счастливы будут узнать твою историю. Кстати, что это значит – четыре соседки? Девочки по вызову, что ли?
– Размечтались! – Грейс не боялась его. Правда, он ее отчаянно раздражал и становился все более ей противен. – Они фотомодели.
– Так они все говорят.
– Они зарегистрированы в том самом агентстве, где я служу.
– Н-да, плохо дело… И тем не менее мне необходим твой новый адрес… но, разумеется, если ты предпочтешь отправиться за решетку…
– О, ради Бога, Маркес! – Грейс продиктовала ему адрес, и темная бровка-червячок поползла вверх.
– Лейк-Шор-драйв? А как ты собираешься рассчитываться за эту роскошь?
– Мы разделили квартплату на пятерых, и вышло по двести долларов. – Грейс не собиралась сообщать Маркесу о деньгах, полученных по договоренности с Фрэнком Уиллисом. Луис Маркес не имел никакого права знать об этом. К тому же нынешний ее заработок позволял оплачивать новое жилье, конечно, ей придется экономить.
– Непременно погляжу, где ты устроилась, – ухмыльнулся Маркес, и Грейс передернуло.
– Не сомневаюсь. Хотите назначить время и дату? – с надеждой в голосе спросила она.
Но он не намеревался быть настолько снисходительным
– Зайду, когда случится проходить мимо.
– Прекрасно. Тогда сделайте одолжение, – Грейс с грустью взглянула на него, – не говорите им, кто вы такой.
– А что я должен сказать?
– Мне все равно. Скажите, что продаете мне машин. Что угодно. Но ради Бога, не говорите, что я…
– Придется быть паинькой, Грейс. – Он взглянул на нее со значением, и тайный смысл его слов не ускользнул от Грейс. – Иначе я вынужден буду открыть им правду.
Грейс смотрела на Маркеса – и вдруг, неведомо отчего, этот маленький безобразный человечек показался ей похожим на Бренду. Ноги ее снова были связаны. Но на этот раз Луана не явится, чтобы спасти ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Злой умысел - Стил Даниэла



klasni roman
Злой умысел - Стил Даниэлаlika
19.02.2013, 22.07





ужас....отец насиловал дочь...
Злой умысел - Стил ДаниэлаMasha
19.02.2013, 22.14





Очень грустная,но жизнеутверждающая история.В жизни всегда рядом плохое и хорошее.Главное,что тут победила любовь,а не подлость и жестокость.
Злой умысел - Стил ДаниэлаТатьяна
13.11.2014, 21.35





Очень жизненно 10 б
Злой умысел - Стил Даниэлазлой критик
26.10.2015, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100